Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ СССР' 1970

БЕЛЬГИЯ - СССР - 1:4

160
__________________

БЕЛЬГИЯ - СССР - 1:4 (0:1)
6 июня 1970 г.
Матч группового турнира IX чемпионата мира.
Мехико. Стадион «Ацтека». 95261 зритель.
Судья: Рудольф Шойрер (Швейцария).
Бельгия: Кристиан Пио, Жорж Эйленс, Николя Девальк, Леон Жек, Жан Тиссен, Жан-Батист Докс, Вильфрид ван Мур, Леон Семмелинг, Рауль Ламбер, Поль ван Химст (к), Вильфрид Пёйс.
Тренер: Раймон Гуталс.
СССР: Анзор Кавазашвили, Реваз Дзодзуашвили (Николай Киселёв, 65), Альберт Шестернёв (к), Владимир Капличный (Ловчев, 43), Муртаз Хурцилава, Валентин Афонин, Владимир Мунтян, Кахи Асатиани, Геннадий Еврюжихин, Анатолий Бышовец, Виталий Хмельницкий.
Тренер: Гавриил Качалин.
Голы: Бышовец (14, 63), Асатиани (55), Хмельницкий (75), Ламбер (85).

*  *  *

ТЕПЕРЬ — КУБКОВАЯ ЛЕСТНИЦА

Стадион "Ацтека" и отель "Эскаргот", где живет советская команда, - это как бы полюса чемпионата. На стадионе бушуют страсти, на нем футбол выглядит как самое азартное на свете зрелище, где восторгаются любым мало-мальски удачным приемом и казнят каждую неловкость. Там проходит фронт симпатий, туда сейчас переместилась граница между Восточным и Западным полушариями, что, пожалуй, отличает этот чемпионат от предыдущих в смысле болельщицкого восприятия. Никогда прежде публика не оперировала такими большими категориями. В общем на стадионе чемпионат воспринимается как жаркое дело и в прямом и в переносном смысле.

В минуты отдыха.

Футбол - игра и шахматы - игра. Поэтому минуты отдыха в тихом дворике отеля "Эскаргот" можно рассматривать как очередную тренировку. Защитник В. Афонин пытается отразить атаку Г. Качалина. Есть и болельщики - все, как на футболе. За игрой следят Г. Еврюжихин, врач команды С. Мышалов, М. Хурцилава.

Отель "Эскаргот" - это зеленая полянка, вокруг которой прямоугольником приткнулось двухэтажное здание, где и живут наши футболисты. Там в одной из квартир Качалин, Старостин, Парамонов составляют стратегические планы, в другой - ведет прием пациентов врач Мышалов, на полянке футболисты то аккуратно перебрасываются мячом, то забираются под неведомого названия куст с книгой или шахматами. Там смотрят телевизор, терпеливо пережидая надоевшие рекламные сюжеты. Там можно принять участие в футбольной дискуссии, обсудить игру англичан или бразильцев, а то и вечную тему: играют ли сейчас лучше, чем десять лет назад. Словом, в отеле футбол и чемпионат представлены своей тихой лабораторией, невидимой широкому миру стороной.

Кого-то вразумляют, одного успокаивают, другого, наоборот, вдохновляют. Собственно, здесь-то, да еще на уединенном стадиончике, куда наши ездят тренироваться, и создается тот футбол, который в урочный час появляется перед стотысячной страстной аудиторией. И все, что накоплено игроками в тишине и прохладе "Эскаргота", очень им нужно и дорого в тот час, когда ревет раскаленная, душная "Ацтека".

В игре Анатолий Бышовец (справа).

В игре Анатолий Бышовец (справа).

Позади матч с мексиканцами. "Матч открытия" потребовал в первую очередь самообладания. Против сборной Мексики, которую, я думаю, в иных условиях наши переиграли бы, здесь, важнее всего было выстоять. И наша команда выстояла. В этой сложнейшей обстановке тренеры получили верную возможность проверить на прочность каждого игрока с тем, чтобы к следующему матчу внести поправку в состав.

Матч с бельгийцами был чисто футбольным. Не было изнурительной жары, аудитория, теряясь в догадках, какой результат удобнее для мексиканской сборной, держала нейтралитет, тем более что встречались две европейские команды. И тут наши блеснули хорошей, я бы даже сказал, эффектной игрой. Не так уж часто бывает, чтобы в одном матче команда забивала четыре красивых, бесспорных, или, как говорят, не берущихся мяча. Бышовец (дважды), Асатиани и Хмельницкий сумели это сделать.

А надо сказать, бельгийская команда - хорошего класса и дебют матча разыграла вполне уверенно, мастерски. Но ей противостоял соперник, уверенный в себе, играющий с видимым удовольствием, смело, а потому и удачно. На мой взгляд, после прошлогоднего отборочного матча в Лужниках с Северной Ирландией это была лучшая игра сборной нынешнего созыва. Любопытно, что после матча на пресс-конференции комиссар бельгийцев (тренер Гуталс не явился, сославшись на занятость) объяснил причину поражения своей команды трудностями мексиканских условий.

Мне приходилось то же самое слышать и от представителей других проигравших команд. Как видно, версия эта будет ходовой. Отмахиваться от нее, заявив, что для всех условия были равными, мне кажется, было бы легкомысленно. Все-таки местные условия накладывают отпечаток на футбол. В чем же это выражается? В последние годы в футболе все более стал цениться высокий, непрерывный, даже нарастающий к концу темп. Здесь эта особенность современного футбола вынужденно поставлена под сомнение. Я наблюдал, как искали отдыха в тотальной защите итальянцы, встречаясь со шведами, как брали себе передышки, переходя на спокойные перекидки мяча, англичане и бразильцы. В том матче запомнилась такая сценка. В перерыве бразильцы задержались в раздевалке, а англичане, уже вышедшие на поле, улеглись на травке в пляжных позах: они по крохам экономили силу. И в матче наших с бельгийцами чувствовались паузы, когда игра как бы приостанавливалась.

Анзор Кавазашвили рассказывал мне, что мяч здесь ведет себя странно: "Когда выбиваю от ворот, всегда знаю, куда попаду. А тут мяч улетает. Ребята на меня покрикивают. Я уж стал бить слабее, приноравливаюсь"...

Это верно. Нередко видишь, как после длинной передачи мяч удирает, словно заяц, и оба игрока - и тот, который бил, и тот, который хотел принять, недоуменно разводят руками. Причем это случается с большими мастерами. Виктор Маслов, тренер киевского "Динамо", когда мы встретились в Гвадалахаре, сердито говорил: "Все то, над чем мы работали, к чему шли, здесь невозможно как следует проверить...".

Так что никуда не денешься. Мексиканская высокогорная специфика дает себя знать.

Лев ФИЛАТОВ. Еженедельник «Футбол-хоккей» №24, 1970

*  *  *

С ПЯТЬЮ ЗАЩИТНИКАМИ

На следующий день после тяжелой, отнявшей много сил и разрушившей энное число нервных клеток (сейчас считают, что они восстанавливаются) встречи с хозяевами турнира наши футболисты отдыхали, приходили в себя. Второго июня тренировались со средней нагрузкой, третьего — с максимальной, в оставшиеся до игры два дня кривая пошла вниз. Мы получили небольшое преимущество — имели пять свободных дней до назначенной на 6 июня встречи, соперник — два.

После установки зачитывали тексты прилетевших с разных концов бескрайней страны телеграмм. Одна опустилась с верхних слоев атмосферы с характерной для авторов терминологией: «Дорогие друзья! Верим, что вторая ступень вашей футбольной ракеты сработает на «отлично». Советская сборная обеспечит себе выход на четвертьфинальную орбиту. Ждем от вас космических скоростей в атаке, монолитности в обороне. Успеха вам, ребята!»

Подписали ее дважды герой Советского Союза генерал-майор Андриян Николаев и кандидат технических наук Виталий Севастьянов. Для Николаева это была вторая командировка на орбиту. Его партнер дебютировал. Дуэт совершил на корабле «Союз-9» рекордный на то время по продолжительности полет: около 18 суток находились космонавты в состоянии невесомости, успев 286 раз обернуться вокруг Земли.

Пожелания соотечественников сборная выполнила с некоторыми оговорками. Космических скоростей в атаке не развила, но монолитность в обороне в целом создала. Главное — результата убедительного достигла.

Смотрелась команда неплохо: ребята раскрепостились, раскрылись, чувствовалось — вкатываются в турнир. Да и условия в сравнении с первым матчем благоприятные: температура воздуха — щадящая, игра началась ближе к вечеру — в 16 часов. Давления трибун не ощущалось. Публика, не ведая, какой результат ее сборную устроит, вела себя пристойно, без фанатизма, реагировала на игровые ситуации сдержанно, аплодировала, чаще нашим, нетрудно догадаться почему. И соперник держался достойно, играл в охотку, моментами напрягал нашу оборону. Футболисты вели себя корректно, нарушений было меньше, чем в матче с мексиканцами, в два раза — 28. И опять мы в этом компоненте оказались «сильнее» — 17:11. Но ни разу не дали повода швейцарскому арбитру Рудольфу Шойреру извлечь желтую карточку — так и пролежала невостребованной до финального свистка.

Качалин, что не было ему присуще, отрядил в оборону пять защитников. Крайние и центральные выполняли привычные функции, а Капличный получил спецзадание — выключить из игры самого опасного бельгийского футболиста Поля ван Химста. С ответственным поручением справлялся успешно. До тех пор, пока в столкновении не расшиб лоб. Пролив кровь за родину, он покинул поле брани, и уже за кромкой привели его в чувство и наложили швы. А к ван Химсту намертво приклеился Валентин Афонин. Видимо, использовал высококачественный, отечественного производства, клей «Момент». Бельгиец так и не смог от него оторваться.

ОБРАЗЦОВО-ПОКАЗАТЕЛЬНЫЕ ГОЛЫ

В дебюте «партии», пока наши оборонцы разбирались, что к чему, бельгийцы чаще возникали возле советской штрафной. А однажды, на 14-й минуте, даже вторглись в ее пределы и должны были забивать. После розыгрыша штрафного ван Муру дважды в опасной близости от ворот позволили пробить. Первый удар отразил Кавазашвили, повторный — штанга. Пронесло. Расплата наступила немедленно — сработало неотвратимое футбольное правило. Перехват, передача Хмельницкому. Тот рванул, заметив открытого Бышовца, немедленно переадресовал мяч одноклубнику, и Анатолий метров с 25–30 с ходу пробил в нижний угол — 1:0.

Геннадий Еврюжихин и Ван Химст

Геннадий Еврюжихин и Ван Химст.

Все советские голы напрашивались на учебный фильм — вышли на загляденье, один краше другого. Второй организовал Бышовец. Сместившись на правый фланг, получил мяч и перевел его на противоположный. Асатиани поспел вовремя. Угол обстрела острый, попасть сложно. У Кахи сомнений не возникло, да и время поджимало — взял да пробил. Мяч, уткнувшись в штангу, тоже не стал раздумывать, что дальше делать, куда отскакивать — вариантов много. Выбрал оптимальный, шмыгнул в сети, там и дух перевел. Эффектный гол — 2:0.

Третий затеял капитан. Выполняя наказ тренера, Шестернев своевременно, когда ситуация позволяла, без риска для собственных ворот и неожиданно для противника, совершал партизанские вылазки во вражеский тыл. В очередной случился гол-шедевр. Расчетливый пас на ход Бышовцу. Тот, набрав скорость, в своем неповторимом стиле обыграл двух бельгийцев и неожиданно пробил в дальнюю «девятку».

Последний, четвертый, сотворили фланговые игроки. Еврюжихин прострелил, оказавшийся в центре штрафной Хмельницкий, чтобы принять летевший на неудобной высоте мяч, присел и головой исхитрился направить его опять же в угол — нижний, правый от себя.

Бельгийцы, как только наши защитники разобрались, что к чему, долго и безуспешно пытались вскрыть массированную оборону. Ключи подобрать не смогли, а отмычками цивилизованные европейские демократы пользоваться не умели. Лишь в конце, когда чуть расслабились, допустили небрежность, сами приоткрыли ворота, Ламбер предоставленным шансом воспользовался — 4:1.

Счет убедительный, по делу. Сыграли прилично. Весьма. Темп регулировали, в атаке преуспели, защитники, исключая отдельные промашки, свою работу выполнили добротно. Взаимодействие между звеньями наладили, физически неплохо выглядели. Провели встречу с настроением, часто били, не в пример первой игре — довольно эффективно: из 19 ударов 14 угодили в створ.

На вопрос журналиста о причине плодотворных действий форвардов Бышовец ответил: «Полузащита хорошо сыграла. Передачи делались точно и своевременно. Для меня лично главное — получить своевременный пас». А Лев Филатов не мог нарадоваться на капитана: «Шестернев разгадывал буквально все шарады бельгийцев, показав незаурядное позиционное чутье. Наша оборона имела в его лице абсолютно беспроигрышного игрока, если хотите, второго вратаря с великолепной реакцией» («Советский спорт» от 9 июня).

Наши «западные партнеры» не скупились на комплименты команде, игрокам, особенно Бышовцу. Не имею возможности распространяться (газетная площадь сокращается быстрее, чем хотелось бы), но пару образцов покажу.

«Экспрессен» (Стокгольм): «Советские футболисты завоевали симпатии зрителей. Красиво забитые голы, чистая игра вызвала бурю одобрения. Это были горячие аплодисменты в адрес джентльменов».

Английская «Пипл»: «Бышовец — это серьезное предупреждение всем командам. Забитые им два гола показывают, что он может решить исход любой игры».

Третий советский гол, исполненный Бышовцем, английское телевидение показывало не менее двух десятков раз. Заведующий спортивным отделом «Индепендент телевижн» Джимми Хилл назвал его «голом чемпионата». От себя добавлю: такие голы украшают не отдельные матчи или чемпионаты, украшают футбол.

Летопись Акселя ВАРТАНЯНА. «Спорт-Экспресс», 18.01.2016

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru