Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ СССР' 1968

СССР - ВЕНГРИЯ - 3:0

138
__________________

СССР - ВЕНГРИЯ - 3:0 (1:0)
11 мая 1968 г.
Матч (ответный) 1/4 финала I чемпионата Европы.
Москва. Центральный стадион им. В.И. Ленина. 91129 зрителей.
Судья: Курт Ченчер (ФРГ).
СССР: Юрий Пшеничников, Валентин Афонин, Альберт Шестернёв (к), Муртаз Хурцилава, Виктор Аничкин, Валерий Воронин, Игорь Численко, Владимир Капличный, Анатолий Банишевский, Анатолий Бышовец, Геннадий Еврюжихин.
Тренер: Михаил Якушин.
Венгрия: Дьюла Тамаш, Дежё Новак, Эрнё Шоймоши, Кальман Ихас, Кальман Месёй, Лайош Сюч, Золтан Варга, Имре Комора, Флориан Альберт (к), Янош Фаркаш, Дьюла Ракоши.
Тренер: Карой Шош.
Голы: Шоймоши (22 - в свои ворота), Хурцилава (59), Бышовец (73).

*  *  *


Сборная СССР перед матчем (справа налево): Альберт Шестернёв, Юрий Пшеничников, Валерий Воронин, Анатолий Банишевский, Валентин Афонин, Муртаз Хурцилава, Виктор Аничкин, Анатолий Бышовец, Владимир Капличный, Игорь Численко, Геннадий Еврюжихин.
 

*  *  *

УТВЕРЖДЕНИЕ СОБСТВЕННОГО «Я»

Сборные СССР и Венгрии перед решающим матчем
Сборные СССР и Венгрии перед решающим матчем
Сборные СССР и Венгрии перед решающим матчем

Сборные СССР и Венгрии перед решающим матчем.

Еще до того, как состоялась жеребьевка четвертьфиналов чемпионата Европы, я был командирован в Венгрию и накануне отъезда повстречал Михаила Иосифовича Якушина, в то время старшего тренера нашей сборной.

— В Венгрию едете? Интересно… Чует мое сердце, что нам придется играть с венграми…

Предчувствие оказалось вещим. Тренеры вообще часто угадывают. Вполне возможно, что за долгие годы своей практики они проникают в тайны футбольной «теории вероятности», потому что больше, чем кто-либо, размышляют о таких вещах. Футбол, сам игра, приучает и их «играть» в отгадку.

Мне осталось неизвестно, как относился к этому варианту Якушин. Но потом, когда жеребьевка состоялась, я подумал, что его предчувствие вряд ли было арифметическим, скорее всего, венгерская команда мерещилась ему неспроста…

Первый матч в Будапеште наши проиграли 0:2. Венгры высокого мнения о своем футболе. И не без основания: их футбол аристократичен, голубой крови. Венгерская сборная бивала и англичан, и бразильцев, и немцев, да и вообще ей никто не страшен. Никто, кроме нашей сборной. А нашей она проигрывала чаще, чем любой другой. Венгерские футболисты и тренеры не скрывают, что эта серия поражений для них — наваждение, странность, причуда. Мне легко было представить, как упоительно прозвучала для венгров победа на «Непштадионе». Тут не просто два гола и два очка. Тут удовлетворенное самолюбие, избавление от навязчивой идеи о непреодолимости барьера. А для наших, наоборот, поражение должно было выглядеть обидным и несуразным в силу устойчивого представления о том, что с венграми играть не так уж трудно.

И вот неделю спустя в Лужниках при переполненных трибунах второй, ответный, матч.

На табло, как всегда, исходные нули. Никто им не верит, у всех в душе горит 0:2. Известно, что нашим для выхода в следующую стадию необходимо выиграть 3:0. Хоть и не раз побеждали наши венгров, но такого счета не бывало. А тут он заказан, как единственный выход, как спасение.

1968 год, Лужники. Матч 1/4 финала чемпионата Европы между сборными СССР и Венгрии. Атакует советская команда. Слева — Игорь Численко.

Атакует советская команда. Слева - Игорь Численко.

Перед началом по чаше Лужников то вальсировала умиротворяющая легкая музыка, то струился бархатный, вкрадчивый баритон диктора. Нет, в тот теплый вечер нас ничем нельзя было развлечь. Совпасть с настроением могла бы разве что сухая барабанная дробь, та, что раздается в цирке перед исполнением «смертельного» номера. 3:0! Как поверить в такой счет в матче с командой мирового класса?!

Венгры отбиваются...

Хотя в ложе прессы со всех сторон раздавались безрадостные предсказания и ты кивал головой, соглашаясь, как подсказывал разум, все-таки где-то глубоко в душе теплился уголек надежды. Этот уголек тайный, он даже как бы не твой, он существует сам по себе, и если ничему не суждено будет сбыться, ты посмеешься над ним, растопчешь его сухой подошвой рассудочных аргументов. Но зато, если вдруг заповедная, робкая, немыслимая надежда восторжествует, ты выкатываешь этот уголек из темного угла на свет божий, начинаешь его раздувать, гордиться им, хвастаться и находишь сколько угодно неотразимых доводов себе в поддержку! Так уж водится, что в дни матчей чрезвычайного значения мы чуточку лукавим...

фото

Правда, в одно соображение верилось. Венгры не созданы для сбережения счета, для глухой защиты. Они не итальянцы. Их футбол замешан на дрожжах атаки, в нее они свято верят, ею живут. Как-то они себя поведут, когда так заманчиво, вытерпев, отмучившись полтора часа, сохранить уже существующие 2:0?..

А нашим надо эти же самые полтора часа провести каким-то особым образом. Им задавать тон. Они это не могут не понимать. Сумеют ли?

Выход четырех форвардов (Численко, Банишевский, Бышовец, Еврюжихин) само собой подразумевался. Но это мало что значило. Чертежу ведь надобно ожить, прийти в движение, взять скорость, выразить настроение…

И матч рванулся… Ну так как? Да, все верно: темп и темп, жадный и неотступный. Упавший мигом вскакивает, при ауте на беговую дорожку — бегом, штрафные и угловые разыгрываются моментально, защитник не тянет, не раздумывает и стремглав с мячом кидается вперед. У такой игры свои издержки: неточности в передачах, срезки, неосторожные толчки. Но верность взятому темпу, готовность каждого футболиста к непрерывному движению с лихвой их перекрывают, вынуждают и соперников больше, чем им свойственно, ошибаться. Те хотели, бы угомонить, успокоить игру, им ни к чему эта гонка, но они поневоле в нее втянуты и нервничают, чувствуя, что играют не по-своему, не как было задумано, что приходится приспосабливаться, а это уступка, и играет другой, а ты только поспеваешь за ним…

Забитый гол празднует Игорь Численко

Забитый гол празднует Игорь Численко (№7).

В середине тайма счет открыт. Банишевский, уйдя вправо от вратаря с мячом, сильно прострелил вдоль пустых ворот, и защитник Шоймоши, желая отбить мяч в сторону от бегущих ему в затылок наших игроков, неловким движением срезает его в сетку ворот. Гол, забитый своим, как раз и выразил неловкость, испытываемую венграми от нежелательного для них темпа, от неослабевающей гонки, в которую им пришлось включиться.

1:0. По законам больших матчей, где и одного гола бывает достаточно, ведущие в счете получают право несколько притормозить, чтобы соперника, жаждущего отыграться, выманить на себя, заставить его раскрыться и затем проводить хладнокровные, хорошо нацеленные контратаки против ослабленной защиты. Но у этой встречи были особые условия. Гол ничего не изменил, наши по-прежнему проигрывали и по-прежнему гнали и гнали мяч к чужим воротам.

Я давно замечал, что команда, непрерывно штурмующая, приостанавливается где-то около 15-й минуты второго тайма. Это что-то вроде критической точки. Если к ней команда придет ни с чем, то она, изверившись в себе, может в оставшиеся полчаса легко проиграть. Такая минута близилась, и казалось, еще немного, и все страшное для венгров останется позади.

В центре - автор третьего гола Анатолий Бышовец

Острый момент у ворот венгров. В центре - автор третьего гола Анатолий Бышовец.

На 14-й минуте второго тайма штрафной удар с 25 метров. Хурцилава замечает не защищенную «стенкой» полоску в правой стороне ворот и метко бьет. 2:0! Это был удивительно вовремя забитый гол. Гол, вернувший нашей сборной веру, что все идет как надо, гол, вызвавший приток скрытых сил.

Еще четверть часа спустя забит третий гол. Он был проведен согласно упомянутому мною закону больших матчей. Счет стал ничейным. Венгры, утратив преимущество, попытались переломить ход игры, «раскрылись», и тут контратака из двух сабельных выпадов: Еврюжихин слева дал длинный пас по диагонали на бегущего справа Бышовца, а тот нанес удар в дальний нижний угол ворот. 3:0.

Матч этот — приметное событие в биографии нашей сборной. Его трудно, да и бесполезно подвергать анализу с тактической точки зрения. (Кстати, такого рода анализ стал чрезмерно модным из-за своей шашечной наглядности. Однако в нем есть смысл лишь в том случае, если помнить, что в футболе «шашки» — люди.) Формально команда была составлена странно: пять игроков, которых мы привыкли видеть защитниками — Афонин, Шестернёв, Хурцилава, Аничкин, Капличный, один полузащитник — Воронин и четыре форварда. Эта якушинская расстановка дальнейшего распространения не получила.

В центре снимка - автор второго гола в ворота венгров Муртаз Хурцилава

В центре снимка - автор второго гола в ворота венгров Муртаз Хурцилава.

Суть матча была в воодушевлении, с которым провела его наша сборная. Воодушевление в футболе обязано получать зримое выражение в действиях на поле, оно вовсе не в правильных речах на собрании перед матчем. В этом матче оно выразилось в высочайшем темпе, который команда держала, пока не добилась того, чего хотела. Это был тот самый темп, которым наша сборная подавляла соперников в пору своего появления на международной арене, темп, создавший ей высокую репутацию, заставивший всех без исключения признать ее трудным, уважаемым противником, темп, позволивший ей одержать немало полновесных побед. Темп — как выражение жажды игры и готовности к борьбе, темп — как утверждение собственного «я», собственного характера, стремления, чтобы противник плясал под твою дудку, был вынужден подчиниться.

(Из книги Льва Филатова «Наедине с футболом», изд. 1977 года)

*  *  *

САМАЯ ЯРКАЯ СТРАНИЦА В ИСТОРИИ СБОРНОЙ

Первый матч 1/4 финала первенства Европы 1968 г., проводившегося по олимпийской системе, наша сборная проиграла на выезде — 0:2. Право продолжать борьбу за выход в полуфинал давала только победа с преимуществом не менее чем в три мяча в ответной игре. Задача из категории самых трудных: никогда ранее с таким преимуществом сборная СССР у этого соперника не выигрывала. А был соперник именит и титулован по «высшему разряду» — двукратный олимпийский чемпион, дважды вице-чемпион мира.

…В солнечный день в Москве, в Лужниках, под звуки марша на поле переполненного стадиона вышли футболисты в красных рубашках с буквами «СССР» на груди. Соперники — в белом, с трехцветной полосой. Слава этой сборной прогремела на всех континентах.

Тот день — день повторного матча сборных СССР и Венгрии — остался в памяти у всех любителей футбола как одна из самых ярких страниц.

К перерыву удалось «отыграть» (ведь зачет-то общий: по сумме двух матчей) один мяч. Надо было забивать еще два. Второй тайм советские спортсмены играли с таким вдохновением, с такой страстью и в таком буквально вихревом темпе, что славившиеся нападением венгры сначала «попятились», а затем и вовсе ушли в глухую оборону.

Отлично сыграл Геннадий Еврюжихин

Отлично сыграл Геннадий Еврюжихин. Неоднократно прорываясь по левому краю, он направлял мяч в штрафную площадь, создавая опасные ситуации перед воротами гостей.

Удача сопутствовала тем, кто искал ее у ворот соперников. Тбилисец Муртаз Хурцилава, капитан сборной, забил второй гол, а спустя 14 минут киевлянин Анатолий Бышовец после блестящей передачи москвича Геннадия Еврюжихина — третий.

До финального свистка оставалось еще немало, и… вперед бросились гости, понимая, что выручит их даже один забитый ими гол. Отменно владея техникой, они организовали длительную осаду ворот хозяев поля. Но защита наша — Альберт Шестернёв, Валерий Воронин и другие им под стать — в тот вечер была крепка. И хотя большие трудности выпали и на долю голкипера, распечатать свои ворота сборная СССР соперникам никак не давала.

…Пять минут до завершения матча. Четыре… Три.

Когда стрелке секундомера оставалось лишь дважды обежать циферблат, Юрий Пшеничников в отчаянном броске отбил мяч из самого уязвимого — верхнего — угла ворот. Отсчет времени шел уже на секунды.

Стадион — все сто тысяч, до отказа заполнившие трибуны, — почувствовал, что на большее у соперников не хватит ни сил, ни времени. И хотя финальный свисток еще не прозвучал, весь стадион встал в волной прокатившемся по овалу трибун порыве и в такт последним мгновениям великолепного матча горячо аплодировал всем действующим лицам — и побежденным (за красивую игру) и победителям — за огромную волю к победе, подкрепленную великолепным мастерством.

Когда судья поднял руки, подтверждая этим жестом момент окончания игры, аплодисменты переросли в овацию. Так сборная СССР вышла в полуфинал первенства Европы.

(Из книги К.С. Есенина «Футбол. Сборная СССР», изд. 1983 года)

*  *  *

САМАЯ ВЫСОКАЯ НОТА

Нам на стадионе предлагали веселенькую музыку, бархатно и вкрадчиво звучал голос диктора, но все это проходило мимо. Каждый из нас в минуты, предшествовавшие матчу, слышал только сухую, тревожную барабанную дробь в застывшей тишине. Как в цирке перед полетом гимнаста под куполом, без лонжей и сетки. В старину это называлось смертельным номером. Барабанная дробь и перехваченное дыхание зала.

Банишевский и Шоймоши

Анатолий Банишевский и Эрнё Шоймоши.

Правда, к нашим услугам были спасительные доводы вроде того, что футбол есть футбол, без проигрыша не проживешь, а уступить дорогу сборной Венгрии, команде мирового класса, не так уж стыдно. Вообще говоря, это верно. Но, как известно, поражения можно великолепно объяснять, а вот утешить огорченных как-то до сих пор никому пока не удавалось.

Рассудочные построения и впрямь были не в нашу пользу, и мы позволяли себе смело об этом рассуждать: «0:2 — в Будапеште при невыразительной игре да плюс бледный матч с бельгийцами… Нет, нашим ничего не светит».

Впрочем, никто ведь из нас не ходит на стадионы, чтобы проверять там свои логические и логарифмические выкладки. Наоборот, люди ходят туда, втайне надеясь, что их доводы будут опрокинуты. (Не поэтому ли многие болельщики перед матчем так охотно уничижают «свою» команду?) Надежда на футбольное чудо неистребима. Вот и мы в субботу, бойко оперируя на словах неутешительными аргументами, хранили все-таки в душе надежду, потому у нас в ушах и звучала тревожная барабанная дробь. Что-то сейчас будет?

Однако один довод в нашу пользу, на мой взгляд, все же существовал еще до матча. И в общем-то он оправдался. На поле «Непштадиона» венгры ставили себе целью во что бы то ни стало победить. В Лужниках их задача выглядела, на первый взгляд, проще: им предстояло всего-навсего удержать перевес. Существуют команды, которые в таких условиях чувствуют себя, как рыба в воде. Ну, например, итальянцы. Или аргентинцы. А вот о венгерских «крепостях» мне что-то слышать не приходилось, команды этой страны и прежде, и теперь всецело доверяют силе своей атаки. В этом смысле уже состав венгерской сборной, зажженный на табло, был красноречивым. В сравнении с первым матчем были замены в игроках, но линии остались нетронутыми. Видимо, тренер Шоош рассчитывал, что и в Лужниках венгерские футболисты возьмут свой темп, поведут свою игру и защищать завоеванное будут на чужой половине поля.

Второй гол. Численко, Шоймоши и Тамаш

Второй гол. Игорь Численко, Эрнё Шоймоши и Дьюла Тамаш.

Можно по-разному относиться к такому плану. Одни скажут, что тренер правильно делал ставку на игру, издавна привычную для его команды. Другие упрекнут его за отсутствие практичности: «Ну, что мешало ввести в состав еще одного защитника!». Поражение обычно рождает множество версий, которые, к сожалению, проверить уже невозможно. Поэтому всегда вернее и надежнее излагать футбольные события с точки зрения победителей. Тут все выверено, все доказано, и нет нужды ни о чем гадать.

Желанный оптимальный результат матча был известен заранее: 3:0. Ну что с того? От школьника ведь задачник тоже не скрывает ответа. А как решать? Состав нашей сборной дал понять, что линия нападения на этот раз сформирована не из трех, а из четырех форвардов, причем два из них — Численно и Еврюжихин — фланговые. Это перестроение схемы напрашивалось само собой, московский матч был по сути дела вторым таймом, а первый — проигран, надо отыгрываться, и, естественно, в перерыве принимается решение численно усилить линию атакующих. Но опыт подсказывает, что такая частичная реконструкция состава переворота в игре еще не гарантирует. К чему же еще пришли за минувшую неделю Якушин и его команда? Это нам предстояло увидеть на поле.

Начало было разыграно, как во всех больших матчах принципиального характера. Нервные единоборства, толчки без особой нужды, обоюдные ошибки, неточные пасы. Все это от желания обязательно раньше соперников задать тон игре, обязательно свой тон, первыми овладеть инициативой, чтобы потом не трудиться ее перехватывать. Венгры показали было свое намерение сыграть неторопливо, в короткий перепас, с последующими резкими выпадами форвардов. Но этот их план лишь промелькнул и тут же потерялся. На нем был поставлен размашистый крест длинных стремительных передач, длинных быстрых рывков наших футболистов.

Бышовец и Сюч

Анатолий Бышовец и Лайош Сюч.

Темп и темп, неотступный, азартный и жадный! Так это же старое и грозное оружие советских команд, испытанное во многих ответственных международных встречах, принесшее в свое время не одну яркую победу! В последние годы мы как-то смирились с мыслью, что в скорости и выносливости большинство иностранных команд нас уже догнало, и поэтому поиски победных шансов следует вести в иных разделах футбольного искусства. И вот опять ставка сделана на превосходство в движении!

Темп поддерживается всеми возможными способами. Вот мы видим, как Шестернёв, оказавшись с мячом в своей штрафной, чтобы не терять и мгновения, сам кидается вперед и доходит до противоположной штрафной площади, увлекая партнеров. Вот Воронин бежит стремглав за мячом по беговой дорожке, хватает его и немедленно вбрасывает в поле, словно истекают последние секунды матча. Вот Банишевский неудачно срезает мяч и тут же бежит ему вслед метров 30 и догоняет, исправляя ошибку и снова завязывая атаку. Штрафные удары разыгрываются мгновенно, упавшие игроки тут же вскакивают на ноги. Темп и темп!

Правда, наша команда несет при этом тактические потери. Немало ошибок в передачах, в прострелах, в навесах. Стремительные, грозные с виду рейды Афонина, Еврюжихина, Аничкина то и дело заканчиваются обидными срезками, ударами явно без адреса. При взвинченном темпе всегда бросаются в глаза технические пробелы. К счастью, среди наших нападающих были Банишевский и Бышовец, а среди защитников — Хурцилава и Шестернёв, которые и на высокой скорости умели укрощать мяч, и их мастерство сглаживало многие неточности. Венгры прижаты к своим воротам, один за другим следуют угловые, а голевых моментов тем не менее не видно. Ничего не поделаешь, издержки необычно высокого темпа.

Защитник венгров Сюч и вратарь Тамаш не в силах сдержать напор Виктора Аничкина (№5), Валерия Воронина (№8) и Анатолия Бышовца (№10).

Защитник венгров Лайош Сюч и вратарь Дьюла Тамаш не в силах сдержать напор Виктора Аничкина (№5), Валерия Воронина (№8) и Анатолия Бышовца (№10).

Первый же острый момент закончился голом. Банишевский справа вошел в штрафную площадь, Тамаш опрометчиво бросился ему навстречу и не сумел забрать мяч. Тогда наш форвард ушел к линии ворот и сильно прострелил. На перехват мяча кинулись игроки обеих команд. Первым его настиг Шоймоши, собираясь отбить в сторону. Но неосторожное, излишне резкое движение ноги — и мяч отскочил в пустые ворота.

Ведя в счете хотя бы и 1:0, команды обычно обретают этакую солидность, важность, начинают вести себя осмотрительнее, позволяют себе кое в чем уступить сопернику. В этом своеобразном матче разница в один гол, во всяком случае внешне, не слишком смутила венгерских футболистов, а для наших — подлила масла в огонь. Матч продолжался, как и шел до той минуты. Но я уверен, что после гола у наших игроков выросли крылья, и их мужественная готовность терпеть и держать высочайший темп окрепла. Они смогли убедиться, что есть смысл в такой игре! Теперь один вопрос: что в их пороховницах?

Венграм изредка удаются короткие миниатюрные атакующие комбинации из двух-трех ходов, не больше, а до ударов по воротам дело не доходит, наши защитники тоже ведь держат темп и легко опережают форвардов соперника. В конце тайма вся игра — на венгерской половине, следует серия острых моментов, и угловые, а удары по пустым воротам, и промахи вратаря. Я видел Тамаша прежде, вратарь он, несомненно, классный. Тут он скорее всего не вынес зрелища беспрерывного натиска на его ворота и моментами терял самообладание.

Гол!

Перерыв. Все же остается ощущение, что для такого большого игрового превосходства перевес в один мяч чересчур скромен.

Часто наблюдаешь, как команда, атаковавшая весь первый тайм, по инерции наступает еще минут 15, а потом постепенно теряет инициативу. Неужели так произойдет и на этот раз? И верно, вот уже темп начал сникать, игра стала дробиться на затяжные единоборства, на розыгрыши мяча в треугольниках.

И тут, на исходе роковой четверти часа, штрафной удар метрах в 25 от венгерских ворот. «Стенка» закрывает левую сторону ворот, а в правой зияет пустота, правда, полоска узенькая. Вратарь ее не видит, что ли? И Хурцилава бьет точно по цели.

Гол, второй! Важный и сам по себе, и еще тем важный, что забит был, когда игра грозила вот-вот пойти на затухание. Ну, а теперь со вторым голом открылось и второе дыхание у наших игроков. И опять находятся силы держать высочайший темп.

В эти минуты матч становится исполненным подлинного пафоса. Как все вдруг перевернулось! Побоку все расчеты, скинут с плеч груз предыдущего поражения, теперь еще один гол — и полная победа. Для этого отведено полчаса, своеобразный дополнительный тайм.

Как раз посередине этого «тайма» и был нанесен решающий удар по мячу. Еврюжихин от центра поля прошел слева и, увидев на правом фланге набирающего скорость Бышовца, по диагонали послал ему мяч на ход. Пас был исчерпывающим. Впрочем, как и удар центрального нападающего, мощный, в дальний угол.

Муртаз Хурцилава (слева) и Валерий Воронин

Муртаз Хурцилава (слева) и Валерий Воронин.

 

Игре не суждено было на этом замереть. Зрители пережили немало бурных мгновений. Наша команда, то ли от ощущения, что дело сделано, то ли силы были уже на исходе, но она несколько отступила. Тут мы немедленно убедились, как опасны венгерские футболисты при среднем темпе. Они с ювелирным мастерством провели несколько интересных атак. Пшеничников, о котором мы было уже совсем позабыли, по меньшей мере дважды (после удара Альберта и после штрафного, пробитого Шоймоши) в бросках отстаивал свои ворота.

В тот вечер в выпуске последних известий по радио комментатор Владислав Семенов читал отчет об этой встрече на фоне бравурного марша. Что ж, матч того заслушивал, да и радость была большая. Есть игры, память о которых живет годами. Мне кажется, что этот патетический матч мы тоже долго будем вспоминать, В нем футбол предстал и как игра, полная смысла, и как игра, гораздая на чудеса, и как игра, хватающая за душу.

Ну и, наверное, нам всем особенно приятно, что тон в этом превосходном, редком по драматизму футбольном спектакле задавали наши игроки. Их вело вперед в тот вечер истинное спортивное вдохновение.

Лев ФИЛАТОВ. Еженедельник «Футбол-Хоккей» №19, 1968

*  *  *


Перед матчем (слева направо): Геннадий Еврюжихин, Игорь Численко, Владимир Капличный, Анатолий Бышовец, Виктор Аничкин, Муртаз Хурцилава, Валентин Афонин, Анатолий Банишевский, Валерий Воронин, Юрий Пшеничников (Альберт Шестернёв на снимке не поместился).
 

*  *  *

ОДНА НАДЕЖДА — НА ЧУДО

На исправление ошибок отпущена неделя. Задача предельно ясна, вернее ответ на поставленную задачу: место в финальной части ЧЕ в Италии гарантирует только крупная победа. Ответы на задачи содержатся и в школьных учебниках. Заглянуть на последнюю страницу проще простого. А ты найди верный способ решения, чтобы с ответом совпал. Над этим думал тренерский штаб, а ребятам предстояло найти правильный ответ на поле.

Качество игры в матчах с Бельгией и Венгрией не позволяло надеяться на успех. Во встречах примерно равных команд проще удержать преимущество в два мяча, нежели выиграть с разностью в три. Был спокоен и венгерский тренер. Когда его спросили накануне игры, верит ли он в общую победу, Шоош, обычно сдержанный, молчаливый, ответил вопросом на вопрос:

— Вы слыхали о чуде на Марне?

— Слыхал.

— А о футбольном чуде на Марне вам приходилось слышать?

Журналист промолчал.

Небольшая историческая справка. В сентябре 1914 года немецкая армия, осуществляя блицкриг, план молниеносной войны, стремительно продвигалась на Париж. Выручая союзников, русские армии под командованием Ранненкампфа и Самсонова, еще не полностью готовые к боевым действиям, вторглись в Пруссию и отвлекли часть немецких сил от Парижа. Ценой огромных людских потерь Россия помогла французам выстоять. Они остановили немцев на реке Марна (между Парижем и Верденом) и вскоре отбросили их. Этот эпизод Первой мировой войны и вошел в историю как «Чудо на Марне» или «Русское чудо».

Если поддаваться математическим выкладкам, логическим выводам, идти на игру не стоило. А люди шли, предварительно отстояв километровые очереди, участвуя в рукопашных схватках по мере приближения к кассам, покупая билеты втридорога у спекулянта (мелкий бизнесмен во времена тотального дефицита при объявленном в стране развитом социализме). На что на-деялись? На неистребимую, глубоко в тайниках души упрятанную веру в чудо. Вера свободна, независима от реальной ситуации, какой бы тяжелой и безнадежной ни казалась, не подвластна диктаторам, генсекам, разнокалиберным правителям, издаваемым ими указам, приказам, постановлениям и распоряжениям. Ее невозможно арестовать и расстрелять, она неуничтожима, непобедима. И способна творить чудеса.

ТАЙМ ПЕРВЫЙ. НАЧАЛО ПОЛОЖЕНО

Опять, как в Будапеште, разбились на пары. Пытаясь сбить темп, венгры медленно поднимались с земли, неторопливо выбрасывали мяч из-за боковой, разыгрывали «стандарты»… Наши, взявшие с места в карьер, все это делали быстро, но без суеты и с каждой минутой нагнетали темп. К первой четверти часа подали четыре угловых. Форварды менялись местами, запутывали оборону. Гости не успевали за быстрыми перемещениями нападающих и игроков других линий. Хавы и защитники, соблюдая правила безопасности, в отличие от первой игры, то и дело вторгались на передовую и вызывали панику в стане соперника. Мадьяры продержались до середины тайма. Не выдержав навязанного им темпа, допустили две детские ошибки.

Воронин длинным пасом бросил вперед Банишевского. Тот неаккуратно обработал мяч и дал шанс овладеть им вышедшему из ворот Тамашу. Бакинец не остановился, продолжив бег, испугал вратаря и вынудил его выпустить из рук легкую добычу. Подобрав мяч, Банишевский сильно прострелил вдоль ворот. К передаче устремилась группа наших товарищей, но ближе к мячу оказался защитник Шоймоши и, пытаясь предотвратить угрозу, неловким движением отправил его в свои ворота.

Пока хозяева переводили дух, венгры попытались, не откладывая на потом, отыграться. Добились штрафного. До ворот метров 25. Варга пробил мастерски, в обвод «стенки». Трибуны вновь взорвались аплодисментами. Предназначались они Пшеничникову, наглухо забравшему мяч в нижнем углу. Поняв, что шутки плохи, ребята возобновили штурм. За четыре последние минуты тайма подали пять угловых. Венгры едва уберегли пока еще удобный для них счет.

В перерыве Шоош мягко, по-отечески наставлял своих парней: «Ничего страшного, мальчики, не произошло. Все идет своим порядком. Теперь будет полегче. Еще 45 минут выдержать такой темп они не смогут. Внимательно следите за защитниками соперников. Они увлекаются атакой. Главное — убаюкать их, играть спокойней, медленней. Вся наша надежда на внезапные атаки Альберта и Фаркаша». Об этом разговоре тренер поведал после игры обозревателю Борису Федосову, а тот 12 мая изложил в «Известиях».

ТАЙМ ВТОРОЙ — ПОБЕДНЫЙ

В отличие от соперников, счет нас, понятное дело, не устраивал, и после перерыва вновь взяли венгров за горло. Есть мнение, что команда способна выдержать высокий темп не больше часа, после чего спад неизбежен. По истечении «контрольного времени», на 59-й минуте, штрафной в сторону венгров. Расстояние далекое, около тридцати метров. К мячу подходит Хурцилава. Во владениях Тамаша и в окрестностях не протолкнуться, как в огромных очередях у винных магазинов в годы перестройки. Тбилисец то ли навешивал, то ли пробил. Да какая разница, мяч-то в воротах — 2:0.

Показалось, что скорректировала его полет голова Банишевского. По возвращении в Баку Анатолия поздравляли с забитым голом. Форвард от него отрекся и честно признал — забил Муртаз: «Я устремился влево к штанге ворот, и в тот же миг Хурцилава направил туда мяч. С разбегу я подпрыгнул рядом с защитником Месэем… Защитник не смог сыграть головой. Бить по воротам, находясь спиной к ним, мне было очень неудобно. А мяч, как мне показалось, летел прямо в цель. Тогда в прыжке я пригнул голову, чтобы случайно не изменить направление полета мяча… Сразу же я посмотрел назад: мяч ударился в землю, упруго отпрыгнул и влетел в сетку» («Спортивные игры» № 6).

Со вторым голом открылось второе дыхание. Ошарашенные гости старались подольше держать мяч, сбить темп. Устроили неторопливую распасовку. Со стороны казалось, будто исполняли свой чардаш в замедленной съемке. Наших парней это нудное зрелище быстро утомило, и они навязали такой жесткий прессинг, что мадьярам стало не до танцулек. Гости не успевали за перемещениями форвардов, врывавшихся в свободные зоны. Тут бы пас точный не помешал. За этим дело не стало. Прогарцевав по левой кромке, Еврюжихин сделал диагональную передачу (Лев Филатов назвал ее исчерпывающей) на противоположный фланг, идеальный по месту и времени на набравшего ход Бышовца. Страшной силы и исключительный по точности удар с ходу в нижний угол завершил нехитрую и с блеском проведенную комбинацию. Упрекнуть в пропущенном голе язык бы не повернулся не только совершившего два ляпа Тамаша, но и лучших вратарей мирового футбола, защищай они в тот день ворота. 3:0.

БРАВО, ПШЕНИЧНИКОВ!

Добившись нужного результата, наши — то ли от усталости, то ли сработал инстинкт самосохранения — ослабили хватку и отошли назад. Освободившиеся от оков венгры, словно выпущенные из клетки на волю, бросились забивать. Вот тогда-то «Лужники» увидели не пародию на чардаш, а настоящий зажигательный, головокружительный венгерский танец. Наши защитники, действовавшие до того безукоризненно, стали терять мельтешивших перед глазами мадьяров. Им нужен один гол. Трижды в оставшиеся четверть часа, тревожные, ужасные, они были близки к цели.

И тут напомнил о своем существовании Юрий Пшеничников. А мы-то думали, что играли все это время без вратаря. Выход голкипера на авансцену оказался весьма кстати. Вот Альберт изящно освободился от Аничкина и метров с 8–9 пробил в верхний угол. Как Пшеничников успел достать мяч и перевести на угловой, надо было его и спросить. Если б спросили, вряд ли смог бы объяснить. Еще две бомбы обезвредил от покинувших свои позиции венгерских защитников. Самую страшную — за минуту до конца, когда Ченчер наказал нас штрафным. Взялся пробить Месэй, мастер знатный. Не дай бог забьет, времени на ответный удар не останется. Момент предынфарктный. Стадион замер. Купировал приступ слабых сердцем соотечественников Пшеничников, отразив удар той же силы и точности, как минутами ранее Альберта. Взрыв трибун по мощности был эквивалентен прежним, что сопровождали забитые голы. Ну свистни же ты наконец, господин немец, герр Ченчер! Смилостивился, свистнул. Все. Победа! 3:0. Что и требовалось доказать.

Чудо свершилось. Вам несказанно повезло, наш венгерский друг, товарищ Шоош. Младые лета не позволили лицезреть чудо на Марне. Зато в зрелые годы, в преддверии своего шестидесятилетия, судьба смилостивилась, дала возможность увидеть русское чудо в «Лужниках». Верьте в чудеса, господа, как бы ни было муторно, ни казалось безнадежно. Свершатся!

Счастливый Якушин старательно скрывал эмоции. Говорил о нелогичном результате в Будапеште и закономерном — в Москве. Шоош рассыпался в комплиментах (совершенно справедливых) советской команде: «За неделю, минувшую со дня нашей первой встречи, сборная СССР преобразилась. Подготовка всех игроков выше всяких похвал. Выделить никого не могу — лучшими были все» («Советский спорт» от 12 мая).

Нейтральный наблюдатель, тренер итальянцев Ферруччо Валькареджи, в беседе с корреспондентом газеты Corriere dello Sport Энцо Чезари отметил в игре победителей «исключительную ударную силу, необычайную атлетическую мощь и динамизм». Из игроков наибольшее впечатление произвел на него «по-настоящему отличный Бышовец». Вернувшись в Рим, добавил: «Бышовец — решающая карта русских, ключевой элемент команды и очень опасный в заключительной стадии атаки».

ОДА ЗРИТЕЛЮ

Назвав героев, всю команду и отдельных игроков, ни тренеры, ни журналисты о роли зрителя в триумфальной победе сборной не обмолвились. Возьму на себя смелость заявить — соавтором свершившегося в «Лужниках» чуда и одним из героев стал зритель: каждый из ста тысяч (среди них и ваш покорный слуга) был причастен к победе. Искренний, добрый, отходчивый, он простил безликую игру в Москве с бельгийцами и в Будапеште, ринулся на стадион, заполнив всю полезную площадь. До последнего сантиметра. Сцена и зрительный зал слились воедино. Ребята, вдохновленные мощной энергией трибун, провели матч на одном дыхании. Пять раз после забитых мячей мы в едином порыве срывались с мест. Незнакомые люди кричали, радовались, смеялись и плакали, обнимались и целовались, обдавая друг друга сильнодействующими винно-водочными парами. С каждым взятием ворот объятия крепчали, поцелуи становились жарче (не могу сказать за весь стадион, на моем «микроучастке» так и было).

Два гола из пяти западногерманский арбитр Курт Ченчер отменил. Если бы он не засчитал все пять, наши парни забили бы в тот вечер столько, сколько надо. Прошло с тех пор не одно десятилетие, но лучшей игры сборной назвать не могу — по самоотверженности, максимальной самоотдаче, вдохновению, неистребимому желанию победить. Вам часто приходилось видеть сокровенную мечту во плоти? 11 мая 1968 года мы увидели в «Лужниках» свою сборную такой, какой являлась нам в мечтах.

Время способно разрушить иллюзии, снять с глаз романтическую пелену. Когда спустя годы я пролистывал пожелтевшие газетные страницы мая 68-го, картина предстала реальная, в черно-белых тонах, и все же ненамного от только что с восторгом описанной разнилась. Грешили и неточными передачами, и с мячом порой неловко обращались, небольших спадов, особенно в последние четверть часа, по достижении искомого результата, не избежали и чуть было не испортили прекрасно написанное полотно. Оно действительно было прекрасно.

Летопись Акселя ВАРТАНЯНА. Газета «Спорт-Экспресс», 17.05.2015

*  *  *


Программка матча.


Сборная Венгрии.




Момент матча: Дьюла Тамаш «снимает» мяч с головы Анатолия Банишевского.








По мячу бьет Виктор Аничкин.


Анатолий Банишевский.

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru