Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ТРЕНЕРЫ

Михаил КОЗЛОВ

Михаил Козлов

Козлов, Михаил Степанович. Заслуженный мастер спорта СССР (1944).

Родился 9 января (21 января по новому стилю) 1895 г. в г. Твери. Умер 28 июля 1964 г. в г. Москве.

Как игрок выступал за КВКИЛСИ Тверь (1911–1915), СКЛ Москва (1948–1921).

Первый тренер сборной СССР (1924–1935).

Тренер московского «Спартака» — осеннего чемпиона СССР 1936 года. Завоевав со «Спартаком» союзное золото, Козлов посчитал миссию тренера-практика исчерпанной. Но еще долгие годы он занимался теорией любимой игры на кафедре футбола ГЦОЛИФКа.

*  *  *

ОН ПОЛОЖИЛ ПЕРВЫЙ КИРПИЧ

Он родился в 1895 году и в дальнейшем в разговорах с товарищами и учениками неизменно называл себя ровесником русского футбола. Да, его детство совпало с детством этой игры, быстро завоевавшей у нас в стране любовь самых широких масс. В 1910 году пятнадцатилетний гимназист Миша Козлов был введен в состав сборной команды Твери, принимавшей гостей из Торжка. Состязание пришли посмотреть более тысячи земляков - цифра по тем временам для уездного города колоссальная. Матч закончился со счетом 1:0 в пользу хозяев, и автором этого единственного, победного, гола оказался именно он, самый юный футболист.

Когда окончился матч, восторженные горожане подхватили Мишу Козлова и на руках понесли к тому месту за трибунами, где расположились футболисты (о раздевалках тогда здесь и не мечтали). Повсюду только и говорили что о талантливом юноше, показавшем не по годам зрелую, мужественную игру.

- На такого посмотришь и впрямь этот футбол полюбишь... - то и дело слышалось в растекавшейся со стадиона толпе.

Счастливый, ошеломленный почестями, оказанными ему земляками, прибежал Миша домой. Но здесь его ожидало горькое разочарование. В гости к Козловым примчался директор гимназии, где учился Михаил. Глава лучшего в Твери учебного заведения был взбешен. Он высказывался весьма откровенно:

- Это позор, что мой учащийся выступает в таких сомнительных публичных состязаниях! Это же унизительно, поймите! Спорт для себя - пожалуйста! Но представлять себя на людях - это занятие для черни, мой дорогой. Тебе понятно?

- Мне очень нравится футбол. И я его никогда не смогу оставить, - ответил юноша, удивив своей дерзостью и директора, и родителей.

- Не слушайте его. Это мальчишеское легкомыслие, - как бы извиняясь за сына, произнесла мама.

Под руководством своего первого тренера М.С. Козлова сборная СССР одержала первые победы на стадионах Турции. На фотографии момент матча в Стамбуле в 1935 г.

Под руководством своего первого тренера М. С. Козлова сборная СССР одержала первые победы на стадионах Турции. На фотографии момент матча в Стамбуле в 1935 году.

Но жизнь показала, что Миша говорил истинную правду. Увлечение его футболом и хоккеем с мячом (тогда в иной у нас и не играли) не только не проходило, но, наоборот, крепло год от года. В 1914 году он уже капитан и основной игрок сборных футбольной и хоккейной команд Твери. Местная газета пишет о его необычайной спортивной одаренности и большом энтузиазме. В самом деле, в свои 19 лет Михаил Козлов стал одним из руководителей местных хоккейной и футбольной ассоциаций. Его усилия были направлены к тому, чтобы росло в родном городе число клубов и команд, расширялись границы соревнований. И ему в немалой степени удалось решить эту трудную задачу. В 1916, военном, году в первенстве Твери по русскому хоккею участвовало в общей сложности (в первой и второй лигах) 32 команды! И, как сказано в номере местной газеты от 23 марта 1916 года, "...опять самое хорошее впечатление оставил Михаил Козлов, бесспорно самый лучший игрок нашего города. Пользуясь случаем, сообщаем, что по окончании сезона г-н Козлов призван на военную службу и будет, вероятно, вскоре отправлен в Действующую армию..."

На переднем крае русско-германского фронта встретил рядовой 256-го пехотного полка 129-й пехотной бригады резерва Главного Командования Михаил Козлов известие о свершившейся в Петрограде Октябрьской революции, о штурме Зимнего, о Советской власти, провозглашенной вождем пролетариата Владимиром Ильичом Лениным.

"Для меня ни на одну минуту, никогда не существовало вопроса, куда идти, с кем быть. В дни Октября я стал членом революционного полкового комитета, и с того самого момента Советская власть стала неотделимой частью меня самого, - писал в своей автобиографии, датированной 1925 годом, Михаил Степанович. - Знал, что этой власти не безразличен будет вопрос физического воспитания трудящихся. Знал: подлинно народная, она на деле будет заботиться о том, чтобы массовым, народным стал у нас на Руси спорт. Таким образом, наши мечты и задачи полностью совпадали".

В марте 1918 года Михаил Козлов, произведенный в командиры только что рожденной Красной Армии, попал в Петроград. В голодном, настороженном, находящемся на переднем крае явной и тайной войны с врагами революции городе он искал человека, о котором так много слышал еще в Твери, о свидании с которым раньше даже не мог бы себе позволить мечтать.

Георгий Александрович Дюперон встретил его в своей огромной, нетопленой квартире.

- Чем могу быть полезен, милостивый государь? - спросил он с холодной усмешкой, и голос его, как показалось Михаилу, выдавал не только удивление и раздражение, но и скрытый страх. Впрочем, в этом не было ничего удивительного: страх тогда владел многими, кто был хоть как-то удобно пристроен в том старом, разрушенном мире.

- Я был бы вам несказанно благодарен, если вы согласитесь поговорить со мной о футболе.

- О чем?! - Хозяин квартиры даже отшатнулся - такой чудовищной и нелепой показалась ему просьба нежданного гостя. - Да полно, батенька! Уместно ли в данных обстоятельствах и в данное время даже вспоминать об этой игре?!

Дюперону тогда уже было сорок лет, а Михаилу всего двадцать три, но, слушая обращенные к нему вопросы, наблюдая растерянность стоящего перед ним человека, Михаил почувствовал себя вправе не только говорить со своим кумиром на равных, но даже объяснить ему что-то очень важное и существенное. То, чего этот человек, видимо, еще не понимал.

- Да, я думаю, что именно сегодня, сейчас следует думать и говорить о судьбе русского футбола. Революция не простит нам ни одной минуты промедления...

- Вы думаете? - произнес Дюперон, и лицо его сразу просветлело. - Ну что ж, проходите, пожалуйста, проходите...

Георгий Александрович Дюперон - теперь, пожалуй, самое время представить его читателю - один из первых, самых преданных и талантливых организаторов русского футбола. Еще в начале века его энергией, его настойчивостью и волей были созданы первые команды и первые футбольные клубы в Петербурге. Это он вошел в историю отечественного спорта как первый футбольный судья России. Энциклопедически образованный, глубоко осознавший еще во тьме самодержавия огромное оздоровительное, воспитательное значение спорта, он выступил как его страстный и умелый популяризатор. Лично впервые перевел с английского на русский правила игры в футбол. Еще в 1903 году начал преподавательскую деятельность в области физического воспитания на курсах, организованных П.Ф. Лесгафтом. Был инициатором создания Футбольного союза России и проведения первых матчей между двумя столицами.

Вот к такому человеку приехал красный командир Михаил Козлов. Они быстро нашли общий язык. Слушая рассказы фронтовика о том, что в совсем молодой Красной Армии уделяется большое внимание физической подготовке, ведется тщательная перепись людей, способных выступить в качестве инструкторов спорта, Дюперон буквально расцветал, его лицо, еще недавно казавшееся безучастным, даже надменным, теперь было залито румянцем, в глазах светилось счастье.

- Вы вернули мне жизнь, - признался он гостю. - Искреннее вам спасибо!

Они просидели долго. Георгий Александрович показал молодому человеку свою библиотеку спортивной литературы, равной которой не было тогда ни у кого в стране, свои многочисленные альбомы, фотографии, привезенные из Стокгольма, переводы статей из иностранных журналов.

- Мы должны много знать, чтобы передать свои знания молодежи. У такой игры, как футбол, я уверен, великое будущее. И Россия должна в этом будущем занять достойное место.

Расстались они друзьями. На прощание Дюперон подарил Михаилу несколько книжечек с правилами, несколько интересных фотографий, а главное - машинописный экземпляр своей будущей книги о тактике и технике современного футбола.

- Хочу надеяться, - сказал он, - что вы найдете этой работе практическое применение.

Пожелание одного из основоположников русского футбола сбылось. Когда через несколько месяцев в Москве по инициативе начальника Всевобуча Николая Ильича Подвойского была организована Главная военная школа физического образования трудящихся, Михаил Степанович стал одним из ее преподавателей, знакомивших слушателей с теорией и практикой спортивных игр. Созданные Козловым при школе хоккейная и футбольные команды успешно выступали в товарищеских состязаниях и показательных выступлениях.

Он учил и одновременно учился сам в открывшемся по ленинскому декрету Государственном Центральном институте физической культуры. Не ослабевала его дружба с Георгием Александровичем Дюпероном, который к этому времени был назначен заместителем начальника Петроградского отделения Всевобуча, а также занимался педагогической деятельностью в институте физической культуры, который сегодня носит имя П.Ф. Лесгафта. Коллеги часто переписывались, делились опытом, давали друг другу советы. Это, безусловно, вело к взаимному обогащению, служило прогрессу одинаково дорогого им дела.

Футбол в стране Октября набирал в ту пору силы, становился игрой любимой, массовой, широко распространенной в городе и деревне. Росло мастерство лучших команд. 22 сентября 1923 года в Москве состоялась первая в истории международная встреча советских футболистов. В тот день команда "ЗКС" ("Замоскворецкий клуб спорта") встретилась со сборной Рабочего спортивного союза Финляндии - ТУЛ. Игра закончилась уверенной победой хозяев со счетом 7:1. На следующий день в небольшой газетной заметке Михаил Козлов писал: "Начало положено. Пусть соперник был не так уж силен, пусть он не пользуется широкой славой, но все же одержанная победа не может не радовать. Она убеждает нас в наших значительных собственных возможностях, которые должны быть и, уверен, будут раскрыты".

Годом позже только что созданная сборная РСФСР совершила большое турне по Скандинавским странам и Германии. Ее соперниками на этот раз были не только команды рабочих союзов, но и профессиональные. Результат поездки оказался блестящим: в активе сборной РСФСР были победы над национальными сборными Швеции (2:1), Германии (4:1), Норвегии (3:2) и много других не менее почетных побед.

По возвращении на Родину команду приняли в Центральном Комитете РКСМ. На встречу были приглашены многие видные активисты физкультурного движения. Среди них был и Козлов.

- Хорошо помню, - рассказал мне недавно комсорг той подлинно "чудо-команды" Петр Тимофеевич Артемьев, - замечательное выступление Михаила Степановича на этом представительном форуме. Он говорил, что братские республики решением съезда Советов соединены в единое социалистическое государство и пора создать сборную команду Союза Советских Социалистических Республик.

- Предложение очень правильное. Думаю, что оно будет принято и реализовано в самое ближайшее время,- сказал присутствовавший на встрече председатель ВСФК Н.А. Семашко.

А в середине октября следующего, 1924 года именно он пригласил к себе Козлова и спросил, загадочно улыбаясь:

- Вы помните о своем предложении, сделанном в комсомольском штабе страны?

- Разумеется.

- Так вот. К нам едет национальная команда Турции. Для встречи с ней создается сборная СССР. А вы назначаетесь ее тренером. Как относитесь к этому решению?

- Дело необычное. Но сейчас многое приходится открывать заново. Так что отказываться не собираюсь.

- Вот и прекрасно! Значит, договорились. Приступайте к делу. Времени у нас почти не осталось.

Первый тренер первой в истории сборной СССР! А если говорить точнее - вообще первый советский футбольный тренер: до него не было такого звания и такой "должности" в наших командах. До всего нужно было доходить самому.

Михаил Степанович начал с подбора состава команды. Задача эта представлялась далеко не легкой. Во-первых, мало проводилось в ту пору междугородных состязаний, а ведь только в них можно по-настоящему проверить, "увидеть" игрока. Во-вторых, много было тогда российских футбольных знаменитостей, одни имена которых как бы говорили: уж без нас, браток, ты никак не обойдешься. Среди них были: Сергей Иванов, Георгий Гостев, Владимир Воног, Павел Батырев, Павел Канунников, Петр Артемьев и многие другие, без которых болельщики просто-напросто не представляли команды своей мечты.

Однако тренер остановил свой выбор на тех, кто наилучшим образом проявил себя в дни недавно тогда отшумевшего Всесоюзного физкультурного праздника, в, программу которого были включены футбольные встречи между сборными командами Москвы, Ленинграда и Харькова. Его внимание привлек Николай Соколов, выдающийся вратарь, выступавший в ту пору за Москву и не имевший себе равных по мастерству и степени надежности. Искусством Соколова не раз восхищались зарубежные обозреватели. Во время знаменитого турне
сборной РСФСР 1923 года писали, что таким стражем ворот могла бы гордиться любая команда мира. С этим мнением нельзя было не согласиться.

Линию защиты составили москвич Михаил Рущинский и ленинградец Петр Ежов. Им было отдано предпочтение, как спортсменам очень высокой игровой и общей культуры (оба имели высшее образование, были капитанами своих команд, умели прекрасно ориентироваться в любой обстановке), безупречной физической подготовки. Оба фланговых игрока обороны обладали высокой скоростью, что в игре против быстрых, вертких турецких нападающих должно было иметь немалое значение.

Много споров, более того, - откровенных возражений, непонимания, протестов специалистов вызвала выбранная тренером линия полузащиты. В центр ее вместо "незаменимого", "неповторимого" Павла Батырева, игрока очень высокого класса, пользовавшегося во всей России необычайной популярностью, впервые был поставлен Федор Селин. На левом крыле средней линии оказался еще один дебютант - харьковчанин Иван Привалов, на правом - ленинградец Петр Филиппов.

- Я остановил свой выбор на этой "троице" отнюдь не случайно, - рассказывал потом Михаил Степанович. - Все названные здесь футболисты составляли как бы одно единое творческое целое: одинаково виртуозно владели мячом, тончайшим образом разбирались в стратегии игры, имели явную склонность к коллективным действиям. Кроме того, я был убежден, что доверие, оказанное этим замечательным мастерам, вызовет у них душевный подъем, откроет путь инициативе, смелости.

Можно сразу сказать, что этот тренерский расчет полностью оправдался. После матча подавляющее большинство обозревателей очень высоко оценили действия наших игроков средней линии, назвав их достойными самой лестной похвалы. Именно после этого выступления взошла звезда Федора Селина, которая долго и ярко светила на футбольном небосклоне России. Значительные коррективы по сравнению с вариантом "РСФСР-23" внес тренер и в линию атаки. Вместе с опытными, прославленными Михаилом Бутусовым и Петром Исаковым он впервые ввел в состав трех новобранцев: левого крайнего Алексея Шапошникова из Орехово-Зуева, правого крайнего ленинградца Петра Григорьева и левого полусреднего харьковчанина Александра Шпаковского. Что же привлекло в этих спортсменах Михаила Степановича?

Алексея Шапошникова он впервые заметил год назад на первенстве Московской области и в товарищеских матчах против столичных команд. Этот игрок понравился ему своей энергией, отчаянной смелостью, высокой скоростью, отточенным дриблингом. "Вот вам прирожденный крайний форвард", - говорил о нем Козлов. Высокий, стройный, он обладал редким по точности пасом, а также тяжелым, опасным для вратарей ударом. На решение тренера повлияла и принадлежность Шапошникова к рабочему классу, его заметное трудолюбие, упорство, сильная воля.

На противоположный край был утвержден Петр Григорьев. Его кандидатура не вызвала особых возражений даже у самых заядлых критиков: популярность этого мастера с берегов Невы была огромной. Небольшого роста, стремительный (Петр Григорьевич в середине 20-х годов успешно выступал на спринтерских дистанциях, имел на "сотке" очень высокий по тем временам результат - 11,3 секунды), он часто использовал индивидуальные фланговые проходы с последующим навесом на ворота. Не менее успешно применял резкое смещение в центр, в зону штрафной площади, где всегда вносил смятение в линии обороны соперников.

Таким образом, мы видим, что на места крайних нападающих сборной страны Михаил Степанович подбирал исполнителей, отличавшихся, прежде всего высокими скоростными качествами. Это полностью соответствовало его творческим принципам. "Наиболее удобное и правильное место для зарождения и развития атаки в современном футболе, несомненно, фланг", - писал он в одной из своих ранних работ.

Именно здесь наиболее удобен скоростной проход середины игрового поля, именно отсюда должны начинаться и получать свое развитие основные комбинационные замыслы, направленные своим острием на ворота соперника". Думается, что этот тезис стоит того, чтобы обратить на него внимание и в наше время.

Заслуживает пристального внимания и выбор Козловым кандидата на место правого полусреднего. Харьковчанин Александр Шпаковский не пользовался до этого особым авторитетом у специалистов и может быть полностью признан "находкой" Козлова. Александр Викентьевич зарекомендовал себя игроком мягкого, вкрадчивого стиля, тонким организатором командных действий. Таким образом, принципиальная схема построения тренером передней линии сборной СССР выглядела так: стремительные, напористые фланговые игроки, мудрые тактики, образцовые "технари" и тонкие мыслители в роли полусредних и лучший бомбардир страны, каким, безусловно, являлся Михаил Бутусов, - в центре.

Игроки только что созданной воображением тренера сборной команды собрались вместе 6 ноября, за какие-нибудь десять дней до предстоящего выступления. Первой "тренировкой" был коллективный просмотр матча между второй сборной Москвы и сборной Турции. Гости выиграли со счетом 3:1. Они были быстры, хорошо выбирали место, интересно комбинировали. Их победа вызвала в столице своеобразную "футбольную лихорадку": все любители игры, - а их и тогда уже было в столице немало - хотели, во что бы то ни стало попасть на выступление сборной СССР. И даже то обстоятельство, что 9 ноября первая команда столицы взяла у турок реванш со счетом 2:0, не охладило страсти. Все с нетерпением ждали главного матча.

До его начала оставалась еще неделя. Козлов назначил на утро 10 ноября тренировку, но с вечера пошел снег и не прекращался всю неделю. Стали поговаривать, что матч отменят. Слухам этим легко было поверить: на футбольных полях выросли метровые сугробы. Но Михаил Степанович ничего слышать не хотел, твердил одно:

- Надо готовиться. Серьезно готовиться...

Козлов заставил футболистов бегать на лыжах, дважды они выезжали на стадион в Самарском переулке, где уже было залито ледяное поле с дорожками, и в охотку поиграли в хоккей с мячом, благо все, за исключением, пожалуй, харьковчан, были мастерами этой игры. Вот так и восстанавливали форму (ведь футбольный сезон в ту пору у нас в стране оканчивался уже в середине октября, а то и раньше).

Накануне назначенного для матча дня погода смилостивилась. Во всех выходящих в столице газетах появились объявления, что встреча национальных сборных СССР и Турции состоится.

Все познается в сравнении. Когда в наши дни на очередном футбольном матче в Лужниках присутствует 15000 болельщиков, мы говорим, что соревнование почти не привлекло зрителей. Тогда же цифра 15000 (столько москвичей и гостей столицы собралось на лучшем в ту пору столичном стадионе, что помещался в конце Большой Калужской, на месте нынешнего Нескучного сада) выглядела фантастической. Городской транспорт не мог справиться с перевозкой такого количества людей, хотя многие отправлялись на стадион за два-три часа.

Сборная СССР собралась перед матчем в одном из номеров гостиницы "Националь", где жили ленинградцы. Все ее игроки видели два предыдущих выступления турецких спортсменов, и Михаилу Степановичу было легко давать установку на игру.

- Гости будут стремиться захватить инициативу, атаковать, навязать нам свои темп и манеру игры. Нужно противопоставить им натиск, атаки с обоих флангов, широким фронтом. Чаще наносить удары по воротам, идти на добитие...

За час до игры приехали на стадион. Когда надели красные футболки (форму, в которой и по сей день выступает наша команда), тренер попросил всех встать и сказал:

- Пройдут годы, но этот матч, на котором сборная страны впервые выступает для защиты спортивного флага СССР на футбольном поле, - не забудется. Его всегда будут вспоминать с особым чувством наши потомки. Пусть же эта память будет доброй!

О том, как сложился матч, рассказывать подробно нет смысла - об этом уже не раз сообщалось в нашей литературе. Сборная СССР выиграла со счетом 3:0. И известный английский педагог, приглашенный на должность старшего тренера национальной сборной Турции, первым подошел к Козлову и протянул руку:

- От души поздравляю вас, коллега. Ваши парни сыграли превосходно.

В 1925 году, едва закончив учебу, Михаил Степанович получает приглашение возглавить кафедру футбола и хоккея ГЦОЛИФКа. В головном институте страны он ведет большую преподавательскую работу, разрабатывает методы организации учебно-тренировочного процесса в ведущих командах страны, читает лекции по теории и практике ведения игры. И по-прежнему приглашается возглавить то сборную СССР, то сборную Москвы в период ответственных состязаний.

Михаил Козлов

Тут следует, уважаемые читатели, особенно молодые, кое-что разъяснить. В ту пору, вплоть до 1936 года (о чем мы еще расскажем), должности тренера как таковой не существовало ни в одной нашей команде даже самого высокого ранга. Сборные Советского Союза и Москвы, как и других городов, не представляли собой стабильные творческие единицы, а собирались лишь непосредственно перед каким-либо конкретным состязанием на несколько дней и после окончания их тут же рассыпались. Совершенно естественно, что в таких условиях ни о каких планомерных занятиях не могло быть и речи. Роль тренера, которую периодически приходилось исполнять Козлову, практически сводилась к подбору состава и руководству им непосредственно на "поле брани".

В мае 1925 года во главе сборной СССР Михаил Степанович выезжает в Турцию. О его вкладе в успех команды (она выиграла три встречи и одну свела вничью с общим соотношением забитых и пропущенных мячей 13:4) мне рассказал недавно один из участников команды (левый крайний) - комсорг сборной-25 Петр Тимофеевич Артемьев.

- Козлов был настоящим футбольным мудрецом, - говорил ветеран. - В сборной страны тогда выступали очень опытные игроки, мастера в полном смысле слова (хотя звания мастеров спорта они были удостоены много позже, тогда оно у нас попросту не присуждалось), и тренер вполне доверял их искусству. Наставления на игру всегда давал короткие, но очень полезные. Помню, первый матч мы играли в Анкаре против сборной города (а фактически сборной страны). До перерыва забили два мяча, но дело шло очень трудно, соперник резко контратаковал, только прекрасная игра привлеченного в сборную по инициативе Козлова харьковчанина Романа Норова не дала хозяевам возможности сравнять или хотя бы размочить счет. Затем провели еще четыре мяча, а турки всего один. Итог 6:1 в нашу пользу.

Через день на этом же стадионе в матч-реванше против нас, - продолжал свой рассказ Петр Тимофеевич, - выступила национальная сборная страны. Соперники учли уроки предыдущего состязания и наглухо закрыли центрального форварда сборной СССР Петра Исакова, фактически парализовали нашу переднюю линию, нарушили в ней тактические связи. И в то же время хозяева, поддерживаемые болельщиками, яростно атаковали и к перерыву добились успеха - 1:0. Игра у нас явно не клеилась. И тогда Михаил Степанович пошел на смелый эксперимент: он выдвинул в центр нашей атаки Федора Селина, лучшего нашего центрального полузащитника, а Петра Исакова поставил вместо него. Тренер подробно объяснил команде свой замысел: во-первых, предпринятый маневр на какое-то время смутит, приведет в растерянность оборону турецкой команды; во-вторых, манера игры Селина впереди не известна сопернику, а следовательно, "держать" его будет во много раз труднее.

Замысел тренера полностью оправдался: сборная СССР переломила ход поединка и выиграла - 2:1. Оба решающих мяча в ворота соперников провел Федор Селин.

В 1928 году в стране прошел грандиозный физкультурный праздник - Всесоюзная спартакиада. Одним из центральных номеров программы Спартакиады стал футбольный турнир, в котором участвовали команды городов и союзных республик страны, а также сборные команды рабочих спортивных союзов Австрии, Германии, Финляндии, Швеции, Уругвая. Соревнования проходили на только что построенном стадионе "Динамо".

Футбольный турнир Всесоюзной спартакиады буквально "заразил" любовью к спорту, к футболу всю Москву, более того - всю страну (между прочим, именно с той поры вошло в наш лексикон такое знакомое и характерное слово - "болельщик"). Футбольные матчи Спартакиады собирали неслыханное по тем временам число зрителей - до 45000 человек.

В турнире Всесоюзной спартакиады победила сборная Москвы, тренером которой был Михаил Козлов. Под его руководством еще не раз побеждала турецкую национальную сборную главная команда нашей страны. За огромные заслуги перед физкультурным движением страны Михаилу Степановичу в 1944 году было присвоено звание заслуженного мастера спорта. Одиннадцать лет спустя его благородный труд был отмечен высокой наградой Родины - орденом Трудового Красного Знамени.

Этого неугомонного, бесконечно влюбленного в свое дело человека кроме многих других ценных качеств всегда отличали умение предвидеть, устремленность в будущее, желание работать во имя его. Еще в 1928 году, вскоре после окончания Всесоюзной спартакиады, в статье "Наши неотложные задачи" Михаил Степанович писал, что нашему футболу предопределено большое будущее. И что настанет время, когда советские мастера будут состязаться с лучшими из лучших зарубежных команд. Но к этому нужно всесторонне готовиться, в частности растить кадры своих футбольных тренеров.

Козлов не только провозглашал - он очень терпеливо, целеустремленно, настойчиво работал над решением этой важнейшей стратегической задачи. Кандидат педагогических наук, заведующий кафедрой футбола и хоккея ГЦОЛИФКа, автор известных в нашей стране работ ("Техника и тактика футбола", "Основы игры", "Как научить играть в футбол") Михаил Степанович передал эстафету в надежные руки, воспитал за свою жизнь целую плеяду футбольных и хоккейных педагогов, ярких творцов.

Л. П. ПРИБЫЛОВСКИЙ. "Тренеры большого футбола". Издательство "Физкультура и спорт", 1980

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА
МАТЧ
ПОЛЕ
    1

20.08.1931

   СССР - ТУРЦИЯ - 3:2 д
    2 30.07.1933    СССР - ТУРЦИЯ - 1:2 д
    3 07.08.1934    СССР - ТУРЦИЯ - 2:1 д
    4 13.10.1935    ТУРЦИЯ - СССР - 1:2 г
    5 15.10.1935    ТУРЦИЯ - СССР - 2:2 г
    6 19.10.1935    ТУРЦИЯ - СССР - 3:3 г
    7 25.10.1935    ТУРЦИЯ - СССР - 1:2 г
    8 27.10.1935    ТУРЦИЯ - СССР - 3:3 г
    8      
    +4  =3  —1      
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru