Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

ИСТОРИЯ

СБОРНАЯ СССР' 1960

ОБЛАДАТЕЛИ КУБКА ЕВРОПЫ

Гавриил Качалин
Николай Гуляев
Андрей Старостин
Лев Яшин
Гиви Чохели
Анатолий Маслёнкин
Анатолий Крутиков

Гавриил Качалин
старший тренер

Николай Гуляев
тренер

Андрей Старостин
начальник команды

Лев Яшин

Гиви Чохели

Анатолий Маслёнкин

Анатолий Крутиков

Юрий Войнов
Игорь Нетто
Слава Метревели
Валентин Иванов
Виктор Понедельник
Валентин Бубукин
Михаил Месхи

Юрий Войнов

Игорь Нетто

Слава Метревели

Валентин Иванов

Виктор Понедельник

Валентин Бубукин

Михаил Месхи

 В матчах 1/8 финала также играли:

Владимир Беляев
Никита Симонян
Виктор Царёв
Владимир Кесарев
Алекпер Мамедов
Анатолий Ильин
Анатолий Исаев

Владимир Беляев

Никита Симонян

Виктор Царёв

Владимир Кесарев

Алекпер Мамедов

Анатолий Ильин

Анатолий Исаев

ПЕРВЫЙ КУБОК ЕВРОПЫ

УВЕРТЮРА В ЛУЖНИКАХ

Кубок Европы среди сборных пробивал себе дорогу с большим трудом: достаточно сказать, что желание принять участие в первом розыгрыше изъявили всего 17 стран. Не фигурировали среди них ни родоначальники футбола англичане, ни европейские державы, уже становившиеся чемпионами мира, - Италия и Германия.

Для того чтобы свести список участников к удобному числу 16, пришлось проводить квалификационный раунд, в котором за место в 1/8 финала спорили Ирландия и Чехословакия. Причем их первый матч состоялся после того, как уже были сыграны четыре встречи следующей стадии. Что и помогло войти в историю нашей сборной и московскому спартаковцу Анатолию Ильину: первый удар по мячу в европейских первенствах был сделан в Лужниках, где при рекордной для всего турнира аудитории - 100 572 зрителя - в 1/8 финала сборная СССР принимала команду Венгрии. А три с небольшим минуты спустя после стартового свистка австрийца Франца Грилля форвард советской сборной Ильин открыл счет голам, забитым в Кубках и чемпионатах Европы. Кстати, этот матч, благодаря которому вошли в историю и Ильин, и Грилль, для обоих так и остался единственным, проведенным в рамках первенств континента.

ШЕСТЬ "ЗОЛОТЫХ МЯЧЕЙ"

Можно, конечно, говорить о том, что по составу участников первый Кубок Европы был слабее последующих. Но это нисколько не умаляет ни его значения для истории европейского и мирового футбола, ни ценности победы, одержанной сборной СССР, которая тогда действительно была одной из сильнейших в мире (не случайно в символическую сборную по итогам финальных игр во Франции УЕФА включила пятерых футболистов сборной СССР). Как не умаляет ее и то, что четвертьфинал наши выиграли, так и не выйдя на поле: судьбу путевки во Францию, как известно, решила политика. Испанскую сборную "выбил" из розыгрыша не соперник, а собственный каудильо Франсиско Франко, не пожелавший допустить приезда в Мадрид советской сборной.

О первом Кубке Европы есть что вспомнить. И то, как лихо расправлялась с соперниками на пути к полуфиналу сборная Франции, в которой блистали великие Копа и Фонтэн. И драматичнейший поединок, в котором французы на своем поле пропустили в финал югославов, умудрившихся на протяжении трех минут превратить счет 2:4 в 5:4. И первый в истории чемпионатов Европы хет-трик, записанный на счет - конечно же! - Жюста Фонтэна. И то, что в турнире участвовало шестеро игроков, становившихся в 50 - 60-е годы обладателями "Золотого мяча" лучшего футболиста Европы: испанцы Альфредо Ди Стефано и Луис Суарес, француз Раймон Копа, чех Йозеф Масопуст, венгр Флориан Альберт и наш Лев Яшин. И, наконец, переполненные Лужники, с которых начался и которыми (уже на торжествах по возвращении из Франции) закончился путь той золотой сборной, чей успех пока так и остался неповторенным.

ФУТБОЛИСТЫ СБОРНОЙ СССР - ОБЛАДАТЕЛИ КУБКА ЕВРОПЫ-1960

Лев ЯШИН. Родился 22 октября 1929 года в Москве. Вратарь. Заслуженный мастер спорта. Выступал за "Динамо" М (1950 - 1970). В чемпионатах СССР провел 326 матчей. Чемпион СССР 1954, 1955, 1957, 1959, 1963 гг. Обладатель Кубка СССР 1953, 1967, 1970 гг. В "Списке 33 лучших" - 13 раз, в том числе 11 - под номером 1. Лучший вратарь страны 1960, 1963, 1966 гг. За сборную СССР провел 74 официальных и 6 неофициальных матчей. Олимпийский чемпион 1956 г. Обладатель Кубка Европы 1960 г. Серебряный призер Кубка Европы 1964 г. Полуфиналист ЧМ-66. Обладатель "Золотого мяча" лучшего футболиста Европы 1963 г. Признан ФИФА лучшим вратарем XX века. Скончался в Москве 20 марта 1990 года.

Гиви ЧОХЕЛИ. Родился 27 июня 1937 года в Телави. Защитник. Заслуженный мастер спорта. Выступал за "Динамо" Тб (1957 - 1964). В чемпионатах СССР провел 159 матчей, забил 4 гола. В "Списке 33 лучших" - 4 раза, в том числе 3 - под номером 1. За сборную СССР провел 19 матчей. Обладатель Кубка Европы 1960 г. Заслуженный тренер Грузинской ССР. Скончался в Тбилиси 25 февраля 1994 года.

Анатолий КРУТИКОВ. Родился 21 сентября 1933 года в дер. Слепушкино Наро-Фоминского р-на Московской обл. Защитник. Заслуженный мастер спорта. Выступал за ЦДСА (1954 - 1958), "Спартак" М (1959 - 1968). В чемпионатах СССР провел 303 матча, забил 9 голов. Чемпион СССР 1962 г. Обладатель Кубка СССР 1963, 1965 гг. В "Списке 33 лучших" - 6 раз, в том числе 3 - под номером 1. За сборную СССР провел 9 матчей, за олимп. сборную - 2. Обладатель Кубка Европы 1960 г.

Анатолий МАСЛЕНКИН. Родился 29 июня 1930 года в Москве. Защитник, полузащитник. Заслуженный мастер спорта. Выступал за "Спартак" М (1954 - 1963), "Шинник" Яр (1964 - 1966). В чемпионатах СССР провел 246 матчей, забил 7 голов. Чемпион СССР 1956, 1958, 1962 гг. Обладатель Кубка СССР 1958 г. В "Списке 33 лучших" - 6 раз, в том числе 4 - под номером 1. За сборную СССР провел 33 официальных и 1 неофициальный матч, забил 1 гол. Олимпийский чемпион 1956 г. Обладатель Кубка Европы 1960 г. Скончался в Москве 16 мая 1988 года.

Юрий ВОЙНОВ. Родился 29 ноября 1931 года в пос. Калининский Московской обл. Полузащитник. Заслуженный мастер спорта. Выступал за "Зенит" Л (1951 - 1955), "Динамо" К (1956 - 1964). В чемпионатах СССР провел 272 матча, забил 27 голов. Чемпион СССР 1961 г. В "Списке 33 лучших" - 3 раза под номером 1. За сборную СССР провел 23 матча, забил 3 гола, 3 неофициальных матча (2 гола). Обладатель Кубка Европы 1960 г. Заслуженный тренер Украинской ССР.

Игорь НЕТТО. Родился 9 января 1930 года в Москве. Полузащитник. Заслуженный мастер спорта. Выступал за "Спартак" М (1949 - 1966). В чемпионатах СССР провел 367 матчей, забил 37 голов. Чемпион СССР 1952, 1953, 1956, 1958, 1962 гг. Обладатель Кубка СССР 1950, 1958, 1963 гг. В "Списке 33 лучших" - 8 раз под номером 1. За сборную СССР провел 54 матча, забил 4 гола, 11 неофициальных матчей (2 гола). Капитан сборной (1954 - 1963). Олимпийский чемпион 1956 г. Обладатель Кубка Европы 1960 г. Заслуженный тренер РСФСР. Скончался в Москве 30 марта 1999 года.

Слава МЕТРЕВЕЛИ. Родился 30 мая 1936 года в Сочи. Нападающий. Заслуженный мастер спорта. Выступал за "Торпедо" М (1956 - 1962), "Динамо" Тб (1963 - 1971). В чемпионатах СССР провел 375 матчей, забил 83 гола. Чемпион СССР 1960, 1964 гг. Обладатель Кубка СССР 1960 г. В "Списке 33 лучших" - 8 раз, в том числе 7 - под номером 1. За сборную СССР провел 48 матчей, забил 11 голов, 1 неофициальный матч, за олимпийскую сборную - 4 матча, 1 гол. Обладатель Кубка Европы 1960 г., полуфиналист ЧМ-66. Заслуженный тренер Грузинской ССР. Скончался в Тбилиси 7 января 1998 года.

Валентин ИВАНОВ. Родился 19 ноября 1934 года в Москве. Нападающий. Заслуженный мастер спорта. Выступал за "Торпедо" М (1953 - 1966). В чемпионатах СССР провел 287 матчей, забил 124 гола. Чемпион СССР 1960, 1965 гг. Обладатель Кубка СССР 1960 г. В "Списке 33 лучших" - 6 раз, в том числе 4 - под номером 1. За сборную СССР провел 59 матчей, забил 26 голов, 3 неофициальных матча (3 гола). Олимпийский чемпион 1956 г. Обладатель Кубка Европы 1960 г. Серебряный призер Кубка Европы 1964 г. Заслуженный тренер СССР.

Виктор ПОНЕДЕЛЬНИК. Родился 22 мая 1937 года в Ростове-на-Дону. Нападающий. Заслуженный мастер спорта. Выступал за "Ростсельмаш" (1956 - 1958), СКА Ростов (1959 - 1965), "Спартак" М (1966). В чемпионатах СССР провел 156 матчей, забил 54 гола. В "Списке 33 лучших" - 5 раз, в том числе 4 - под номером 1. За сборную СССР провел 29 матчей, забил 20 голов, 1 неофициальный матч (1 гол). Обладатель Кубка Европы 1960 г. Серебряный призер Кубка Европы 1964 г.

Валентин БУБУКИН. Родился 23 апреля 1933 года. Нападающий. Заслуженный мастер спорта. Выступал за "Локомотив" М (1953 - 1960, 1962 - 1965), ЦСКА (1961). В чемпионатах СССР провел 254 матча, забил 68 голов. Обладатель Кубка СССР 1957 г. В "Списке 33 лучших" - 3 раза, в том числе 2 - под номером 1. За сборную СССР провел 11 матчей, забил 4 гола. Обладатель Кубка Европы 1960 г. Заслуженный тренер РСФСР.

Михаил МЕСХИ. Родился 12 января 1937 года в Тбилиси. Нападающий. Заслуженный мастер спорта. Выступал за "Динамо" Тб (1955 - 1969), "Локомотив" Тб (1970). В чемпионатах СССР провел 284 матча, забил 54 гола. Чемпион СССР 1964 г. В "Списке 33 лучших" - 6 раз под номером 1. За сборную СССР провел 35 матчей, забил 4 гола, 1 неофициальный матч. Обладатель Кубка Европы 1960 г. Скончался в Тбилиси 22 апреля 1991 года.

Гавриил КАЧАЛИН. Старший тренер. Родился 4 (17) января 1911 года в Москве. Полузащитник. Выступал за "Динамо" М (1936 - 1942). В чемпионатах СССР провел 36 матчей. Чемпион СССР-1937, 1940. Обладатель Кубка СССР-1937. Главный тренер сборной СССР (1955 - 1958, 1960 - 1962, 1968 - 1970). Под руководством Качалина сборная СССР выиграла Олимпийские игры 1956 г. и Кубок Европы 1960 г. Возглавлял сборную на ЧМ-58, ЧМ-62 и ЧМ-70. Заслуженный тренер СССР. Скончался в Москве 23 мая 1995 года.

В заявку сборной СССР на финальную часть Кубка Европы также входили:

вратарь Владимир МАСЛАЧЕНКО ("Локомотив" М), защитник Владимир КЕСАРЕВ ("Динамо" М), полузащитник Виктор ЦАРЕВ ("Динамо" М), нападающие Герман АПУХТИН (ЦСКА), Заур КАЛОЕВ ("Динамо" Тб), Юрий КОВАЛЕВ ("Динамо" К). Тренер - Николай ГУЛЯЕВ.

В матчах 1/8 и 1/4 финала также принимали участие:

вратарь Владимир БЕЛЯЕВ, защитник Борис КУЗНЕЦОВ, нападающие Анатолий ИЛЬИН, Анатолий ИСАЕВ, Алекпер МАМЕДОВ, Никита СИМОНЯН. В матче 1/8 финала Венгрия - СССР сборной руководил Михаил ЯКУШИН.

ВЕНГРЫ, ДА НЕ ТЕ

Много лет дебют сборной СССР в финальных турнирах чемпионатов мира расценивался как неудачный, а в некоторых исторических обзорах "сезоном неудач" был назван весь сезон 1958 года. Но не надо забывать, что именно тогда, осенью 58-го, начался путь к победе в споре за звание лучшей команды Европы.

СССР - ВЕНГРИЯ - 3:1 (3:0)
28 сентября 1958 г.
Первый матч 1/8 финала I Кубка Европы.
Москва. Центральный стадион им. В.И.Ленина. 102000 зрителей.
Судья - Ф. Грилль (Австрия).
СССР: Беляев, Кесарев, Маслёнкин, Б. Кузнецов, Войнов, Царёв, Метревели, Вал. Иванов, Симонян (к), А. Мамедов, Ильин.
Тренер - Г. Д. Качалин.
Венгрия: Бако, Карпати, Шипош, Шароши, Бунджак, Беренди, Будаи, Гёрёч, Чордаш, Тихи, Бенчич.
Голы: Ильин (4), Метревели (20), Вал. Иванов (32), Гёрёч (84).

Программка

Программка матча.

До начала розыгрыша первого Кубка Европы остаются считанные минуты. Капитаны Никита Симонян и Ласло Будаи выводят на поле сборные СССР и Венгрии

До начала розыгрыша первого Кубка Европы остаются считанные минуты. Капитаны Никита Симонян и Ласло Будаи выводят на поле сборные СССР и Венгрии.

- Минуте на четвертой Валентин Иванов не- ожиданно для соперни- ков сместился с мячом на правый фланг, продвинулся вперед и сильно прострелил в штрафную, - вспо- минает автор гола №1 первенств Европы Анатолий Ильин. - Стоппер венгров Ференц Шипош технич- но перехватил переда- чу. Но пока он соображал, что делать дальше, я успел "выхватить" мяч из-под ног защитника и отправить в сетку.

- Сборная СССР вновь образовалась в 52-м, а после поражения на Олимпиаде в Хельсинки возродилась лишь осенью 54-го. Тем не менее венгры, считавшиеся одними из законодателей европейской футбольной моды, успели стать постоянным и принципиальным ее соперником. Но впервые победа над ними оказалась столь убедительной - 3:1. Счет отразил соотношение сил?

Удар по воротам Белы Бако наносит Никита Симонян

Удар по воротам Белы Бако наносит Никита Симонян.

- Полностью. Венгры действительно были очень хороши, но только до 1956 года. После "венгерских событий" и ввода в Будапешт советских войск звезды национальной сборной нападающие Пушкаш, Кочиш, Цибор, которые в те дни участвовали в южноамериканском турне будапештского "Гонведа", не вернулись на родину, а осели в Испании. А в Москву, не помню уж по каким причинам, не смогли приехать еще и вратарь той чудо-команды Дьюла Грошич и полузащитник Йожеф Божик.

Венгерская сборная выглядела обескровленной - прежняя футбольная знать не позволила бы нам забить три гола. Гереч, Чордаш, Тичи тоже оказались форвардами хорошего европейского уровня, но предшественникам все-таки уступали. Впервые у нас не получилось равной борьбы. Через полчаса мы уже вели - 3:0, могли забить еще, но где-то подсознательно расслабились. И под занавес матча даже пропустили ответный гол.

Павел АЛЕШИН. «Спорт-экспресс»

Через мгновение мяч после этого удара Славы Метревели во ворой раз влетит в ворота венгерской команды.
Бела Бако забирает мяч.

Через мгновение после этого удара Славы Метревели мяч во ворой раз влетит в ворота венгерской команды.

Вратарь гостей Бела Бако забирает мяч.

 

 

 

 

 

 



ВЕНГРИЯ - СССР - 0:1 (0:0)
27 сентября 1959 г.
Ответный матч 1/8 финала Кубка Европы.
Будапешт. Стадион "Непштадион". 90000 зрителей.
Судья - Ю. Коваль (Польша).
Венгрия: Грошич, Матраи, Шипош, Шароши, Божик, Котас, Шандор, Гёрёч, Ф. Альберт-I, Тихи, Феньвеши.
СССР: Яшин, Кесарев, Маслёнкин, Б. Кузнецов, Войнов, Нетто (к), Метревели, Исаев, Вал. Иванов, Бубукин, Месхи.
Тренер - М. И. Якушин.
Гол: Войнов (58).

ПЕРВЫЙ КУБОК ЕВРОПЫ НАШ!

Первый чемпионат Европы (Кубок континента) состоялся в 1958-1960 годах. В первом розыгрыше приняли участие сборные семнадцати стран.

Финальный турнир (полуфинальные и финальный матчи) проводился во Франции, куда отправились: вратари Лев Яшин («Динамо», Москва) и Владимир Маслаченко («Локомотив», Москва), защитники Владимир Кесарев («Динамо», Москва), Гиви Чохели («Динамо», Тбилиси), Анатолий Маслёнкин («Спартак», Москва), Анатолий Крутиков («Спартак», Москва), полузащитники Юрий Войнов («Динамо», Киев), Игорь Нетто («Спартак», Москва), Виктор Царёв («Динамо», Москва), нападающие Слава Метревели («Торпедо», Москва), Валентин Иванов («Торпедо», Москва), Виктор Понедельник (СКА, Ростов-на-Дону), Валентин Бубукин («Локомотив», Москва), Михаил Месхи («Динамо», Тбилиси), Юрий Ковалёв («Динамо», Киев), Герман Апухтин (ЦСКА) и Заур Калоев («Динамо», Тбилиси). Главным тренером команды был выдающийся специалист Гавриил Дмитриевич Качалин, который в 1956 году приводил советских футболистов-олимпийцев к золоту Мельбурна. Ему помогал Николай Алексеевич Гуляев.

УВЕРЕННОСТЬ В ПОБЕДЕ

ЧЕХОСЛОВАКИЯ - СССР - 0:3 (0:1)
6 июля 1960 г.
Матч 1/2 финала I Кубка Европы.
Марсель. Стадион "Велодром". 23200 зрителей.
Судья - Ч. Йонни (Италия).
Чехословакия: Шройф, Шафранек, Поплугар, Новак, Буберник, Масопуст, Войта, Бубник, Квашняк, Моравчик, Долински.
Тренер - Р. Вытлачил.
СССР: Яшин, Чохели, Маслёнкин, Крутиков, Войнов, Нетто (к), Метревели, Вал. Иванов, Понедельник, Бубукин, Месхи.
Тренер - Г. Д. Качалин.
Голы: Иванов (35, 58), Понедельник (64). Войта не реализовал пенальти (мимо ворот).

Андрей Петрович Старостин, выдающийся советский футболист и тренер, комментируя исход матча сборных СССР и Чехословакии, отмечал, что «чехословацкие тренеры вынуждены были считаться с тем, что в скорости их команда уступала советской». Вполне возможно, именно поэтому сборная СССР начала встречу в исключительно высоком темпе, надеясь с первых же минут доказать свое превосходство в атлетизме. Но соперник был готов к таким методам ведения игры, которая шла с переменными атаками.

Чехословакия - СССР

«Мяч, - писал Андрей Старостин, - был частым гостем штрафных площадок обеих команд. Долгое время чехословацкие футболисты вели игру на равных. Не меньшее время они владели мячом и не меньшее гостили на нашей половине поля. Едва ли на переполненном стадионе был хоть один человек, который, объективно взвешивая действия команд в первой половине игры, взялся бы предсказать исход встречи. Даже несмотря на остроумно и быстро разыгранную комбинацию Иванов - Понедельник - Иванов, принесшую сборной СССР перевес в один гол, результат борьбы продолжал оставаться загадочным».

Чехословацкие футболисты, однако, не сумели поддержать темп, выбранный советской сборной, и это подтвердил ход второго тайма. Иванов и Понедельник забили по мячу. Уверенность в победе не поколебал даже назначенный в ворота советской команды пенальти. Он не был реализован - мяч пролетел мимо яшинских ворот.

Газета.Ru

ПОБЕДНАЯ ТОЧКА

ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 1:2 (1:0, 0:1)
10 июля 1960 г.
Финальный матч I Кубка Европы.
Париж. Стадион "Парк де Пренс". 20000 зрителей.
Судья - А. Эллис (Англия).
Югославия: Видинич, Дуркович, Юсуфи, Жанетич, Миладинович, Перушич, Шекуларац, Еркович, Галич, Матуш, Костич.
СССР: Яшин, Чохели, Маслёнкин, Крутиков, Войнов, Нетто (к), Метревели, Вал. Иванов, Понедельник, Бубукин, Месхи.
Тренер - Г. Д. Качалин.
Голы: Галич (43), Метревели (49), Понедельник (113).

10 июля 1960 года. Париж. Стадион "Парк де Пренс"

10 июля 1960 года. Париж. Стадион "Парк де Пренс".

Финал на "Парк де Пренс" продолжался два часа. Главные события развернулись в нем после того, как на 40-й минуте, обманув Маслёнкина, югослав Еркович (№8) прорвался по краю, передал мяч в центр и овладевший им Галич (№9) с линии вратарской площадки вывел вперед наших соперников.

Через пять минут после перерыва сборная СССР отыгралась: Бубукин нанес удар метров с двадцати пяти. Вратарь Видинич отбил мяч, но... на Метревели, а тот "переправил" в сетку. После этого имели возможность отличиться Месхи, Крутиков и Иванов, однако пришлось к основному времени добавлять еще полчаса. Решающей стала 112-я минута: Понедельник головой в высоком прыжке поставил победную точку.

Капитаны команд приветствуют арбитра финального матча А. Эллиса (Англия). Слева - Игорь Нетто

Капитаны команд приветствуют арбитра финального матча А. Эллиса (Англия). Слева - Игорь Нетто.

Несколько строк Жану Корню из французской "Экип": "Стиль и манера игры обеих команд проявились не сразу. Виной тому - плохое состояние поля и нервное возбуждение игроков перед ответственной встречей. Особенно оно чувствовалось в югославском лагере. Немалую роль сыграло и то, что игра носила атлетический характер благодаря плотной опеке, применяемой командами. Встреча была острой, беспощадной, волнующей. Овладев нервами, югославы первыми показали на что они способны. Поражала их исключительная подвижность. Что касается русских, то пришлось ожидать второй половины игры, чтобы убедиться в их качествах. Особенно яркой у них стала игра обоих краев. Это были не люди, а стрелы, пронизывающие грудь обороны.

Лев Яшин перед выходом на игру.

Бубукин, кото- рый известен атакующим стилем, посвятил весь первый тайм неблагодарной задаче - игре в защите. Яшин показал себя таким, каким его знают: четкая уверенная игра, железная хватка. У него действительно хорошо "наиграна" рука. Его удары по мячу кулаком производили фурор. Три защитника - Чохели, Маслёнкин и Крутиков - обращали на себя внимание скорее решительностью в отборе мяча и в единоборствах с противником, нежели техникой. Капитан команды Нетто был "ангелом-хранителем" при Костиче. А ведь еще недавно Нетто ориентировался главным образом на нападение. Зато в роли шестого нападающего выступил Войнов, часто подключавшийся в атаку. Но наибольшее впечатление оставили оба края - Метревели и Месхи. Метревели обладает исключительной скоростью. Это позволило ему забить первый гол. Месхи уступает ему в скорости, но, невзирая на резкую игру своих сторожей, ему довольно часто удавалось обводить их. Пожалуй, сильнее всех в центровой тройке играл Бубукин. Он работоспособен, как никто. Иванов все время был "под игом" Петрушича, Понедельник получал очень мало передач от партнеров". Жан Корню не отметил, к сожалению, что именно рывок Понедельника решил судьбу первого Кубка Европы.

Кубок Европы в руках у капитана сборной СССР Игоря Нетто.

Кубок Европы в руках у капитана сборной СССР Игоря Нетто.

В еженедельнике "Футбол" центральный разворот был отдан портретам победителей и эссе "136 строк лирики" популярного писателя, любившего спортивную тему, лауреата Государственной премии Юрия Трифонова. Не приводя все 136, ограничимся "самыми из самых": "Когда Озеров стремительно, торопясь обрадовать, таким изменившимся голосом выкрикнул "Го-о-л!" - наверное, дрогнул воздух над одной шестой частью Земли оттого, что разом облегченно вздохнули миллионы слушателей, прильнувшие к репродукторам. Виктор Понедельник забил решающий гол. В Москве часы показывали начало первого. В Свердловске, Ташкенте и Омске была глубокая ночь. Это была радостная ночь. Ночь небывалого нервного накала, ночь упорства и надежды, борьбы до конца, стиснув зубы, под дождем, в чужом городе, перед темными чужими трибунами, перед всей Европой, глядящей в телевизор. Ночь схватки с железным противником, который, не щадя ног ни своих, ни чужих, рвался к победе. Жестокая ночь, не признающая перемирия. Ночь единственного желания, ночь мужества и порыва и напряжения всех сил души и тела. И ночь исполнения желаний.

Круг Почета по стадиону "Парк де Пренс".

Круг Почета по стадиону "Парк де Пренс".

Игорь Нетто стоит на бровке стадиона, и в руках его серебряный кубок. Идет дождь, и тысячи парижан аплодируют победителям, стоя на трибунах и блестя намокшими плащами, и все это видит отходящая ко сну Европа. Одни зрители аплодируют, другие в раздражении выключают телевизор. Щелк - и экран погас. Но весь мир увидел, что ребята в красных рубашках с надписью "СССР" на груди победили в мужественной борьбе. Они оказались сильнее сильных. Они выиграли первый в истории спорта Кубок Европы по футболу. Кому не нравится, могут выключить телевизор, но победу в "Парк-де-Пренс" не вычеркнуть из футбольной истории..."

Для любителей подробностей добавим: в этом финальном матче было зафиксировано 34 удара по воротам сборной СССР, 32 - по воротам соперника. Советские футболисты подали 7 угловых, югославы - 9. Яшин вступал в игру 69 раз, вратарь югославов Виденич - 60. Все эти цифры свидетельствуют, сколь труден был финальный матч. Но тем почетнее победа.

К. С. ЕСЕНИН. «Футбол. Сборная СССР». Издательство: «Физкультура и спорт», 1983

*  *  *

ИГОРЬ НЕТТО: МЫ ПОБЕДИЛИ!

В день финала над Парижем с утра плыли тучи. Весь день шел серенький, то слабый, то немного посильнее, теплый дождь. Играли мы вечером, при электрическом свете. Не могу сказать, чтобы очень много было зрителей. Нам говорили, что парижане, огорченные проигрышем своей команды, охладели к турниру на Кубок Европы.

Решающий мяч в финале Кубка Европы 1960 года

Решающий мяч в финале Кубка Европы 1960 года
забил Виктор Понедельник точно в таком стиле, в каком он наносит удар по воротам сборной Уругвая.

Дождь все шел. Готовясь в раздевалке к выходу на поле, я думал, что этот дождь еще больше осложнит и без того трудную игру. Особенно для защитников. Им в мокрую погоду всегда труднее: тяжело оттолкнуться для рывка, мгновенно перейти к борьбе за мяч с нападающим. Трудно будет и вратарю, нашему Льву Яшину. Скользкий тяжелый мяч способен на всякие неприятные неожиданности...

Но разве нашим соперникам будет легче? То же ожидает их под этим моросящим дождем.

Внимательно слушал я наставления тренера:

- Твоя задача, Игорь, в основном играть против их центрфорварда Галича, несколько оттянутого назад. Но не увлекайся, не ходи за ним глубоко. Играй с каждым, кто окажется в твоей зоне... Юра Воинов будет больше подыгрывать нападению.

Матч, как мы все и ожидали, был тяжелым, мужественным, упорным. Борьба шла за каждый мяч. В такой трудной обстановке, осложненной дождем, малейшее преимущество могло оказаться решающим. И мы и наши соперники это хорошо понимали.

Югославы играли в нападении вчетвером, причем Шекуларец, вышедший на поле правым крайним нападающим, играл блуждающего форварда, стремительно маневрировал.

Первый тайм мы проиграли. В один из моментов Галич, использовав прострельную передачу, головой, с близкого расстояния, забил гол.

Минуты триумфа. Капитану сборной СССР Игорю Нетто вручают вожделенный Кубок Европы.

Минуты триумфа. Капитану сборной СССР Игорю Нетто вручают вожделенный Кубок Европы.

В перерыве тренеры, как водится, подбадривали нас:

- Давайте, ребята, решительнее. Что вы вешаете головы? Гол, который вы пропустили, - не следствие их превосходства, ни в коем случае. Конечно, не только можете победить, но и должны это сделать! Иначе просто не логично...

Отдохнув немного, пришли в себя. Вышли на поле, стали настойчиво атаковать. Сильно ударил по воротам Валентин Бубукин, так сильно, что вратарь югославов выпустил мяч. Быстро у мяча оказался Слава Метревели. Ему не стоило большого труда добить мяч в ворота. Кстати, в дождливую погоду, когда мяч тяжелый и скользкий, нападающим надо всегда быть начеку. Часто вратари выпускают скользкий мяч из рук. Суметь оказаться на месте, обманув защитников, - значит создать реальную угрозу воротам.

При счете 1:1 дышать стало полегче. Но югославы и не думали нам ни в чем уступать. Они по-прежнему были упорны в атаках, точны в защите. Игра шла ровно весь второй тайм. Быть может, у нас было несколько больше возможностей увеличить счет. Но возможности не были реализованы.

Основное время так и закончилось вничью. После небольшого перерыва снова были разыграны ворота и начался как бы второй, в миниатюре, матч. Но прошло первых пятнадцать минут, и наступило время меняться воротами, а счет все ничейный - 1:1!

Неужели придется и завтра играть? Кажется, очень похоже на это...

10 июля 1960 года. Стадион "Парк де Пренс" Сборная СССР - обладатель первого Кубка Европы. Стоят (слева направо): Лев Яшин, Игорь Нетто, Виктор Понедельник, Юрий Войнов, Гиви Чохели, Валентин Иванов. Сидят: Анатолий Крутиков, Валентин Бубукин, Анатолий Масленкин, Слава Метревели, Михаил Месхи.

10 июля 1960 года. Стадион "Парк де Пренс" Сборная СССР - обладатель первого Кубка Европы. Стоят (слева направо): Лев Яшин, Игорь Нетто, Виктор Понедельник, Юрий Войнов, Гиви Чохели, Валентин Иванов. Сидят: Анатолий Крутиков, Валентин Бубукин, Анатолий Маслёнкин, Слава Метревели, Михаил Месхи.

А минуты бежали. Шла упорная, кропотливая борьба за мяч, за малейшее преимущество. И, странно, мне временами стало мерещиться, что, может быть, и не прошли годы с тех пор, как в таком же напряженнейшем матче мы встречались с югославскими мастерами в борьбе за олимпийское первенство в Мельбурне. Уж очень схожей по упорству была игра.

Оставались считанные минуты. Но вот маленький, быстрый Миша Месхи хорошо проходит по краю. Вижу, как Виктор Понедельник, оценив возникшую ситуацию, метнулся к воротам...

Я-то вижу, а видят ли югославские защитники?.. Момент назревает опасный...
Месхи без задержки посылает мяч к воротам. Виктор в высоком прыжке посылает мяч в ворота!.. Наконец-то гол!

Труден был этот гол, трудна и потому особенно дорога нам была победа в Кубке Европы!

Европейская федерация футбола устроила торжественный прием в зале, расположенном высоко, на Эйфе-левой башне. Нам, советским футболистам, были вручены золотые медали обладателей Кубка Европы, нашим друзьям-соперникам - югославским футболистам - серебряные. Конечно, мы тепло поздравили друг друга.

Внизу шумел, жил своей кипучей жизнью Париж. Он был виден отсюда весь как на ладони, Гаменные громады домов, широкие зеленеющие проспекты, острые шпили Собора Нотр-Дам с его застывшими химерами, словно стерегущими время...

Нам было необыкновенно хорошо. Ведь мы победили.

И. НЕТТО. «Это футбол». Издательство: «Физкультура и спорт», 1974

Виктор Понедельник с подачи Михаила Месхи забивает "золотой" гол.

113-я минута матча. Виктор Понедельник с подачи Михаила Месхи забивает "золотой" гол.

*  *  *

ОТ НАС ТРЕБОВАЛИ -
«НЕ ПИЩАТЬ!»

Бубукин без футбола не может. Другие по выходным на даче грядки вскапывают, а Валентин Борисович каждую субботу (как, кстати, и каждый вторник) прямиком на улицу Козакова отправляется - тренировать сборную правительства России. А когда предоставляется возможность, и сам с удовольствием выходит на поле в составе команды ветеранов. Не для того, чтобы тряхнуть стариной. Тут цель другая - показать, что такое настоящий класс.

ПРАЗДНИК С ОТТЕНКОМ ГРУСТИ

Валентин Бубукин

- Валентин Борисович, я слышал, что вы в календарях 10 июля обязательно красным фломастером обводите.

- Это действительно так. 10 июля для нас - победителей Кубка Европы - незабываемый праздник. Только вот, к сожалению, в последние годы он проходит с оттенком грусти и даже горечи. Ведь из победного состава нас сегодня осталось лишь пять человек. Ушли из жизни Лев Яшин, Гиви Чохели, Анатолий Маслёнкин, Игорь Нетто, Слава Метревели, Миша Месхи... Остались Валя Иванов, Витя Понедельник, Толя Крутиков, я и в Украине - Юра Войнов. Сейчас в Москве собираются широко отпраздновать 40-летие нашей победы, и это очень приятно. Ну а мы, конечно же, помянем всех тех, кто в июле 60-го добился небывалого успеха на полях Марселя и Парижа.

Наши наставники - а в те годы сборную возглавляли, сменяя друг друга, Николай Гуляев, Гавриил Качалин, Михаил Якушин - опережали свое время. Были, я бы сказал, тренерами будущего. Уверен, они и в современном футболе работали бы с большим успехом. Их сила заключалась в предвидении ситуации. Они понимали, что для создания хорошей команды нужно иметь мощную стержневую ось: вратарь, полузащитник, нападающий. А уж потом этот хребет или, если хотите, "кость" наращивать "мясом" в лице других игроков.

После того как сборная СССР завоевала в 1956 году олимпийское золото, Гавриил Дмитриевич Качалин и Андрей Петрович Старостин сразу стали думать о том, как создать более молодую и еще более сильную команду. Сохранив стержень: Яшин в воротах, Нетто в середине, Иванов впереди, - они пригласили в сборную Крутикова, Войнова, Метревели, меня, Понедельника... Но самое главное - они поверили в нас. Мы три года играли практически в неизменном составе, и команда постепенно созревала для Большой победы.

МЫ НЕ БОЯЛИСЬ НИКОГО

- Отборочный путь оказался трудным?

- Дорога к вершине никогда легкой не бывает. Она, впрочем, могла оказаться еще более сложной, не откажись испанцы от встречи с нами в четвертьфинале. У них тогда очень приличная команда была: Суарес, Пушкаш, Ди Стефано, Хенто... Но генерал Франко не мог позволить, чтобы коммунисты обыграли его сборную. А после того разгрома, который мы учинили полякам, наставник испанцев Эррера гарантий в благополучном исходе дать не мог. Вот в самый последний момент матчи и отменили.

Хотя у нас и без испанцев трудностей хватало. Очень непростые встречи выдались в 1/8 финала с венграми. У них блистали Грошич, Божик, Будаи, Альберт... По итогам 1959 года их вообще признали лучшей сборной в Европе. Но мы дважды победили: 3:1 дома и 1:0 в гостях.

- И все-таки, с испанцами встретиться хотелось? Или их отказ был - как гора с плеч?

- Не только хотелось, мы мечтали об этом, готовились к матчам с ними. Потому что настоящий футболист стремится обыграть не проходную, а сильную, именитую команду. Только так можно узнать себе цену, понять, чего ты стоишь на самом деле, и прибавить в мастерстве. Ибо оно растет только через победы над сильным соперником. А мы тогда не боялись никого.

- Полуфинал с чехами, когда вы разгромили соперников - 3:0, похоже, стал для сборной легкой прогулкой?

- Вам бы так прогуляться! Тяжелейший матч получился: было настоящее пекло, сорок градусов жары! Измотались страшно. Но за счет мастерства и особенно лучшей физической готовности сумели дожать соперника.

"ФИЗИКА"- НЕ ЛИРИКА

- Да, в физическом плане вы тогда превосходили многих.

- Так ведь как мы работали! Это сейчас перед чемпионатом Европы собираются за две недели. А мы три месяца были отлучены от дома, готовились.

Вот я вам расскажу, как мы месяц в Китае тренировались (правда, было это не перед чемпионатом-60, а пораньше). Отправили нас на небольшой островок, где размещался то ли санаторий, то ли пансионат с футбольным полем. Короче, база - в китайском исполнении. Наверное, мы оказались в то время единственными, кто тренировался три раза в день. Утром гимнастика - растяжка, бег, прыжки, днем - занятия на технику, вечером - тактическая подготовка. И так изо дня в день. Помнится, Аркадьев говорил: футболист должен много есть, много спать и много бегать. Вот, собственно, этим мы и занимались. Потому очень здорово и выглядели в физическом отношении.

- Там, в Китае, у вас не возникло ощущения, что вы находитесь в какой-то плавучей тюрьме?

- Да нет. Раз в неделю, по субботам, нас на лодках отправляли на "большую землю": сменить обстановку, немного разрядиться, сходить в китайский ресторанчик попробовать их кухню. На базе нас ведь старались кормить европейской пищей. Во-первых, она более привычная, а во-вторых, не такая острая. Но на суше мы не могли избавиться от искушения отведать чего-то национального. Правда, до поры до времени. Сидели как-то за столиком, а мимо нас кошек в клетке понесли. Мы с вопросом: куда, мол, вы их? Нам отвечают: "Как куда? На кухню. Вы ведь только что сами таких же ели". Тут с Мишей Огоньковым чуть ли не истерика случилась. Его не просто тошнить стало - наизнанку выворачивать. Парень четыре килограмма веса потерял. А мы потом над ним, бедолагой, еще и подтрунивать стали. Уже на острове, когда Мишка приходил в столовую и нам подавали мясо, со всех сторон раздавалось: "Мяу", и ему тут же снова делалось плохо. В результате домяукались. Чтоб его отдельно не кормить, мясо из нашего рациона исключили.

У ДЕТЕЙ ВОЙНЫ БЫЛ СВОЙ МАТРОСОВ

- И все же три месяца сборов с трехразовыми тренировками - крутовато, пожалуй...

- Ничего, терпели. У нас тогда и в Китае, и в Москве, в Озерах, везде - в столовой, в номерах, на поле - лозунг начертан был: "Не пищать!" Но мы и так не пищали. Некому было. Все мужики - трудяги, из народа, многие с заводов в футбол пришли.

- А вообще какая атмосфера в команде была?

- Очень доброжелательная. Мы ведь все были дети войны: недоедали, недопивали, ходили босые... Так что связывало нас многое. А на сборах словно в рай попадали, прекрасная кормежка, одеты с иголочки, поездки за границу. Естественно, мы все это ценили и стремились дать что-то взамен, а именно - результат. Потому и в жизни, и на поле горой стояли друг за друга.

- И что, никто права не качал? Среди "стариков" не находилось желающих повоспитывать молодежь, поучить уму-разуму?

- Были лишь те, кто пользовался огромным уважением и непререкаемым авторитетом: это Игорь Нетто и Лев Яшин. Нетто если говорил или даже выговаривал, то только по делу, без лишних слов и эмоций. Да и вообще наш капитан чем-то напоминал мне Александра Матросова. Когда игра только начиналась, он первым вступал в борьбу и никогда ее не проигрывал. Это было - как призыв. И все бились, старались, не щадили себя в единоборствах. Потому что рядом с Нетто плохо или вполсилы играть было нельзя.

- Конкуренция за место в составе, наверное, не позволяла расслабиться даже на минуту?

- Да, звезд у нас тогда хватало. Поэтому гораздо сложнее было попасть в саму сборную. А вот игралось в ней легко. Я знал, что если сам не забью, Иванов забьет. У Вали не получится - есть Понедельник, Месхи, Метревели. Или Войнов из глубины свою "пушку" разрядит. Помню, с турками играли - ничего не получалось. Я один ударов нанес больше, чем остальные наши и вся турецкая сборная вместе взятые. Ну не шел мяч в ворота, и все. А тут Юра подключился и как дал - вратарь соперников только в сетке мяч увидел.

КАК БЫЛ РАЗРУШЕН "КАРФАГЕН"

- Какое настроение было перед финалом? Руководство накачкой не занималось?

- Да накачивать-то и некому было. Кроме заместителя председателя Спорткомитета Постникова во Францию никто не приехал. Все отдали на откуп Качалину и Старостину. А Андрей Петрович, как перед всеми предыдущими матчами, встал и произнес лишь одну фразу: "Карфаген должен быть разрушен!"

- Ну а дрожь в коленях, волнение?

- Если б коленки дрожали, то мы вряд ли этот "Карфаген" разрушили бы. Хотя, если честно, югославы поначалу нас придушили, и нам с трудом удавалось сдерживать их давление. Когда мы, казалось, уже выравняли ситуацию, последовал проход по краю, прострел, и мяч после удара Галича, попав в бедро Игорю Нетто, изменил направление и влетел в ворота. Однако никакой растерянности в наших рядах не произошло. Мы уже чувствовали, что юги не успевают за нами, а потому пускают в ход всевозможные запрещенные приемы. Старостин в перерыве даже не выдержал: "Чего вы терпите? Они же вас просто бьют! Ну-ка, покажите им свои бойцовские качества".

Вышли мы на поле, и после моего подката один из югославов улетел прямо в рекламные щиты. Глаза вытаращил, на судью смотрит, а английский арбитр Эллис руки развел и кричит: o'key, мол, все по правилам. В общем, после этого, что называется, пошла заруба. Их защитники с нами не церемонились. Понедельника спасло то, что у него щитки и спереди, и сзади были. Но и мы смело в стык шли. И заставили-таки их дрогнуть.

- Вы, по сути, стали соавтором первого ответного гола.

- Поле мокрое было, и тренеры посоветовали чаще бить по воротам. Ну я метров с тридцати пяти и приложился. В левый от вратаря. И только Славка Метревели - вот чутье было! - во время удара побежал к воротам. Видинич мяч не удержал, и Метревели щекой добил его в сетку. А в дополнительное время мы уже имели полное преимущество. У них и ноги сводило, и бежать сил не осталось. Ну а остальное вы знаете из истории: Витя Понедельник поставил победную точку. Золотую!

- Какие ощущения возникли после финального свистка: радость, усталость, опустошение?

- Абсолютно никакой усталости. Круг почета с Кубком пробежали так, словно и не было за спиной ста двадцати минут напряженнейшей борьбы. Югославы в это время лежали на траве и рыдали. Было отчего. Им за победу Тито обещал и кругленькие суммы, и земельные участки с домами. А мы их всего этого лишили.

ДВУХЛИТРОВЫЕ БОКАЛЫ

- Как отмечали победу?

- Сначала был официальный банкет в ресторане Эйфелевой башни, а потом мы поехали к себе. Постников сказал, что разрешает нам выпить по бокалу шампанского.

- Ну а вы?

- А мы... Нетто, Иванов, Войнов и я сперва собрались в номере у Яшина. Лева нажал кнопку и заказал фрукты и вино - такую фирменную двухлитровую плетеную бутылочку. Потом Валя Иванов заказ сделал. В общем, до каждого очередь дошла. Так до утра и просидели.

- Пять "плетенок" - десять литров. Ничего не скажешь - достойно чемпионов. Неужели Постников не заметил, что бокалы нестандартными оказались?

- Да мы как огурчики выглядели. Вино-то пили классное, натуральное.

- А чем на родине облагодетельствовали? - В аэропорту каждого игрока с семьей посадили в отдельную машину (я в ЗИМе ехал), и в сопровождении ГАИ наш кортеж направился в Лужники. Там мы тоже совершили круг почета, во время которого более ста тысяч болельщиков приветствовали нас стоя (в тот день как раз проходил матч "Спартак" - "Локомотив").

Валентин Бубукин

Потом вышел Указ президиума Верховного Совета о награждении нас орденами и медалями, которые чуть позже вручили в Кремле. Но самое любопытное, что не всем присвоили звание заслуженного мастера спорта - так высоко оно ценилось. Его получили только я и Крутиков (Иванов, Нетто, Яшин уже были заслуженными). А вот Метревели, Месхи и даже Понедельник, забивший золотой гол, были удостоены этой чести лишь на следующий год.

- Земельные участки или дома, как югославам, насколько я понял, выделять вам не собирались?

- Чего нет, того нет. Но кое-что нам все же перепало. Каждому игроку за победу выплатили по 400 франков и выдали ордера, которые позволяли за свои деньги приобрести подержанные машины через комиссионный магазин. Я тогда осуществил свою давнюю мечту - купил "Москвич-407".

- Часто вспоминаете Марсель, Париж?

- А разве можно их забыть?! В 98-м, во время чемпионата мира, когда присутствовал на одном из матчей на "Парк де Пренс", в перерыве перед глазами весь тот финал промелькнул: и как Яшин отбивал, и как Метревели перед вратарем вынырнул, и круг почета. .. Аж мурашки по коже пробежали.

- Ну а в коллекции ваших знаменитых анекдотов и баек Кубок Европы каким-то образом фигурирует?

- Тогда, честно говоря, не до шуток было. Хотя... Накануне финала во Францию приехали испанцы - корриду устраивали. Но до места ее проведения надо было добираться сто двадцать километров. А трястись в автобусе столько времени туда и обратно перед игрой с югославами как-то не хотелось. Когда нас в очередной раз спросили: почему, мол, вы лишаете себя такого зрелища? - мы, улыбаясь, ответили: "Да разве это зрелище? Вот если б испанцы не отказались от четвертьфинала с нами, тогда все увидели бы, что представляет собой настоящая коррида!"

Да, то поколение игроков могло устроить корриду кому угодно. Матадоры у нас поистине были великие. Жаль, что смены им никак не видно. Вот потому мы так сегодня и живем. Воспоминаниями.

Сергей АКСЕНОВ. «Спорт-Экспресс», 25.07.2000

*  *  *

ВАЛЕНТИН ИВАНОВ: «БУДЕТ ОБИДНО, ЕСЛИ РОССИЯ НЕ ПОЙМАЕТ СВОЮ СИНЮЮ ПТИЦУ»

Валентин Иванов

10 июля 1960 года на парижском стадионе "Парк де Пренс" раздался свисток английского судьи Эллиса. Закончился матч СССР - Югославия. 20 тысяч зрителей стали свидетелями того, как сборная СССР в первый и последний раз завоевала приз Анри Делоне - Кубок Европы. Стала лучшей футбольной командой континента.

ИНЫХ УЖ НЕТ, А ТЕ ДАЛЕЧЕ...

Иванов, Симонян, Бубукин, Понедельник - они и сейчас в зените славы, обласканы прессой и телевидением. Кесарев, Войнов, Царёв, Мамедов, Крутиков уже не так на слуху. Многим из молодых знакомы фамилии Исаева и Ильина, но вряд ли они помнят футбольные заслуги этих людей. Семерых из тех великих девятнадцати - Маслёнкина, Кузнецова, Метревели, Яшина, Нетто, Месхи, Чохели - сегодня с нами уже нет. Наконец, кто сейчас помнит голкипера Владимира Беляева, игравшего в воротах советской сборной 28 сентября 1958 года - в самом первом матче самого первого розыгрыша "Европейского Кубка наций", как поначалу именовался главный турнир Старого Света? Сто тысяч зрителей, пришедших в тот вечер в Лужники на матч СССР - Венгрия, желали удачи нашему вратарю. Переживал за него и легендарный Яшин, оставшийся тогда всего лишь запасным...

- Недавно я был в Нальчике, - рассказывает один из творцов той победы Валентин Иванов. - Разговорились с каким-то человеком. Почти мой ровесник, в футболе неплохо разбирается, а главное - очень знакомое лицо. Беседую - и никак не могу вспомнить, с кем. Наконец улучил момент, спросил у администратора местной команды. Бог мой, это ж Володька Беляев! Тренирует тамошних вратарей, оказывается. Да-а, несовершенна человеческая память.

... Время стирает штрихи прошлого. Чтобы договориться со знаменитым Козьмичем о беседе, пришлось преодолеть некоторое сопротивление: "Я уж и не помню многого - сорок лет прошло, как-никак. Вы бы с Бубукой поговорили. У Вальки не только вся статистика на карандаш взята - он еще и анекдотов вперемешку с цифрами вам насыплет". Но нашего брата журналиста просто так с пути не собьешь. Пришлось поведать историю о том, что в случае "провала" меня ждет нечто среднее между увольнением и харакири. Быть может, мой собеседник и подумал: "Одним журналистом меньше будет", - но виду не подал - наш разговор состоялся.

ИСПУГАННЫЕ, НО ГОРДЫЕ ИСПАНЦЫ

- Кубок Европы разыгрывался впервые, - говорит Валентин Иванов. - Но все понимали, что турнир этот будет весьма престижным. УЕФА установил четкий четырехгодичный цикл - получалось очень похоже на чемпионат мира. Участников, конечно, было поменьше - 17 сборных. Зато каких! Венгрия, Чехия, Испания, Португалия, Франция, Югославия - самые настоящие гранды.

В 1/8 финала попали на венгров. Сейчас, наверное, удивительно, что ответный матч проводился через год после первого. Но тогда вообще многое было по-другому. Заключительная стадия, например, начиналась с полуфиналов, а до этого игрались стыковые матчи с разъездами. Да и сборная Венгрии в то время совсем другой была: мощной, техничной, злой. Не только в спортивном смысле - недавний ввод в эту страну советских войск добавил перцу и в противостояние футбольных сборных.

Прошли мы их без особого труда. Сто тысяч зрителей в Москве увидели голы Ильина, Метревели, вашего покорного слуги и ответный - Гереча. 80 тысяч болельщиков в Будапеште были рады гораздо меньше. Свои голами вообще не побаловали, а Юра Войнов во втором тайме разок сыпанул соли на венгерскую рану. 1:0 - и мы ждем в гости испанцев.

И снова в спорт вмешалась политика. Испанский режим Франко не позволил сборной своей страны играть с нашей командой - такова была официальная версия. На самом же деле все было проще. Испанский тренер Эррера поприсутствовал на нашей товарищеской игре с поляками, которых мы обыграли со счетом 7:1. А незадолго до этого его подопечные в 1/8 финала Кубка Европы сумели выиграть у тех же поляков со счетом 7:2, но - по сумме двух матчей. Видимо, гарантий победы над СССР своему руководству Эррера дать не смог. И тогда испанцы решили использовать "сталинский" подход к проблеме: "Или выигрывайте, или незачем вообще куда-то ездить". Модное было поветрие. "Торпедо" как-то играло в Индии, и босые - в прямом смысле слова - индусы умудрились вырвать у нас ничью. Я думал, что чиновник из спорткомитета нас перекусает со злости: "Не видать вам больше международных матчей, как своих ушей!" Подобные вещи в то время не прощали.

Тренеры держали нас в неведении относительно планов "гордых" испанских соперников. А перед первой игрой узнали: "Федерация футбола и руководство сборной Испании делает официальное заявление..." Что ж, баба с возу - лошадка бежит быстрее: нас ждал пестрый Марсель и полуфинал с чехами. А затем - блистательный Париж и югославы.

СИМОНЯНОВСКИЕ ФУНТЫ

За счет чего мы победили тогда? Разное сейчас говорят по этому поводу. Мол, и соперники у нас были слабее, и тренеры умнее, и мяч круглее, чем сейчас. А я вот что скажу: ядро у нас в команде было. Человеческое, из несгибаемых характеров слепленное: Симонян, Нетто, Яшин, Парамонов... Кто-то уходил, кто-то вливался в сборную, но с 55-го года, когда была создана та команда, и вплоть до ухода Яшина в середине 60-х, сумели мы не разбить на осколки что-то хрупкое. Без чего не бывает ни больших побед, ни больших команд.

В 82-м, когда сборную возглавлял так называемый триумвират, Бесков за что-то взъелся на Блохина. "А что вы от меня хотите? Я что - хуже других или получаю больше?" - ответил киевский форвард. Ну разве можно представить, чтобы Яшин или Нетто такое сказали? Если лидер - не хуже ты должен быть, - лучше других. А получали мы все поровну.

И накачки тренерские нам были не нужны. Соберут "авторитеты" наши ребят и в глаза им посмотрят. И скажут такое, что мороз по коже от этих слов. Не грубое, нет. Значимое, веское.

Качалин хороший тренер, спору нет. Но я знаю минимум троих, кто в тактике ему фору дал бы. Якушин - хитрован, каких мало. Любую мелочь умел обратить во благо команде. Бесков - досконально учитывал слабости соперника, читал футбол, как шахматную партию. А выше Маслова вообще никого не знаю. Жаль, не довелось ему сборную страны тренировать.

Чуть бы меньше Качалину консерватизма. Нет, я не про Францию, тем составом мы могли кого хочешь порвать. Но играли-то с пятью форвардами, по пресловутой схеме "дубль-вэ". Когда бразильцы в 58-м явили миру знаменитую "4-2-4", масловское "Торпедо" уже играло именно так. А сборная СССР не перестроилась даже в печальной памяти чилийском чемпионате 62-го года. Да и к истории с Татушиным, Огоньковым и Стрельцовым Качалин руку приложил. Нарушали режим тогда многие, а попались они. Сказал бы тренер: "Не отдам! Нужны мне эти ребята", - и ядро то самое, стержень командный, еще крепче стал бы. Отдал, не сказал... Разборчив был в кадровом вопросе - хороших футболистов, но плохих людей не брал. Сейчас-то история все расставила на места: и Татушин, и Огоньков, и Стрельцов людьми были стоящими.

Может, потому и у нынешних не все получается. Тогда на Яшина или Нетто никто голос повысить не мог. Не боялись - уважали. А они, в свою очередь, мнение не стеснялись высказывать. И так уж получалось - все по делу было. Где сейчас лидеры нашей сборной? Отбегали 90 минут - и в себе замкнулись, стесняются инициативу к рукам прибрать. Не только в игре на партнеров надо покрикивать. Ты в раздевалке, на тренировках такую обстановку в команде создай, чтобы все - как единое целое были.

Могли и меня от сборной "отцепить". Как-то в товарищеском матче проиграли англичанам - 0:5. Кто виноват? Ясное дело, Борис Кузнецов - пенальти привез. Еще кто? Симонян. Потому что перед матчем, по просьбе ребят, уговорил начальство увеличить суточные с пяти до десяти фунтов. Стерлингов нам добавили, но инициативу симоняновскую после поражения ему припомнили. А для ровного счета и меня виноватым сделали. Качалин спрашивает: "Ты почему в одном эпизоде ногу из стыка убрал?" - "А в каком, извиняюсь, месте?" - "В центре поля". - "А при каком счете?" - "0:3". - "Вот поэтому и убрал". Шутку мою разбирали во всех инстанциях. Последней из них в то время была редколлегия "Правды". Спасибо Андрею Старостину, вступился. Нас оправдали, ограничившись "строгачом" - не помню уж, по партийной или профсоюзной линии. "Как же вы не побоялись, Андрей Петрович?" - спрашиваю его потом. "А я тогда без работы был, чего терять-то?!"

ПОСЛЕ ПОБЕДЫ О РЕЖИМЕ НЕ ДУМАЛИ

Чехам я забил два гола. Второй из них считаю лучшим в своей карьере - полкоманды соперников обыграл. Подхватил мяч в центре, прошел по месту левого инсайда до лицевой бровки, вернулся и, накрутив двоих защитников и вратаря, отправил мяч в ворота. Начальник сборной - тот же Старостин - за голову схватился: "Фантастика!"

Валентин Иванов

В финале ни мы, ни югославы фаворитами не были. Еркович, Шекуларац, Костич - разве не имена? За пять минут до перерыва мы пропустили. В раздевалку пришли хмурые. Качалин нам - о тактике: "Тут провалились, там не так сыграли". А потом Старостин слово взял. И словно в душу каждому что-то вложил. Речь сказал в полном смысле слова зажигательную. И нате вам, товарищи югославы: Метревели на 50-й минуте - 1:1. Понедельник - в добавленное, на 112-й - 2:1!

Восемь последних минут можно сравнить с военными действиями. Мы - словно в окопе - держали круговую оборону против отчаянно наседавшего противника. И выстояли!

Это была огромная радость. Разумеется, на банкете для всех четырех сборных - участниц финальной части Кубка (СССР, Югославия, Чехословакия и Франция. - Е.Д.) в ресторане Эйфелевой башни мы меньше всего думали о режиме. Именно там, кстати, нас чуть на части не разорвали владельцы великих европейских клубов, а президент "Реала" Сантьяго Бернабеу предлагал Яшину своей рукой вписать в готовый контракт любую сумму. Безусловно, в переполненных Лужниках, куда нас привезли прямо из аэропорта, в горле стоял ком. Что ж вы хотите, мы стали лучшими в первом розыгрыше Кубка Европы! После золота Мельбурна этот успех стал самым главным в моей футбольной карьере.

Каких-то особых нефутбольных впечатлений я в 60-м из Франции не привез. Ребят рыбные ряды марсельские поразили, а я не любитель ходить по городским улицам и магазинам. Да и был я уже и в Париже, и в Марселе - вместе с "Торпедо" разгромили мы как-то "Реймс", "Олимпик", "Тулузу"... Лувр тогда посмотрел, в знаменитом ресторане "Лидо" побывал.

Денег за победу в Кубке мы, считай, не получили - раздали нам всего по 400 франков на брата. Кто-то из ребят просил начальство помощь оказать в покупке машины. Не материальную, нет, за свои деньги бы взяли - надо было лишь добиться высочайшего РАЗРЕШЕНИЯ. Не разрешили (у меня - ЗИЛовца - этот вопрос был тогда уже решен положительно). Ну да Бог с ним. О другом жалеть нужно. Для СССР тот успех уже никогда не повторится - нет такой страны. Но будет очень обидно, если Россия так и не поймает свою синюю птицу.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ. "Спорт-Экспресс", 20.07.2000

*  *  *

ЮРИЙ ВОЙНОВ: «МЫ ЗНАЛИ, ЧТО ВСЯ СТРАНА НЕ СПИТ, ПРИЛЬНУВ К ПРИЕМНИКАМ...»

Юрий Войнов

В 1958 году Юрий Войнов участвовал почти во всех отборочных матчах к ЧМ-58, который был первым в истории нашей команды. За двенадцать дней нашим футболистам пришлось сыграть в Швеции пять матчей: в группе - с Англией, Бразилией и Австрией, дополнительную игру с англичанами, а затем советскую сборную поджидали хозяева турнира, выступавшие с необыкновенным подъемом и в конце концов дошедшие до финала. Первый тайм со шведами советская команда еще кое-как продержалась, но потом силы иссякли окончательно, и шведы забили два безответных мяча.

Сегодня мало кто уже помнит, что по итогам шведского чемпионата Юрий Войнов попал в символическую сборную мира. С тех пор ничего подобного не удавалось ни одному из наших футболистов.

- Все это было, конечно, неожиданно и осталось одним из самых приятных воспоминаний в моей футбольной жизни, - признается Войнов. - Удивительно, что, несмотря на не слишком в целом удачное выступление нашей команды в Швеции, я тем не менее получил звание заслуженного мастера спорта. Наверное, сейчас, когда все измеряется деньгами, это кому-то покажется смешным, но значок ЗМС мне по-прежнему дорог. Потому что в те времена такой чести удостаивались лишь выдающиеся футболисты.

- И все же вершиной вашей футбольной карьеры стал первый Кубок Европы, выигранный сборной СССР ровно 40 лет назад. Какие воспоминания остались об этом историческом событии?

- Конечно, многие детали в памяти уже стерлись, однако ключевые моменты того восхождения умрут уже только вместе со мной. Ну что вам сказать... После непродолжительных экспериментов с составом тренеры все же вернулись к команде образца 1957-58 годов. Регламент турнира был тогда попроще, чем теперь: все начиналось с матчей 1/8 финала, когда нашими соперниками оказались венгры. По большому счету все решилось уже в Москве, где мы выиграли - 3:1, а в Будапеште "дожали" соперников - 1:0, причем победный гол удалось забить мне. Затем должны были встречаться с испанцами, но в дело вмешалась большая политика: фашистский режим диктатора Франко не позволил своим футболистам встречаться с "Советами". Этот демарш автоматически выводил нас в финальную часть турнира. Во Франции собрался квартет сильнейших по итогам отборочных игр: СССР, Югославии, Чехословакии и хозяев турнира.

- Если судить по счету 3:0, то с командой Чехословакии вы расправились в полуфинале сравнительно легко?

- Сказать, что игра в Марселе получилась легкой, не могу. Шройф, Масопуст, Поплухар, Бубник, Новак - это были звезды мировой величины, что два года спустя они и доказали на мировом первенстве в Чили, где уступили лишь в финале бразильцам во главе с великим Пеле. В марсельской же встрече переломным моментом, на мой взгляд, оказался намертво взятый Яшиным пенальти от Бубника, назначенный при счете 1:0 в нашу пользу. Чехословацкие футболисты как-то сразу психологически надломились - и Иванов забил свой второй мяч в этом матче, а Понедельник довершил разгром.

- Зато другой полуфинал, проходивший в эти же часы в Париже, принес настоящую сенсацию: югославы, проигрывая французам за 20 минут до конца второго тайма со счетом 2:4, умудрились вырвать победу! Вы были довольны тем, что избежали встречи с хозяевами турнира в финальном матче?

- С кем играть решающий матч - не имело большого значения. Ясно было одно: мы получили в соперники суперволевую команду. С "югами" мы всегда трудно играли. К тому же где-то на генетическом уровне в каждом из нас наверняка сидели воспоминания о драматических событиях Олимпиады-52, когда советская сборная сначала во встрече с югославскими футболистами свела матч вничью - 5:5, а потом уступила в переигровке - 1:3. За что базовый клуб сборной - легендарный ЦДКА - был просто уничтожен товарищем Сталиным.

- Где и как вы готовились к финальному матчу Кубка Европы?

- В Шантильи, на тренировочной базе французской сборной. Готовились спокойно, без суеты и нервотрепки. Надо отдать должное и главному тренеру Качалину, и начальнику команды Старостину: они оба умели создавать в коллективе атмосферу благожелательности. Никаких "накачек" не было и в помине. Вполне достаточно было напоминания Старостина о том, что для подавляющего большинства из нас - игроков уже зрелых и достаточно возрастных - второго такого шанса в жизни не будет.

- Кто был вашим соседом по комнате в Шантильи?

- Как всегда. Нетто.

- О чем вы говорили между собой накануне решающей игры?

- (Улыбается.) Ну, молодой человек, вы хотите невозможного - ведь сорок лет прошло! Игорь в принципе был человеком малоразговорчивым, даже стеснительным. Однако когда он надевал капитанскую повязку и выходил на поле - сразу преображался. В игре его слово было законом.

- Качалинскую установку на матч тоже не помните?

- В общих чертах это выглядело так: никто от вас не требует победы любой ценой, но если удастся показать свою привычную игру - все должно быть в порядке.

- Это правда, что запасным вратарем на финальный матч Качалин назначил... Метревели?

- Правда, потому что замен тогда просто не было: одиннадцать футболистов, выходивших на поле, должны были доиграть матч до конца. И если бы Яшин вдруг получил травму и не смог продолжить встречу, место в воротах занял бы Метревели, который лучше всех из полевых игроков подходил на роль "дублера" Яшина.

- Когда вы приехали 10 июля на "Парк де Пренс"?

- За полтора часа до начала игры, которая была назначена на 22.00 по московскому времени. Погода стояла прескверная: холодный ветер и не прекращавшийся ни на минуту моросящий дождь. Аншлага не было: неудача французов в полуфинале снизила интерес парижан к развязке турнира.

- А за кого болели зрители, все же пришедшие на стадион?

- Поначалу они вели себя нейтрально. Поддерживать югославов - "обидчиков" французской сборной - им было вроде бы не с руки. Болеть за советскую команду поначалу тоже было непросто: в первом тайме нас долго не отпускало волнение, и югославы имели заметное преимущество. Один только Яшин блистал, как и за четыре дня до этого в Марселе. Но и он оказался бессилен, когда центрфорвард Галич нанес удар головой и мяч, задев кого-то из наших защитников, влетел в сетку - 0:1 после первого тайма.

Юрий Войнов

- За счет чего советской сборной удалось переломить ход игры после перерыва?

- Думаю, за счет нашего традиционного козыря - лучшей физической готовности. Плюс, конечно, волевые качества у нас оказались повыше, чем у соперников. Старостин в перерыве напомнил, что идет прямой радиорепортаж на Союз, что дома время вот-вот перевалит за полночь, а вся страна не спит, прильнув к приемникам... Мы очень разозлились сами на себя, завелись - югославы, по-моему, этого не ожидали. Когда после удара Бубукина метров с 30 вратарь не удержал скользкий мяч и Метревели добил его в сетку, картина игры резко изменилась, и стадион стал откровенно болеть за нашу сборную.

- Без дополнительного времени можно было обойтись?

- Вряд ли. Ответный гол, хоть и шокировал югославов, однако их еще не сломил. А вот на овертайм соперников уже не хватило.

- И вы оказались причастным к "золотому" голу Понедельника...

- В какой-то степени - да. Яшин выбросил мяч далеко в поле, я его подхватил, обыграл Матуша и отправил в прорыв по левому флангу Месхи. Михо в своей привычной манере "накрутил" двух защитников и прострелили в район 11-метровой отметки, куда параллельным курсом на всех парах летел Понедельник. Высокий прыжок, удар головой - и мяч в сетке! 2:1!

- В остававшиеся до конца дополнительного времени 7 или 8 минут югославы могли отыграться?

- Вряд ли. Они были просто убиты таким поворотом событий. И, по-моему, жаждали финального свистка еще больше, чем мы, победители.

Сергей ЮРИС. «Спорт-Экспресс», 29.07.2000

*  *  *

ТОТ ГОЛ В ПАРИЖЕ...

Странное чувство охватило меня прошлой осенью, когда я впервые оказался на парижском стадионе "Парк де Пренс". На протяжении всего матча киевских динамовцев с "Пари Сен-Жерменом" в Лиге чемпионов не покидало ощущение, будто я здесь уже был раньше... Слышал рев этих трибун, усиленный ребристым козырьком-резонатором по всему стадионному овалу... Видел мяч, вздыбивший сетку ворот... Да нет, конечно. Вовсе не этот "французский" гол видел я, обидный и горький для киевлян, а совсем другой, который намного раньше, кажется, уже в иную эпоху, в один миг сделал счастливой огромную страну.

Летом исполняется 35 лет первой (и единственной) победе сборной СССР в первом розыгрыше Кубка Европы. Мне было десять лет, когда взволнованный тенорок Николая Озерова, пробившись сквозь шипение радиоэфира, донес до нас восторг далекого и загадочного "Парк де Пренс".

Виктору Понедельнику, который сейчас сидит напротив меня, было 23, когда он заставил зайтись в этом восторге и знаменитый парижский стадион, и миллионы внимавших озеровской скороговорке соотечественников, забив самый главный в своей жизни гол, а может - и во всей нашей футбольной истории.

- Коль скоро вас, Виктор Владимирович, судьба назначила главным героем события, взгляд на него именно вашими глазами, как мне представляется, получится наиболее точным. Только сначала расскажите, как вы, футболист из провинции, оказались в этой звездной компании?

- Я еще перед чемпионатом мира в Швеции в 1958 году попал Качалину на карандаш. Где и каким образом это произошло, для меня так и осталось загадкой. Играл-то в ту пору еще в классе "Б" - за "Ростсельмаш ". И, тем не менее, весной 58-го взяли меня, почти мальчишку, на двухмесячный тренировочный сбор в Китай. И доехал бы, наверное, летом до Швеции (особенно с учетом того, что после случившегося со Стрельцовым несчастья как раз моя специальность центрального нападающего оказалась в команде остродефицитной), если бы не травмировал колено. После операции в сборную удалось вернуться только в следующем сезоне, будучи уже игроком ростовского СКА.

- Вписались в команду?

- Без проблем на первых норах не обошлось. Каждый, кто попадал в те годы в сборную, в своем клубе был признанным лидером, слово которого на поле - закон для остальных. Я исключением не был. У себя в СКА носил капитанскую повязку, верховодил и никаких возражений, противоречивших моему пониманию игры, не терпел.

- Деспотом, что ли, вы были в своем СКА?

Виктор Понедельник

- Ну деспотом - не деспотом, а, скажем так, парнем с характером. Только ведь в сборной все такие были - "с характерами ". Потому и приходилось поначалу в чем-то себя ломать, наступать на горло собственным амбициям и казачьим - я все же, не забывайте, донской человек - замашкам.

- Это было трудно?

- Не могу утверждать, будто требовались сверхусилия. Дело в том, что со сборной работали настоящие футбольные титаны - главный тренер Гавриил Дмитриевич Качалин и начальник команды Андрей Петрович Старостин. Они умели создавать и поддерживать такой психологический климат, в котором каждый чувствовал себя комфортно, это сейчас тренеры шлют унизительные факсы-поклоны легионерам, просиживающим нередко в западных клубах трусы на скамейках: сыграйте, Христа ради, за сборную вашей несчастной Родины, сделайте милость... Тогда же надеть майку сборной действительно считалось высшей честью.

- Конкуренция за место в составе не осложняла отношений между игроками?

- По-моему, наоборот, даже сплачивала нас, хотя по нынешним временам это опять же звучит несколько парадоксально. В отличие от сегодняшних футболистов мы назывались любителями, и определение это не было лицемерным в том смысле, что любили мы футбол гораздо больше, чем себя в нем. Это чувство, помноженное на профессиональное отношение к тренировкам и матчам, абсолютно не оставляло места нездоровой ревности, зависти друг к другу.

- Извините, все это хорошие, правильные, но - общие слова.

- Пожалуйста, моя собственная судьба в сборной замечательным образом их конкретизирует. Не будь в команде атмосферы всеобщего благоволия, расположенности к одаренным людям, Понедельник, может, и не состоялся бы как футболист.

- Не преувеличиваете?

- Нисколько. Дело в том, что меня с юных лет мучила бронхиальная астма. Она и век мой игровой сократила, да и сейчас напоминает о себе. И надо было видеть, как сочувственно относились к моей беде тренеры и игроки сборной. Как нянчился - любое другое слово будет неточным - со мной, когда болезнь обострялась, наш врач Николай Николаевич Алексеев, которого я называл "Бакалавром", и это прозвище к нему прилипло.

Собственной базы у команды тогда не было. Как правило, мы жили на предматчевых сборах на даче Управления делами ЦК КПСС под Москвой, откуда ездили тренироваться в Баковку. На территории дачи, прямо на берегу озера, стоял одинокий домик, в котором, как выяснилось, проживал какое-то время плененный в Сталинграде фельдмаршал Паулюс. В этом историческом доме и запирал меня Алексеев, когда приступы астмы учащались. А поскольку весна и начало лета - пора цветения - самое тяжкое время для астматиков, я вынужденно пропустил немало тренировок перед выездом на решающие матчи Кубка Европы. Ребята беззлобно подшучивали: "А где Понедельник?" - "До вторника Бакалавр запер его у Паулюса". Хотя мне самому было не до шуток: до последнего момента сомневался, что возьмут во Францию. Все-таки взяли - и это был еще один жест доверия, которое я был обязан оправдывать, быть может, в большей степени, чем кто угодно другой.

- Путь нашей сборной на "Парк де Пренс" лежал через Марсель, где ее ожидал соперник по полуфиналу Кубка Европы - команда Чехословакии. Как вы считаете, такой расклад был выгоден для нашей сборной?

- Вообще-то принято считать, что по крайней мере до финала лучше не попадать на хозяев турнира, имеющих преимущество своих стен. Но в кубковых играх, где действует правило "пан - или пропал", это преимущество носит, скорее, гипотетический характер. Что французы блистательно и доказали: сначала уступили в драматическом полуфинале югославам, а потом проиграли и матч за третье место чехословацким футболистам.

- Давайте не станем забегать вперед. Когда сборная СССР прибыла в Марсель?

- Кажется, дней за пять до матча. Да, точно: играли 6 июля, а прилетели первого. Хорошо помню, какую жуткую грозу пришлось пережить в воздухе, какая страшная болтанка была. Из самолета выходили зеленые, на ватных ногах. Врагу бы не пожелал такого перелета. Но самое удивительное - даже потрясающее - произошло со мной. То ли от пережитого в самолете стресса, то ли от общего волнения, связанного с предстоящей игрой, только астма моя вдруг напрочь исчезла! Доктор Алексеев, мой добрый гений, никак не мог в это чудо поверить: никаких признаков болезни за все две недели, что мы пробыли во Франции!

Единственное, что нам всерьез омрачило подготовку к игре с Чехословакией, так это приступ аппендицита, случившийся у Володи Кесарева, которого пришлось тут же, в Марселе, прооперировать. Буквально за день до этого хозяева устроили нам экскурсию на остров Иф, знакомый каждому школьнику по романам Дюма. Гуляем, помню, мы по этой легендарной крепости-тюрьме, и Володя Кесарев мечтательно говорит: "Слышал я, братцы, что побывать здесь - к удаче". Сказал - и вечером попал на операционный стол. Конечно, он имел в виду совсем другую удачу.

Слава Метревели, Игорь Нетто, Анатолий Крутиков и Виктор Понедельник выходят на полуфинал Кубка Европы

1960 год. Марсель. Слава Метревели, Игорь Нетто, Анатолий Крутиков и Виктор Понедельник выходят на полуфинал Кубка Европы против Чехословакии

- Судя по счету - 3:0 в нашу пользу, - полуфинал с Чехословакией вышел не слишком обременительным?

- Я бы так не сказал. У соперников была отличная команда, два года спустя она выиграла серебряные медали на чемпионате мира в Чили. Шройф, Масопуст, Поплухар, Бубник, Новак - звезды мирового класса. А что сухой счет нам удался, так это всецело заслуга Яшина. Бубник уже в начале игры с ним один в один выходил - и ничего. Потом, когда Валя Иванов уже открыл счет, Яшин пенальти взял - намертво, как только он, по-моему, умел брать. А когда вратарь играет, как бог, на соперника наваливается нечто похожее на комплекс неполноценности. Здесь уж не теряйся, бери ею голыми руками. Иванов забил второй мяч, и я - с подачи Бубукина - третий.

- В это же время в Париже случилась сенсация, если не сказать - трагедия для французов.

- Да-а-а. Такого поворота не ожидал никто. Видеть происходившее на "Парк де Пренс" мы, естественно, не могли, поскольку полуфиналы игрались одновременно. Но, по рассказам очевидцев, это было нечто! Представьте, за 20 минут до конца второго тайма французы ведут - 4:2 и вроде бы контролируют ход игры со сборной Югославии. И тут начинается какая-то чертовщина: вратаря Ламия словно старик Хоттабыч околдовал. Он пропускает подряд три мяча - от Костича, Галича, Крковича, - и счет уже 4:5! И обезумевшие от радости югославы - в финале!

- Вы были довольны тем, что с французами не придется встретиться даже в решающем поединке?

- Не помню, чтобы кто-то так рассуждал. Все поняли только одно: мы получили в финале самого волевого из всех возможных соперников. Это было бесспорно.

- Где и как готовилась сборная СССР к финальному матчу?

- В парижском пригороде Шантильи, на базе французской сборной. Готовились спокойно, без нервотрепки и накачек, в привычной благожелательной обстановке, которую, как я уже говорил, умели создавать Качалин и Старостин. Лейтмотив их бесед с игроками был такой: никто от вас не требует победы любой ценой, просто сыграйте так, как умеете, - и все будет в порядке.

Виктор Понедельник, Юрий Войнов и Лев Яшин

1960 год. Шантильи. До финального матча Кубка Европы остается всего несколько часов: Виктор Понедельник, Юрий Войнов и Лев Яшин

Когда Гавриил Дмитриевич, уже в день игры, закончил официальную установку, он, как обычно, обратился к доктору: нет ли замечаний по составу с его, медицинской, колокольни? Замечаний не было. Но Алексеев вдруг сказал нечто совсем неожиданное: "Я знаю, кто сегодня точно забьет..." И - после паузы: "Понедельник". Почему он назвал мою фамилию - ума не приложу. Может, действительно что-то предчувствовал?

- Как команда отреагировала на это провидение?

- Примерно как воинствующие атеисты - на упоминание о Боге. Развеселились. Яшин Бакалавру поднос здоровущий свой кулак выставил: "Ну, доктор, смотри: если Витюша не забьет - не с него, а с тебя три шкуры спустим". Взрыв хохота.

- Вы помните, конечно, состав, объявленный Качалиным на тот исторический финал?

- Как таблицу умножения. Яшин, Чохели, Маслёнкин, Крутиков, Воинов, Нетто, Метревели, Иванов, Понедельник, Бубукин, Месхи. Имейте в виду, что замены по ходу игры тогда правилами не предусматривались, а значит, любая тренерская промашка в выборе одиннадцати становилась непоправимой.

Одно золотое, считаю, правило бытовало в те годы у нас - как в сборной, так и в клубах. Получив от тренеров задание на игру, мы, футболисты, собирались потом отдельно, как правило, по линиям: защитники, хавбеки, форварды. Уточняли, как будем взаимодействовать. У себя в ростовском СКА, например, мы с Олегом Копаевым договаривались: при подаче углового я резко смещаюсь навстречу подающему, увлекая за собой защитников, а Олег следом врывается в освободившуюся зону, куда и подается с угла поля мяч. Вроде бы все знали эту ловушку, тем не менее она частенько срабатывала, поскольку момент, когда я вытаскивал защитников из их зоны, угадать было сложно. Они всякий раз инстинктивно, безотчетно бросались за мной. Чуть иначе, но схоже в принципе, взаимодействовали в тбилисском "Динамо" Михаил Месхи и Заур Калоев: первый уводил опекунов на фланг, второй, прекрасно играя головой, огорчал вратарей. Были домашние заготовки и в сборной.

- Когда вы приехали на "Парк де Пренс"?

- Часа за полтора до игры. Она начиналась - это я хорошо помню, и потом вы поймете, почему, - в 22.00 по московскому времени в воскресенье, 10 июля. Погода была прескверная: холодный, нудно моросящий дождик не прекращался во время матча ни на минуту. На поле размяться нас не пустили - тоже такое жесткое правило было. Даже вратаря пришлось разогревать в подтрибунном тоннеле. Между прочим, когда стало известно, что главным судьей в поле назначен англичанин Эллис, Качалин предупредил Яшина особо, чтобы тот был внимателен и осторожен, поскольку британские арбитры всегда позволяют играть на грани фола, а с вратарями тогда можно было вступать в силовую борьбу, они еще не были "неприкасаемыми", как сейчас.

- Ну а вдруг бы с Яшиным, несмотря на все предостережения, что-то случилось, а замены нет...

-Это тоже обговаривалось. Тогда в ворота встал бы Слава Метревели. Из полевых игроков он лучше всех, как считали тренеры, подходил на роль "дублера" Яшина. Слава был легкий, стремительный, прыгучий. У него кличка в команде была - "Муха".

- И вот игра началась...

- Началась не слишком складно для нас. Мандраж долго не отпускал. Колючий дождь из свинцовых туч тоже не добавлял настроения. Предположение, что югославы сразу станут действовать сверхжестко и не получат должного отпора от арбитра, тоже, к сожалению, сбылось. Мяч от воды быстро разбух, стал тяжелым. Бутсы насквозь промокли - тогда ведь об "Адидасе" мы и не мечтали. Гэдээровские были пределом желаний, а то и сами обувь шили. У нас в сборной Борис Кузнецов сапожником был: особенно здорово он умел шипы набивать на бутсы. Когда я получал вызов в сборную, сразу шел в ростовский универмаг, покупал фибровый чемодан - и вез с собой в Москву. Мы его разрезали, у Бори в хозяйстве была сапожная "нога", из фибры он нарезал кружочки нужного диаметра, накладывал их друг на друга и набивал - замечательные получались шипы!

- Виктор Владимирович, пожалуйста, вернитесь на "Парк де Пренс": все-таки финал Кубка Европы идет...

- В первом тайме преимущество югославов весьма заметно. Яшин снова стоял сказочно. За 45 минут наш великий вратарь отразил больше ударов, чем за всю игру в Марселе. Но однажды и он оказался бессилен: после удара головой центрфорварда Галича мяч, задев кого-то из наших защитников, влетел в сетку. Соперники новели - 1:0. В эти тяжелые минуты хотелось только одного: поскорее услышать свисток об окончании первого тайма.

- У вас совсем не было шансов в атаке в первые 45 минут?

- Были, хотя и не слишком очевидные. Югославский вратарь Видинич - рослый, длиннорукий парень - взял хороший мяч от Вали Иванова. Пару раз Юра Воинов издалека бил, но - увы... Это был не наш тайм.

- Какая обстановка была в раздевалке в перерыве?

- Некоторая подавленность, конечно, ощущалась. Но - никаких истерик, взаимных упреков, обвинений. Каждый занимался своим делом. Доктор хлопотал над ушибами и ссадинами, Качалин, по-моему, вообще никогда не повышавший голоса, подходил к каждому игроку и объяснял, что персонально тот должен предпринять, чтобы переломить ход матча. Ну а самые точные слова, обращенные ко всем, нашел, пожалуй, Андрей Петрович Старостин. Теперь, спустя 35 лег, я не смогу воспроизвести их дословно, но смысл передаю точно. Старостин сказал, что в первом тайме мы ничего не показали и потому наши истинные возможности по-прежнему остаются загадкой для соперника. Сказал, что нужно всего ничего: встряхнуться, сбросить оцепенение и заиграть в свою силу. Сказал, что мы - счастливчики, которым выпала возможность вписать свои имена в историю футбола золотыми буквами. Напомнил, что идет прямой репортаж с "Парк де Пренс" и в ожидании исхода матча не спит вся страна. Словом, для продолжения матча из нашей раздевалки, на беду югославов, вышла совсем не та команда, с которой они имели дело в первом тайме.

- Интересно, за кого болел стадион?

- Поначалу французская публика, конечно же, огорченная тем, что не сборная Франции выступает в финале, вела себя достаточно сдержанно и нейтрально. Болеть за своих обидчиков, югославов, парижанам, видимо, не очень хотелось. А по мере того, как во втором тайме мы постепенно стали прибирать нити игры к своим рукам, стадион все очевиднее поддерживал сборную СССР. А уже в конце матча французы болели за нас, как за своих.

- Югославы почувствовали перемены в настроении нашей сборной?

- Мне трудно судить, что почувствовали они, но мы нечто очень важное ощутили. Игра у нас пошла. Комбинации стали завязываться: одна, вторая, третья... Наконец Игорек Нетто с Бубукиным разыгрывают двухходовку. Валентин стреляет по воротам Видинича метров с тридцати, тот скользкий мяч не удерживает, и Метревели, оказавшийся тут как тут, добивает его в сетку - 1:1.

Югославы шокированы, но не сломлены. Любыми средствами, в том числе и не очень спортивными, на что английский арбитр по-прежнему взирает сквозь пальцы, они стремятся вернуть ускользающую победу, за которую им так много было обещано...

- Откуда вы знали, что им было обещано?

- Об этом накануне финала все французские газеты писали. За выигрыш Кубка Европы Тито посулил каждому игроку сборной Югославии дом, машину и серьезный денежный куш. Им было за что драться, не щадя ни себя, ни соперников.

- А вам - не за что?

- Давайте отложим этот вопрос на после игры, которая еще не закончилась.

- Согласен. Итак, основное время истекло -1:1. Впереди еще полчаса овертайма...

- Минут пять дали нам передохнуть. Свалились прямо на траву, ничего не чувствуя: ни дождя, ни холода. Доктор с массажистом забитые мышцы пытались привести в порядок. Качалин опять к каждому подходил, что-то объяснял, милейший наш тренер. Хотя что, собственно, объяснять? Нужно было поскорее подниматься и доводить дело до конца.

- Вы уже были уверены в счастливом исходе матча?

- Да. Особенно когда началось дополнительное время, стало очевидно, что югославы - не двужильные и держатся из последних сил. В игре это всегда чувствуешь - хотя бы по поведению, по движению твоего персонального опекуна.

- Кто вас опекал в той игре?

- Центральный защитник Миладинович. 90 минут пиявкой ко мне лип. А тут вижу - пыхтит, как паровоз, отстает, не успевает да моими перемещениями. Кричу Вале Иванову: "Козьмич! Ты чувствуешь: они, кажется, подсели?" Иванов согласно кивает: ему тоже так показалось. Теперь очень важно, чтобы все наши это поняли. "Михо! - это я уже до Месхи пытаюсь докричаться. - Дожать их надо, дожать!". Да что я горло-то деру: Месхи и сам прекрасно все понял и раз за разом своим неповторимым финтом оставляет с носом защитника Дурковича. Ладно Дуркович - даже Щекуларад, самый работоспособный и выносливый среди югославов, и тот не поспевает в центре ноля за Нетто и Войновым. Совсем спекся.

- Хотите сказать, что в добавочные полчаса ваше преимущество было уже подавляющим?

- Лучше я другое скажу: если бы не либерализм Эллиса, югославы ни за что не доиграли бы матч в полном составе. Но, в конце концов, даже в арбитре совесть проснулась, даже он смутился, когда Миладинович откровенно уложил меня на газон, наверное, в двадцатый раз. Эллис остановил игру, достал из кармана блокнотик (карточек тогда еще не придумали) и записал защитнику официальное предупреждение. Я вздохнул с некоторым облегчением: уж теперь-то косить меня безнаказанно югославу будет сложнее, раз попал он судье на карандаш.

- Не возникало желания ответить на грубость той же монетой?

- Это еще зачем? Много чести. Мы решили их изящно доконать, по-футбольному. Когда соперник устал и других аргументов, кроме подножек, у него не осталось, у тебя возникает не злость, а какой -то особый завод, соблазн унизить его на глазах у публики. И самый проверенный способ: пустить мяч у него между ног.

- В смысле - дать пас партнеру через ноги соперника?

- Или пас дать, или себе мяч на ход пробросить - не важно. Главное - именно между ног. Большего унижения для футболиста-профессионала придумать невозможно. Это морально добивает игрока, отлично понимающего, что он поставлен на колени. Валя Иванов у нас блестяще это проделывал. Слава Метревели - тоже. Вот и я подловил Миладиновича на этот приемчик, после чего он и получил предупреждение от арбитра.

- А до гола, оказавшегося золотым, дело скоро дошло?

- С этим голом связаны два любопытных совпадения. Об одном - предсказании доктора Алексеева, с которого Яшину так и не пришлось три шкуры спускать, - вы уже знаете. Второе - не менее удивительное. Как вы помните, финальная игра началась в 22 часа по московскому времени в воскресенье. А добавочное время игралось уже за полночь, стало быть, в понедельник. Мою фамилию в этой связи потом журналисты как только не обыгрывали!

- Действительно, любопытно получилось. Теперь вам остается рассказать, КАК ЭТО БЫЛО?

- Шла 112-я или 113-я минута матча - наши футбольные хроники тут грешат небольшим разнобоем, что, впрочем, непринципиально. Комбинацию, приведшую к золотому голу, можно сказать, затеял Яшин. Он рукой ввел мяч в игру - бросил почти к центру поля, в нашу линию полузащиты. После короткой перепасовки с партнерами Юра Войнов обыграл Матуша и длинной передачей отправил в прорыв по левому флангу Месхи. Михо не отказал себе в удовольствии сделать два фирменных финта, ушел от защитника и сделал навес в район 11-метровой отметки, куда я летел уже на всех парах...

Если игрок, забивший очень важный, решающий гол, потом начинает рассказывать, как он по ходу дела подумал, оценил ситуацию, посмотрел, куда сместился вратарь, в какой угол лучше пробить, и т.д., - мне становится смешно. Все это, простите, чушь! Какое там "подумал", какое "посмотрел", если на все отпущено ровно одно мгновение. Потому что после второго ты уже будешь лежать, скошенный, на травке - защитники почему-то на дух не выносят задумчивых. Единственное, чего я успел себе пожелать на 112-й или 113-й минуте матча в Париже, так это то, чтобы мяч, пущенный по воздуху Месхи, попал мне точно в лоб. Чтобы удар нормальный, плотный получился. А что там Видинич с выходом опоздал или Миладинович не смог выше меня взлететь, поскольку я был на хорошей скорости, а защитник пятился назад, - обо всем атом я узнал уже после игры, со слов очевидцев. Я даже не видел, куда мяч полетел, потому что сразу был срублен "под корень" югославскими игроками. И только по взрыву трибун понял, что ЭТО произошло...

Потом куча мокрых и грязных тел так вдавила меня в траву, что сохранность моих ребер гарантировать не мог бы никто. И единственный раз за весь матч, кажется, появился повод быть признательным судье Эллису, которому удалось сравнительно быстро разобрать этот завал в югославской штрафной, торопя нас продолжить игру.

- Как вели себя соперники в оставшиеся семь или восемь минут игры, которая началась в воскресенье, а заканчивалась Понедельником?

- Они были убиты горем. Рыдали, как дети. Уговорить их закончить игру судье, по-моему, стоило больших усилий, чем уговорить нас.

- Что было потом, после финального свистка?

- Немного шампанского в гостинице и бессонная ночь. Есть не могли, спать не могли. Пошли бродить но ночному Парижу. В бистро заходили - пивка попить. После оглушительного стадиона и всего того, что произошло, вдруг наступившая тишина показалась еще более оглушающей. Только к утру стали понемногу приходить в себя.

А вечером 11 июля был официальный прием в ресторане на Эйфелевой башне. Там нам вручили золотые медали. На банкете среди почетных гостей был, между прочим, хозяин мадридского "Реала", в ту пору сильнейшего европейского клуба, Сантьяго Бернабеу. Да, тот самый, чье имя теперь носит стадион испанского королевского клуба. Бернабеу готов был тут же купить половину нашей команды - Яшина, Иванова, Нетто, Метревели, Понедельника... Но мы уходили от этих разговоров, прекрасно понимая их полную безысходность.

- И не жалели об этом?

- Нет. Мы представляли великую страну и совершенно искренне этим гордились. Переделать нас уже было невозможно.

- Как вас встречали в Москве?

Сборная СССР, завоевавшая Кубок Европы, совершает круг почета в Лужниках

1960 год. Сборная СССР, завоевавшая Кубок Европы, совершает круг почета в Лужниках

- Прямо с аэродрома повезли в Лужники, где игрался какой-то матч. В перерыве прошли круг почета. Фотография, на которой Нетто несет по лужниковской дорожке Кубок Европы, а за капитаном гуськом шагаем все мы, стала хрестоматийной в наших футбольных изданиях.

- О том, какое материальное вознаграждение получили первые обладатели Кубка Европы, теперь можно спросить?

- В Париже нам вручили по 200 долларов каждому за победу. Когда вернулись в Москву, то выяснилось, что в главном спортивном ведомстве страны в наш успех никто не верил, поэтому в бухгалтерии Спорткомитета не было предусмотрено такой "наградной" футбольной статьи. Какой-то безымянный, как обычно, клерк, с которого невозможно спросить, вовремя не подсуетился, и поэтому, как нам извиняющимся тоном объяснили, так неловко все вышло.

- Как вы на это отреагировали?

- Посмеялись - и забыли. Тогда немало всяких легенд среди болельщиков гуляло, но самая, наверное, козырная была связана со мной - автором золотого гола. Пустили слух, будто лично Никита Сергеевич Хрущев преподнес мне автомобиль - просто царский подарок по тем временам. Причем слух оказался настолько устойчивым, что потом еще много лет донимали вопросом: правда ли это?

- Правда ли это?

- (Хохочет.) Правда, правда. Только этот подарок я до сих нор не получил.

- Ну а если серьезно, вполне мог Никита Сергеевич сделать такой широкий жест. Сейчас гораздо меньшие футбольные подвиги вызывают куда как более широкие жесты.

- Понимаете, истинный авторитет футбольных звезд нашего поколения заключался все-таки не в премиальных, которые мы получали или не получали, а в том, что наших правителей, чиновников и прочих доброхотов мы никогда не отождествляли с нашим народом, для которого играли. И жаль, что эта простая, очевидная истина теперь растоптана, предана забвению. Когда накануне чемпионата мира-94 я невольно следил за торгом некоторых игроков сборной России с тренерами и руководителями команды, мне было очень грустно... Потому что нет таких денег и нет таких благ, позарившись на которые можно наплевать на страну, как бы трудно ей ни жилось. Впрочем, наплевать-то можно. Вот только "золотой" год больше может никогда не случиться. Как тот, на "Парк де Пренс", в шестидесятом. На 112-й или 113-й минуте.

Юрий ЮРИС. «Футбол от «Спорт-Экспресса» №4, апрель 1995

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru