Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ СССР' 1968

ВЕНГРИЯ - СССР - 2:0

137
__________________

ВЕНГРИЯ - СССР - 2:0 (1:0)
4 мая 1968 г.
Матч (первый) 1/4 финала I чемпионата Европы.
Будапешт. Стадион «Непштадион». 71556 зрителей.
Судья: Лауренс ван Равенс (Голландия).
Венгрия: Карой Фатер, Дежё Новак, Эрнё Шоймоши, Кальман Месёй (к), Кальман Ихас, Янош Гёрёч, Лайош Сюч, Дьюла Ракоши, Ласло Фазекаш, Золтан Варга, Янош Фаркаш.
Тренер: Карой Шош.
СССР: Анзор Кавазашвили, Юрий Истомин, Альберт Шестернёв (к), Муртаз Хурцилава, Виктор Аничкин, Валерий Воронин, Игорь Численко, Владимир Капличный, Анатолий Банишевский, Эдуард Стрельцов, Эдуард Малофеев.
Тренер: Михаил Якушин.
Голы: Фаркаш (21), Гёрёч (84).

*  *  *


Перед началом матча (слева направо): Игорь Численко, Юрий Истомин, Виктор Аничкин, Эдуард Малофеев, Муртаз Хурцилава, Анатолий Банишевский, Владимир Капличный, Эдуард Стрельцов, Валерий Воронин, Анзор Кавазашвили, Альберт Шестернёв.
 
*  *  *

СВИДАНИЕ НА «НЕПШТАДИОНЕ»

Если вам выпадет побывать в Будапеште, вы без труда отыщете кафе «Бечикапу», что в Буде, неподалеку от башни Миклоша и Дома «Красного ежа». Здесь, как, впрочем, и всюду в венгерской столице, вы можете всласть наговориться о футболе. Просто спросите у своего соседа, кто, на его взгляд, лучше — Альберт или Бене? Мгновенно вы окажетесь вовлечены в жаркие дебаты, к которым присоединятся и соседи с ближайших столиков. Через час вы обогатитесь массой фактов и мнений о прошлом и настоящем венгерского футбола. Вам предстоит, конечно, услышать о легендарном венгерском нападающем Дьерде Ордте, «умевшем и знавшем все (то, чего он не знал о футболе, и не следовало знать)». Ордт свободно разговаривал на пяти языках, но лучше всего на шестом — футбольном. Вы сможете услышать об Имре Шлоссере, сумевшем сыграть в сборной Венгрии 21 год подряд, о могучем защитнике Карое Фогле, одно рукопожатие которого было настолько мощным, что уже до игры доставляло неприятности капитанам соперников…

Как и всегда, оценки игроков прошлых лет, естественно, несколько гиперболизированы. Но самые жаркие дебаты разворачиваются вокруг нынешних венгерских «звезд». Правда, если «звезды» былого только восхваляются, то современным «звездам» вместе с похвалой достается большая порция критики.

В торжественной обстановке нападающему сборной Венгрии Альберту вручили «Золотой мяч», сделал это редактор «Франс футбола» Макс Юрбини, тот, что в свое время подарил такой же приз Льву Яшину в Москве на стадионе в Лужниках. Но «Золотой мяч» — награда за прошлые заслуги, а сборная Венгрии очень нуждалась в Альберте в тот день.

Впрочем, такого взгляда придерживалось большинство, но не все. Хотя в последние годы и принято было считать, что сборная Венгрии без Альберта и Бене уже не та, специалисты, с которыми мне довелось беседовать здесь, в Будапеште, во всяком случае некоторые из них, считали, что их отсутствие может оказаться даже полезным команде. Ведь молодежь (Сюч, Фазекаш) в стремлении проявить себя может сыграть и напористее, и злее, ну, так, как Фаркаш.

Фаркаш — истинный образец агрессивности. «Это от прошлого», — сказали мне.

…Несколько лет назад Фаркаш, начиная свой путь в большом футболе, темпераментно вел себя не столько на поле, сколько за пределами стадиона. Был он веселым, компанейским парнем, с постоянным провалом в спортивном режиме. Звезда его незаурядного таланта, не успев взойти, начала закатываться. И тут Фаркашу повезло, он попал в руки тренера Рудольфа Илловски, превратившего самого трудного игрока клуба «Вашаш» чуть ли не в самого идеального. Во всяком случае, многие считают Фаркаша образцом спортсмена, к тому же он сейчас самый опасный и самый результативный форвард.

Сложно проходил процесс ввода в сборную команду Венгрии другого талантливого футболиста — Варги. Было время, когда Варга сам готовил пирог и сам его кушал. Затем его заставляли печь пироги для других. И только в последнее время найдена золотая середина. Варга забивает сам и много делает для партнеров. Спортивные журналисты называют его несколько необычно — «снайпер-диспетчер». Варга, Фаркаш, Гёреч и Месэй, с точки зрения тренера Кароя Шооша, находились в лучшей спортивной форме, чем остальные игроки в команде. Во всяком случае на день матча со сборной СССР.

Но в самой лучшей форме, на мой взгляд, находились, конечно, венгерские болельщики. К официальной премьере своей национальной команды они были полностью готовы, располагая всеми данными об игроках как советской, так и венгерской сборных.

Впрочем, мне рассказывали, что венгерские болельщики всегда в форме. Говорят, они даже были в форме в мае 1897 года, когда в Будапеште был проведен первый футбольный матч. На той встрече зрителям выдавались отпечатанные книжечки с правилами. И вот случайные посетители того первого футбольного поединка уже во втором тайме считали себя специалистами, решительно выражая свое мнение по всем вопросам.

Это, конечно, шутка, но вот во время матча мы убедились в действительно высокой квалификации венгерских зрителей. Любой красивый технический прием, неожиданный, пусть даже неточный удар встречались бурными аплодисментами, возгласами одобрения. Но, к сожалению, красоты в этом матче было мало. Во всяком случае, меньше, чем можно было ожидать, учитывая класс встречавшихся команд.

И есть тому вполне понятное объяснение. Груз ответственности, повышенная нервозность сковывали действия футболистов, заставляли играть осторожно, не позволяли рискнуть лишний раз. Словом, не позволяли отойти от рационализма.

На поле мы увидели большую группу противоборствующих пар. Действия каждого игрока соперника контролировал игрок противоположной команды. Так, Месэй неотступно следовал за Стрельцовым, а Капличный — за Фаркашем, Хурцилава не расставался с Варгой, а Ихас — с Численко. Так же расположились и игроки средней линии. В общем, список пар можно продолжать, пожалуй, до цифры 9. В обороне у обеих команд были свободные защитники Шестернёв и Шоймоши.

Все, что я пока говорил о матче, в равной степени относится к обеим командам. А отличало их то, что сборная СССР придерживалась в целом оборонительных построений, в то время как у хозяев поля чувствовались агрессивность, большая целеустремленность, направленность вперед. Венгерские футболисты, безусловно, понимали, что им необходимо создать какой-то задел перед ответным матчем в Лужниках. Но к их чести надо сказать, что они не рвались вперед сломя голову, без оглядки, а действовали размеренно, сдержанно, без излишней торопливости, но в общем-то, повторяю, с явной устремленностью вперед.


Мадьяры настолько легко «взяли» 2 очка, что казалось, остановить их перед финалом ЧЕ-68 невозможно... У ворот сборной СССР – «пожар». Лайош Сюч (№6), Альберт Шестернёв (№3), Золтан Варга (№9), Ласло Фазекаш, за его спиной – Виктор Аничкин и Муртаз Хурцилава (№4).

Голевых моментов в матче было немного. Как обычно и бывает во встречах равных команд высокого класса. Немного, но все же достаточно. И тем обиднее нам, что наши форварды не реализовали несколько весьма выгодных ситуаций. Особенно запомнился момент, когда Банишевский с левого фланга дал пас в штрафную площадь неприкрытому Стрельцову. Поблизости не было никого из защитников, наш центральный нападающий успел бы, видимо, даже остановить мяч. Но Стрельцов попытался пробить в падении и не попал по мячу. Однажды Стрельцов вывел на ворота Банишевского, но вратарь Фатер, который, кстати сказать, защищал ворота весьма уверенно, броском в ноги бакинцу ликвидировал опасность. Был выгодный момент и у третьего нашего нападающего - Численко, которому дал пас Стрельцов. Но удар правого крайнего оказался неточным. Кроме перечисленных, было у наших нападающих еще, пожалуй, две-три голевых ситуации и только.

Мне кажется, что форварды виноваты в недостаточной эффективности наших атак значительно меньше, чем игроки средней линии, Их было, правда, лишь двое - Воронин и Малофеев. Оба они грешили неточными передачами, мало участвовали в организации атак. Практически тройка нападающих часто оказывалась отрезанной, и форвардам приходилось возвращаться далеко назад в поисках мяча. Из пяти защитников нашей команды четверо - по своему амплуа центральные. Конечно, они были поглощены своими заботами, но в их обязанности, безусловно, входила и созидательная игра. А на деле никто из наших защитников, кроме, пожалуй, Истомина, не проявил стремления помочь нападающим. В целом наша оборона слишком часто действовала отбойно.

В то же время могу напомнить один эпизод, когда подключение защитника в атаку едва не привело к успеху. Это было на 15-й минуте первого тайма. Истомин неожиданно ворвался в штрафную площадь соперников, обыграл венгерского защитника и пробил по воротам. Мяч прошел недалеко от штанги, и зрители наградили Истомина аплодисментами. Этот пример показывает, как могли бы и должны были, на мой взгляд, действовать наши защитники.

Голы, забитые в наши ворота, не были такими, про которые можно сказать, что они неизбежны, неотвратимы. Конечно, Фаркаш пробил резко, неожиданно, сильно подрезал мяч. Но все-таки Кавазашвили среагировал, даже почти поймал мяч, но не смог удержать его. И второй раз после удара Ракоши (в этот момент Истомин, получивший травму, Ракоши не опекал, а никто из наших защитников в полной мере не взял на себя обязанности травмированного товарища). Кавазашвили не сумел поймать мяч - Гёрёч добил его в сетку. Можно, конечно, в известной степени обвинять вратаря. Но ведь защитники не подстраховали его. Их было трое во вратарской площадке, когда Кавазашвили отбил мяч. Но Гёрёч опередил всех.


Слева направо: Кальман Ихас (4), Анзор Кавазашвили, Эдуард Малофеев, Янош Гёрёч и Ласло Фазекаш – только что Гёрёч забил гол.

Вообще часты были ситуации, когда в нашей штрафной площади четыре-пять защитников боролись с двумя форвардами хозяев поля, чаще всего с Фаркашем и Варгой. Но, к сожалению, слишком часто эти два отличных мастера запутывали наших защитников. Насколько мне помнится, оборона советской сборной никогда ранее не выступала в таком составе. То же самое могу сказать и о средней линии. И в игре это чувствовалось.

Закончить разговор о матче хотелось бы, заглянув на неделю вперед. Каковы наши перспективы? Мне думается, что, какой бы трудной ни была задача, отыграть два мяча - дело вполне посильное. Оборона сборной Венгрии, хотя и действовала самоотверженно, собранно и организованно, все же не была, на мой взгляд, что называется, непроходимой. Повторяю, что основная причина нашей неудачи кроется в слабой игре нашей средней линии, в слабом контроле за серединой поля.

Значит, завладев территориальным преимуществом (а это порой удавалось даже на "Непштадионе"), нашим футболистам в Лужниках будет легче. Вопрос в том, как обострить игру в атаке. И этот вопрос остается открытым до свидания в Москве.

Геннадий РАДЧУК, Будапешт. Еженедельник «Футбол-Хоккей» №18, 1968

*  *  *

ВЕНГРИЯ? НЕ СМЕРТЕЛЬНО

О сопернике по четвертьфиналу узнали 16 января во время жеребьевки в Париже. Досталась Венгрия. Не подарок (могло быть хуже — Англия, Испания, Италия), однако, учитывая личные отношения, вовсе даже неплохо, бивали ее не раз. Но в спорте (за исключением, пожалуй, шахмат) хорошая память — помеха. Перед каждой новой встречей желательно забыть о приятных воспоминаниях, тем более когда имеешь дело с мастерами незаурядными — Месэем, Фаркашем, Бене, особенно Альбертом, лучшим футболистом Европы 1967 года.

Мадьяры готовились серьезно, твердо решив, судя по информации прессы, сочетать полезное с приятным: в полуфинал пробиться и цепь фатальных неудач с советской сборной разорвать. Потому и срочно выписали из ГДР крупного специалиста, своего, венгра Кароя Шооша. В групповом турнире он работал с восточногерманской сборной и пытался не пропустить соотечественников в 1/8 финала (ГДР и Венгрия оказались в одной отборочной группе). Теперь он был полон решимости вывести их в полуфинал. В одном европейском цикле Шоош успел поработать с двумя командами! Случай редчайший.

О регламенте. Границы проведения двухраундовых поединков широкоформатные — с первого марта по 15 мая. Чиновники УЕФА даты не фиксировали, не навязывали, определяли их по взаимной договоренности футбольные федерации обеих стран. Отодвинули ближе к верхней границе: 4 мая — игра в Будапеште, 11-го — в Москве. Условия, как в нынешних клубных евротурнирах, — кто больше забьет, тот и молодец. При равенстве мячей гол на чужом поле ценился вдвойне. Забили поровну, дома и в гостях, победителя объявляет жребий. Руководит процессом арбитр. Сразу после второго матча он в присутствии капитанов команд и представителя УЕФА бросает монетку, не на поле, как практиковалось раньше, а в подтрибунном помещении. Федерации СССР и Венгрии решили не доверяться судьбе и в случае надобности согласились провести третий матч на нейтральном поле.

Финальную часть, и этот вопрос обсуждался в Париже, намеревались организовать в Италии. Если же «Скуадра» не одолеет болгар, четверка отправится в Англию, Шотландию либо Испанию. Переносить не пришлось, ибо итальянцы, хоть и не без труда, Болгарию одолели — 2:3 и 2:0. Так определился соперник победителя пары СССР — Венгрия. Играть ему в 1/2 финала с итальянцами на их поле. Так далеко заглядывать не время, надо еще с «клиентом» разобраться.

НЕ В ЛУЧШИХ СОСТАВАХ

Отправили наши в Будапешт 16 футболистов. Без «списанного на берег» Сабо, забившего победный гол бельгийцам. В мае к нему присоединится Медвидь. Досрочно «демобилизованные» Якушиным полузащитники вернулись, к радости киевского тренера Виктора Маслова, в свой клуб и на ходу запрыгнули в распустивший пары чемпионат.

Из аэропорта советскую делегацию доставили на остров Маргит. Здесь в летнем кафе в тени каштанов телевизионщики соорудили импровизированную студию. Интервью в темпе блиц продолжалось долго. Основная нагрузка легла на тренера. Он был предельно лаконичен и ни одной «тайны» под яркими и жаркими лучами осветительных приборов (как на допросах в сталинских застенках) не выдал:

— Товарищ Якушин, довольны вы подготовкой команды?

— Да.

— А матчем с Бельгией?

— Тоже.

— А ваша пресса нет. Вас устроит ничья в Будапеште?

— А вас?

— Когда назовете состав?

— Перед игрой.

Далее в том же духе. Первым не выдержал телеоператор. Выключив без предупреждения камеру, рухнул на стул и едва выдавил:

— Устал.

— Тренироваться надо, — дал дельный совет Михаил Иосифович.

Общался с нашим тренером и откомандированный в Будапешт от спортивного и футбольно-хоккейного изданий Геннадий Радчук. Поговорил он и с итальянским — Ферруччо Валькареджи. Приехал синьор Ферруччо в венгерскую столицу посмотреть на потенциального соперника. Отсюда намеревался держать путь в Москву на ответную встречу. «Мне сейчас особенно трудно, — поплакался в жилетку советского журналиста. — Надо следить сразу за двумя командами: ведь с любой мы можем встретиться в полуфинале. С кем? И не берусь сказать, кого предпочел бы видеть».

Нам бы его заботы. Заболел Пшеничников, не вполне здоровы Афонин и Бышовец, под вопросом участие повредившего колено Шестернева. Капитан все же вышел на поле, играл на уколах. Венгры лишились Матиаса и главной ударной силы — Бене с Альбертом. Обладатель «Золотого мяча» за день до матча получил обидную травму в легком сорокаминутном спарринге с молодежной сборной Будапешта. Успел забить два гола, а перед самым концом захромал. Обеспокоенный Шоош попросил выполнить два контрольных упражнения. Ни с одним форвард не справился. Сомнений не осталось — играть не сможет.

На поле все же вышел, чтобы принять из рук редактора еженедельника «Франс Футбол» Макса Юрбини «Золотой мяч» за прошлогодние заслуги. Приняв, отправился на трибуну. В краткой речи Юрбини пожелал Альберту здоровья, а его товарищам — успехов на «Непштадионе» и в «Лужниках», что в присутствии советской сборной выглядело по меньшей мере некорректно.

Нервное напряжение колоссальное. Шоош увез своих парней в горы воздухом чистым подышать, от предстоящей встречи отвлечься, психологический груз снять. В первые минуты скованность все же чувствовалась. Обе стороны осторожничали, внимательно друг за другом присматривали, разбившись на девять пар, действовали персонально, по игроку. Роль чистильщика Якушин поручил Шестерневу, Шоош — Шоймоши.

КТО ВИНОВАТ?

Советы попытались было атаковать, но очень скоро от затеи отказались. «Попробуйте вы», — словно обратились к хозяевам. Венгры просьбу уважили, переместились на нашу территорию и надолго на ней обосновались. Голову не теряли, вели наступление академично, двумя-тремя эшелонами с подключением защитников. Наши действовали осмотрительно, ничего путного у своих ворот создать не позволили, правда, и чужим почти не угрожали, если не считать промаха Банишевского с угла вратарской площадки. Гол венгры все же забили. Он не вытекал из логики эпизода, вполне безобидного. Фаркаш из неудобного положения неожиданно пробил. Не сильно. С такими мячами Кавазашвили справлялся играючи. А тут пропустил.

Во втором тайме ребята бросились отыгрываться. Желания было больше, нежели мысли, слаженности, остроты. Форварды, оставаясь без поддержки тыла, отходили назад в поисках мяча, и венгры успевали построить эшелонированную оборону. Лишь пару моментов создали. Один — реальный, убойный, когда Банишевский промчался по левому флангу и перевел мяч в центр штрафной площади на стоявшего без охраны Стрельцова. Времени, чтобы принять мяч, осмотреться, выбрать на свой вкус угол обстрела, — вдоволь. А Стрельцов, что ему не было присуще, засуетился, решил пробить с лета и… не попал по мячу. Из выгодного положения пробил во вратаря Банишевский. Все.

Венгры имели не одну возможность увеличить счет, а забили при полном у советских ворот штиле. Минут за десять до конца получил травму Истомин. Врачи поколдовали над ним, в игру вернули, но, скованный в движениях, де-факто он превратился в зрителя. Ракоши, которого плотно стерег Истомин, получив свободу, резвился, как дитя малое. Совершив очередной забег по бесхозному флангу, навесил. Партнеров поблизости не было. Навес — подарок вратарю. Кавазашвили готовился с благодарностью принять дар венгерского друга, но неожиданно для себя и окружающих выпустил мяч из рук. Выросшему из-под земли Геречу не составило труда поколебать сети беззащитных ворот. Наши оборонцы смотрели за финальной сценой «из партера» — 0:2.

Расстроенный Якушин в сердцах обвинил в проигрыше вратаря: «Первый и особенно второй гол не были следствием игровой закономерности. Фаркаш и Гереч использовали две грубые ошибки Кавазашвили, которые он просто не имел права допустить» («Футбол-Хоккей» №20). Прошелся и по нападающим: «Беда состояла в том, что Стрельцов и Численко вместо того, чтобы усилить давление, вдруг снизили активность, стали проявлять инертность, короче говоря, вопреки ожиданиям, не проявили свойственной им ранее боевитости» (там же).

Играли неважно, с непростительными ляпами впереди и сзади. Последние всегда чреваты. Но проигрыша, к тому же в два мяча, не заслуживали. Сказать, что соперник не по зубам оказался, не скажешь. Вполне проходимый, а поди обыграй его в Москве по заказу крупно, да еще с выздоровевшим Альбертом. Сознавая важность ответной встречи, журналисты сдерживали эмоции, старались ребят не нервировать, «стрелочников» не искали. Лишь Б. Родионов в «Известиях» (от 5 мая) предъявил претензии Стрельцову: «Трудолюбия, бесстрашия, маневренности, ударной мощи и взаимопонимания с партнерами не хватило на сей раз Стрельцову, который систематически оказывался в изоляции от товарищей по команде…» Восхищения Стрельцовым, влюбившим в себя болельщиков (независимо от клубных симпатий) еще в первый период своей блестящей и плодотворной творческой деятельности, я никогда не скрывал. Но такой слабой игры в составе сборной видеть мне не доводилось. Стала она последней в национальной команде. На клубном уровне он себя еще проявит. В лучшем виде.

Сергей Сальников упрекнул самого Якушина в миротворчестве: «Ввод Якушиным четырех центральных защитников в оборонительные линии недвусмысленно указывал на его желание любыми путями укрепить подступы к воротам. Стремление похвальное, если бы в то же время оно не таило в себе, так сказать, палку о двух концах. Так, оказавшись в положении отыгрывающихся, мы столкнулись с фактом, когда обилие стопперов стало скорее тормозом, нежели помощью в организации эффективного контрнаступления» («Вечерняя Москва» от 5 мая).

Летопись Акселя ВАРТАНЯНА. Газета «Спорт-Экспресс», 17.05.2015

*  *  *


Фото перед четвертьфинальным матчем 4 мая в Будапеште.






Слева – Муртах Хурцилава, справа – Юрий Истомин.


На заднем плане – Альберт Шестернёв.


В воздухе – Виктор Аничкин.

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru