Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ТРЕНЕРЫ

Михаил ЯКУШИН

Михаил Якушин

Якушин Михаил Иосифович. Нападающий. Заслуженный мастер спорта. Заслуженный тренер СССР.

Родился 2 ноября (15 ноября по новому стилю) 1910 г. в г. Москве. Скончался 3 февраля 1997 г. в г. Москве.

Воспитанник московских команды «Унион» и затем "Совторгслужащие". Первые тренеры - Георгий Эрнестович Мейер и Владимир Михайлович Миндер.

Выступал за московские клубы "Моссовет", "Совторгслужащие" (1928 - 1929), СКиГ (1931 - 1933), "Динамо" (1933 - 1944).

Чемпион СССР 1935, 1936 (весна), 1937, 1940 гг. Обладатель Кубка СССР 1937 г.

Сыграл в 1935 г. в 3 неофициальных матчах за сборную СССР, забил 1 гол.

В 1944 (с октября) - 1950 (по июнь) и в 1953 (с августа) - 1960 годах был старшим тренером команды "Динамо" Москва. Рекордсмен среди тренеров команды по количеству завоеванных чемпионских званий (6 - 1945, 1949, 1954, 1955, 1957 и 1959 годы) и по общему количеству призовых мест в чемпионатах страны (12 - дополнительно к первому месту пять раз приводил команду к выигрышу второго места - 1946, 1947, 1948, 1956 и 1958 годы и один раз третьего - 1960 год). При Якушине один раз команда владела Кубком СССР (в 1953 году) и трижды (в 1945, 1949 и 1955 годах) выходила в финал Кубка СССР. Под руководством Якушина, московское «Динамо» в ноябре 1945 года совершило памятную поездку в Великобританию, высоко поднявшую авторитет советского футбола. Под его же руководством команда в 40-50-е годы достойно провело матчи с сильнейшими профессиональными командами Европы и Южной Америки.

В 1950 (с августа) - 1953 (по август), затем в 1962 (с июня) - 1964 (по апрель) и вновь в 1974 (с августа) - 1975 годах Якушин работал старшим тренером тбилисского «Динамо». В 1965 - 1966 и затем в 1969 - 1970 годах он был старшим тренером «Пахтакора» Ташкент; а в 1973 году (по май) - «Локомотива» Москва. В

1959 году (с сентября) и в 1967 - 1968 годах Якушин был старшим тренером первой сборной СССР, которая под его началом успешно провела отборочные матчи Кубка Европы 1960 года, вышла в финальный турнир чемпионата Европы 1968 года, заняв четвертое место. В 1967 году сборная под его руководством блестяще провела сезон и была поставлена еженедельником «Франс футбол» на первое место среди европейских национальных сборных.

Одновременно с тренерской работой в клубных командах был в 1952 году (в период с июня по июль) и в 1957 - 1958 (по июнь) годах тренером сборной СССР, в 1959 году (по сентябрь) - тренером олимпийской сборной СССР, в 1955 - 1956 годах старшим тренером второй сборной СССР. В 1961 - 1962 (по май) годах работал тренером Федерации футбола СССР.

В 70-80-х годах после выхода на пенсию активно работал на общественной работе в Федерации футбола СССР, в тренерском и техническом советах Федерации, в инспекторской комиссии и других. С 1993 года по февраль 1997 года входил в Совет директоров Футбольного Клуба «Динамо» Москва.

Михаил Якушин

Награжден орденами Трудового Красного Знамени и Дружбы.

ХИТРЫЙ МИХЕЙ

"Михей есть Михей!" - многозначительно изрек седовласый сосед по тренерской ложе. Стараюсь узнать, но не могу, кто же это употребил старую, тридцатых годов, спортивную кличку.

Три - ноль! Только что побиты венгры. После проигрыша 0:2 в Будапеште громоподобный реванш в Москве. Михаил Иосифович Якушин, радостный, багровый от волнения, принимает поздравления. Старший тренер сборной счастлив. Завтра можно будет накупить дюжину газет и вместо критических уколов смаковать ливень похвал в свой адрес.

Много и того и другого уже выпадало на его долю. Но no-прежнему с раннего утра его тянет к прессе. Это понятно. Еще игроком привыкаешь с утра узнать, как тебя оценили. У тренера эта потребность превратилась в условный рефлекс. Глотается подряд все, а потом определяется вкус прочитанного. И хвалят и ругают чаще всего дружно: отталкиваясь от результатов игры. Однако М.И. Якушина на мякине не проведешь. Он по нюансам и между строк определит степень оценки. Поймет, кто куда тянет. Но останется "себе на уме".

Шесть выигранных первенств и победа в играх за Кубок убеждают в своей правоте, а тут еще опыт и чемпионские лавры игрока сборной по футболу и хоккею.

Много в этих видах спорта громких Михаилов. Но вот "Михей" был и остался один.

Высоченный и ростом и своими успехами как игрок и как тренер. Всегда иронический, часто насмешливый. На вопрос отвечающий вопросом. Что думает - не угадаешь. На откровенность не любитель. Прагматик до мозга костей. Дело тренерское знает, но методических статей не пишет. То ли не желает делиться опытом, то ли в тонкости методики не верит.

Футбол признает трезвый и суровый. Игрок ему нравится высокий, сильный, волевой и быстрый. Игру предпочитает по замыслу ясную: передачи вперед, отбор в момент приема мяча. Атаку - жесткую. Дисциплину - железную.

Обязанности у него в команде строго расписаны. Оборона укреплена. Механизм и структура - как у часов-ходиков. Ничего лишнего, и все прочно.

"Не подпускай близко. Заранее отдай" - первая его заповедь. Вторая - "подскажи". Сам это делает оригинально. "Мы сегодня в красном - не каждый мяч отдавать белым", - говорит в перерыве игроку, грешившему с пасом.

Самое красивое в игре счет - вот девиз Якушина.

Команды его всегда стабильны. Игроки, не вызывая эстетических восторгов, действуют логично и досады у зрителей не будят...

Выученик московского "Динамо", Михаил Иосифович умеет внести рациональное зерно этой школы и в игру своих подопечных. В частности, именно он улучшил оборонные качества тбилисцев и ташкентцев. Ясность и простота, отказ от крайностей, верный анализ сил и возможностей противника - главные козыри М.И. Якушина.

Помню, как 12 октября 1955 года спартаковцы выходили на поле с полной уверенностью легко справиться с московскими динамовцами в игре на Кубок. Те в ослабленном составе робко жались на лестнице тоннеля.

"Чего боитесь? Рвите их флангами", - донеслись до меня напутственные слова М.И. Якушина.

"Держи Шаброва", - успел я шепнуть Ю. Седову. Тот в ответ: "Я его скушаю".

Михаил Якушин

Тогда мы проиграли 1:4. Правого края Шаброва "скушать" не удалось. Он забил в этом матче два гола.

Таких удач у М.И. Якушина много. Его считают хитрейшим из хитрых и к тому же счастливцем. Спросите про него у однокашников - услышите: "Михей в футболе везун". Жаргон этот понятен: тут и дань якушинскому дарованию и явная зависть. Есть в среде тренеров отличные игроки. В делах "сами с усами", но одолеть Олимп они так и не сумели, а Михаил Якушин семь раз брал его вершину. Вот и приходится неудачникам ссылаться на фортуну. Действительно, выиграть первенство без удачи трудно. Но лицом эта удача стоит только к особым знатокам своего дела.

Авторитет тренера много значит. Двадцать лет назад М.И. Якушин пригласил в московское "Динамо" молодого перспективного форварда. Тот заломался. Прошел сезон - парень сам к Якушину. В ответ слышит: "Второй раз на эту тему не разговариваю". Эта якушинская фраза вскоре стала известна всем игрокам страны. Она подтверждала принципиальность и несговорчивость старшего тренера. Поднимала репутацию столичных динамовцев, с которыми у М.И. Якушина и связаны все победы.

Но вот заслуженного тренера Михаила Якушина переводят к тбилисским одноклубникам. Результаты его тренерской работы здесь заметны: в сборной страны появляются Хурцилава и Цховребов. Позже рука "Михея" меняет и лицо "Пахтакора". По ступенькам таблицы первенства он тянется вверх, но об Якушине "вспоминают" в столице. Круг завершается. Хитроумный "Михей" - старший тренер сборной страны. Команда, правда, не блещет. Ее преследует полоса неудач, но тренер сохраняет присутствие духа. Он все видит, все знает и многое может. В летописи советского футбола страницы его успехов перевернуты еще далеко не все.

Николай СТАРОСТИН. "Звезды большого футбола".

ПОКОРЕНИЕ ФУТБОЛЬНОЙ АНГЛИИ

Кто сказал, что газета живет один день? Как передатчик самых свежих новостей - может быть. Но, заключенная в подшивку, газета обретает вторую жизнь, становясь самым живым и достоверным хранителем истории, умеющим не только восстановить картины прожитого, но и передать его пульс.

Именно листая подшивки, понял я, какой необыкновенно яркой, колоритной фигурой в довоенном спорте был Михаил Якушин. С 1933 года и до самого последнего дня предвоенной поры считался он одним из самых выдающихся форвардов динамовской пятерки, бессменно входил в состав сборных команд Москвы и Советского Союза. Он был участником первого поединка наших мастеров с профессиональными футболистами Запада, забил третий, решающий, гол в ворота чехословацкой "Жиденице"; это о нем с восторгом писала парижская пресса после матча сборная Москвы - "Рэсинг"; это его выделил как одного из лучших советских мастеров в интервью для советского радио тренер команды басков Луис Регейро. Якушин четырежды был чемпионом страны: в 1935 году он завоевал это звание в составе сборной Москвы, в 1936, 1937 и 1940 годах - в составе мастеров московского "Динамо".

Он был любимцем у миллионов болельщиков. В родной Москве и Ленинграде, в Тбилиси и Минске его называли не иначе как "профессор футбола". Это уважительное имя дано было Михаилу Якушину не случайно. Футболист ярко выраженного комбинационного таланта, он всегда удивлял соперников и восхищал зрителей множеством тактических ходов. Играя на месте правого полусреднего, он по праву стал душой того великолепного "организованного беспорядка", который московское "Динамо" с неповторимым блеском продемонстрировало в 1940 году.

Заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР М.И. Якушин

Начиная с 1933 года Якушин бессменно оставался в составе московского "Динамо", был капитаном команды и вывел ее на последний перед началом войны матч. А осенью сорок четвертого Михаил Иосифович стал старшим тренером. Это были трудные дни. "Динамо" покинула целая группа ее славных ветеранов: заслуженные мастера спорта Е. Фокин, А. Чернышев, Г. Качалин, А. Лапшин, Е. Елисеев. По существу, перед молодым тренером стояла задача заново отстроить здание, придать ему былые мощь и блеск, достойно подготовиться к грядущим чемпионатам.

Михаил Иосифович смело взялся за дело и сразу же обнаружил исключительное по своей глубине "футбольное зрение". Одного из знаменитых правых крайних советского футбола Михаила Семичастного он поставил на место центрального защитника. Первоначально против такого решения возражали буквально все: и сам "пострадавший", и товарищи по команде, и руководство клуба - уж очень необычным, рискованным казался сделанный шаг! Но Якушин твердо стоял на своем. И что же? Прошло совсем немного времени, и Михаил Семичастный прославился как один из самых ярких представителей современной обороны. Вторым центральным защитником Якушин оставил молодого, совсем недавно пришедшего в команду Леонида Соловьева.

"Позвольте, - скажет все знающий, предельно осведомленный читатель, - о каких двух центральных защитниках идет речь? По какой системе играло в ту пору "Динамо"? Заверяю вас: на эти вопросы вы получите подробный ответ, и очень скоро. Итак, в двух центральных защитниках, выбранных тренером, соединились опыт и молодой талант, спокойная рассудительность и горячая страсть. Крайними флангами линии обороны завладели И. Станкевич и В. Радикорский.

Отчетливо увидел тренер расцветающее мастерство и огромные потенциальные возможности Константина Бескова. Игрок, выступавший поначалу на правом краю, показался тренеру пригодным для иной роли. И Якушин перевел его в центр. Этот "режиссерский ход" также блестяще оправдал себя.

Когда в сорок втором пришел в московское "Динамо" Василий Карцев, многие знатоки говорили:

- Слишком хил для такой игры, как футбол!

Да, парнишка, начавший в 1936 году гонять мяч в подмосковном городке Егорьевске (тогда ему едва исполнилось 16 лет), прямо скажем, не отличался могучим телосложением. Но Якушин первым заметил блестящие способности этого форварда. Он поставил Василия с Бесковым, и этот сдвоенный центр был грозой для всех защитных линий. Под руководством Михаила Иосифовича Якушина Карцев вырос в одного из сильнейших нападающих советского футбола.

По-своему взглянул Якушин и на Василия Трофимова. Он увидел его необычайную спортивную одаренность, большие технические и тактические возможности, настойчивость, упорство, огромную работоспособность. Он поставил Трофимова формально на правый край, но при этом сказал:

- Место твое на фланге - предельно условное. При той игре, которую мы задумываем, ты будешь часто занимать место полусреднего, да еще постоянно передвигаться по большой зоне.

Итак, мы должны отметить, что тренерская карьера Михаила Якушина началась с открытия целой плеяды "звезд" из числа до той поры не очень известных футболистов. Это он решительно выдвинул на пост основного вратаря Алексея Хомича, это он увидел во внешне ничем не выделявшемся новичке Александре Малявкине задатки первоклассного "диспетчера", спортсмена с удивительно тонким пониманием игры, наделенного редким тактическим остроумием.

- Вот прекрасный исполнитель для того спектакля, который мы будем показывать на зеленых полях, - сказал он однажды в ту пору своему помощнику, второму тренеру "Динамо" заслуженному мастеру спорта Евгению Фокину.

Михаил Якушин

1945 год. Став старшим тренером московского "Динамо", Михаил Якушин сразу же привел свою команду к победе в первенстве СССР. Впоследствии под его руководством динамовцы еще 5 раз побеждали в чемпионатах страны - в 1949, 1954, 1955, 1957 и 1959 годах, пять раз были вторыми призерами - в 1946, 1947, 1948, 1956, 1958 годах, один - третьими (1960), а в 1953 году выиграли Кубок СССР.

В какую же игру задумал играть Якушин? Что предлагал он своим подопечным? Развивая и творчески интерпретируя столь блестяще опробованную динамовцами систему "организованного беспорядка", он впервые в практике мирового футбола почти на десять лет раньше бразильцев открыл и фактически применил на протяжении всего чемпионата 1945 года построение 1+4+2+4. Применил, как мы увидим несколько позже, блестяще. К сожалению, впоследствии динамовцы не закрепили своего открытия, не продолжили поисков на избранном направлении и уже в следующем сезоне фактически вернулись к основному варианту - "дубль-ве".

Тем не менее, факт остается фактом: именно Михаилу Якушину принадлежит честь создания "эскизного чертежа" прогрессивной системы и ее практического воплощения. При этом Якушин по-прежнему ставил перед игроками передней линии задачу систематически меняться местами, ведя маневренную борьбу и выбирая наиболее удобные для атаки позиции.

Подбор кадров и выбор основной стратегической концепции Михаил Иосифович подкрепил серьезной учебно-тренировочной работой. При этом он наряду с коллективными занятиями широко ввел в практику метод специализации. Так, с вратарями работал Евгений Фокин, с защитниками - приглашенный на сборы Лев Корчебоков, с полузащитниками и форвардами - сам Якушин. Очень большое внимание в этот момент обращалось на совершенствование индивидуальной техники и групповых действий с мячом и без мяча.

Огромное место в учебном плане отводилось физической закалке. В качестве руководителя занятий по легкой атлетике был приглашен заслуженный мастер спорта Александр Пугачевский, что само по себе тоже явилось определенным новаторством.

9 мая 1945 года советский народ торжественно отпраздновал долгожданную Победу. А через пять дней был поднят флаг первого послевоенного чемпионата страны по футболу, в котором приняли участие 12 команд мастеров. Стадионы в Москве, Ленинграде, Минске, Киеве, Тбилиси на каждый матч собирали полные сборы: народ истосковался по любимой игре.

Вряд ли когда-либо повторится ситуация, сложившаяся в том, седьмом по счету, чемпионате СССР для клубных команд. Два коллектива - столичное "Динамо" и ЦДКА - шли, как говорят легкоатлеты, грудь в грудь и оказались настолько сильнее других, что даже редкие ничьи с лидерами считались тогда чрезвычайным происшествием.

22 июля состоялся матч первого круга между ЦДКА и столичным "Динамо". К этому поединку соперники подошли с редким равенством результатов: у них было по 18 очков и почти одинаковое соотношение мячей (38:8 у ЦДКА и 37:8 у "Динамо"). После этого вряд ли стоит объявлять, что встреча вызвала исключительный интерес в столице и десятки тысяч москвичей и гостей города так и не смогли попасть на нее.

Армейцы, руководимые Борисом Андреевичем Аркадьевым, сосредоточили внимание на Василии Карцеве, забившем в первом круге 13 голов, но динамовцы построили игру по необычному плану. Четыре защитника перекрыли путь отличному нападению ЦДКА. Александр Малявкин, играя фактически второго полузащитника вместе с Всеволодом Блинковым, проявив невиданную работоспособность, все время "питал" первую линию и усиливал ее давление на ворота соперников. Четыре нападающих, получив необычный оперативный простор, действовали на огромных скоростях, часто смещались, дезориентируя оборону ЦДКА. К сдвоенному центру Бесков - Карцев все время подтягивались крайние форварды. Один из них - Сергей Соловьев - стал героем состязания, забив подряд три мяча. После этого соперники обменялись голами, и хозяева поля торжествовали крупную победу - 4:1. "Московские динамовцы показали в единоборстве со своим основным соперником блестящий футбол", - писала на следующий день газета "Правда".

Тогда же "Красный спорт" опубликовал схему "боевого порядка", примененного победителями, которая является неопровержимым документальным доказательством, что динамовцы, их тренер Михаил Якушин изобрели и утвердили в жизнь построение 4+2+4.

Коллектив, возрожденный трудом и талантом своего тренера, стал чемпионом СССР победного, 1945 года. Динамовцы пришли к этому званию с невиданной в нашем футболе разностью забитых и пропущенных мячей (73:13, т. е. +60), которой так никто впоследствии и не смог повторить. Они установили рекорд крупного счета, победив московский клуб "Крылья Советов" - 10:0 (чтобы не создалось впечатление, что это была беспомощная команда, укажу лишь, что в первом круге того же чемпионата она сыграла с ЦДКА 0:0.). Были у чемпиона и другие "рекорды". Но главным достижением динамовцев явилось то, что они опять не стояли на месте, а творчески обогатили тактику футбола, выступили как зачинатели нового, передового. Главная заслуга в этом, несомненно, принадлежала их творческому наставнику.

Напряженный, на редкость интересный сезон закончился в середине октября. Но команду не распускали на отдых, а 22 октября Михаил Иосифович объявил:

- Товарищи! Родина оказала нам высокое доверие: выступить на зеленых полях Англии против лучших профессиональных клубов этой страны.

Все так и ахнули. Англия! Легенды одна фантастичнее другой окружали ее футбольную историю. Прославленные команды со звучными названиями "Арсенал", "Челси" были, казалось, недосягаемыми. И вдруг встречи с ними стали реальностью сегодняшнего дня.

Неожиданно ударили в Москве морозы, пошел снег, намело сугробы. В Москве, как известно, не было в ту пору ни одного сколько-нибудь подходящего закрытого манежа. Перед старшим тренером "Динамо" встала проблема поддержания высокой спортивной формы футболистов. И он придумал. Утром, сразу после того, как на загородной базе объявляли подъем, ребята брались за лопаты и за час-полтора расчищали игровое поле. "Хитрец Михеич" не зря придумал эту работу: она была прекрасной зарядкой. Затем, надев шерстяные костюмы, играли в футбол на снегу - в тот самый "белый футбол", который потом так привился у нас, что стали даже разыгрывать первенство Москвы, Ленинграда и некоторых других северных городов. Честь его "открытия", как видим, тоже принадлежит Михаилу Иосифовичу.

Московское "Динамо" перед поездкой в Англию в 1945 году

Московское "Динамо" перед поездкой в Англию в 1945 году.

Сейчас, когда международные связи советского футбола необычайно широки, многим из читателей может показаться странным, что выезду клубной команды на товарищеские матчи придавалось исключительное значение. Но надо понять: предстояло фактически открыть миру наш футбол, показать его на родине этой игры, в сражениях с лучшими профессиональными командами страны. Такой задачи советские футболисты еще никогда не решали.

В подготовке к подобным состязаниям старшему тренеру необходимо было обеспечить высокую морально-психологическую закалку спортсменов. С этой целью по предложению Якушина была введена должность политрука (или, как говорили ребята, комиссара), которую исполнял известный в недалеком прошлом вратарь "Динамо" заслуженный мастер спорта Евгений Васильевич Фокин. Он проводил в команде большую воспитательную работу. В команде побывали тогда Герои Советского Союза Михаил Егоров и Мелитон Кантария, водрузившие знамя Победы над Берлином, и другие прославленные участники Великой Отечественной войны. Уже хорошо знакомый нам Михаил Степанович Козлов прочел цикл лекций об английском футболе. В команде выпускалась стенная газета "За победу!", прошли два открытых партийных собрания. Кафедра футбола и хоккея ГЦОЛИФКа подготовила досье на все английские команды, с которыми в дальнейшем предстояло встретиться нашим футболистам на зеленом поле.

Отлично понимая, какие сложные задачи стоят перед "Динамо", Якушин настоял, чтобы команде разрешили приехать в Англию как минимум за неделю до начала матчей. Он преследовал две цели: дать ребятам возможность посмотреть своих соперников в деле (чемпионат этой страны был в разгаре) и потренироваться именно в тех условиях, в которых придется выступать. В этом ему полностью пошли навстречу: команда вылетела из Москвы 4 ноября, а матч был назначен на 13-е.

Первым соперником динамовцев был клуб высшей лиги, один из лидеров чемпионата страны - "Челси". Уже 5 ноября гости увидели его в матче против клуба "Бирмингем". Якушин дал всем футболистам задание: тщательно следить за происходящим на поле и в обязательном порядке записывать свои наблюдения. Кроме такой общей установки, каждому были назначены индивидуальные "объекты наблюдения", т. е. те игроки "Челси", с которыми тому или иному футболисту "Динамо" придется непосредственно встретиться на поле.
На следующий день после просмотра старший тренер собрал футболистов и заслушал их доклады. Анализ, сделанный ребятами, ему очень понравился. Динамовцы правильно отмечали высокую индивидуальную технику игроков "Челси", хорошее взаимодействие, напор. Вместе с тем были подмечены и весьма существенные недостатки: а) слепое следование первоначальной схеме расстановки; б) недостаточная, с нашей точки зрения, скорость ведения игры, причем имевшая во время всего матча тенденцию к снижению; в) неоднородность исполнительского мастерства. И ряд других.

Якушин слушал выступления своих учеников с нескрываемым удовольствием. Важные сами по себе сведения, которые сообщали ребята, убеждали его в том, что работа, проведенная во время матча "Челси" - "Бирмингем", помогла москвичам взглянуть на своих будущих соперников, как на простых смертных, освободиться от психологической скованности, снять с английского футбола ореол неприступности и непобедимости.

Выслушав все "доклады с мест", Якушин сказал:

- А теперь, дорогие товарищи, я предлагаю каждому из вас составить свой тактический план игры с "Челси". Изложите его в письменной форме и сдайте ровно через двое суток.

Так "хитрец Михеич" заставил каждого глубоко вникнуть в суть предстоящего матча, тщательно продумать свои возможные действия. Кроме того, такая форма коллективного мышления облегчала и ему задачу выработки окончательного решения.

На следующий же день после прилета Якушин начал тренировки команды. Проходили они на идеальном травяном газоне стадиона "Шеффилд Буш", в основном приспособленном для... собачьих бегов. Особое внимание старший тренер "Динамо" уделил выработке максимальной физической готовности.

Организуя работу с командой, Михаил Иосифович больше всего хотел, чтобы она проходила вдали от посторонних глаз. Динамовцы не очень хорошо знали секреты английского футбола. Еще меньше англичане знали характер и особенности нашего футбола. И это было в известной мере нашим козырем.

Очень большое внимание уделил Якушин и организации отдыха команды. Чтобы не погружать своих подопечных в нежелательные психологические раздумья, он устраивал - с помощью работников Советского посольства в Лондоне - экскурсии по городу, посещение театров, состязаний по канадскому хоккею (тогда еще малоизвестному у нас) и многое другое. Он не боялся, что такая программа утомит ребят, верил: нужно все это. Очень нужно.

Кроме того, состав на игру объявил еще за три дня до матча, чтобы не мучить, не давать ребятам ни одного лишнего повода нервничать. И от питания в ресторане отказался. Во-первых, время было послевоенное, Англия испытывала серьезные продовольственные затруднения. А во-вторых (и это следует считать главным), тренеру хотелось, чтобы ребята ели в домашней обстановке, ели знакомую, любимую пищу. Он обратился с соответствующей просьбой в посольство и получил "добро" на пользование его столовой. Пищу ребятам готовил шеф-повар Сергей Горев, который, к слову сказать, готовил и для футболистов "Спартака", приезжавших в 1940 году в столицу Болгарии Софию.

- Я везучий, - говорил он ребятам. - Вы обязательно выиграете.

Эти "сладкие слова" он подкреплял чудесными, ароматными русскими щами, вкусными, сочными бифштексами и многими другими изделиями высшего качества, приводившими в восторг футболистов. Пишу обо всем этом, чтобы подчеркнуть, как умел Михаил Иосифович учесть каждую мелочь в подготовке к важному международному состязанию, не упустить ни одной детали.

Лондон - город, который не удивишь никаким футбольным зрелищем. Но на матч "Динамо" - "Челси" не смогли попасть, по свидетельству английской прессы, десятки тысяч желающих. Стадион "Стамфорд-бридж", где проходило состязание, был заполнен до предела.

Установку на игру старший тренер дал еще накануне. Смысл: играть в свою игру. В обороне: наглухо закрывать центрфорварда "Челси" Томми Лаутона. Сочетать персональную опеку с контролем зоны. В атаке - быстрые перемещения, темп, частый обстрел неприятельских ворот. И главное - больше творчества, импровизации, смелости.

В задачу автора этой книги не входит воспроизведение сыгранных матчей. Поэтому скажу лишь, что к перерыву динамовцы проигрывали 0:2. Можно вообразить, с каким настроением пришли они в раздевалку. И тут я хочу предоставить слово участнику и одному из героев этого матча заслуженному мастеру спорта Всеволоду Боброву.

- Такой душераздирающей тишины, что воцарилась у нас в раздевалке, я больше и не помню. Несмотря на всю подготовку к предстоящим испытаниям, ребята были ошеломлены случившимся, тем более что мы имели целый ряд возможностей и не использовали их. Одиннадцать человек сидели и ждали, что скажет им двенадцатый - их учитель. От того, как он себя сейчас поведет, какие подберет слова, какие даст указания, зависело очень многое. Ведь десятиминутный перерыв - это не только отдых уставшему телу. Это время переосмысливания избранной тактики, исправления ошибок, составления нового плана игры или корректирования старого. Это, наконец, время моральной перезарядки. Кто умеет это время правильно и полно использовать, тот многое выигрывает.

Пожалуй, тогда, - продолжал Всеволод Михайлович, - в уютной и прохладной раздевалке стадиона "Стамфорд-бридж" заслуженный мастер спорта Михаил Иосифович Якушин "выжал" из десяти минут установленного правилами перерыва все, что можно. Он дал хрестоматийный образец поведения тренера проигрывающей первый тайм команды.

Подождав, когда все рассядутся, он внимательно посмотрел на нас и сказал голосом, удивившим меня своим спокойствием, своим искренним мужеством:

- Играете хорошо! Даже очень. Нужно только действовать более хладнокровно и, если это возможно, еще более взвинтить темп. На поле должен завертеться русский ураган, ребята! Понятно?

Вроде ничего особенного не сказал. Но мы заулыбались, - продолжает Бобров. - Значит, еще ничего не потеряно. Хором отвечаем:

- Понятно!

- Ну и отлично. А теперь пусть каждый выскажет все, что он считает самым главным для усиления игры. Понимаете? Самым главным! Что бы он хотел увидеть после перерыва в игре своих партнеров,

- Надо, чтобы Сергей Соловьев лучше использовал свою скорость, оттягивал на фланг защитников, - просит Карцев.

- Чаще, еще чаще меняться местами, путать англичан, - предлагает Бесков.

- Давайте мне пас в разрез между игроками. Я на рывке сыграю, - замечаю я.

Мы докладывали по-боевому: коротко, по существу. А потом Михаил Иосифович свел все воедино, дал четкий, конкретный план дальнейших действий.

Михаил Иосифович Якушин

- Итак, - сделал он вывод, - если англичане сумели забить нам два мяча в первом тайме, почему бы нам не сделать этого во втором?

Звенит сигнал, оповещающий, что пора вновь выходить на поле. Смотрю на товарищей и удивляюсь происшедшей в них перемене. Словно все как один переродились. Огромная, умная работа тренера дала себя знать.

К этому рассказу Всеволода Михайловича Боброва остается добавить, что дальнейшее течение матча пошло по разработанному (или, точнее, доработанному в перерыве) Якушиным сценарию. Советская команда повела состязание на ошеломившей соперников и всех специалистов скорости, с постоянной переменой мест, с резкими фланговыми проходами. Один из них Сергей Соловьев совершает на 65-й минуте. Стремительно проходит по краю вперед, обвел одного защитника, второго, сделал вид, что идет прямо на ворота. К нему бросился наперерез центральный защитник, но Соловьев вдруг неожиданно отдал мяч ворвавшемуся в штрафную Бескову, тот в одно касание - внезапно открывшемуся Карцеву. Последовал удар, и счет стал 1:2. А игра та закончилась со счетом 3:3.

А уже через несколько часов вышли вечерние выпуски газет, подытожившие то, что произошло. "Своим спортивным поведением на поле и своим высоким мастерством русские футболисты завоевали сердце всей Англии" - красовался заголовок "Дейли скетч". О посланцах Москвы с восторгом, с большим уважением заговорила вся страна.

Футбольный мир бушевал. А в это время в команде шла напряженная будничная работа. Следовал подробный разбор матча с "Челси". Михаил Иосифович провел его с предельной доброжелательностью и вместе с тем с максимальной требовательностью и честностью. Он не затушевывал ошибок, не боялся их высказать прямо в глаза.

- Многое упустили в первом тайме, - подчеркивал он. - Слишком дали волю волнению, слишком поверили в какую-то особую силу противника. Отсюда - скованность, промахи, несвойственные вам в обычных условиях.

Следующий матч в шахтерском сердце Англии против местной команды "Кардифф-Сити", тоже выступавшей в высшей лиге, москвичи выиграли с крупным счетом - 10:1.

Разгром, учиненный динамовцами "Кардифф-Сити", буквально потряс футбольную Англию. На карту были поставлены ее престиж, ее десятилетиями создававшаяся репутация и слава. Вся печать Великобритании требовала реванша. Следующий матч динамовцам предстояло провести с одним из самых популярных и прославленных клубов страны, неоднократным чемпионом и обладателем Кубка Англии "Арсеналом". Но теперь даже и этой грозной силе не доверяла федерация. Против "Динамо" срочно была сколочена сборная, куда вошли игроки из восьми клубов во главе с легендарным Стенли Метьюзом.

Нужно сказать, что вокруг предстоящего матча был поднят невероятный ажиотаж. Руководство советской команды подало официальный протест, требуя, чтобы англичане признали тот факт, что под флагом "Арсенала" выступает фактически сборная страны. Английские газеты печатали огромное число статей самого противоречивого толка.

Все бушевало за стенами "Империал-отеля", где разместились советские игроки. А Якушин по-прежнему, во всяком случае, на глазах у игроков, вел себя предельно невозмутимо. Он говорил:

- Сборная - это для нас куда лучше, чем "Арсенал". Они не успеют слиться воедино, а мы слились.

Но, разумеется, дело не ограничивалось рассуждениями. Михаил Иосифович с помощью сотрудников посольства составил целое досье на предстоящего соперника. О каждом игроке английской сборной у динамовцев имелись подробнейшие сведения: манера игры, особенности техники и тактики, степень физической подготовки, наиболее характерные приемы и действия, рост, вес, а также многое-многое другое. На основе этих данных каждому из подопечных были даны персональные тактические разъяснения.

И вот настал срок этого в известном смысле неповторимого матча, который сами хозяева назвали потом "самым фантастическим в истории английского футбола". В тот день над Лондоном опустился небывалый даже для этого города туман. Но ни ужасная погода, ни почти полное отсутствие видимости не смогли остановить армию болельщиков: 120000 зрителей собралось на трибунах знаменитого стадиона "Тоттенхем".

Счет открыли наши спортсмены, но потом повели англичане - 3:1. На трибуне началось ликование: англичане уже не сомневались в победе. Но тут-то только и начал в полной мере развертываться план Михаила Якушина. Все чаще, все активнее стал подключаться в нападение Всеволод Блинков. Вот он отлично прошел середину поля, четко сыграл с Василием Трофимовым, тот передал мяч Константину Бескову, и наш центральный нападающий свел преимущество английской команды до минимума - 3:2!

К перерыву туман еще более сгустился. В раздевалку к динамовцам пришел тренер "Арсенала" знаменитый Аллисон.

- Погода дрянь, - зло бросил он. - Я предлагаю прервать игру. Лучшего счета вы все равно не добьетесь...

Михаил Иосифович Якушин встал ему навстречу.

- Матч должен быть доигран! - решительно произнес он.

Лондонская газета "Дейли мейл", сообщив на следующий день об этом разговоре, закончила свой репортаж следующими словами: "...у прекрасных советских футболистов - мужественный тренер".

И ребята оправдали его надежду: они вышли с честью из труднейшего испытания, победив со счетом 4:3. А затем сыграли вничью (2:2) с чемпионом и обладателем Кубка Шотландии командой "Глазго Рейнджерс".

"Начать тренировку!" - командует "Михеич"

"Начать тренировку!" - командует "Михеич".

Итак, турне по родине футбола было закончено. Две победы, две ничьи, общее соотношение 19:9 - таков его цифровой итог. Я описываю эти дорогие для нас страницы истории в основном для того, чтобы проследить за работой Михаила Якушина. Что же необходимо еще выделить в ней, в характеристике той команды, которую он создал?

Прежде всего, надо сказать о безупречной морально-волевой подготовке коллектива, которую обеспечил старший тренер. Стоит еще раз вспомнить, что во встрече с "Челси", своей первой встрече на английской земле, наши футболисты проигрывали 0:2, а сборная, выступавшая под флагом "Арсенала", вела 3:1. Добавьте к этому неистовство английской публики, позднее время года, когда сезон у нас уже давно окончился, полное отсутствие у наших футболистов какого-либо опыта международных встреч, наконец, необычайно высокий авторитет наших соперников. Сколько же нужно было чувства высокой ответственности перед страной, перед народом, сколько нужно было непреклонности и веры, чтобы в этих условиях находить силы для борьбы и склонять весы спортивного счастья в свою пользу! Эти качества в полной мере привил своим воспитанникам Михаил Якушин. Динамовцы вели борьбу честно, по-спортивному до самого конца. И часто победа приходила к ним в награду за это упорство. Приходила именно на последних минутах.

Во-вторых, победа "Динамо" означала торжество новаторства, смелой тренерской мысли, неутомимого творчества. В этой связи чрезвычайно любопытно мнение капитана команды "Челси" Джона Гарриса, которое он изложил в большой статье, озаглавленной символично "Уроки выступления московской команды". В ней говорится следующее (я цитирую лишь наиболее существенные места): "Чтобы описать наш матч с "Динамо", достаточно сказать только одну фразу: это было замечательно! Вот точка зрения игрока. Я уверен, что буду помнить о ней много лет как об одной из лучших игр, в которой мне когда-либо приходилось участвовать. Она доставила мне истинное удовольствие.

Еще перед матчем я предостерегал, что русские, возможно, приготовили какой-нибудь сюрприз. Я ошибся: динамовцы приготовили несколько сюрпризов.

Во-первых, десятиминутная разминка перед матчем, которую мы никогда не видели, а затем уход в раздевалку, где принимается окончательное решение о распределении мест. Вот идея, которую следовало бы развить английскому футболу...

Что касается самой игры, то основным был темп, установленный гостями из России. Помните фильм "Тетка Чарлея"? Динамовцы показали современный вариант этой картины - беготня ни разу не прекращалась.

Конечно, бегать умеет любая футбольная команда, но есть, оказывается, такая вещь, как убегание от занятой противником позиции и бег к свободной позиции. Русские прибегали на позиции, даже если им приходилось бежать через все поле. Мне ни разу не приходилось затрачивать так много труда, чтобы найти своего непосредственного противника - центрфорварда Бескова. Он был буквально повсюду. Левый край Сергей Соловьев оказывался в центре с такой быстротой, с какой наши лучшие английские спринтеры приходили когда-либо к финишной черте... Одним словом, они показали чудеса скорости, физической выносливости и тактической мудрости. Можно лишь радоваться, что нам удалось сыграть с ними вничью. Если вы хотите знать мое мнение, это сегодня лучшая команда Европы!"

Эту команду создал мудрый, терпеливый, настойчивый педагог - истинный "профессор футбола".

Л. П. ПРИБЫЛОВСКИЙ. "Тренеры большого футбола". Издательство "Физкультура и спорт", 1980 г.

ЦЫГАНА НЕ КУПИШЬ

"Ты на мой галстук часом не сел?" - я прытко вскочил с кресла, а Михаил Иосифович продолжил озадаченный осмотр своей комнаты. "А может, Бог с ним, с галстуком, - сказал я. - Вы и без него ничего получитесь". "Ну ты даешь, - изумился Якушин. - Как же без галстука?"

Михаил Якушин

Затем, когда потеря была найдена и заняла надлежащее ей место под воротником рубашки, мы с фотокорреспондентом попросили тренера попозировать. Коллега, немного поснимав, не выдержал: "Михаил Иосифович, да что вы такой серьезный, улыбнитесь..." Якушин ответил не раздумывая: "Вот когда наша сборная наконец что-нибудь выиграет, вот тогда и будем улыбаться".

- Михаил Иосифович, много лет за плечами. Какие воспоминание вам больше ласкают душу: времена, когда сами играли в футбол или же те, когда вам приходилось тренировать других?

- Мне все ласкает и все крепко сидит в памяти. Помню, как в 1914 году мы лазили на забор стадиона и оттуда смотрели футбол. Нет, я в пять лет начал лазить. Был тогда, как сказал бы коллега Романцев, "дилетантом футбола". Учился ему главным образом теоретически. Заиграл-то я потом, в детской команде клуба "Унион". Затем, овладевая мастерством в разных командах, добрался до столичного "Динамо".

- Попутно окончили техникум землеустройства...

- О, это моя мечта была. Я ведь больше тогда увлекался хоккеем с мячом, а футбол шел у меня под вторым номером. Задумка была такая: летом работаю в деревне, а зимой, когда практической работы нет, знай, составляй планы да карты, можно и в хоккей поиграть. Русский хоккей был моей любимой игрой. Хорошая игра. Жалко, загнали ее в тупик. Все этот хоккей с шайбой. А я вот считаю, что по соображению своему это менее интеллектуальная игра, чем футбол. Как говорят? "Трус не играет в хоккей". А я добавляю: "Умный играет в футбол".

- В тридцатом году, по окончании техникума, вас отправили на работу в Уральскую область. Занимательное, наверное, дело - землю в колхозе нарезать.

- Интересное. Я в Ялано-Катайский район попал. Приезжаешь в колхоз: "Сколько членов у вас в коллективном хозяйстве? Все сто процентов? Вся земля ваша, делить ничего не буду, распоряжайтесь сами". А потом вышло разъяснение Сталина, что вступление в колхозы - дело добровольное. И пошло - куда ни приедешь, в колхозе осталось двадцать процентов крестьян, не больше. Ну и начинаешь делить - где хорошая земля, отрезаешь ее колхозникам из расчета на человека, как тогда говорили, едока.

- Середняки-то, чай, обижались?

- Они были, как говорится, хладнокровны к этому процессу. В деревне Буланово председатель стал таскать их к себе по одному: "Почему в колхоз не вступаешь?"

- "Я-то не против, да вот баба моя не хочет". А какие меры к ним принимать, физическое воздействие ведь возбранялось?

- Как ко всему происходящему относились вы?

- Я тогда молодой человек был, 19 лет. Теоретически, конечно, коллективное хозяйство более выгодно, если в нем работают добросовестно. Плюс еще трактора, машины всякие, то, чего в деревнях еще не было.

- Говорят, театром вы в то время баловались. Спектакли для местного населения ставили.

- Так, на любительском уровне играли. "Свои люди - сочтемся", у меня там роль стряпчего была. А театром я на самом деле увлекался. В Москве в обязательном порядке ходил во Второй МХАТ, в Малый, в театр Революции Мейерхольда.

- Девушками тоже увлекались?

- Девушками - нет. На первом месте спорт стоял. На девушек стал обращать внимание позже, когда стал появляться на футбольном горизонте как заметная фигура.

- Заметной фигурой вы стали в московском "Динамо" сразу, как только впервые сыграли в основном составе в 34-м.

- Я тогда играл за динамовский дубль, служил в армии. Пришел как-то на тренировку сборной Москвы, готовившейся к турниру трех городов. На входе встретился с Михаилом Степановичем Козловым, тогдашним тренером сборной. Козлов меня очень хорошо знал по хоккею, не раз друг против друга играли. Михеич, говорит, у нас на тренировку Андрей Старостин не пришел. Может, сыграешь за него в двусторонней игре? Какие вопросы? Я бегом в казарму за формой. Сыграл неплохо, взяли меня на сбор. А потом и на турнире сыграл. Забил даже два гола Харькову. Как сейчас помню, защищал у них ворота Бабкин. Красивым у меня второй гол получился. Показал Бабкину в одну сторону, а сам ударил в другую. Аккуратно так закатил. Дебют мой всем понравился. А почему? Не старался я ничего разэтакого показать, делал, что умею. Считал своими извилинами целесообразные действия. Старался играть технично, для глаза ласкательно. Взяли меня потом в Париж, где проводился международный слет рабочих-спортсменов.

- Какие остались впечатления от заграницы?

- Холостой я был. Мамаше кофточку купил. Себе ботинки лаковые на обратном пути в Берлине. Костюм купил, до этого я его не имел. Турнир в Париже мы выиграли, а потом встретились со швейцарской полупрофессиональной командой. Социал-демократами. Выиграли у них - 5:2.

- А сборная Москвы кем тогда считалась - профессионалами или любителями?

- Да какие профессионалы? Кто работал, кто учился, кто в армии служил. А некоторые - например, братья Старостины - были директорами фабрик системы "Промкооперация". Я как отслужил два года в армии, был оставлен на сверхсрочную. Помощник командира взвода. Получал согласно своей должности 115 рублей. В 34 -м году это были неплохие деньги. Если не пить, не курить, то все в порядке, даже матери помогал. На сборах питание бесплатное, экипировка.

- В другие команды вас звали?

- Николай Петрович Старостин звал в "Спартак" в 35-м, когда мы ездили во Францию с "Рэсингом" играть. Соблазнял поездкой на рабочую Олимпиаду в Антверпен. Но нет, цыгана не купишь. Куда же я из команды пойду, в которой всю жизнь мечтал играть? Николай Петрович попросил меня тогда никому не говорить о нашем разговоре. Я обещание пятьдесят лет хранил. Только тогда его нарушил, когда надо было давать пример молодым футболистам.

Как-то по телевизору смотрел беседу с губернатором Нижегородской области Немцовым. Он говорит: "Я никогда не воровал, это, во-первых, а во-вторых, никогда не лгал". Я с его словами согласился, все равно как про меня сказано, а себе записал: "И взяток никогда не брал и не давал". А Немцов через две минуты то же самое в эфир говорит. Вот, думаю, до чего же мы с ним похожи.

Как тренер я всегда получал удовольствие оттого, что делал приятное людям, в первую очередь тем, с кем работал. Я игроков никогда не обижал. Никаких закулисных разборок. Все проблемы решаем при всех, в команде. Как-то в "Футболе" прочитал, как один тренер из Сочи (догадайтесь сами, кто это) делает послематчевые разборы, отдельно вызывая каждого игрока в свой номер. Это же смешно. Разбор игры надо делать в присутствии всей команды. Чтобы все слышали, к кому у тренера какие претензии. Они же все отлично понимают, когда тренер говорит правду, а когда просто придирается.

- Но в любом случае, согласитесь, от конфликтов с игроками даже самому талантливому тренеру никуда не уйти. Я имею в виду ваш разговор с Бобровым в 45-м в Англии в перерыве матча с "Кардифф Сити".

- Я просто попросил его поиграть в интересах команды, а не брать всю игру на себя. Ты тоже должен быть полезным для своего партнера. Он пытался там что-то сказать, но я дал понять, что у меня это дело не пройдет. Нет, не угрожал, что сниму его с игры, но в результате беседы у него вполне могло сформироваться мнение, что, возможно, будет замена. Но он исправился.

- А разве Боброва вы брали в Англию не для того, чтобы он кромсал британскую оборону, как штык?

- Всеволода я брал на всякий случай, Трофимов был у меня под сомнением. Пытался я поставить Василия против "Арсенала", но футболист, прежде всего, должен быть здоровым. А вот если бы Трофимов не был травмирован, то мы вполне обошлись бы без армейца.

Я-то Боброва никогда высоко не ценил. Забивала он, безусловно, хороший. Но ведь за своим полузащитником он никогда не присматривал, значит, эту работу за него должен был делать кто-то другой. В турне 1945 года на него работал Серега Соловьев, у того "машина" была хорошая. В ЦДКА Гриша Федотов скинет ему или Николаев, или по воротам кто-нибудь ударит, он бежит, добавляет. Специалист по забиванию - это хорошо. Но если в команде все бегут забивать, а в обороне играть не умеют, - это плохо.

- Когда "Динамо" в 45-м ехало в Англию, вас, видимо, инструктировали по этому поводу достаточно сурово?

- Вопрос так не стоял, что, мол, проиграете - всю команду на Соловки. Меня как-то вызвали в Кремль, помню, были там Маленков, Берия и еще кто-то третий. Говорят, так, мол, и так, есть предложение поехать в Англию и сыграть там с местными профессионалами. Я, кстати, до сих пор не знаю, откуда растут ноги у этой поездки. Помню, попросил их дать нам возможность
посмотреть их игру накануне, чтобы иметь хоть какое-то представление о сопернике. Что мы об англичанах знали? Знали, что сильные очень и дома у себя всех обыгрывают. Задали мне в Кремле вопрос: "Ну, хоть стараться-то вы будете?" Ну в этом уж сомнений у меня не было. Впрочем, как и в том, что играть мы умеем в футбол неплохо.

- Кстати, с шефом "Динамо" Лаврентием Берией вы часто встречались?

- 4-5 раз, вместе с командой и отдельно. В футбол он сам никогда не играл, но игру эту любил. Помню, как-то собрал он команду перед матчем со "Спартаком". Спрашивает у меня: "А "Спартак" - это что за команда? Кустари, что ли, какие?" Объяснил ему, что к чему. "Пожалуйста, надо обыграть их, пожалуйста. Я сам приеду на игру посмотреть". Мы как раз тогда хорошо сыграли и выиграли - 5:1. Берия остался очень доволен.

В Англию, как мы и просили, нас отправили заранее. Приехали - первым делом в посольство. Был там один специалист, сам когда-то на приличном уровне в футбол играл, но тогда его не было, отлучился по делам. Остальные работники о футболе знают только то, что в него играют две команды по одиннадцать человек. "Как, - спрашиваю, - играют англичане?" - "О, - отвечают, - они мяч до ворот доводят, а потом его закатывают". "Нет, - возражают другие, - они бьют издалека. Ох, и сильные же у них удары!"

Пошли мы на матч с участием "Челси". Понравился мне тогда у них Харрис, центральный защитник, пятый номер. После игры собрались с ребятами. "Ну как?" - "Можем, Михеич, с ними - сыграть". Англичане-то техничные, конечно, тонко играют, красиво, но скорости не всегда на полную катушку включают.

А газеты местные пишут, в частности "Дейли Мэйл", что русские, конечно, в футбол играют, но в основном после работы, и поэтому ничего экстраординарного от них ожидать не следует, профессионалы их легко обыграют. Так, сходить разве что ради интереса на стадион.

Интерес оказался настолько большим, что в день матча, 13 ноября, трибуны стадиона были перегружены зрителями. В начале игры я стал за воротами "Челси", мне нужно было отсылать назад наших нападающих, с тем, чтобы они не забывали отходить и строить первую оборонительную линию. Кто ленится - погромче крикну. Шла игра, и счет был уже 0:2. Я уже к воротам Хомича отошел. И тут Лаутон как справа завинтит в самую "девятку"! Ну все, думаю, гол. Это все, конец. Хома взял! Вытащил мяч в каком-то фантастическом прыжке. Перерыв. В раздевалке я имел право говорить не более чем три-четыре минуты, остальное время футболисты должны отдыхать. Постарался успокоить ребят и дал им задание на второй тайм. По игре-то мы им не проигрывали, надо было чуть-чуть добавить и, главное, быть точнее при завершении атак. В первом тайме мы не использовали несколько голевых моментов, а Соловьев не реализовал пенальти. Во втором тайме сравняли - 2:2. Надо забивать и выигрывать. И тут ошибается Хомич. Он-то и в первых двух мячах был небезгрешен и тут опрометчиво вышел на навесной мяч, а Лаутон переиграл его в воздухе - 2:3. Хомич все турне провел в целом уверенно и полезно. А тот его прыжок в "девятку", за который Алексея впоследствии прозвали "тигром", стал легендарным. Хорошо, что с "Челси" мы счет успели сравнять.

После того матча тон английской прессы по отношению к нам стал куда более уважительным. Да мы и сами знали, что сыграли хорошо и себя еще покажем. Что и случилось.

- Впоследствии ваша поездка в Англию сразу после войны обрела характер легенды...

- Вначале я не считал ее выдающимся событием в своей жизни, но потом, анализируя, пришел к выводу, что именно тогда, в 45-м, наш футбол обрел многих своих болельщиков. На футбол стало ходить куда больше народу, чем до войны.

- А за кого в 45-м болели больше - за "Динамо" или за ЦДКА?

- Затрудняюсь ответить. Но мне кажется, что наши болельщики были более скромными, что ли. А сейчас, я смотрю, поклонники ЦСКА или "Спартака" доходят до того, что оскорбляют футболистов своей любимой команды.

- Интересно, а Якушина трибуны когда-нибудь задевали обидным словом?

- Да нет. У меня как-то получалось, что команда выступала успешно. В послевоенные годы мы были первыми в 45-м и 49-м, 46-й чисто проиграли, а в 47-м остались вторыми лишь благодаря худшему соотношению мячей.

- В последнем туре чемпионата-47 ЦДКА обыграл сталинградский "Трактор" со счетом 5:0. Не знаю, как тогда, а сейчас такой счет на финише сезона вызвал бы бурные дебаты среди и болельщиков, и специалистов.

- У "Трактора" играл в воротах Вася Ермасов, бывший динамовец. Я ему как-то говорю: "Эх, Вася, сам динамовец, а своих подвел". Он отвечает: "Михаил Иосифович, мы, честно скажу, меж собой решили: будем биться, но если счет будет 3:0, то игру отдадим". Не знаю, вроде бы там просили, но ничего конкретного сказать не могу. Хотя предположения нехорошие были. Но ехать в Сталинград и наблюдать за ходом матча непосредственно с трибун мне в голову как-то не приходило.

В 48-м, в последнем опять-таки матче чемпионата, мы играли с армейцами вничью - 2:2, которая нас устраивала и делала чемпионами страны. И за четыре минуты до конца поединка Бобров забил нам мяч. Снова вторые.

- Признайтесь, вам все-таки хотелось иметь в своей команде та кого забивалу, как Бобров?

- Я Гринина хотел иметь. Он у нас и играл, между прочим, до службы в армии. Я - центрального нападающего, а он - правого полусреднего. Перспективный игрок. Пришло время идти в армию, а ему вроде бы как в наши войска нельзя. Вроде бы у него дядя то ли был обвинен, то ли фигурировал в деле о каком-то поджоге. Идиоты. Идиоты. Жаль, я не имел тогда возможности вмешаться.

Был Федотов, конечно, хороший, но его к себе все "Спартак" тащил. Да и неудачник он был, мало играл после войны, все травмы его мучили.

- Не всегда, наверное, вам, молодому тренеру, было легко тренировать такой звездный коллектив, как "Динамо". Говорят, один Бесков дорогого стоил.

- Я заметил, что он пытается что-то у меня перенимать. Было у него желание глубже вникнуть в тренерскую деятельность. Я ему разрешал. Но когда он переходил границу (мол, не согласен с тем-то и тем-то), то на это тренер Якушин ему отвечал: "Когда я даю задание, никаких добавлений не требуется". И все, вопрос закрывался.

- С Борисом Аркадьевым, тренером вашего заклятого противника ЦДКА вы жили на одной лестничной площадке. Частные встречи в быту никак не влияли на ваши взаимоотношения?

- Нет.

- Не может быть.

- Никаких проблем в общении у нас не было. Вот только моя жена нервничала. Жена Аркадьева, он ее почему-то называл Утя или Крыса, часто общалась с моей супругой. Ну знаете, как это обычно бывает у хозяек, то этой что-то нужно, то той. Так вот Утя при встрече никогда не преминет пожаловаться на судьбу. Вот, мол, Боре моему тяжело, ведь сейчас они все под кустами валяются пьяные, ой, да наши хуже ваших будут, да вы выиграете и т.д. Та-то на футбол никогда не ходила, а моя исправно матчи посещала, кроме того, я с ней беседы проводил на темы футбола - разбиралась. Поэтому переживала, слушая такие разговоры.

- В ВВС вас Василий Сталин в конце 40-х не приглашал?

- Если бы и приглашал, все равно не пошел бы. Это ж все липа была. Несерьезное дело он задумал. Хотел, видно, быть генералом и в воздухе, и в футболе.

- В начале сезона 1950 года вы расстались с "Динамо". По какой причине?

- Создалась конфликтная ситуация. Знаете, так бывает, возрастные игроки, чувствуя, что выкладываться до конца в каждом матче становится все труднее и труднее, начинают вступать в дискуссию с тренером, говорить, что он дает неправильные задания, и разглашать все это где-то еще.

- И кто же был главным разглашателем?

- Ну не то чтобы разглашали, а действовали они явно не в интересах команды. Это и Бесков, и Трофимов. Хотя с ними я и сейчас общаюсь. Но тот момент я немножко прозевал, у меня еще как раз и отец умер в 50-м году. Готовности боевой перед сезоном у команды не было. В общем, не подходили мы друг другу. В таких случаях надо расставаться. А в "Динамо" меня обратно позвали через три года, в 53-м.

- К тому времени у вас за плечами уже была Олимпиада 1952 года. Та самая, про которую фильм сняли, - "Гол в Спасские ворота".

- Я по этому поводу даже звонил в Госкино. Конфликтная ситуация между Сталиным и Тито существовала, но никаких драк между нашими и югославскими футболистами не было. И мы к ним никакой неприязни не испытывали, не знаю, как они к нам. В перерыве матча в своей раздевалке, прямо у нас за стенкой, югославы скандировали: "Тито, Тито, Тито".

- А вы?

- А мы вот про Сталина ничего не кричали. Проигрывали - 0:3. Вообще-то, вспоминая сборную соперников, я вам хочу сказать, что, на мой взгляд, она была сильнейшей из всех тех югославских команд, которые мне приходилось видеть позже. Вукас, Бобек, Митич - отличные игроки. Тем не менее, уступая -1:5, мы все-таки смогли сравнять счет. Могли даже выиграть в дополнительное время - Бесков после навеса Трофимова бил "щечкой" с линии вратарской, но попал в штангу. А на дополнительный матч сил у нашей команды, пожалуй, уже не хватило.

- Молва возложила основную ответственность за поражение на тбилисского динамовца Чкуасели, дебютировавшего в составе сборной в той игре.

- Авторы фильма выдвинули версию, что он был включен в команду как земляк лучшего друга советских физкультурников. Ерунда все это. Сталин спортом не интересовался. Нырков позднее сказал, что тбилисец почти не понимал по-русски, в течение всей игры бессмысленно перемещался по флангу и толку от него не было никакого. Потом он отказался от своих слов, видимо, кто-то заставил его так сказать. А Чкуасели выдвинул я. Думал, быстрый, молодой футболист с хорошим спуртом. Он не показал, конечно, всех своих лучших качеств, но вешать за это на него всех собак не стоит.

- После Олимпиады ЦДКА разогнали...

- Ну да, кто-то сверху сказал: "Распустить их". Кто сказал? Неясно. Может, Сталин сказал. А кто слышал, что он так сказал? Вся информация шла через третьи руки, и вполне может быть, что она носила характер испорченного телефона. Сталин не был футбольным болельщиком и вообще этим видом спорта не интересовался. Это верно так же, как и то, что Берия никогда не играл в футбол.

- Перед чемпионатом мира 1958 года, когда вы были вторым тренером сборной, команда вдруг потеряла трех своих футболистов. Насколько эта потеря сказалась на игре сборной СССР?

- Татушин, конечно, на правом краю нападения смотрелся получше, чем армеец Апухтин. Стрельцов был моложе Симоняна на одиннадцать лет, то есть связка Татушин - Стрельцов действовала бы куда мощнее. Огоньков? Думаю, по классу игры они с Борисом Кузнецовым почти не уступали друг другу.

- То есть будущим чемпионам мира - бразильцам мы могли и не проиграть?

- Трудно сказать, но то, что в нападении сборная СССР сыграла бы куда опаснее, будь в ее составе Стрельцов с Татушиным, это факт.

Гарринча нас сокрушил. Когда мы были в Бразилии, я говорил Кузнецову: "Смотри, Борюшка, может, на чемпионате мира тебе придется играть против него". Боря, как узнал, что против нас выйдет Гарринча, так прямо и очумел. Гарринча с первой-минуты как начал вертеть... Бац в стойку, бац в Яшина. И пошло-поехало.

Опальной тройки нам не хватало. И с австрийцами сыграли бы лучше, и с англичанами. И в матче со шведами выглядели бы посвежее.

- Как получилось, что ребята попали в такую неприятную историю?

- Сейчас Качалина уже нет в живых, но я и при нем говорил. Это он не учел ситуации. Они не должны были быть в тот день в Пушкине, а должны были находиться на игре второго состава сборной с ЦСКА. Присутствовать в раздевалке. А потом всей командой следовало выезжать на базу, чтобы не давать свободы во время работы. На игре присутствовали все футболисты основного состава. Кроме этих троих. Дядя Гава добрый, отпустил. А все эти компашки с алкоголем до добра не доводят.

Вот у меня часто спрашивают: "Стрельцов хороший футболист был?" Он должен был стать хорошим игроком, но то, что он показывал, было лишь 50 процентов от его истинного потенциала.

- В 1967 году вы возглавили главную команду страны. Странная закономерность, к решающим матчам чемпионата Европы 1968 года сборная вновь лишилась трех своих лидеров. Ушел Стрельцов, были отчислены Сабо и Воронин...

Анна и Михаил Якушины

Анна и Михаил Якушины

- Про Воронина мне сказали - надо отчислить. Он где-то провинился. Сабо - потому, что он венгр и вроде что-то передал своим землякам. Не знаю... Меня это как-то не коснулось.

- Странно, ведь за результат пришлось бы отвечать вам, а не кому-то из управления футбола.

- Есть указания, приходящие сверху, которые надо выполнять.

Мне запомнились матчи олимпийского турнира, которые мы играли параллельно с чемпионатом Европы. 1968 год. Чехословакия. Матч назначили не в Праге, а в Остраве. Перед игрой повели на какую-то странную экскурсию на местный завод. Рабочие смотрели так, что удовольствия от нее было мало. Нас что, организаторы вывести из себя хотели? Началась игра. Трибуны орут так, что обернуться на зрителей страшно. Хозяева косят наших, как хотят. Хагара, левый защитник, подбегает к Численко и как засветит тому ногой в колено. Численко мы потеряли, а затем и Аничкина с Хурцилавой. Так что перед решающими играми чемпионата мы оказались без целой группы ведущих игроков.

Хотя по идее после игры в полуфинале с итальянцами все случай решил, когда жребий кидали. Я Шестерневу шепчу: "Фигуру выбирай, фигуру!". А он стоит, молчит, не мычит, не телится. Факетти же, капитан итальянцев, сразу смекнул, что монета скорее всего упадет на менее выпуклую сторону. Поэтому он не колебался, когда, не дождавшись ответа от Шестернева, судья обратился к нему - "Фигура". И итальянцы в финале.

- Вас после четвертого места, как водится, освободили от обязанностей главного тренера...

- А я и подряжался-то на два года. Так что без обид.

Вот сейчас Романцев говорит, что теряет форму, когда не работает в клубе, а тех, кто считает, что главный тренер должен быть освобожденным, называет дилетантами. Получается, что и англичан, и немцев он считает за дураков? У нас все председатели федерации футбола, кроме Колоскова, считали, что тренер должен быть освобожденным от работы в клубе. Своих наивысших успехов команда добивалась когда? 56-й - 60-й годы - тренер Качалин, второй Якушин, ведь большинство "сборников" - динамовцы. Больше спартаковцев - вторым назначается Гуляев.

- У тренеров нелегкая судьба. Их полощут в печати, в их адрес кричат обидные слова с трибун. Наконец, их просто снимают с работы чиновники, зачастую ничего в футболе не понимающие. Вас ведь тоже снимали не раз.

- Меня никогда не снимали. Я сам шел к руководству и говорил, что подаю в отставку. Может быть, был только конфликт в Тбилиси с председателем местного спорткомитета. Я требовал провести тренировочный матч перед стартом сезона 1964 года на стадионе "Динамо", а меня заставляли играть на "Буревестнике". Комитет прогорел на живых шахматах, на "Динамо" играли, по-моему, Бронштейн и Гаприндашвили. Роль фигур исполняли артисты. Но народ на это зрелище не пошел, деньги надо было вернуть, а сделать это через студенческий стадион легче. Но я на это не согласился. Потому и расстались.

- С московским "Локомотивом", помнится, вы тоже расстались не по доброй воле.

- Эту историю даже смешно вспоминать. Пригласил меня вытаскивать "Локомотив" из первой лиги тогдашний министр путей сообщения. Вагоны, говорят, для партийного руководства он делал хорошие. В футболе же ничего не понимал, но тренеров нанимал. Прежде всего, я решил поставить команде игру. Естественно, при работе на перспективу сразу ждать результата не следует. После восьми туров у команды восемь очков - принято решение меня снять. Пытаюсь попасть на прием к министру - не могу его застать, уж больно занятой человек.

А меня между тем разбирают на месткоме. Старушка бухгалтер говорит: "В футболе я ничего не понимаю, но очков у команды мало, поэтому я за то, чтобы вас уволить". За это голосуют и остальные. Председатель месткома Максимов, сам в прошлом футболист, сказал мне так: "Михаил Иосифович, если я против вас не проголосую, то как же мне дальше здесь работать?" Я после этого заседания подал в суд. Не за материальными благами гнался, а из-за желания доказать сомневающимся, что я не позволю подобным образом насмехаться надо мной и всем тренерским ремеслом.

Сокольнический суд жалобу отклонил, но городской суд признал мои претензии обоснованными. Хотя, не скрою, бороться было нелегко. Меня ведь обвиняли и в том, что стар, сейчас, глядите, люди и в 70 лет работают, а мне тогда 62 было. И в том упрекали, что с возрастом потерял квалификацию. Дело-то я выиграл, но работать после этого с "Локомотивом" дальше не стал.

...Галстук давно уже был снят и положен на кровать. А я давно уже успел изучить комнату самого динамовского тренера Советского Союза. С большой фотографией стадиона "Динамо" с высоты птичьего полета на стене. С забранным в самшитовые веточки портретом жены, умершей 17 лет назад. С транзистором возле подушки, со столом, заваленным книгами.

И с футбольным мячом вместо традиционной вазы на старом серванте.

Сергей ЩУРКО. "Футбол от "Спорт-Экспресса" №14, сентябрь 1995

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА
МАТЧ
ПОЛЕ
1     27.09.1959
   ВЕНГРИЯ - СССР - 0:1 г
2     03.10.1959    КИТАЙ - СССР - 0:1 г
3     10.05.1967    ШОТЛАНДИЯ - СССР - 0:2 г
4     28.05.1967    СССР - МЕКСИКА - 2:0 д
5     03.06.1967    ФРАНЦИЯ - СССР - 2:4 г
6     11.06.1967    СССР - АВСТРИЯ - 4:3 д
7     16.07.1967    СССР - ГРЕЦИЯ - 4:0 д
8 1   28.07.1967    ПОЛЬША - СССР - 0:1 г
9 2   04.08.1967    СССР - ПОЛЬША - 2:1 д
10     30.08.1967    СССР - ФИНЛЯНДИЯ - 2:0 д
11     06.09.1967    ФИНЛЯНДИЯ - СССР - 2:5 г
12     01.10.1967    СССР - ШВЕЙЦАРИЯ - 2:2 д
13     08.10.1967    БОЛГАРИЯ - СССР - 1:2 г
14     15.10.1967    АВСТРИЯ - СССР - 1:0 г
15     31.10.1967    ГРЕЦИЯ - СССР - 0:1 г
16     29.11.1967    ГОЛЛАНДИЯ - СССР - 3:1 г
17     06.12.1967    АНГЛИЯ - СССР - 2:2 г
18     17.12.1967    ЧИЛИ - СССР - 1:4 г
19     03.03.1968    МЕКСИКА - СССР - 0:0 г
20     07.03.1968    МЕКСИКА - СССР - 1:1 г
21     10.03.1968    МЕКСИКА - СССР - 0:0 г
22     24.04.1968    СССР - БЕЛЬГИЯ - 1:0 д
23     04.05.1968    ВЕНГРИЯ - СССР - 2:0 г
24     11.05.1968    СССР - ВЕНГРИЯ - 3:0 д
25 3   21.05.1968    СССР - ЧЕХОСЛОВАКИЯ - 3:2 д
26 4   01.06.1968    ЧЕХОСЛОВАКИЯ - СССР - 3:0 г
27     05.06.1968    ИТАЛИЯ - СССР - 0:0 г
28     08.06.1968    АНГЛИЯ - СССР - 2:0 н
29     16.06.1968    СССР - АВСТРИЯ - 3:1 д
30     01.08.1968    ШВЕЦИЯ - СССР - 2:2 г
30 4        
+18  =7  —5 +3  =0  —1        
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru