Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ СССР' 1966

ПОРТУГАЛИЯ - СССР - 2:1

112
__________________

ПОРТУГАЛИЯ - СССР - 2:1 (1:1)
28 июля 1966 г.
Матч за 3-е место VIII чемпионата мира.
Лондон. Стадион «Уэмбли». 87696 зрителей.
Судья: Кеннет Дэгнолл (Англия).
Португалия: Жозе Перейра, Фешта, Алешандре Баптишта, Жозе Карлуш, Иларио Консейсао, Жайми Граса, Мариу Колуна (к), Жозе Аугусто, Эйсебио, Жозе Торрес, Антониу Симоэш.
Тренер: Отто Глория (Бразилия).
СССР: Лев Яшин (к), Владимир Пономарев, Алексей Корнеев, Муртаз Хурцилава, Василий Данилов, Валерий Воронин, Георгий Сичинава, Слава Метревели, Эдуард Малофеев, Анатолий Банишевский, Виктор Серебряников.
Тренер: Николай Морозов.
Голы: Эйсебио (12 - с пенальти), Банишевский (44), Торрес (87).

*  *  *




Капитан сборной СССР Лев Яшин (справа) и капитан сборной Португалии Мариу Колуна перед началом матча.

*  *  *

ЧЕТВЕРТАЯ ВЫСОТА

Полуфинальной встрече предшествовал четвертьфинал. И португальская, и наша команды имели в этих встречах трудных противников. Однако команда Эйсебио вышла из этой борьбы, так сказать, без материальных потерь: к встрече с советскими футболистами все игроки португальской сборной были в строю.

Иное дело у нас. В матче с венграми серьезную травму плеча получил А. Шестернёв. В полуфинальной игре с немцами повреждение усугубилось. Центральный стоппер, стержень нашей обороны, фактически из игры выбыл. Такая же участь постигла И. Сабо, который в игре с немцами, по сути дела, после полученной травмы лишь номинально присутствовал на поле. Невыдержанность И. Численко, покинувшего поле по распоряжению судьи К. Лобелло, поставила нашу команду в заведомо проигранное положение.

Таким образом, встреча с немцами в полуфинале не только огорчила своим результатом, но крайне осложнила обстановку в смысле предстоящей игры с португальцами. Три лидера — Шестернёв в защите, Сабо в полузащите и Численко в нападении — не имели возможности играть в матче, решавшем судьбу третьего призового места.

В результате на свой последний матч в Лондоне наша команда вышла в сильно измененном составе.

В ходе игры обозначилось, что персональный надзор за Эйсебио был поручен В. Воронину, а за высокорослым Торресом — М. Хурцилаве.

Поединок между полузащитником и нападающим убедительно выиграл Воронин. В течение всего матча он возникал на пути прославленного бомбардира и ни разу не представил ему возможности взять ворота с игры.

Если борьба Воронина и Эйсебио велась на равных, то Хурцилава в споре с Торресом давал последнему большой гандикап за счет роста. В конечном счете, в этом пункте обороны у нашей команды и оказалась трещина. В обоих забитых голах решающую роль сыграл Торрес.

В первом случае Хурцилава не выдержал психологической нагрузки в борьбе за верхний мяч с великаном Торресом, которому он был по плечо. Испугавшись возможного удара головой со стороны находящегося за спиной Торреса по высоколетящему мячу, который он сам не доставал, Хурцилава рефлекторно отбил мяч рукой. Его действие было настолько неожиданным и неоправданным, что его можно отнести только за счет нервного перенапряжения. Назначенный одиннадцатиметровый удар превосходно реализовал Эйсебио. Здесь уж Воронин ничего сделать не мог.


12-я мин. матча. Одиннадцатиметровый удар превосходно реализовал Эйсебио.

Второй гол Торрес забил сам. Он оказался достаточно расторопным, чтобы быстро выскочить за спину Хурцилавы и А. Корнеева на пас, который ему направил головой Аугусто, выигравший мяч у наших замешкавшихся защитников Корнеева и В. Данилова.

Оставшийся один на один с центральным нападающим Л. Яшин был бессилен спасти команду от поражения. Слишком уж с близкой дистанции и пушечным ударом стрельнул по воротам Торрес.

Таким образом за две минуты до окончания основного времени счет стал 2:1 в пользу португальцев. В оставшееся время наша команда отыграться уже не смогла.

Отчетный матч на финише чемпионата, который как бы подытоживал выступление советских футболистов на VIII чемпионате, наша команда провела в равной борьбе с противником, по общему признанию являвшимся одним из знатных участников всего футбольного чемпионата…

В ходе игры была заметна, если можно так сказать, несмелость наших полузащитников. Фактически их было трое — В. Воронин, В. Серебряников и Г. Сичинава. Если первый из них был обременен нелегкой задачей локализовать действия Эйсебио, играющего, как известно, очень остро и на переднем крае атаки, то игра Серебряникова и Сичинавы получала некоторую свободу в действиях, поскольку Аугусто и Колуна сами фактически играли во второй линии. Однако активных действий по вторжению в глубину обороны противника со стороны наших полузащитников не последовало.

Мне думается, что обоснованный риск на обострение игры путем вторжения из второго эшелона был бы оправдан в этой игре. Не каждая потеря мяча грозит голевым моментом. Тем более что потеря его в атаке, на подступах к штрафной площади противника позволяет и во времени, и в пространстве перегруппировать свои защитные порядки.

В этом отношении Колуна и Аугусто были более энергичны и решительны и потому на центральной площади поля инициативой владели они.

У нас активно на фланге сыграл С. Метревели. Он в этом матче, в особенности в первой половине игры, показал свои лучшие спортивные качества, быстроту и решительность действий в организации прорывов по флангу. В результате его быстрого рывка и последующего удара по воротам был забит ответный гол в ворота португальцев. Вратарь Перейра не удержал сильно летевший после удара Метревели мяч, и он оказался в сетке.


Мяч в воротах португальцев! А. Банишевский (справа) и Э. Малофеев не скрывают своей радости.

Но большего наши нападающие сделать не смогли. Похвальная старательность Малофеева, к сожалению, на была подкреплена высшим исполнительским мастерством, необходимым в игре с таким технически отточенным противником. В свою очередь, Банишевскому не хватало той работоспособности, которая так хорошо аттестует Малофеева. Так или иначе, но в отчетном матче в организации атак не хватило того «чуть-чуть», которое придает игре нападения планомерность и остроту действий.

Наверное, и того и другого в игре нашей команды было бы больше, если бы она выступала в полном основном составе. Но, как говорилось выше, Шестернёв, Сабо и Численко играть не могли.

В результате всех выступлений наша команда заняла четвертое место. Бесспорно, это надо рассматривать как определенный успех, имея в виду, что в предыдущих чемпионатах мы барьер четвертьфинала перешагнуть не могли. На этот раз мы его перешагнули в борьбе с одним из фаворитов чемпионата — сборной командой Венгрии. Конечно, два поражения на финише чемпионата должны умерить пыл восторгов, но, тем не менее, игра с Португалией, несмотря на то, что она закончилась поражением со счетом 1:2, свидетельствует о довольно большом потенциале нашего футбола и позволяет сделать заключение, что при соответствующих поправках в средствах и методах ведения игры мы можем ставить перед нашим футболом задачи еще более высокого значения.

Андрей СТАРОСТИН, заслуженный мастер спорта

***

ВОЗВРАЩЕНИЕ С МЕДАЛЯМИ

Футболисты сборной СССР 2 августа возвратились в Москву из Англии. Трижды сборная СССР выступала в чемпионатах мира, и впервые ее участие было отмечено высоким четвертым местом и бронзовыми медалями, которые заслуженно получили наши футболисты за стойкость, мужество и поистине неиссякаемый боевой дух.

Бронзовые медали были вручены вратарю Л. Яшину, защитникам В. Пономареву, А. Шестернёву, М. Хурцилаве и В. Данилову, полузащитникам И. Сабо и В. Воронину, нападающим И. Численко, Э. Малофееву, А. Банишевскому и Г. Хусаинову.

Среди лучших футболистов чемпионата мира в многочисленных анкетах и референдумах газет, журналов, телеграфных агентств назывались фамилии Л. Яшина, А. Шестернёва, В. Воронина, В. Пономарева. Наш прославленный вратарь, вновь подтвердивший свое высокое мастерство, получил приз, учрежденный мексиканской фирмой для лучшего вратаря чемпионата. Воронин включен в символическую сборную мира.

Москва тепло встретила футболистов. В тот же вечер их пригласили в студию Центрального телевидения, где они поделились с миллионами телезрителей впечатлениями о чемпионате мира. Встреча с телезрителями вылилась в творческий отчет сборной СССР.

Чемпионат мира закончился, но впереди у наших футболистов не менее ответственные и трудные состязания. Скоро сборная СССР включится в соревнования на первенство Европы, а чемпион страны — московское «Торпедо» и обладатель Кубка СССР — московский «Спартак» — в турниры на Кубок европейских чемпионов и Кубок обладателей кубков.

Еженедельник «Футбол» №32, 1966

*  *  *

БРОНЗОВЫЙ ВЕК НА ЧЕТЫРЕ ГОДА

Семьдесят одна страна участвовала в VIII розыгрыше Кубка Жюля Римэ. Шестнадцать команд добрались до английского финала. Только четыре — до решающих битв за призовые медали. Кстати, впервые медалей — четыре комплекта: золотой, позолоченный, серебряный и бронзовый. В каждом — по одиннадцать наград. Получают их спортсмены, представленные к награде национальными федерациями.

Открытым 29 июля оставался лишь вопрос о первых двух местах. Серебряные и бронзовые награды накануне обрели хозяев после матча сборных Португалии и СССР.

По установившейся известинской традиции сборная команда СССР вела репортаж о своем главном матче — поединке с командой Португалии, завершившем выступление наших спортсменов на мировом футбольном чемпионате.

МОРОЗОВ. У нас пять замен. Все — вынужденные. Впервые на поле команду выводит новый капитан — Лев Яшин.

ЯШИН. Это только добавило волнений. Разыграли ворота. Выбирал Колуна.

БАНИШЕВСКИЙ. Сделал первый удар. Вскоре мяч попал к Метревели. Слава отлично проходит по краю. Подача. Но мы с Малофеевым не успели к мячу.

СЕРЕБРЯНИКОВ. Вообще Метревели доставил много хлопот защите португальцев, Хиларио явно не справлялся с ним и позвал на помощь Карлуша. И потом они стерегли правый фланг только вдвоем.

ПОНОМАРЕВ. Пока наши впереди пробуют оборону соперников, состоящую из пяти игроков, четверо нападающих португальцев во главе с Эйсебио проводят «артподготовку» в нашей штрафной. Воронин — постоянно рядом с грозным Эйсебио. Тот это чувствует и больше времени тратит на «танцы» с мячом, готовя рывок или удар.

КОРНЕЕВ. Все было довольно спокойно, и вдруг во время одной из верховых передач Торресу Хурцилава, пытаясь сыграть головой, касается мяча… рукой. Тут же свисток. Формально судья прав: пенальти. Но голевого момента не было…

ЯШИН. К мячу идет Эйсебио. Знаю, что четыре предыдущих пенальти в Англии он бил только в правый от вратарей угол. Так будет и сейчас. Но ничего нельзя было сделать: удар сильнейший и под самую перекладину в верхний угол.

Слева - Эдуард Малофеев, в центре - в прыжке - Анатолий Банишевский.

Слева - Эдуард Малофеев, в центре - в прыжке - Анатолий Банишевский.

ХУРЦИЛАВА. Я не мог тогда сообразить, да и сейчас сам не понимаю, как это произошло. Почему дотронулся рукой? Ребята меня не ругали. От этого еще хуже на душе было.

ДАНИЛОВ. После этого злополучного пенальти Муртаз играл за пятерых. А смотреть на него подчас было больно: очень переживал.

СИЧИНАВА, Прошло минут двадцать. Португальцы редко идут вперед. Пытаются тормозить темп. Подолгу держат мяч.

ВОРОНИН. Метревели замучил своего защитника. Тот еле поспевает за ним. И в конце первого тайма Слава неожиданно делает рывок с мячом в центр. Я думал, он отдаст пас налево Малофееву, а он сразу же ударил по воротам. Пробил сильно. Перейра не удержал мяч в руках…

БАНИШЕВСКИЙ. Мы еще и после игры долго обсуждали, кто же все-таки забил этот гол в ворота португальцев. Наши все отказались. Видимо, мяч вошел в сетку от ноги защитника. Хорошо, что отдыхать ушли, сравняв счет.

МЕТРЕВЕЛИ. Начали второй тайм неплохо. Но почему-то перешли к затяжной, изнурительной борьбе между двумя штрафными площадками.

ВОРОНИН. Словно ждем, кто первый ошибется: игра идет на нервах.

СИЧИНАВА. Увлечение опекой соперников лишило нас власти в центре поля. Между обороной и форвардами образовался разрыв.

МАЛОФЕЕВ. Часов не видно. Их вообще, кажется, на «Уэмбли» нет. Но чувствую, время уходит. Надо торопиться. А у нас игра пока не клеится.

Нападающий сборной СССР Эдуард Малофеев ведет борьбу с защитником и вратарем сборной Португалии.

Нападающий сборной СССР Эдуард Малофеев ведет борьбу с защитником и вратарем сборной Португалии.

СЕРЕБРЯНИКОВ. Замешкался португальский защитник Феста, и Банишевский, как метеор, влетел в штрафную. Забрал мяч и оказался один на один с Перейрой. Вратарь сбил Анатолия. А судья словно ничего не видел.

ЯШИН. Врачи увели Банишевского за ворота. Неужели опять играть в меньшинстве?! Нет, вскоре, прихрамывая, Анатолий вернулся на поле. И мне хотелось захлопать вместе со стадионом.

ВОРОНИН. Похоже, что впервые на чемпионате будет добавочное время.

И в этот момент наши защитники грубо ошибаются — Торрес получает мяч в отличной позиции. Забить его было фактически делом техники. Он это и сделал, ударив изо всех сил метров с пяти-шести. 2:1.

МОРОЗОВ. Проигрыш, конечно, огорчил. Но мы довольны, что показали на «Уэмбли» игровой футбол. В этом матче мы были ближе к победе, чем в полуфинале. Встречей с португальцами, мне кажется, наша команда окончательно опровергла утверждения некоторых западных журналистов о том, что якобы сборная СССР являлась апологетом силового футбола. Конечно, хотелось победить. Но что делать, футбол — игра, выиграли соперники.

Мэлор СТУРУА, Борис ФЕДОСОВ. «Футбольный Альбион, 1966» (Библиотека «Известий», 1966)

*  *  *

РОБКИЙ ШАГ ВПЕРЕД

Наша сборная заняла четвертое место. Это, безусловно, шаг вперед, но все-таки шаг робкий для такого гиганта, каким является советский футбол. Создается впечатление, что играй мы с Португалией основным составом, и бронзовые медали чемпионата мира приехали бы в Москву. Португальцы выступали против нас именно в таком качестве, а у нас не хватило по разным причинам пяти основных игроков.

Нашу сборную вывел на поле Яшин, принявший на себя роль капитана. Особенно сказалось отсутствие Шестернёва, отлично играющего головой. Фактически оба гола в наши ворота были следствием плохой игры Хурцилавы в воздухе. Не выдержав дуэли с Торресом за верхние мячи, Муртаз совершенно недопустимо в начале матча отыграл мяч рукой на штрафной площадке, посчитав, что центральный форвард противника находится в голевой позиции. Хурцилава забыл, что в решающих играх первенства мира всякое трюкачество недопустимо. Я убежден, что, окажись на поле Шестернёв, не было бы и второго гола в наши ворота. А сквитать мы сумели лишь один после удара Метревели, когда вместе с мячом в воротах оказались португальский голкипер, защитник и кто-то из наших нападающих.

Явно, между прочим, не хватало команде во всех играх и левого крайнего нападающего. Не хочется верить, что в советском футболе невозможно найти пару центральных нападающих лучше Банишевского и Малофеева. И все же наша сборная даже в этом составе играла со всеми противниками на-равных. Достаточно было немного усилить нападение, и чаша весов могла перетянуть в нашу сторону не только в матче с Португалией, но даже и в игре с ФРГ.

Сборная команда Советского Союза - бронзовые призеры чемпионата.

Сборная команда Советского Союза - бронзовые призеры чемпионата: нижний ряд (слева направо) Йожеф Сабо, Игорь Численко, Анатолий Банишевский, Эдуард Малофеев, Галимзян Хусаинов, Владимир Пономарев; стоят Валерий Воронин, Лев Яшин, Альберт Шестернёв, Муртаз Хурцилава, Василий Данилов.

Свою силу мифический герой Антей черпал, соприкасаясь с родной землей. И мощь нашей сборной зависит от неразрывной связи с клубными, командами и внутренним календарем. Этот принцип был нарушен при подготовке наших футболистов, и потому состав команды оказался не сильнейшим и не так сыгранным, как это требуется для решающей победы в первенстве мира.

Отец сына наказывает не за ошибки, а за их повторение. У нас повелось после неудачи говорить о недостатках, а они через четыре года снова повторяются.

Четвертое место, подчеркиваю, шаг вперед, но ведь три первых призера шагнули явно шире нас. Последние поражения обидны. Их можно было избежать, лучше изучив европейский футбол. Наша же сборная больше перенимала опыт юждоамериканцев, потерпевших фиаско на чемпионате.

Итак, мы остались на четвертом месте. Остались неоправданно, потому что даже в ослабленном составе наша сборная могла успешно побороться с очень уставшей к этому времени командой Португалии. Наша линия обороны была одной из самых прочных на чемпионате, а вратари бесспорно лучшими в мире. Это избавило советскую сборную от катастроф, которые сокрушили не одну команду.

Николай СТАРОСТИН. «Звезды большого футбола». Издательство «Советская Россия», 1969

*  *  *

«НАИБОЛЕЕ ПОДВИЖНЫЕ НА ПОЛЕ — ОРКЕСТРАНТЫ»

Из Ливерпуля переехали в Лондон и поселились в отеле «Александер». В распоряжении команды — четыре превосходных, со знаком качества поля. На одном из них и готовились к матчу за третье место с Португалией на «Уэмбли». Победа сулила серебро мировой пробы. Я не оговорился. Решением ФИФА победитель первенства получал золото, вице-чемпион — позолоченные медали, третий призер — серебряные. «А кому бронзовые?» — спросили читатели редакцию спортивной газеты. «Не положено, — ответили в худших советских традициях. — Регламентом не предусмотрено». Ответ был дан 28 июля, в день матча СССР — Португалия. Не знала редколлегия, что накануне вечером оргкомитет после бурных дебатов постановил: бронза достанется проигравшим. Так сборная СССР получила еще один подарок, на сей раз не от соперников, а от чиновников.

Я невольно выдал исход матча. А что тут скрывать. Уступили с тем же счетом, что и предыдущий, — 1:2. Рассказывать о ходе особо нечего, и я вполне мог бы ограничиться небольшим фрагментом из едкого, насыщенного сарказмом материала обозревателя агентства «Рейтер»: «Матч Португалия — СССР был едва ли не самым неторопливым поединком чемпионата. Наиболее подвижными были на поле оркестранты, которые маршировали во время перерыва перед трибунами».

Точку ставить рано. Закон жанра требует описать голы, тем более есть среди них проблемный. И о вынужденной ротации состава расскажу.

СВЕРХБЕТОН

Травмированному Шестерневу и Сабо выписали бюллетень, Численко получил «срок» — три матча дисквалификации, хотя осталось сыграть всего один. Строгость наказания не имела практического значения, она лишь подчеркнула тяжесть проступка. Выбывшего Шестернева заменил Хурцилава, Сабо — Сичинава, Численко — Метревели, Хусаинова — Серебряников. Впечатленный мощной атакующей игрой португальцев, ведомых их вожаком Эйсебио, лучшим бомбардиром турнира, Морозов успешного нападающего Поркуяна поменял на защитника Корнеева. Что получилось? Наглухо закрытый вариант.

Четыре защитника занимались обычной своей работой. Воронина удостоили высокой чести — назначили персональным телохранителем Эйсебио. Приплюсуйте обремененного защитными функциями Сичинаву, получим мощный оборонительный заслон из семи (с вратарем) человек. Серебряников в паре с оттянутым Малофеевым составили дуэт хавбеков. Впереди — Банишевский (авось убежит, где-то подберет, добьет) и Метревели. Он-то и стал лучшим среди своих и, пожалуй, чужих. Не получая поддержки, сам пытался что-то смастерить. И смастерил.

Как же можно было такого искусного, техничного форварда держать в запасе, изумлялись советские и зарубежные наблюдатели. «Метревели был болен», — удовлетворил любопытство корреспондента «Дейли телеграф» тренер. Тот поверил: «Самым ярким на поле был Метревели, и если бы этот высокотехничный крайний нападающий мог участвовать в матче с ФРГ, то русские доставили бы немцам больше хлопот», — объяснял доверчивый иноземец (там почти все такие) согражданам.

Да не болел Слава — был жив-здоров, но не угоден Морозову. 20 июля тренер включил Метревели в резервный состав на проходную игру с Чили. А перед Венгрией и ФРГ он вдруг захворал. Когда Численко «изолировали от общества», Метревели чудесным образом выздоровел. Услугами грузина Морозов, понятное дело, не пренебрег. Вынужден был. Во втором тайме и его отодвинул назад. Слава сник.

СОН В РУКУ

Численное укрепление обороны не добавило ей надежности. В отсутствие Шестернева в центре образовалась течь. Высоченный Торреш легко переигрывал в воздухе Хурцилаву с Корнеевым — вместе и поодиночке. Во время очередного навеса мяч, миновав все находившиеся на «втором этаже» головы, намеревался покинуть поле. Муртаз почему-то решил оставить его в игре. Головой не дотягивался — сыграл рукой. Что заставило?

Через 20 лет, 15 мая 86-го, он объяснил на страницах «Советского спорта» — видение ему было.

Тренер поручил Муртазу стеречь Торреша пуще глаза своего. «А как с ним сыграешь, если только в росте я проигрывал около четверти метра. Мне бы признаться Морозову, что не готов я играть против Торреса, да как скажешь… Подумает — струсил».

Ночью его стращали кошмарными видениями, в завершение программы сон прокрутили пророческий. Показали то, что в игре произошло, — один к одному. «В смятении я вышел на поле, — исповедовался Муртаз, — и, не успев освоиться и успокоиться, сделал „свой“, запрограммированный еще с ночи пенальти: прервал рукой высокую прострельную передачу, направленную моему подопечному, до которой он, как выяснилось, и не мог дотянуться. Будто какое-то затмение нашло. Буквально в следующее мгновение понял, что натворил…» Сон в руку.

Пенальти. Мяч на «точке», Эйсебио — возле него. Это была чуть ли не единственная возможность забить очередной гол: Воронин поставленную тренером задачу выполнил превосходно — кислород бомбардиру перекрыл. Эйсебио шансом воспользовался.

БАНИШЕВСКИЙ? МЕТРЕВЕЛИ!

Если первый гол получился нелогичным, курьезным, то ответный — проблемным. Кто забил, разобрались не сразу. Метревели, «не замечая» суетившихся вокруг него защитников, совершил очередной рейд и пробил с угла штрафной. Перейра успел среагировать. Мяч от его руки, видимо, вернулся в поле. К нему бросился защитник португальцев, и налетели, как мухи на мед, Малофеев с Банишевским. Мяч халявный, коснись легонько и… Кто первым коснулся — не разобрать: телепоказ велся с одной камеры. Известен исход — мяч линию пересек. Поначалу объявили — забил Банишевский. Глядя на экран, было похоже. Возвращался Анатолий к своим с поднятыми руками и широченной улыбкой, за ним, чуть склонив голову, семенил Малофеев. Товарищи на пути следования нежно обнимали бакинца. Логический вывод напрашивался однозначный — Банишевский. И ваш покорный слуга, не видя-де-факто, от кого мяч проник в ворота, долгое время находился под впечатлением ритуала (тогда еще вполне пристойного) с рукопожатиями и дружескими объятиями виновника торжества.

Несколько месяцев назад при подготовке к обзору событий 66-го просмотрел кипы газет. И вот что обнаружил. «Физкультурник Азербайджана» от 30 июля: «…радиокомментаторы назвали автором гола Банишевского, но через несколько минут пресс-центр турнира объявил: нет, не Банишевский, а Малофеев (минчанина и внесли в официальный протокол ФИФА. — Прим. А.В.)… И только в полночь, когда мы с трудом разыскали наш дуэт центральных нападающих, которые в момент взятия ворот были рядом с португальским вратарем Перейра, удалось установить истину. Бакинец и минчанин заявили: «Мы не успели дотронуться до мяча. Он вошел в сетку, видимо, от вратаря или же отскочил рикошетом от защитника. Наверное, автором гола все же следует считать Метревели».

30 июля «МК» информировал читателей: Банишевский и Малофеев признались — мяча не коснулись.

У очевидца, работника Федерации футбола Узбекистана Э. Аминова, сомнений не возникло — гол забил Метревели: «После его удара мяч то ли от рук вратаря, то ли от ноги защитника вкатывается в ворота» («Правда Востока» от 30 июля).

«Футбол» (№ 32) высказался категоричнее: «Вратарь Перейра не удержал сильно летевший после удара Метревели мяч, и он оказался в сетке». «Советский спорт» признал первоначальную ошибку, заявив: «Автором гола следует считать Метревели». Советом газеты я долгое время пренебрегал. А теперь под грузом доказательств и признания форвардов прежнюю свою ошибку исправляю. Забил не Банишевский. Никому этого мнения не навязываю. Каждый поступает, как считает нужным. Сомневающиеся при желании могут просмотреть названные здесь издания — даты указаны.

Второй гол пропустили в самом конце от Торреша. Не уследил за ним Хурцилава. Газеты брюзжали. В защите похвалили только Пономарева и Воронина, обезопасивших соответственно Симоэша и Эйсебио. «Левый фланг пустовал, — который уже раз констатировал журналист, — в атаке мыслили на ход вперед, не было продуманной четкой организации штурма» («МК» от 30 июля).

ВПЕРВЫЕ — БРОНЗА!

Как бы то ни было, взошли высоко. Могли и повыше. С такой Португалией, заметно к концу турнира подсевшей, пожалуй, действительно могли. Даже с таким тренером и разбалансированным, не спевшимся дуэтом впереди. Но с Шестерневым, Сабо, освобожденным от тугих морозовских пут Ворониным и более смелой, активной игрой впереди.

Да пес с ней, с игрой. Игра — ничто, результат — все: медали-то бронзовые отхватили. Выделили всего 11 — таковы были жесткие правила, заметно со временем либерализованные. Теперь можно получить любого достоинства, да хоть золотую, не выходя на поле. Лишь бы в официальную заявку включили.

Летопись Акселя ВАРТАНЯНА. Газета «Спорт-Экспресс», 23.12.2013

*  *  *

ПРОКОЛЫ В ПРОТОКОЛАХ. ПОРТУГАЛИЯ - СССР - 2:1

Серьезные расхождения возникли относительно единственного гола советской сборной. Прежде чем переходить к хронологии событий, расскажу, отклонясь от темы, о курьезных, я бы сказал мистических, обстоятельствах при первом взятии наших ворот. Спустя 20 лет поведал о них непосредственный участник, один из лучших защитников в истории советского футбола Муртаз Хурцилава.

Накануне матча, когда исчезли последние надежды восстановить боеспособность травмированного капитана Альберта Шестернева, тренер Николай Морозов поручил ответственный пост в центре обороны Хурцилаве. Ему предстояло решать сложнейшие задачи в воздушных схватках с значительно превосходящим его в росте Торрешом. Рассказывает Хурцилава:

«Остаток дня и всю ночь меня, как кошмар, преследовали 198 сантиметров центрального нападающего португальцев. Даже приснилось: я не достаю высокий мяч, адресованный Торресу, и играю рукой. Утром на зарядке пересказал сон Жоре Сичинаве, а он:

— Ты что, спятил? Выкинь дурь из головы.

Мне бы признаться Морозову, что не готов я играть против Торреса, да как скажешь — команде и так трудно, а тут еще ты со своими снами. Подумают — струсил. Вот в таком смятении и вышел я на поле. И, не успев освоиться и успокоиться, сделал «свой», запрограммированный еще с ночи пенальти: прервал рукой высокую прострельную передачу, направленную моему подопечному, до которой он, как выяснилось, и не мог дотянуться. Будто какое-то затмение нашло. Буквально в следующее мгновение понял, что натворил, но что тут будешь делать, доигрывал тайм, как в тумане. Даже ответный гол Славы Метревели, который вроде бы перекрывал мою оплошность, не успокоил» («Советский спорт» 17.05.86).

Наши отыгрались в концовке первого тайма, а за три минуты до завершения второго пропустили решающий гол от Торреша. Матч по московскому времени завершился поздно, газеты уже готовили к печати, и наутро «Советский спорт», ограничившись небольшим предварительным отчетом без подписи, посвятил взятию португальских ворот несколько строк: «За две минуты до перерыва наши футболисты разыграли многоходовую комбинацию, которая закончилась рывком Метревели по правому флангу и сильным ударом. Перейра выпустил мяч из рук, и Банишевский добил его в ворота».

На следующий день Мартын Мержанов в объемном репортаже информацию о голе Банишевского опроверг: «Метревели обыграл защитника, вышел на ударную позицию и отправил мяч в цель. Вратарь Перейра, выбросив руки вперед, хотел парировать удар ладонями, но удар был так силен, что мяч, совершив дугу над головой Перейры, влетел в сетку. Вслед за ним влетели в ворота Банишевский и Малофеев, из-за чего и было трудно сразу определить истинного автора гола».

Я тут же сделал поправку. Как оказалось, не последнюю. Через неделю Андрей Старостин версию Мержанова подтвердил: «У нас активно на фланге сыграл С. Метревели… В результате его быстрого рывка и последующего удара по воротам был забит ответный гол в ворота португальцев. Вратарь Перейра не удержал сильно летевший после удара Метревели мяч, и он оказался в сетке» («Футбол», №32, 1966).


В атаке Слава Метревели (в центре). Слева - Жозе Карлуш, справа - Иларио Консейсао.

Фамилия Метревели значится и в четырех справочниках, изданных в СССР и России, посвященных сборной. К моменту выхода второго в конце 80-х я успел проработать официальные рапорты ФИФА. В протокол матча Португалия - СССР английский судья Кеннет Дагналл внес фамилию Малофеева. Повторялась она и во многих солидных зарубежных изданиях. Протокол — документ неопровержимый. Так мне казалось. Под его авторитетным влиянием делаю очередную поправку. И она оказалась не последней.

Чуть позже, познакомившись с Львом Филатовым, бомбардировал его телефонными звонками чаще, чем допускали правила приличия. Назойливость мою воспринимал Лев Иванович снисходительно, был терпелив и, как мне казалось, доброжелателен. Мы подолгу беседовали, несколько раз встречались в редакции «Футбола», куда он захаживал как автор и почетный член редколлегии.

Как-то я спросил его о голе португальцам в 66-м. Оказалось, Филатов и был автором неподписанного отчета, и в том, что мяч забил Банишевский, не сомневался:

— С трибуны определить было сложно. А после игры я поговорил с ребятами и все выяснил.

На вопрос, почему попал в отчеты и справочники Метревели, ответить он, разумеется, не мог. Льву Ивановичу я поверил, но проверить был обязан. Вот если бы картинку увидеть. А ведь видел ее 28 июля 66-го в прямом эфире на голубом экране. Мощный выброс эмоций после забитого гола и отсутствие повторов не позволили разобраться в ситуации. Разобрался в начале нового тысячелетия, когда обозрел в видеозаписи, неоднократно прокрученной, момент штурма и взятия португальских ворот. Бил с угла штрафной площади Метревели. Вратарь, распластавшись, неловко отбил мяч перед собой. На помощь ему ринулся защитник и с коварными намерениями Банишевский с Малофеевым. Шесть ног одновременно потянулись к мячу. На долю секунды опередила всех нога Банишевского.



Гол Анатолия Банишевского (№18) в ворота португальцев на 44-й мин. Рядом с ним - Эдуард Малофеев (№19).

Возвращались к центру поля в таком порядке: впереди с поднятыми руками и улыбкой 9х12 Анатолий Банишевский, за ним семенил Эдуард Малофеев. По дороге героя эпизода в порядке живой очереди обнимали и лобызали товарищи. Среди них Муртаз Хурцилава. Но и для него по прошествии 20 лет закостеневшее печатное слово в СМИ и справочниках оказалось весомее животрепещущей, пульсирующей реальности, в коей принял непосредственное участие.

Аксель ВАРТАНЯН. Газета «Спорт-Экспресс», 21.08.2010

*  *  *


Portugal team group: (back row, l-r) Jose Carlos, Alexandre Baptista, Jaime Graca, Hilario, Alberto Festa, Jose Pereira; (front row, l-r) Jose Augusto, Eusebio, Jose Torres, Mario Coluna, Antonio Simoes.






Лев Яшин и Эйсебио.


Валерий Воронин и Эйсебио.

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru