Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ СССР' 1965

СССР - БРАЗИЛИЯ - 0:3

093
__________________

СССР - БРАЗИЛИЯ - 0:3 (0:2)
4 июля 1965 г.
Товарищеский матч.
Москва. Центральный стадион им. В.И. Ленина. 102000 зрителей.
Судья: Бертиль-Вильгельм Лёёв (Швеция).
СССР: Виктор Банников (Анзор Кавазашвили, 46), Владимир Пономарёв, Георгий Рябов, Василий Данилов, Валерий Воронин, Георгий Сичинава, Слава Метревели, Валентин Иванов (к) (Анатолий Банишевский, 46), Владимир Баркая (Андрей Биба, 68), Галимзян Хусаинов (Геннадий Логофет, 46), Михаил Месхи.
Тренер: Николай Морозов.
Бразилия: Манга, Джалма Сантос, Хидералдо Беллини (к) (Дитао, 82), Дуду (Роберто Диас, 73), Орландо Песанья, Рилдо, Жаирзиньо (Гарринча, 77), Герсон, Флавио, Пеле, Парана.
Тренер: Висенте Феола.
Голы: Пеле (24, 67), Флавио (32).

Примечание.
Brazil full names:
Hailton Correa de Arruda [Manga]
Dejalma dos Santos [Djalma Santos]
[Orlando Pecanha] de Carvalho
[Rildo] da Costa Menezes
Hideraldo Luiz [Bellini]
Olegario Toloi de Oliveira [Dudu]
[Gerson] de Oliveira Nunes
Jair Ventura Filho [Jairzinho]
[Flavio] Almeida da Fonseca
Edison Arantes do Nascimento [Pele]
Adhemir de Barros [Parana]
-------
Manoel dos Santos [Garrincha]
[Roberto Dias] Branco
Geraldo Freitas Nascimento [Ditao]

*  *  *

Команды выходят на поле
Капитаны выводят команды на поле.




Валентин Иванов приветствует капитана гостей Хидералдо Беллини.

*  *  *

ПОРА ВРАЧЕВАТЬ НЕДУГИ

Программка

Программка матча

Бразильцы... Сколько легенд создано вокруг волшебников мяча, изумляющих футбольный мир своим высоким мастерством! Было время, когда их слава ограничивалась виртуозной техникой, когда жонглирование мячом было как бы самоцелью - представлением перед публикой, показом сложных и красивых приемов. Тогда их звали артистами, а иногда и циркачами.

Потом бразильцы не только познали все законы и премудрости футбола, но и стали искать новые пути развития игры, а в итоге стали авторами новой тактической системы, которая в той или иной форме охватила весь футбольный мир.

Мне посчастливилось видеть сборную национальную команду Бразилии на высоком уровне соревнований - на чемпионатах мире в Швеции и Чили, когда она выступала против разных по силе и стилю команд. И мне казалось, что каждый раз я видел новый футбольный организм, к тому же действующий по-особому, хотя состав команды был неизменным. В этом, конечно, нет ничего удивительного. Каждый матч имеет свой, только ему свойственный план, не нарушающий, однако, ни основных тактических принципов ведения игры, ни даже привычной схемы расстановки игроков.

Пеле

Пеле

Вот и сейчас, глядя на бразильцев в Москве, у меня невольно возникли картины их игры, виденные в Гётеборге, Стокгольме, Сантьяго. И даже в чилийском курортном городке Винья-дель-Мар, где они проводили легкий контрольный поединок с местным клубом "Эвертон", они походили на себя, и их легко можно было узнать по почерку.

На сей раз состав команды значительно изменен и омоложен, однако новое поколение бразильских виртуозов с почтением относится к наследию своих "футбольных отцов" и продолжает их традицию. Мы это видели в минувшее воскресенье. Гости показали нам современный, красивый, "широкоформатный" футбол, насыщенный не только высоким техническим мастерством, о котором я еще упомяну, но и физической закалкой, быстротой, оригинальным тактическим мышлением и неуемной жадностью к мячу.

Мы почувствовали новую футбольную эстетику.

Московский матч был полон настоящим футбольным темпераментом, который не угасал до последнего свистка. И наша команда, и гости отнеслись к нему со всей серьезностью, несмотря на то, что его литера уводила игру в разряд контрольных или товарищеских.

Спустя неделю нет надобности описывать ход поединка. Он имел очень широкую прессу и освещен довольно детально. Однако о некоторых особенностях игры хотелось бы сказать.

В шахматах иной раз жертвуют фигуру для получения лучшей позиции, а затем и лучшей контригры. В футболе часто жертвуют позицией для получения лучшей контратаки из глубины.

Наша команда в первой половине матча избрала именно этот вариант. Хавбек Г. Сичинава был оттянут в линию обороты с заданием следить за Пеле, В. Воронин играл роль так называемого активного "чистильщика", а центрфорвард В. Баркая занял место полузащитника. Впереди оставались трое: М. Месхи - против Джалмы Сантоса, С. Метревели - против Рилдо, а В. Иванов - против двоих: Орландо и Беллини. Таково было позиционное расположение наших игроков.

Георгию Сичинаве выло поручено "опекать" Пеле

Георгию Сичинаве выло поручено "опекать" Пеле. Он это задание выполнял старательно, но слишком прямолинейно - не отходя в первом тайме от соперника буквально ни на шаг. Действия Пеле показали, что этот прием "опекуна" не оправдал себя.

Забегая несколько вперед, нужно сказать, что, как только после отдыха А. Банишевский и В. Баркая вышли на переднюю "линию огня", а Сичинава (передоверив Пеле Воронину) занял свою обычную позицию, так наша команда получила ту контригру, которая ставила опытных бразильских защитников в стесненное положение. Стопперы Орландо и Беллини и пришедшие им на помощь хавбеки были заняты "по горло". Труднее стало Джалме Сантосу в борьбе с Месхи, а Рилдо - с Метревели. Но такая игра длилась только двадцать минут и никакого "материального выражения" не получила, ибо когда создавалась хорошая ситуация, о которой говорят: "остальное - дело техники", как раз техники и не хватало.

Чемпионы играли по своей классической системе. Во время атаки активно действовали четыре форварда с выдвинутыми на острие двумя центральными, а два хавбека и крайние защитники составили вторую, так сказать вспомогательную, шеренгу атаки. Только два стоппера - Орландо и Беллини оставались на своей половине поля.

В моменты, когда бразильцам приходилось обороняться, мы снова видели две шеренги по четыре игрока: первая линия защиты, а вторая, так сказать вспомогательная, моментально формировалась из хавбеков и двух отступивших крайних форвардов. Только два центральных нападающих - Пеле и Флавио оставались впереди, на чужой половине поля.

Перестройка рядов проходила организованно, с соблюдением самых точных норм игровой дисциплины, а потому в большинстве случаев была неуязвима.

Такое тактическое построение мы видели у бразильцев в Швеции и Чили, на исключением нескольких матчей, когда в решающих схватках чемпионы выступали в Сантьяго без Пеле (он был травмирован) и левый крайний Загало вынужден был отступить в линию полузащиты. Этот поразительный игрок раскрылся в полной мере и по существу выполнял двойную роль: левого крайнего и третьего хавбека.

Но одна тактическая особенность все же бросалась в глаза. До сих пор бразильцы отличались своими знаменитыми фланговыми атаками, после которых каскад прострельных передач становился добычей Пеле и Вава.

Теперь мы не видели глубоких фланговых рейдов ни Жаира, ни Параны. Наши крайние защитники не испытывали того ошеломляющего натиска, который испытал, скажем, Б. Кузнецов в Гётеборге, играя против Гарринчи. Атака бразильцев на сей раз была построена по центру. На острие главною направления удара находились Пеле и Флавио, в этом же русле действовали Герсон и Дуду, а крайние форварды своими маневрами вдоль боковых линий умело растягивали фронт нашей обороны.

Беллини

Беллини
Друж. шарж Р. Сачляна

Это создало очень сильный "кулак" в центре, вынудивший трех наших стопперов (В. Воронина, Г. Сичинаву и Г. Рябова) играть с предельным напряжением сил.

Судя по одному матчу, трудно сказать, берется ли этот тактический прием на вооружение или он применен в игре с нами как экспериментальный. Во всяком случае, под конец матча на правом краю появился Гарринча, и мы снова увидели несколько красивых фланговых рейдов и опасных передач в центр. Вполне вероятно, что чемпионы наигрывают разные тактические варианты атак, не сбрасывая со счетов и фланговые.

Ясно, что тактика их не разлинована на нотной бумаге и на ней не значатся графически изображенные "футбольные звуки" - до, ре, ми, фа, соль...

Джалма Сантос  Герсон

Художник И. Соколов зарисовал одного из ветеранов сборной Бразилии Джалму Сантоса (слева), а также представителя нового поколения - Герсона, недавно включенного в состав. Оба они показали московским зрителям умение и действовать в обороне, и выходить вперед для помощи форвардам.

Они играют по нотам своей системы, но каждый раз извлекают из нее новые звуки в совершенно неожиданном сочетании. В этом животворное значение бразильской новинки.

Конечно, любая тактическая система или тактический план, прежде всего, требует исполнительского мастерства. Без него система и сотни ее тактических вариантов мертвы. Здесь, пожалуй, урок, преподанный нам бразильцами, является наиболее ощутимым. Высокая техника - отчетливая особенность их творчества.

Если наши команды освоили некоторые тактические приемы, то техническое мастерство советских футболистов разнится от мастерства бразильцев. Вопрос этот не новый! Уже много сделано, чтобы технический потолок советского футбола был поднят, однако он все еще невысок. Конечно, и у нас есть игроки, виртуозно владеющие мячом, но их слишком мало - единицы.

Только совершенное владение техникой заставляет футболиста забыть о ней. Она из диктатора превращается в доброго союзника и позволяет свободно обращаться с мячом и правильно распоряжаться им.

Образцом футболиста может быть Пеле. Он обладает высоким классом, совершенным техническим мастерством, тактическим умом, опытом и, я бы сказал, вдохновением. Редко приходится видеть такую заряженность на игру, на движение вперед, на удар по воротам, как у Пеле. Его работоспособность, казалось, не ведала предела. Он уже не похож на того щупленького вундеркинда, который своим талантом семь лет назад многих покорил в Стокгольме. Не похож, он и на чилийского Пеле. Сейчас он вырос в "футбольного мужчину", в зрелого мастера, достигшего вершин футбольного искусства.

Пеле выделялся и среди бразильцев. Однако он выделялся не только финтом, дриблингом или ударом. Такими качествами обладали и остальные игроки сборной Бразилии. В этом было главное преимущество гостей перед нашей командой. Особенно виделось это в таком, казалось, простом техническом приеме, как передача. Она не требует ни виртуозности, ни сложности, она должна отличаться только точностью, а это зависит от долгого и кропотливого труда на тренировках. Видимо, он у наших футболистов не кропотлив и не долог.

Большое число наших передач не достигало адресата и становилось легкой добычей бразильцев. Это позволило им вновь и вновь брать инициативу в свои руки.

Физическая подготовка и рожденная на ее базе скорость - хорошее достижение советского футбола. Теперь перед ним стоит новая, более сложная, задача - привести техническое мастерство в соответствие со скоростью, памятуя, что только тот владеет темпом игры и может предлагать его, кто лучше владеет техникой. Сама по себе быстрота - понятие для футбола не реальное.

Пора нам серьезно врачевать технические недуги. Трудно писать об этом матче, не упомянув о корректной игре обеих команд. Судье Б. Лёёву было легко. Особенно бросалась в глаза корректность Джалмы Сантоса, который в единоборстве с Месхи ни разу не применил не только грубого, но и силового приема. Он боролся с Месхи отлично отработанным техническим приемом отбора мяча и исключительно правильным выбором позиции. Пример, достойный подражания!

Итак, мы увидели красивый, современный футбол. Игра с бразильцами была полезной пробой сил. Думается, она принесет много пользы. У чемпионов мира есть чему поучиться, и надо учиться.

М. МЕРЖАНОВ
_________________________________

ЗНАКОМСТВО С ЧЕМПИОНАМИ МИРА


- Я очень рад, что мне все же удалось забить гол в Москве. До сих пор в моем послужном списке, - сказал Пеле, - не было мячей, проведенных в ворота сборной СССР. Поэтому я, наверное, так и радовался успеху в матче. На снимке: Пеле забивает гол.


Верховая передача адресована М. Месхи (№11). Одновременно с ним вступил в борьбу за мяч Д. Сантос (№2).


Крайние форварды сборной Бразилии, оттягиваясь несколько назад, участвовали в первой линии обороны. Вот и сейчас Парана (№11), помогает защитнику Рилдо сорвать атакующий маневр С. Метревели.


За пятнадцать минут до конца встречи тренер бразильцев Феола заменил Жаира. На поле вышел Гарринча. На снимке: массажист Америке, готовите Гарринчу к выходу на поле.



Пеле, обыграв Рябова, перебросил мяч Флавио (снимок вверху.) Чуть вперед, под левую ногу. Флавио ожидал этого паса, рванулся к воротам. Выход Банникова навстречу бразильцу не спас положения. Не успели на помощь и защитники: Флавио сумел протолкнуть мяч в сетку.


Для игроков сборной Бразилии стало уже своеобразной традицией обмениваться после встречи майками со своими соперниками. И в московском матче Пеле сразу же снял с себя футболку и обменялся ею на память с В. Ворониным.
_________________________________

ВИСЕНТЕ ВЕОЛА: «ФУТБОЛ ОЧЕНЬ ПРОСТ...»

Тренер чемпионов мира отвечает нашим корреспондентам

 Висенте Феола

Футбол очень прост, стоит ли о нем говорить..." - с этой, прямо скажем, убивающей нас фразы началась наша встреча с тренером сборной Бразилии Висенте Феолой. Этим она грозила и закончиться. Необъятно полный, с одутловатым флегматичным лицом, что совсем не вяжется с нашим представлением о темпераментных бразильцах, он, кажется, спит на ходу. Это если не заглянуть в его глаза. Искринки в них, словно яркий свет в окне, говорят о том, что их хозяин бодрствует, что он пытлив и наблюдателен. И умен. Каким же видят глаза Феолы современный футбол?

- Конечно, более интересным, чем сейчас. Хотя, как ни странно, пока что в мире предпринимается все возможное, чтобы лишить футбол красоты. Красоту я вижу прежде всего в гармонии, в пропорциональности и в единстве. Независимо от того, о чем идет речь, - о красоте ли человека, или здания, или футбола. Если же разложить на чаши весов тенденции нынешнего футбола, пригласить на весы противоборствующие в нем силы, то впечатление будет таково, что, с одной стороны, взвешивается боксер легкого веса, а с другой - тяжеловес. Первый в моем сравнении символизирует атаку, он легкий, подвижный и очень техничный. Имя второго - оборона, сильная, мужественная и полновесная в буквальном смысле этого слова. Стрит ли говорить, что на ринге, схватка этих двух боксеров будет неравной и кто одержит в ней верх - неизвестно.

Такая картина наблюдается в футболе. К сожалению, я не могу в этом плане отделить европейский футбол от южноамериканского, хотя последний отличало как раз наличие высокотехничных нападающих и вообще нескрываемый культ гола. Я бы сказал, что южноамериканские зрители сейчас столь же неудачливы, сколь и европейские. Им все меньше приходится видеть мячей в сетке ворот. Лицо футбола портят морщины бизнеса. Коммерческая сторона дела все больше довлеет над спортивным характером игры и зрелищными претензиями любителей футбола.

- Значит ли это, что у футбола такое безрадостное будущее?

- Нет, я так не считаю. В противовес этим оборонительным тенденциям можно поставить высокое, только очень высокие мастерство каждого футболиста индивидуально и команды в целом. Этого я и пытаюсь все время достичь, работая со сборной. Она, конечно, не может еще служить эталоном того, каким должен быть современный футбол и тем более каким он может стать. Впрочем, мне трудно об этом судить, потому что я сжился с этой командой, с этими футболистами, мне все время кажется, что они способны на большее. Я, может быть, больше вижу у них недостатков, чем люди, смотрящие со стороны. В то же время эти люди могут по-своему оценивать достоинства и отрицательные черты игроков сборной и могут быть по-своему правы.

- Не вы ли первый подали идею усилить оборону четвертым игроком?

- Я не претендую на патент изобретателя этой системы. Если она не родилась в Стокгольме, то, во всяком случае, ее возникновение было подготовлено и нашими, бразильскими тренерами, и поисками европейских специалистов. Но факт остается фактом - система "четыре плюс два плюс четыре" наречена бразильской. И мы не должны отказываться от отцовства. Вглядитесь в это детище, оно мне кажется красивым, в нем соблюдены те пропорции, о которых я упомянул вначале. И ваш упрек в мой адрес неправомерен, система 4 + 2 + 4 не преследовала цель усилить только оборону. Вместе с тем я не могу назвать ее атакующей. Любая из этих мерок кажется мне неправильной. Такая расстановка просто помогла мне сплотить воедино игроков, которыми я располагал, сделать команду монолитной. И мы этого достигли тогда. Я не буду скрывать своей радости и гордости, связанных с победой Бразилии на чемпионате мира 1958 года.

- В Чили все усмотрели изменение в тактике игры бразильцев. Что вы скажете по этому поводу?

- Для этого не надо было быть очень наблюдательным. Мы действительно придерживались игры с тремя полузащитниками и тремя нападающими. Это не было изменением системы, скорее всего, это следует считать ее вариантом. Загало, бывший в шведском турнире полнокровным краем, в Чили стал "совместителем": то третьим в линии полузащиты, то четвертым в линии нападения. Я не перестаю им восхищаться до сих пор. Его мастерство и глубина понимания того, что происходит на поле, меня поражали. Я следил за его подготовкой к чилийскому чемпионату и твердо убежден, что он мог бы сыграть на любом месте, даже в обороне, и везде был бы незаменим. К сожалению, мне не пришлось увидеть свою команду в Чили. Болезнь на целых восемь месяцев приковала меня к больничной койке. Но я и с закрытыми глазами мог бы сказать, что Загало играл великолепно. Загало был настоящим мозгом команды. И не только мозгом, но и ее мотором. Вот эти его качества в первую очередь и определили трансформацию в нашей тактике в чилийском турнире.

Высокая индивидуальная техника, большой тактический талант отличают полузащитника сборной Бразилии Герсона. Он продемонстрировал свое мастерство и в матче со сборной СССР в Москве. Тренер бразильцев Феола видит в Герсоне игрока, способного в будущем заменить знаменитого диспетчера чемпионов мира Диди.

Не скрою, были еще и два других мотива, в силу которых мы пошли на некоторые изменения в рисунке игры. Первый мотив был учтен заранее. Мы не могли не считаться с тем, что в Чили наша команда "повзрослела" на четыре года, а с возрастом, с одной стороны, прибавляется опыт, а с другой - теряется скорость.

А по ходу игр пришлось считаться и с потерей Пеле.

- Значит, Пеле влияет на тактику команды?

- И да, и нет. У меня не было и мысли заставить команду играть на Пеле. Пеле действительно великолепный футболист, я не могу его даже сравнить с кем-нибудь еще. Но наш принцип - не команда для Пеле, а Пеле для команды. Я очень высоко ценю не только его индивидуальное мастерство, но и умение сыграть на других. По этой причине у меня не осталась в памяти игра аргентинских нападающих, с которыми я хорошо знаком, потому что после чилийского чемпионата я работал с ведущим клубом Аргентины "Бока Хуниорс". Они высокотехничны, но страшно эгоистичны на поле. Пеле - превосходный солист, но в то же время и отличный партнер.

Кстати, и в Бразилии есть немало превосходных, но эгоистичных футболистов, от услуг которых по этой причине мне пришлось отказаться при комплектовании сборной.

- Какими критериями вообще вы руководствуетесь при комплектовании сборной, и чем, в частности, объяснить вашу привязанность к Беллини, Орландо, не выступавшим на прошлом чемпионате, а также к Джалме Сантосу, которому уже так много лет?

- Таких критериев много. Все невозможно перечислить и сформулировать. К каждому игроку нужно подходить индивидуально. Здесь надо учитывать все и всем. Выбор зависит не только от меня, но и от других руководителей сборной и прежде всего от нашего доктора Хилтона Гослинга. Легче поэтому ответить на вторую часть вопроса, тогда, может быть, что-то поможет уяснить и первую часть.

Да, состав нашей сборной сейчас заметно изменился. Этого не могло не случиться. Мне очень жаль, что нам пришлось расстаться с Диди. Он неповторим. Я храню чувство безмерной благодарности к Нилтону Сантосу, Жилмару, Загало и другим. И сожалею, что они не могут сегодня надеть майки сборной. Беллини, Орландо и Джалма, я считаю, еще могут играть. Все объективные показатели тоже говорят об этом. А их опыт нам просто необходим, если учесть, что в сборной сейчас очень много ребят, которым едва минуло двадцать.

Тот, кто следил за чемпионатом мира в Чили только по отчетам газет и радио, не увидел Беллини и Орландо в составе сборной Бразилии. Беллини, однако, был в Чили, в первой линии резерва. Орландо же в ту пору играл в Аргентине. До сих пор мы можем положиться на них, как на чрезвычайно сознательных, дисциплинированных в быту и на поле игроков, понимающих, как нужно играть, и умеющих реализовать эти свои качества. Сбрасывать их со счетов я считаю нецелесообразным. Может показаться странным, если я скажу, что просто я привык к ним, уверен, что они не подведут в ответственный момент. Для тренера это так важно, хотя я знаю, что среди кандидатов в сборную есть сейчас игроки, которые превосходят их в физическом отношении, например, Дитао, или Карлос Альберто, оставшийся на родине, выступающий за "Фламенго".

Вообще иметь большой выбор так же плохо, как никакого не иметь, особенно у нас, в Бразилии, где почти каждый человек - любитель футбола, а пресса и радио предоставляют им широкие возможности для высказываний в этом отношении. Вспоминаю как в 1958 году авиационная компания "Панэйр до Бразил" организовала по телевидению в городе Сан-Пауло спортивный конкурс, предложив телезрителям определить состав сборной Бразилии, улетающей на чемпионат. В качестве премий компания предложила авиабилеты до Швеции и обратно с оплатой всех расходов по пребыванию на чемпионате мира. В конкурсе приняло участие свыше 11 тысяч человек. Я видел их письма. Среди участников были даже женщины. И тем не менее компании не пришлось разоряться на билеты - наш вариант значительно расходился с их предложениями. Представляете, что было бы со мной, если бы мы проиграли в Стокгольме...

- Рассчитываете ли вы увидеть в лондонском составе своей сборной бразильцев, выступающих за рубежом, например, Жаира или Амарилдо?

- Откровенно говоря, не очень. Для меня важно постоянно видеть игрока, чтобы доверять ему. К тому же "звезды" в футболе, собранные в одной команде, еще не составляют созвездия.

- Следует ли ожидать от бразильцев какого-нибудь тактического сюрприза в Лондоне?

- Сейчас трудно удивить в футболе. К тому же многое зависит от того, кто в конце концов выйдет на поле. Одно могу сказать наверняка - наблюдатели вряд ли придут к единой математической формуле.

- Кого вы можете выделить из молодых игроков?

- До Лондона об этом говорить нельзя, но все же упомяну Герсона. Он не совсем подходит к разряду молодых, уже выступал в нашей любительской команде на олимпиаде в Риме, сыграл несколько игр за сборную Бразилии. Мне он нравится тем, что его игровая манера скромна, он не стремится произвести впечатление на публику, очень много и полезно работает на поле. Я бы сказал, что у него не южноамериканская манера игры, и это мне очень импонирует, потому что
я учитываю, что играть в 1966 году придется в Европе.

Вместе с тем, заметьте, я выделяю не защитника и не нападающего. Я предпочитаю хорошего полузащитника хорошему нападающему. Это тем более необходимо сейчас, потому что пока в Бразилии нет второго Диди. Ну, а как же все-таки мы будем играть в Лондоне - с двумя полузащитниками или тремя, не скажу. Все зависит от того, кто выйдет на поле в тот момент.

- Что вы можете сказать об итогах нынешнего турне сборной?

- Оно прошло лучше, чем все предыдущие наши визиты в Европу. И это меня в какой-то степени обнадеживает, потому, что в сборной была проведена большая перестройка.

В каждом выступлении чемпионов мира эти три человека неизменно рядом на скамейке. Все трое имеют самое непосредственное отношение к команде. Слева направо - массажист Америке, доктор Госпинг, тренер Феола.

- Можете ли вы выделить какую либо из ваших игр в Африке и Европе?

- Не могу, хотя, естественно, команды, которые выступали против нас, нельзя считать равноценными. Скажу только, что они выходили на матч с нами с большим желанием. На одних это сказывалось плодотворно, другие же излишне нервничали. Для нас же после победы в двух чемпионатах мира каждый матч, пусть даже неофициальный, а просто тренировочный, заставляет играть в полную силу. Я бы сказал, каждый матч для нас - финальный. Это ставит тренера в трудное положение. Я уж не говорю о самой формуле розыгрыша чемпионата мира, где малейшая ошибка любого игрока может перечеркнуть все усилия четырехлетней подготовки команды.

- Будет ли бразильская сборная в Лондоне сильнее, чем в Чили?

- Ответ на этот вопрос тоже следовало бы отложить на год. Скажу с уверенностью, что наша сборная наверняка будет сильнее на самом чемпионате, чем сейчас. Эта уверенность основана на том, что мы уже сейчас разработали план, который позволяет нам решить некоторые, я бы сказал, "околоигровые проблемы". Во время длительной поездки команда может сыграть лучше или хуже, но никогда не раскроет всех своих возможностей. Причиной тому - необычная обстановка, в которую попадают спортсмены: калейдоскоп впечатлений, изнурительные воздушные перелеты, непривычная еда, изменение часового пояса и, даже непривычная постель - это нельзя не учитывать. А я назвал, наверное, лишь десятую долю изменений привычных условий, которые неизбежно сопутствуют игрокам вдали от родины.

В Лондоне нам, естественно, не удастся избежать многих непривычных вещей, Здесь я совсем не хочу упрекнуть устроителей чемпионата. Да, многое будет не так, как в Бразилии, и мы к этому должны быть готовы. Не случайно мы облюбовали тренировочную базу в Швеции. Это будет не просто напоминанием игрокам о первой победе в Кубке Жюля Римэ. Нас подкупало прежде всего сходство этих мест с местами будущих игр. Так что я надеюсь, что в Лондоне мы не окажемся "вне игры".

- А кстати, о "вне игры"... Как вы расцениваете идею полной или частичной отмены правила "вне игры"?

- У себя в Бразилии я рискнул, провести два тренировочных матча по 90 минут без соблюдения этого правила, но только до границ -штрафной площади. Результаты оказались скромными - 1:1 и 2:1. Разочаровались зрители, ожидавшие увидеть большое количество голов. Остались недовольны и специалисты, наблюдавшие за этими матчами. Дело в том, что защитники в этом случае не рискнули оставлять без внимания своих нападающих, они прилипли к ним. Какие-то глубокие выводы я делать не собираюсь, но думаю, что отмена правила "вне игры" приведет лишь к усилению оборонительных тенденций, а значит, пойдет в ущерб зрелищной стороне футбола. Сейчас же мы только на тренировках в играх двумя составами не придерживаемся офсайда. В тренировочном занятии это вполне допустимо и даже полезно.

Впрочем, не кажется ли вам, что мы забираемся в футбольные дебри, я же сказал, что футбол очень прост.

Поблагодарив, мы расстались.

Алексей ГРАМОТОВ, Лев КОСТАНЯН

Еженедельник «Футбол» №28, 1965

*  *  *

ЖИВЫЕ ЗВЁЗДЫ

БРАЗИЛИЯ - СССР - 3:0

Мне не приходилось видеть раньше бразильской сборной. Возможно, правы товарищи, утверждающие, что команда, которую мы видели в воскресенье в Лужниках, уступает шведскому образцу и превосходит чилийский. Может быть. Но и то, что мы видели, позволяет сейчас значительно более реально и трезво оценить уровень нашего футбола, нашей сборной и тот длительный и трудный путь, который предстоит нам пройти к высшей ступени футбольного мастерства.

Для меня важен не счет 0:3, случившийся в этом матче. Он мог быть более благоприятным для нашей сборной при небольшой доле футбольного «счастья»: по крайней мере трижды наши футболисты имели явную возможность забить. Но никакой другой, более благоприятный счет не мог бы скрыть того превосходства в классе, которое проявили в игре и бразильские футболисты порознь, и команда в целом. Может быть, даже и хорошо, что на табло не засветились цифры, которые могли бы исказить реальную картину. Мы ведь знаем, что цифровые результаты матчей не всегда отражают соотношение сил и создают порой ложные иллюзии. Наблюдая игру, я вспомнил наши длительные споры по поводу тактики. Они нужны, но превосходство сборной Бразилии в первую очередь носит технический характер, то есть связано с исполнительским мастерством. И проявляется оно в двух основных пунктах, с моей точки зрения решающих - в приеме мяча и ударе. Несмотря на то, что каждый из бразильцев старается сделать передачу своему партнеру поудобнее, под «любимую» ногу, было много случаев, когда такие передачи не удавались в силу сложившейся игровой обстановки. И все же, каким бы неудобным ни был пас, бразильским футболистам достаточно было одного касания, чтобы принять мяч и поставить его сразу же в положение, удобное для удара или ведения. Вероятно, в беговой скорости многие из бразильцев проигрывают нашим, но в быстроте исполнения приеме они их заметно превосходят, выигрывая пространство и время для обзора, то есть для правильного тактического решения и потому их замыслы необычно простые и рациональные, легко и просто осуществлялись. Вот почему бразильцы превосходили наших игроков не только в индивидуальных действиях, но и в коллективных. Вот откуда то впечатление удивительной артистичности, какое оставили бразильцы. Они преподали вам урок современного футбола, и мы должны им воспользоваться. У этих учителей не грешно поучиться.

Разумеется, мы и раньше знали о техническом мастерстве соперников и о манере их игры. Но наша сборная, начиная матч, не имела точного представления о том, что она может противопоставить бразильцам. Таким элементом мог бы, скажем, стать темп игры, быстрота маневра, то есть какие-либо качества, которыми наши футболисты обладают в большей степени, чем бразильцы. Ничего этого не было видно. Наша сборная играла так, как бразильцы, но... классом ниже. И психологические факторы, проявившиеся в этой игре, были на стороне наших соперников. Они вышли на поле с огромным желанием победить и действовали, как один, самоотверженно, дружно, в высшей степени старательно и по-спортивному зло.

Бразильцы начали матч в таком составе: Манга - Д. Сантос, Беллини, Орландо, Рилдо - Дуду, Герсон - Жаир, Флавио, Пеле, Парана.

Разумеется, В. Феола находился в более счастливом положении, чем Н. Морозов. Он мог позволить себе роскошь посадить на скамью запасных такого игрока, как Гарринча, из-за того, что тот не совсем в форме. Нам удалось все-таки увидеть Гарринчу в последние 15 минут матча (Феола выпустил его, когда исход матча уже не вызывал сомнения), и убедиться, что даже и в нынешней форме Гарринча представляет собой большую силу. Замена во втором тайме Беллини и Дуду (вместо них вышли Дитао и Диас) мало что изменила в игре бразильцев, слаженной и точной.

Сборная СССР вышла в таком составе: Банников - Пономарёв, Рябов, Воронин, Данилов - Сичинава, Хусаинов - Метревели, Иванов, Баркая, Месхи.

Конечно, это не самый сильный состав сборной. Достаточно указать на отсутствие травмированного Шестернёва, скоростные качества, которого могли бы пригодиться в ряде эпизодов матча. Из-за этого пришлось перестраивать линию защиты. Судя по началу игры, у меня сложилось впечатление, что основное внимание было уделено обороне и что Воронину дали роль своеобразного чистильщика, а Сичинаве поручили опеку Пеле. Мне кажется, что отсутствие фланговых атак у бразильцев оказалось для нашей команды неожиданным. Полузащитник Герсон в сущности оказался свободным, что причиняло немало забот нашей команде и облегчало бразильцам проходы по центру. К сожалению, в процессе матча наши игроки не сумели перестроиться.

Не могло, разумеется, не сказаться и то обстоятельство, что никто на наших тренеров не видел, как сейчас играют бразильцы. Их нынешняя манера и состав оказались незнакомыми. Между тем матч с чемпионом мира заслуживал глубокой разведки. И у бразильской команды есть ряд слабостей, которые можно было бы использовать. Короче говоря, наша сборная сыграла не сильнейшим образом.

Начало игры было довольно спокойным. Обе команды приглядывались друг к другу, и, пожалуй, на первых порах, даже был перевес на нашей стороне. Сборная СССР провела несколько атак, одна из которых закончилась ударом Сичинавы мимо ворот.

Но уже на 4-й минуте Пеле вывел Флавио один на один с Банниковым, и только хорошая реакция вратаря, бросившегося в ноги бразильскому форварду, спасла ворота. Затем Месхи после неудачной попытки обыграть Сантоса дал возможность Баркая ударить по воротам.

Постепенно превосходство бразильцев в единоборстве начинает сказываться все сильнее. Четкая игра защитников удачно и своевременно подстраховывающих друга друга, лишает наши атаки остроты и завершения. Действия Флавио и Пеле в центре становятся все опаснее. Они создают психологический перевес - за ними следят, их опасаются, у них невозможно отнять мяч. Пеле бьет выше ворот, потом обыгрывает троих и снова мяч не попадает в сетку, точнее говоря, попадает с внешней стороны. Положение становится все тревожнее. Активно действует Герсон. Игроки нашей обороны допускают много ошибок и брака.

На 24-й минуте Пеле обходит одного из защитников, его не атакуют, опасаясь обмана. Перед Пеле группа наших игроков, он делает движение в сторону и бьет из-за штрафной линии по воротам. Удар казался несильным, но был неожиданным, коварным, а главное, точным - попал в нижний угол ворот. 1 : 0.

Реакцией на забитый гол было усиление атак сборной СССР. Красиво выпрыгнул Метревели на высокий мяч, ударил головой, но мяч прошел мимо ворот. Наше нападение, которое так хорошо себя показало в последнем матче, действовало против бразильцев не очень слаженно. Только один Метревели оказался игроком, не уступающим бразильцам. К тому же Иванов действовал не в обычной для себя позиции - впереди, а Баркая, наоборот, был оттянут назад. Из-за этого оба нападающих потерялись.

Кратковременная вспышка не принесла плодов. Через восемь минут бразильцы забили второй гол. Герсон передал мяч Пеле, тот освободился от соперников, вышел на позицию, но не ударил, а неожиданно перебросил мяч Флавио, и тот с границы вратарской площадки протолкнул его в сетку. 2 : 0.

Второй тайм внес некоторые перемены. Запланированные замены в составе (Кавазашвили вместо Банникова, Логофет вместо Хусаинова, Банишевский вместо Иванова, Биба вместо Баркая) оживили действия советской команды. В течение, по крайней мере, двадцати минут наши футболисты атаковали и создали несколько «чистых» голевых ситуаций. Однако использовать их не смогли: скорость движения была в явном противоречии с техникой.

А затем игрой вновь овладели бразильцы. На 67-й минуте Пеле сделал вид, что отдает мяч Флавио, к тому бросился Рябов. Дождавшись атаки Воронина, Пеле очень ловко использовал его встречное движение, протолкнул мяч вперед, остался один на один с Кавазашвили и ударом без подготовки забил третий гол.

События второго тайма заставляют поставить вопрос, имеющий значение для будущего: должна ли была наша сборная построить весь матч так, как она его провела в начале второго тайма, используя свое преимущество, то есть, как говорят, играя «свою игру»? Вряд ли. Бразильцы довольно быстро приспособились к новой манере. Вывод, по-моему, один: надо постигать истинное мастерство, ориентируясь на лучшую команду мира. Это путь трудный и долгий, и надо запастись терпением.

Во всяком случае, матч с бразильцами оказался для нас в высшей степени полезным.

В. МАСЛОВ, заслуженный тренер СССР.

СЛОВО - ГОСТЯМ

Винсенте ФЕОЛА, тренер сборной команды Бразилии

- Считаю, что это был наш лучший матч из всех проведенных в нынешнем турне по Африке и Европе. Очень рад, что своей красивой игрой мы в какой-то степени сумели, отблагодарить москвичей за радушный прием.

Мне не хотелось бы выделить в своей команде какого-либо игрока, даже Пеле - автора двух забитых мячей и соавтора третьего. Главное для меня то, что я видел на поле монолитный коллектив, в котором все в равной степени внесли свой вклад в победу.

От советской команды я ожидал большего. Несомненно, она способна показать лучшую игру. Мы должны быть готовы к этому: в ноябре нам предстоит встретиться вновь - в Рио-де-Жанейро.

БЕЛЛИНИ

- Последний раз я видел ваших ребят на мексиканском турнире прошлого года. Тогда они мне понравились, особенно Иванов. Но сейчас он был не в ударе. Зато понравились оба крайних нападающих. Думаю, что матч в целом был интересным. И это заслуга обеих сторон.

ФЛАВИО

- Я очень рад, что мое имя было выписано на табло московского стадиона. Кстати, это был мой тринадцатый мяч, забитый за то время, что я выступаю за сборную. Конечно, заслуга моя в этом голе небольшая. Самое трудное сделали Герсон и Пеле. Играть с Пеле - большое счастье.

ГЕРСОН

- Каждый раз, когда я выхожу за сборную, очень волнуюсь, боясь, что не оправдаю доверия. Сегодня я доволен собой. Сборная СССР способна на большее. В этом же матче могу выделить только крайних нападающих.

Джалма САНТОС

- О своем «подопечном» Месхи я многого наслышался. Мне было ясно, что он требует в себе специального внимания, и кажется, я ему его уделил в достаточной мере.

ГАРРИНЧА

- Русские играли, хорошо. Такая команда достойна, лучшей судьбы. С ней придется считаться в Лондоне.

Несколько минут с ПЕЛЕ

По нашей просьбе корреспондент АПН Лев Костанян провел беседу с футболистом сборной Бразилии Пеле.

Вот что сообщил знаменитый форвард читателям «Советского спорта». Приводим почти стенографическую запись.

- О чем вы думали перед встречей?

- О том, что игра будет очень напряженной.

- Что вы можете сказать о ней теперь?

- Русские играют в хороший футбол, несмотря на результат этого матча. Так бывает: шведская сборная, например, слабее советской, но она сыграла с нами удачнее. О деталях встречи со сборной СССР судить не берусь. Я был увлечен игрой. И зрители, насколько я понимаю, тоже. А это самое главное. Футбол - прежде всего зрелище, которое должно быть красивым. Лично мне было приятно, что забитые мною мячи вызвали восторг трибун. Вообще москвичи чрезвычайно радушны.

- Я видел, что Вам не было отбоя от любителей автографов. Не скажете ли, сколько за сезон вы забиваете мячей и сколько даете автографов?

- Не считаю забитые мячи. За меня это делают журналисты. И, конечно, не считаю, сколько раз мне приходилось написать «Пеле». Только забивать мячи гораздо приятнее, чем давать автографы.

- А кому на вратарей, на ваш взгляд, труднее всего забивать мячи?

- Я многих не знаю. Но из тех, кого знаю, лучшими считаю нашего Жильмара и вашего Яшина... Пожалуй, можно назвать еще мексиканца Карбахала и аргентинца Каррисо.

- Как долго, рассчитываете, продлится ваша футбольная карьера?

- Думаю, что еще лет пять. Не больше. Играть становится все труднее и труднее. Я имею в виду профессиональный футбол. Он стал чисто коммерческим. Футболистам приходится работать на износ. А нападающему особенно трудно. Как правило, против меня играют две или трое, и частенько они не стесняются средствах.

- По-прежнему ли Вы сохраняете верность «Сантосу»?

- Да. Я не изменю своему клубу, что бы ни случилось.

- А чем займетесь, когда придется покинуть поле?

- Тренером я не буду, это точно. Скорее всего займусь какой-нибудь коммерцией.

- И последний вопрос. Ходят слухи, что у вас есть невеста и вы собираетесь жениться?

- Это правда. Все же это не случится раньше Лондонского чемпионата мира.

Газета «Советский спорт», 06.07.1965

*  *  *

«ТЕХНИКА РЕШАЕТ ВСЁ!»

Летняя сессия в отличие от весенней состояла из одного экзамена. Но какого! По значимости и последствиям не идет ни в какое сравнение с не так давно проведенными отборочными матчами. Имя экзаменатора чего стоит — сборная Бразилии.

К НАМ ЕДЕТ БРАЗИЛИЯ!

Двукратные чемпионы мира, возглавляемые профессором, доктором футбольных наук Пеле, прибыли в СССР проверить знания, навыки и умения лучших советских футболистов. Не будет ошибкой квалифицировать предстоящую в Москве встречу переэкзаменовкой. Экзамен на ЧМ-58 наши ребята провалили, уступив бразильцам 0:2. Счет не в полной мере отразил большое преимущество будущих чемпионов мира.

«Бикампеоны», освобожденные от отборочного сита, начали в июне 65-го серьезную, планомерную подготовку к грядущему будущим летом финальному турниру в Англии. Устроив у себя небольшой международный турнир по случаю юбилея — 400-летия Рио-де-Жанейро, легко победили Бельгию (5:0) и ФРГ (2:0), сыграли вничью (0:0) с главным оппонентом по внутренним южноамериканским разборкам — Аргентиной. В середине июня транзитом через Алжир (выиграли у африканцев — 3:0) высадились в Европе и совершили вояж по маршруту Лиссабон (0:0) — Стокгольм (2:1) — Москва.

В шести встречах (+4=2–0) забили 12 мячей, пропустив лишь один. 6 из 12 на счету Пеле. Тремя отметился в игре с бельгийцами. Тренер пострадавших Констант Ваденшток сделал по окончании матча сенсационное в области математики открытие: «11 уже не равно 11 в том футбольном матче, где в одной из команд играет Пеле», — сказал он, впечатленный игрой некоронованного короля.

В Алжире Пеле, столкнувшись с бесцеремонными, жесткими защитниками, получил травму и покинул поле. К матчу в Москве вроде оклемался. Во всяком случае, в Шереметьеве, где приземлились 1 июля чемпионы, выглядел бодрым и жизнерадостным. Первым вышел из самолета глава делегации, вице-президент Бразильской конфедерации спорта Силвио Пашеку. За ним потянулись живые легенды: тренер Висенте Феола, доктор-психолог Хилтон Гослинг, золотые медалисты Беллини, Орландо, Джалма Сантос, Гарринча, Пеле. У журналистов глаза разбегались. Феола был краток, рассказал о цели поездки — выявить из 22 кандидатов самых достойных для участия в главном турнире четырехлетия.

К Пеле подступиться было сложно. Оказавшись в плотном кольце «папарацци», присутствия духа не терял, отвечал пространно, дипломатично, дабы ненароком не обидеть хозяев. На вопрос, что думает о предстоящей встрече и удастся ли ему забить, ответил: «О! Это не только от меня зависит. Если мне дадут возможность, готов забить два гола (сделали все, чтобы не дать возможности, а два гола он все же забил. — Прим. А.В.). Счет предсказать не возьмусь. Обычно я в таких случаях отвечаю: «Соперники забьют, сколько смогут, мы — сколько захотим». Впервые прозвучавшая на нашей земле фраза обрела крылья и по сей день продолжает витать в атмосфере. А 1 июля в аэропорту он смягчил ее, добавив: «Для московской встречи надо сделать исключение». Ход матча наглядно показал — ни Пеле, ни его товарищи исключения не сделали.

Беспокоила короля одна проблема — не будет ли дождя? Мокрая погода, скользкий грунт нивелируют преимущество кудесников в технике, как это случилось в Стокгольме, где пропустили единственный гол. Высокого гостя, ссылаясь на советские метеослужбы (нашли, на кого ссылаться), успокоили: если и покапает — незначительно, да и то утречком. Метеорологи ошиблись — не накапало ни утречком, ни вечерком. Солнышко светило на радость заморским гостям до, во время и после матча.

Гуляли бразильцы по улицам и площадям столицы, сопровождаемые толпами граждан (среди них наверняка и люди из конторы), увиденным восторгались. Рука Пеле писать не уставала. Охотникам за автографами не отказывал, расписывался в блокнотах, на клочках бумаги, платках, денежных знаках… Терпению его поражались ходившие по пятам журналисты. «В игре трудятся ноги и голова. Так надо же где-то дать нагрузку на руки», — объяснял бразилец.

РЕПЕТИЦИЯ НА БСА

Огромный интерес проявили к тренировке чемпионов в Лужниках представители прессы, тренеры, специалисты. Явилась в полном составе и наша сборная. Благодаря вездесущему обозревателю «Труда» Юрию Ваньяту (получил разрешение от руководства бразильской делегации) мы можем заглянуть в подтрибунное помещение, где гости готовились к выходу на лужниковский газон. До Ваньята успел побывать там Лев Яшин. Он подарил своему старому знакомому Пеле сувенир — миниатюрный русский самовар.

Первая процедура — взвешивание. Совершив ее, игроки попали в могучие руки дюжего массажиста. Он ловко, с шутками-прибаутками колдовал над тренированными телами пациентов, растирал мышцы остро пахнущим составом. Все это время футболисты балагурили, не зло, без обид подшучивали друг над другом и в распрекрасном расположении духа предстали пред внимательные пытливые очи немногочисленной аудитории.

Было на что посмотреть. Большую часть занятий, можно сказать, все оставшееся после обязательной разминки время, работали с мячом. Техника высочайшая, движения мягкие, кошачьи, пластичные. Пасы на разные дистанции в ноги или на ход, разнообразные, в большинстве своем скрытые. Пасовали незаметным движением голеностопа, иногда с замахом или коротким щелчком. Ошибались редко.

Били по цели из любых положений без подготовки, внезапно, в доли секунды. Прием мяча, движение тела и удар соединялись воедино. Демонстрировался каскад финтов, открывания, скрещивание… Все приемы выполнялись легко, непринужденно, весело, сопровождались шутками. Чувствовалось, люди получают удовольствие.

Мне довелось побывать на тренировках многих советских команд и сборной. Самое употребительное слово наставников во время занятий и в игре — «работай!». Наши в большинстве своем (исключения, конечно, были) работали и отрабатывали, бразильцы, прежние, романтики, артисты, играли. Нынешние, европеизированные, им не чета.

Завершила тренировку двусторонняя игра. Необычная — не допускалось больше двух касаний одним игроком. За три наказывали команду. По заданию Феолы форварды защищались, оборонцы — атаковали. Потому-то Пеле, привыкший забивать, связанный тренером по ногам, пальнул по своим. Как обычно, был точен. Но как только сделали нападающим послабление, себя реабилитировал. Его команда выиграла — 5:3.

ДО ИГРЫ

Тренировка впечатлила. Как-то будет в игре. Непосредственно с трибун наблюдать за ней посчастливилось 100 с лишним тысячам зрителей. Помнится мне (может, ошибаюсь), в кассы билеты поступили в минимальном количестве или вовсе не поступали. Распространялись по заявкам на предприятиях и в учреждениях. Распространители — партийные и комсомольские организации, высокие и помельче. Небольшая часть билетов, как обычно, оказалась в руках представителей мелкого бизнеса (в СССР их презрительно называли спекулянтами). Кто имел возможность, воспользовался услугами перекупщиков за очень дорого. Жители населенных пунктов, способных принимать телесигналы из Москвы, расположились у «ящиков» с голубыми экранами. Остальным гражданам пришлось довольствоваться радиорепортажем.

Шесть телевизионных каналов получили право вести прямую трансляцию на Бразилию. Накануне игры в Москву был сброшен десант торсиды в составе 200 человек. Им выделили места на трибуне. Вроде разместили всех: самых везучих — в Лужниках, владельцев телевизоров — у экранов, остальных — у радиоприемников, кто победнее — репродукторов.

Перед выходом на поле заглянем в обе раздевалки, предварительно поблагодарив за предоставленную возможность все того же Юрия Ваньята. В нашей — сосредоточенная тишина, чувствовалось глубокое внутреннее волнение. Ребята рассеянно слушали последние установки тренера. Перед выходом приняли небольшую порцию «допинга» — бодрящие, тонизирующие телеграммы соотечественников.

И в бразильской сначала было тихо. Тишину нарушил помощник тренера по физподготовке. Под его ритмичные похлопывания футболисты стали разминаться. Ритм убыстрялся. Кто-то поставил пластинку — и бразильцы под звуки зажигательной самбы пустились в пляс. Вышли на поле разгоряченные, с огоньком в глазах и улыбкой на устах, наши — скованные, с напряженными лицами. Так и играли.

КАК БЫ ЧЕГО НЕ ВЫШЛО

Минут пять присматривались друг к другу, обменялись необременительными для обороны акциями. Почувствовав пацифистские настроения хозяев, бразильцы распрямили плечи, подняли головы и завертели свою карусель. Заиграли свободно, раскрепощенно, импровизировали.

Осторожная тактика хозяев тому способствовала. Сичинава персонально отвечал за Пеле на всей территории, ближе к штрафной оказывали ему помощь вновь разжалованный в чернорабочие человек с высшим футбольным образованием, «инженер» Валерий Воронин, выполнявший функции чистильщика, и Рябов. Короля почетная свита ничуть, похоже, не смущала, даже льстила. Вообще-то старался не обращать на «телохранителей» внимания, спокойно делал свое дело, иногда создавалось впечатление, и вовсе их не замечал.

Даже среди высококлассных партнеров выделялся Пеле высочайшим мастерством, тонким пониманием всего происходящего и умением влиять на ход и исход игры. По-хозяйски расположившись на чужой территории, он все время маневрировал, руководил партнерами, менял направление атак, а когда брал игру на себя, предупредить его действия, тем более предотвратить, было необычайно сложно. Поражала после утомительного зарубежного турне и полученной травмы свежесть звезды, огромная работоспособность. Тренер берег Пеле, желанию подольше поспать не препятствовал и разрешал пропустить утренний завтрак. «Ему нужно выспаться, чтобы к вечеру набраться сил и быть свежим», — объяснял Феола газетчикам.

Я все же завершу рассказ о тактике Морозова на игру, а Пеле не раз еще о себе напомнит. В связи с выполнением Сичинавой и Ворониным ответственного задания роль полузащитников исполняли привычный к ней Хусаинов и боевой ударный форвард Баркая, дебютировавший в новом для себя амплуа. Иванов, он обычно плел интриги из глубины, был почему-то выдвинут на острие. Оказавшись в одиночестве против прошедших огонь и воду зубров — Беллини с Орландо, растворился. Два фланга, Метревели и Месхи, без подпитки тылов (хавы занимались в основном черновой работой) оставались на голодном пайке. В поисках «пищи» отходили назад. Добыв мяч, совершали рейды, изначально, даже когда отрывались от своих визави, обреченные. При таком тренерском плане о забить речь не шла. Интрига в другом — сколько пропустим.

ПЕЛЕ. ПЯТЬ УДАРОВ — ТРИ ОЧКА: ДВА ГОЛА + ПАС

Сигналом к решительным действиям послужил (как в случае с крейсером «Аврора») холостой залп Пеле с дальнего расстояния. Бразильцы пошли на штурм. На подступах к штрафной и внутри стало жарко. Вот Пеле, легко обыграв троих опекунов, с острого угла поколебал внешнюю сторону сетки. Двух репетиций хватило.

Получив пас от Флавио, Пеле исполнил сольный номер. Когда к нему бросились двое наших, логичнее было вернуть мяч свободному партнеру. Сыграл он вопреки логике: рванул вперед, обвел всех попавшихся на пути и пробил в угол. Через несколько минут он совершил очередной рейд в штрафную. На него бросились трое защитников. Мог бы забить и сам, но, увидев сиротливо стоявшего у вратарской Флавио, не пожадничал. Тот поддержкой короля воспользовался легко и непринужденно — и тут же поблагодарил партнера, заключив его в горячие объятия — 0:2.

В перерыве Морозов, вынужденный оживить атаку, произвел замены. Вместо инертного Иванова послал на передовую реактивного Банишевского. Биба (вышел в середине тайма) вместе с номинальным защитником Логофетом составили новую пару хавбеков. В первую четверть часа наши, переключив скорость, потеснили именитых гостей, создали несколько благоприятных ситуаций и сами же их загубили. Не ожидав такой прыти от хозяев, исполнявших поначалу роль статистов, «бикампеоны» вновь взяли бразды правления — и в середине тайма Пеле на глазах у изумленной публики создал из ничего шедевр. Овладев мячом возле центрального круга, он развил крейсерскую скорость, промчался мимо пытавшихся его остановить Рябова, затем Воронина, и продолжил путь к охраняемым Кавазашвили воротам в одиночестве. Он даже не счел нужным пересекать границы штрафной площади и метров с 18–20 играючи, словно рукой, положил мяч под перекладину в не досягаемую для вратаря точку.

Не знал тогда бразилец, что непочтительно обошелся с людьми авторитетными: два гола забил будущему председателю федерации футбола незалежной Украины Виктору Максимовичу Банникову и один — ответственному работнику футбольной федерации РСФСР Анзору Амберковичу Кавазашвили.

Пять раз за полтора часа Пеле непосредственно угрожал воротам. Итог — два гола и результативный пас. Изумительный показатель!

В оставшееся время гости трижды могли увеличить счет, наши — однажды его сократить. Крупного поражения избежать не удалось — 0:3. На последних минутах бразильцы позволили себе расслабиться. Покрасовались перед восторженно принявшими их зрителями, побаловались с мячом, предложили нашим ребятам посоревноваться в детской забаве — «А ну-ка отними». Они и не пытались.

ОНИ О НАС

После заключительного свистка шведского арбитра герой встречи, Пеле, обнажив мускулистый, цвета кофе торс, протянул Воронину пропитанную потом футболку. Валерий не сразу понял, как следует себя вести. Когда понял, снял свою — и два больших мастера обменялись футболками. Их примеру по инициативе гостей последовали другие игроки. Разделившись на пары, передали друг другу верхнюю часть туалета. Оцепеневшие зрители — они впервые наблюдали за ставшей вскоре привычной процедурой братания — разразились аплодисментами.

В бразильскую раздевалку вслед за журналистами последовал Слава Метревели. Он попросил недавних соперников расписаться на мяче. Кто-то с улыбкой то ли в шутку, то ли всерьез подбодрил форварда: «Настанет время, и мы будем брать у вас автографы». Время все еще не настало.

Оценки, выставленные советскими специалистами команде и игрокам, существенно разнились от недельной давности после матча с датчанами. Оно понятно: играешь так, как позволяет тебе соперник. 4 июля соперник не позволил. Сборной поставили 5,3 (по 10-балльной системе). Метревели получил 7,5, Месхи — 6,9, Пономарев — 6,4. В отстающих — вратарь Банников (5,1) и нападающий Иванов (5,2). Мнение бразильских футболистов совпало с оценками наших экспертов. Беллини, Герсон, Пеле лучшими назвали крайних форвардов — Метревели и Месхи. Согласный с ними Феола расширил список, включив Пономарева с Хусаиновым.

Игру советской сборной тренер комментировать не стал, попытался от ответа увильнуть: мол, все внимание сосредоточил на своих игроках, за вашими не следил. Когда прижали, отделался двумя короткими фразами: «От сборной СССР я ожидал большего. Несомненно, она способна показать лучшую игру». Феола, Пеле и Гарринча, знакомые с советской командой по последним двум чемпионатам мира, в один голос сказали: нынешняя ваша сборная слабее той, что выступала в Швеции и Чили.

Дольше всех общался с журналистами Пеле. Он рассказал о себе: не курит, не пьет (практически — добавил после небольшой паузы), стометровку пробегает за 10,8 секунды, с излишком веса борется постоянно с переменным успехом. Благодаря бартеру собрал большую коллекцию футболок — около трех сотен… О наших высказался откровеннее своего тренера: команда своеобразная, но плохо сыгранная, не налажены взаимодействия, игроки не всегда понимают друг друга…

ПОКАЗАТЕЛЬНЫЙ УРОК

Страна, получив 0:3, пусть и от действующих чемпионов мира, была в шоке (Десять лет тому назад мы и действующих, западных немцев, обыграли в Москве, а на следующий год в Ганновере.). Рассчитывали на большее, тем более привезли в Москву заморские гости экспериментальный состав. Несколько сильных футболистов были травмированы, полноценную замену героям ЧМ-58 Диди, Вава, Загалло не нашли. Возрастные Джалма Сантос, Беллини и Орландо потеряли былую резвость. Гарринча после чилийского чемпионата предавался радостям жизни, форму подрастерял и травму серьезную получил. Приехал в Москву не в лучшем состоянии и за четверть часа, что провел на поле, ничем себя не проявил. На прежнего Гарринчу не был похож. Как и сборная образца 1965 года на ту, семилетней давности. Исключение — Пеле. Он стал опытнее, мудрее, заметно прибавил во всех слагаемых, на которых футбол держится.

О том, что в гости к нам собирается «не та Бразилия», руководители федерации, тренеры сборной и игроки знали задолго до ее визита. В феврале в интервью корреспонденту «Недели» Эдуарду Церковеру Валентин Иванов ничтоже сумняшеся заявил: «Мы выиграем у нее». И доводы привел: Бразилия слабее той, что выиграла в 58-м Кубок мира, к тому же играем в Москве. После чего добавил: «Считаю, что австрийцев, югославов и итальянцев мы тоже одолеем» («Неделя» № 10). Результат игры с австрийцами вам известен. Не одолели мы в сентябре и югославов (запланированная встреча с итальянцами не состоялась). Итог печальный: в трех домашних матчах советская сборная не забила ни одного мяча.

И вот эта не самая выдающаяся бразильская сборная поразила всех, кто видел ее в деле, высочайшим уровнем технического мастерства, коллективными действиями, взаимопониманием, тактической выучкой. На желто-зеленом фоне (цвета сборной Бразилии) смотрелась наша красно-белая команда бледновато. Разочарованные журналисты говорили, что думали.

Борис Федосов: «Бразилия не только победила, но и провела показательный урок на тему: «Как надо играть в футбол» («Известия» от 5 июля).

Виктор Маслов: «…правы товарищи, утверждающие, что бразильская команда, которую мы видели в воскресенье в Лужниках, уступает шведскому образцу. Но и то, что мы видели, позволяет более реально и трезво оценить уровень нашего футбола…» («Советский спорт» от 6 июля)

Виктор Синявский: «Надо прямо сказать, что наш футбол еще не отвечает тем требованиям, с которыми можно бороться за мировую корону…

Надо уяснить, пора резко повысить техническую подготовку наших игроков. И тогда можно будет всерьез говорить о тактике и других компонентах игры» («Советская Россия» от 6 июля).

Оттолкнувшись от слов Синявского, повернем беседу в иное русло. От вопросов частных, видимых невооруженным глазом, перейдем к проблемам серьезным, возникавшим периодически стараниями функционеров. Навязанные сверху приказы и резолюции, вынуждавшие слепо исполнять спонтанные распоряжения, тормозили развитие советского футбола.

СМЕНА ЛОЗУНГА

Активизировали обитателей спортивного Олимпа и подвластного ему футбольного изрядные порции «допинга», введенные старшими партийными товарищами после поражений на крупных международных турнирах. В поисках панацеи, эффективных средств, способных, по их мнению, в кратчайшие сроки вывести советский футбол на высочайшие мировые вершины, предпринимали судорожные движения, шарахались из стороны в сторону. Сначала, впечатленные блестящей победой бразильцев на ЧМ-58, выдвинули лозунг: «Техника решает все!», смененный после проигрыша испанцам в финале Кубка Европы-64 на «Физика» решает все».

Научно-методический совет Федерации футбола под идейным руководством председателя — Николая Ряшенцева, в авральном режиме разработал новую методику тренировок, механически заимствованную из других видов спорта, в частности хоккея. Значительно увеличивались продолжительность и объем занятий с акцентом на атлетизм, выносливость и скорость.

В начале сезона футболисты физически выглядели внушительнее, бегали быстрее, но процент технического брака увеличился из-за неумения укротить мяч на высоких скоростях. Уровень технического мастерства большинства игроков не соответствовал их физическим и скоростным данным и был далек от международных стандартов, что наглядно продемонстрировала сборная Бразилии не в лучшем своем составе.

Журналисты, увидев разницу в классе играющих в Лужниках команд, ужаснулись и бесстрашно, с открытым забралом, пошли в атаку на Федерацию футбола, ее председателя и научно-методический совет. В первых рядах — необычайно активный, неутомимый Юрий Ваньят. Ученые, утверждал журналист, экспериментируют не только в спорте, но эксперименты должны быть логичны и разумны. «Для футболиста главное не хорошо поднимать штангу или уметь на правах акробата совершать кульбиты, а распоряжаться мячом в любой ситуации, в нужный момент, в нужном направлении», — писал он в «Труде» 10 июля. Статью посвятил итогам первого круга вялотекущего чемпионата. А закономерность лидерства автозаводцев объяснил тем, что они, цитирую: «Мягко говоря, далеко не всегда следовали указаниям научно-методического совета нашей федерации».

Об этом писали обозреватели «Правды», «Советского спорта» и других центральных изданий. Сами «ученые» и их идейный вдохновитель отмалчивались. Пользуясь пассивностью футбольной власти (порой казалось, что наступило безвластие), пресса и ведущие специалисты сорвали изрядно потрепанный дующими снизу порывистыми ветрами лозунг Ряшенцева и К о и водрузили на его место прежний: «Техника решает все!» Опубликованная 31 июля в «Советском спорте» статья редактора футбольного еженедельника Мартына Мержанова («И все же техника…») глубоко и всесторонне раскрыла его содержание.

Ту же мысль выразил лучший, на мой взгляд, журналист СССР и России Лев Филатов: «Хорошо зная, что передача мяча — язык футбола, бразильцы показали себя умелыми собеседниками, и оказалось, что вклиниться в их разговор не так просто. Они доказывают и настаивают, что игра основана на искусстве владения мячом, что оно первично и превыше всего и никакими иными доблестями его не восполнишь…» («Огонек» № 44 от 31.10.65).

ПСИХОЛОГИ НЕ ВОСТРЕБОВАНЫ

Бразильцы вновь, как и в 58-м в Швеции, доступно, на языке футбола, объяснили нам: без совершенной техники на одном атлетизме и скорости до мировых вершин не добраться. Поняв, бросились бригады ученых-теоретиков и специалистов анатомировать игру «бикампеонов», кадрировать каждое движение — какой частью ступни пасы выдают, по цели бьют, отчего мяч от них, как от деревянного щита, не отскакивает, а при дриблинге, словно дрессированная собачонка, повинуется воле хозяина…

С Феолой долгие беседы о тактике и прочих премудростях вели, и даже к доктору Гослингу, психологу сборной, интерес проявили. Прежде относились к его работе с пренебрежением, чуть ли не за шарлатана держали, а тут встречу для обмена взглядами устроили в резиденции председателя научно-методического совета федерации Сергея Савина с участием кандидата медицинских наук Нины Граевской.

Говорили о проблемах акклиматизации, методах проверки и подбора игроков в команды мастеров, медицинском контроле… Гослинг предупредил: он прежде всего врач, а не психолог, но в сборной пользуется и некоторыми психологическими приемами. Когда зашел разговор об акклиматизации, гость объяснил: есть две стороны, одна связана с большой разницей в часовых поясах, другая — с резким изменением высоты. По его наблюдениям часовая разница сказывается значительно сильнее. Перед чемпионатом мира в Чили научная бригада бразильцев, тщательно изучая климатические условия, обнаружила в воздухе большой процент углекислоты. Игрокам удалось приспособиться к чилийскому воздуху, и вторые таймы команда провела намного сильнее. Проверил лично. Гослинг прав: из 14 мячей чемпионы мира 10 забили после перерыва.

Не знаю, встретился ли доктор с нашими психологами. Скорее нет. А то мог бы рассказать много интересного и полезного. О настрое на игру команды и отдельных футболистов, личных с ними беседах, микроклимате в коллективе, предматчевом настрое. О том, что стены помещений, в которых находятся футболисты, следует окрашивать в успокаивающие, нежные, мягкие тона, желательно голубые. Темные ввергают в мрачное настроение, красные вызывают беспокойство, порой агрессию… Никак красные футболки советских игроков стали причиной крупной победы бразильцев?

Было бы, что рассказать и нашим психологам. Не первый год всерьез занимались они этой областью науки применительно к футболу и хоккею. К докладу кандидата биологических наук Галины Гагаевой на январской конференции ни начальники, ни спортивная печать интереса не проявили. Уделила внимание работам Гагаевой и научного сотрудника института физкультуры Бориса Новикова «Неделя». В мартовском номере они рассказали о намерении провести эксперимент на совместимость игроков футбольной сборной, какой уже провели в хоккейной. К голове ведущих игроков троек прикрепляли провода, идущие к датчикам. Врачи во время тренировок следили за показаниями приборов, затем «подопытными» становились партнеры лидеров. Сопоставив темперамент, пульс, реакцию и многие другие характеристики испытуемых, рекомендовали оптимальный состав троек.

В октябре корреспонденты «Недели» (№41) снова встретились с Гагаевой и Новиковым. Ученые предлагали свои услуги тренерам сборной СССР по футболу, будучи убеждены, что смогут быть весьма полезны, ибо знают, как можно у одних игроков снять волнение, активизировать меланхоликов и т. д. На вопрос, когда психологи объявятся в сборной, ответили: «Это зависит не от психологов». Николай Морозов от их услуг отказался.

ЧТО-ТО С ПАМЯТЬЮ ЕГО СТАЛО

Чрезмерно активный в предсезонье глава федерации, не устававший пропагандировать «более совершенную» методику тренировок с упором на силу и скорость, «теракт» бразильцев в Лужниках не комментировал, объяснений случившемуся не нашел. Видимо, вошел в ступор, как товарищ Сталин, узнав о стремительном наступлении немецких войск в глубь советской территории.

Время лечит. «Мудрейший из мудрейших» обрел дар речи недели через две. Ряшенцев — через пять месяцев.

Вступив на страницах «Московской правды» (от 11 декабря) в диалог с читателями, он держал ответ перед довольно ехидным преподавателем Е. Волковым, задавшим провокационный вопрос: «В начале сезона много писали о том, что команды стали тренироваться по новой методике… Однако потом, в середине сезона, стали поговаривать, что новая система себя не оправдала. Так ли это? Будет ли она принята на вооружение и в будущем сезоне?»

Ответ главы федерации, полагаю, немало удивил не только преподавателя: «Хочу сразу оговориться, что некоторые наши тренеры неправильно поняли новые методические указания. Заниматься больше и интенсивнее — вовсе не значит гонять футболистов «до седьмого пота». Тренеры же почему-то сосредоточили всю свою работу «вокруг мяча», а не с мячом…

Федерация футбола рекомендует тренерам в подготовительный период усилить индивидуальную работу с игроками, обратив особое внимание на технику».

Речь к чиновнику вернулась, но что-то с памятью его стало. Напрочь забыл о внедренной в приказном порядке «новой методике» в тренировки команд-мастеров, посланных им на места специнспекторов, которые скрупулезно фиксировали каждый поднятый килограмм, преодоленный километр и «стучали» начальству. Выветрились из памяти его же пламенные речи о несомненной пользе увеличенных чуть ли не вдвое физических нагрузок. Не нашел Ряшенцев ничего лучшего, как ответственность за увлечение ОФП возложить с председательской головы на тренерские.

Остается поблагодарить сборную Бразилии и лично Пеле за блестящий урок, проведенный 4 июля в Лужниках. Потряс он футбольную общественность и, будем надеяться, изменил мировоззрение функционеров.

Летопись Акселя ВАРТАНЯНА. Газета «Спорт-Экспресс», 24.05.2013

*  *  *

 


4 июля 1965 года. Москва. СССР - Бразилия - 0:3. Посмотреть на бразильцев во главе с ПЕЛЕ в Лужники пришли, по официальным данным, 102 000 зрителей. По неофициальным - 104 000.


Команды перед матчем (справа налево): Парана, Дуду, Рилдо, Жаирзиньо, Д. Сантос, Герсон, Пеле, Флавио, Орландо, Манга, Беллини, В. Иванов, В. Банников, В. Воронин, Г. Рябов, Г. Сичинава, В. Пономарёв, В. Данилов, В. Баркая, С. Метревели, М. Месхи, Г. Хусаинов.

Слева знаменитый Пеле, справа - Георгий Сичинава
Пеле и Георгий Сичинава.

Валерий Воронин и Пеле
Валерий Воронин и Пеле.

Пеле атакует
Пеле атакует...


Гол Пеле.


Георгий Сичинава.


Георгий Сичинава (№6), Валерий Воронин и Пеле.


Фото после матча. Слева направо: Георгий Сичинава, Слава Метревели, в центре Пеле, за ним вратарь Анзор Кавазашвили и справа Михаил Месхи.

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru