Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ СССР' 1971

ИСПАНИЯ - СССР - 0:0

175
__________________

ИСПАНИЯ - СССР - 0:0
27 октября 1971 г.
Отборочный матч чемпионата Европы–1972.
Севилья. Стадион «Рамон Санчес Писхуан». 40169 зрителей.
Судья: Норман Бартеншоу (Англия).
Испания: Мигель Рейна, Хуан Соль, Франсиско Гальего, Тононо, Антон (Марсиал, 76), Энрике Лора, Хосе Кларамунт, Кини, Амансио (к), Кино, Игнасио Чуррука.
Тренер: Ладислао Кубала.
СССР: Евгений Рудаков, Реваз Дзодзуашвили, Альберт Шестернев (к), Юрий Истомин, Муртаз Хурцилава, Виктор Колотов, Владимир Мунтян, Олег Долматов, Владимир Федотов (Николай Киселев, 83), Анатолий Бышовец, Левон Иштоян (Виталий Шевченко, 62).
Тренер: Валентин Николаев.
Предупреждение: Гальего (32).

*  *  *


Сборная СССР перед матчем (слева направо): верхний ряд – Муртаз Хурцилава, Анатолий Бышовец, Виктор Колотов, Альберт Шестернев, Евгений Рудаков, Олег Долматов; нижний ряд – Владимир Мунтян, Юрий Истомин, Владимир Федотов, Левон Иштоян, Олег Долматов.

*  *  *

У СТЕН СЕВИЛЬИ

На следующий день после матча газеты, выходящие в Севилье, оповещали читателей, что их город не подкачал и сохранил репутацию непобедимого. Имелось в виду, что сборная Испании, провела здесь свой одиннадцатый матч, и это была ее вторая ничья при девяти победах. Ну, что ж, у каждого собственная гордость, имеет на нее право и скромная Федерация футбола Андалузии, тем более что в нынешнем составе испанской сборной были четыре выходца из Севильи - Лора, Кино, Гальего и Рейна.

Здесь много говорилось об исключительном темпераменте севильцев. Их даже в программе, выпущенной к матчу, без обиняков назвали игроком номер двенадцать. И по этой причине никому из запасных игроков не дали рубашки с этим номером. Скажу сразу - стадион здесь горластый, ревущий, и ни одного свистка судьи мне не удалось услышать. И все же, болея и страдая за своих, публика отнеслась к нашей команде тепло, с симпатией, с достаточной объективностью оценивала ее футбольные достоинства. Были замечены ею безупречная стойкость непреодолимых в тот день защитников Хурцилавы и Шестернева. Был удостоен восторженных возгласов вратарь Рудаков.

Евгений Рудаков - вратарь сборной СССР

Киевский динамовец Евгений Рудаков - герой матча!

В автобусе по дороге со стадиона мы с Рудаковым вели вполголоса разговор.

- К какой категории вы относите этот матч, к рядовым или исключительным?

- Таких, как этот, у меня было совсем немного: против "Селтика" и в Москве, против тех же испанцев.

- А матчи с ирландцами?

- Те матчи были попроще, там все строилось на навесах на центрального нападающего, а в этом матче сложно было предугадывать самые разные угрозы, с самых разных сторон. Я понимаю, что мало еще сыграл таких матчей...

- А каковы, ощущения?

- Что сказать? Если такой матч благополучно отстоишь, то обеспечен на несколько дней хорошим настроением... А сегодня еще приятно, что теперь можно какое-то время быть спокойным. Хорошо бы еще ребята в клубных европейских турнирах прилично выступили, тогда кое-какие грехи с нашего футбола сняли бы.

Рудаков сыграл превосходно. Я думаю, что в этот день он получил широкую международную известность. Матч привлек большое внимание, имел резонанс в Европе, а вратарь был его героем.

Хотя все это приятно, но, признаться, спокойнее бывает на душе, когда героями матчей становятся форварды. Но в тот день они не имели на это никаких шансов. Матч в целом носил односторонний характер. И свелся к противоборству нашей защиты и атаки испанцев.

Мне доводилось видеть испанскую сборную на чемпионате мира в Англии. 30 мая этого года она выступала в Лужниках. Но та, что играла в Севилье, не идет ни в какое сравнение с предыдущими. Мало того, что она приняла на вооружение не часто ныне встречающийся тактический вариант с четырьмя форвардами, мало того, что введены были два новых сильных центральных нападающих - Кино и Кини. Она вся в целом была одержима атакой, ей хватило и сил, и страсти на полтора часа.

Алексей Парамонов, говоривший после матча с тренером испанцев Кубалой, рассказал мне, что тот, будучи, естественно, разочарован результатом, все же выразил удовлетворение своими футболистами. Парамонов с ним согласился. Отнюдь не из дипломатических соображений, а как тренер, как профессионал. А впрочем, кто же сомневается, что эта команда, издавна принадлежащая к числу сильнейших в мире, способна ярко блеснуть.

Самым большим сюрпризом было то, что испанцы, проведя и первый тайм активно, во втором предложили поистине головокружительный темп. После матча к нам в номер, где мы жили с Н. Озеровым, зашел В. Федотов. Я спросил его, чем он объясняет, что у нашей команды не получилась атака.

- Мы ждали, что испанцы вот-вот утихомирятся, сбросят темп. Да так и не дождались. Ну, и кроме того, все-таки у всех у нас была затаенная резервная мысль, что ничья - в нашу пользу.

Может быть, это и не так. Но факт остается фактом: у двух наших форвардов и у трех хавбеков, обязанных их поддерживать (Мунтян, Колотов, Федотов), игра не только не получилась, но даже неясно было, к чему они стремятся, что хотят сделать. Все эти пятеро были разрозненны, как рассыпанные бусы.

Понимаю, что тех, кто наблюдал за матчем по телевидению, мог огорчить его односторонний характер. И не одних зрителей.

Когда я после матча пришел в раздевалку, мы, как водится, обнялись с Валентином Александровичем Николаевым, и, выговорив "спасибо" в ответ на мое поздравление, он тут же произнес:

- Но нападающие-то наши? Так ничего и те нашли. Вот мы в четвертьфинале, в восьмерке, а сколько еще работы!

Евгений Рудаков прерывает очередную атаку испанских форвардов

Решающий для нашей сборной матч группового отборочного турнира к чемпионату Европы по футболу состоялся в испанском городе Севилье. Ничейный результат (0:0) вывел сборную СССР на первое место. На снимке: вратарь Евгений Рудаков прерывает очередную атаку испанских форвардов.

Ну, что же, это верно, и хорошо, что старший тренер в минуты, когда человек, кажется, может себе позволить предаться безмятежной радости, поскольку годовая программа выполнена, все же и огорчен, и строг, и ни на что не намерен закрывать глаза. А между прочим, замечу, что наша сборная после того, как ее возглавил Николаев, провела 24 официальных и товарищеских матча и ни разу не проиграла.

Не без оснований считается, что класс команды проверяется ее умением и в трудные дни, когда не все в ее рядах, в ее игре благополучно и налажено, не сорить очками, сохранять чувство собственного достоинства, беречь свою репутацию.

Да, к сборной у нас немало претензий. Она не может похвастаться ни особенно яркой, ни результативной игрой. И мы все, в том числе и журналисты, будем и ждать, и требовать от нее поисков привлекательного атакующего стиля. Без взыскательного отношения нет ведь перспективы, нет гарантии на будущее.

Однако сегодня поздравим ее от души. Как очевидец, проделавший с командой весь ее маршрут на последний, решающий матч в Севилью, я готов засвидетельствовать, что давно наша сборная не проходила такого сурового испытания. И она его выдержала, хотя устоять перед неистовым натиском испанцев в тот вечер, думаю, была способна мало какая команда.

Члены спортивных делегаций всегда испытывают на себе колебания в отношении окружающей публики в прямой зависимости от результата матча. В четверг, когда страсти отбушевали, где бы ни появлялись наши футболисты на них поглядывали и с почтением, и с несрываемым изумлением: как эти люди смогли устоять когда наша испанская команда играла с таким небывалым подъемом?!

Футбол многообразен. По-разному складываются те или иные матчи. К любому повороту надо быть готовым. И уж если выпадет игра, когда приходится защищать ничью, то это тоже надо уметь хорошо делать.

Ну, а о той идеальной игре, которую хотелось бы видеть у нашей сборной, мы, разумеется, еще не раз, не два поговорим. Но мне, москвичу, специальному корреспонденту, признаться, как-то не с руки заводить этот разговор у берегов Гвадалквивира. Лучше дома.

Лев ФИЛАТОВ. Еженедельник «Футбол-Хоккей» №44, 1971

*  *  *

ВРАТАРЬ И ЗАЩИТНИКИ ПЕРЕВЫПОЛНИЛИ ВСЕ РАЗУМНЫЕ НОРМЫ

... За игрой я наблюдал один-одинешенек, Николай Озеров - в кабине, нами исчерпывался журналистский "корпус". Потом я написал, что сборная подвергать себя такому испытанию не имеет права..., это - невыносимо. Полтора часа нескончаемых атак испанцев во главе со знаменитым форвардом Амансио, у наших никакой ответной игры, и вся ноша, весь груз на плечах защитников и вратаря Рудакова, которые в тот сумасшедший вечер перевыполнили все разумные нормы футбольного труда, приходящегося на один матч. Ничья этюдная, сделанная единственными ходами нашей обороны. Ставка была - выход в восьмерку чемпионата Европы. Испанцы неистовствовали и остались за бортом.

После матча - к своим в раздевалку. Меня просто напугал вид защитников - Шестернева, Хурцилавы, Дзодзуашвили, Истомина, когда я им, обессилено сидевшим на скамейках, пожимал руки. Обостренные, вдвое уменьшенные лица, глаза остановившиеся. Подошел к Шестерневу, ничего не спрашиваю, стою.

- Ну и матч, - тихонечко выдохнул Алик, покачивая головой...

Лев ФИЛАТОВ. Еженедельник «Футбол» №47, 1994

*  *  *



*  *  *

ЭТЮДНАЯ НИЧЬЯ

Наши читатели, они же в большинстве телезрители и радиослушатели, расстались с матчем в тот момент, когда соперники, пожав друг другу руки, уходили с поля. Продолжим на минутку репортаж и заглянем в раздевалку нашей команды.

Футболисты сидели на скамейках, забыв, что надо переодеваться, идти под душ, что их ждет автобус, сидели, бессильно опустив руки, и через силу улыбались в ответ на поздравления своих тренеров и нескольких наших туристов, которым удалось сюда пробраться с трибун сквозь все заслоны.

- Ну и матч, - тихонечко выдохнул Альберт Шестернев, покачивая головой. - В шестьдесят четвертом в Мадриде и то было полегче...

Я тоже хожу вдоль скамеек и поздравляю игроков. На всех - печать крайней усталости. Но все-таки выделяются как-то особенно осунувшиеся, заострившиеся лица Шестернева, Хурцилавы, Дзодзуашвили, Рудакова, Истомина. Вратарь и защитники. Им в тот вечер было отмерено полной мерой, они перевыполнили все нормы футбольной работы, приходящейся на один матч...

Чуть позже, идя к автобусу вслед за Рудаковым, я слышал, как почтительно, восхищенно перешептывались болельщики: "Портеро, портеро!". Это по-испански вратарь.

Легко было предвидеть, что испанская сборная, готовившаяся две недели в загородном уединении, ни о чем ином не помышлявшая, как о победе, с места в карьер, словно выпущенный на арену бык, кинется вперед, навострит рога. К такому началу наша команда была готова. Да и состав испанцев с четырьмя форвардами выглядел откровенно, как вызов. Словом, яростный штурм минут на 15-20 казался неминуемым. Можно было так же представить, исходя из впечатлительности, подвластности настроению горячих испанцев, что, не добившись результата, они станут досадовать, нервничать, торопиться, быть может, даже потеряют нить игры.

В этом матче наши соперники опровергли все предположения и оказались готовыми атаковать без устали и без пауз все 90 минут. Лишний раз футбол предстал перед нами игрой, не подвластной элементарной логике, показал, что в матчах высокого значения таятся любые повороты.

Последнее время к игре с четырьмя форвардами и двумя хавбеками стали относиться с подозрением, как к некорректному варианту. Тренеров страшило, что два хавбека обязательно проиграют борьбу за середину поля, а это чревато неприятностями. Испанцы пошли на этот вариант и, надо признать, разыграли его как по нотам. Кларамунт и Лора, подвижные, выносливые, удачно играли на перехватах и быстро возвращали мяч к нашим воротам. Крайние защитники Соль и Антон, как два насоса, нагнетали атаку по флангам. Изобретательный Амансио и два не известных нам ранее центральных нападающих - Кино и Кини непрерывно комбинировали. Пожалуй, только левый крайний Чаррука не находил себе места в общих действиях.

В борьбе за мяч А. Шестернев (на переднем плане), М. Хурцилава и Кино

В борьбе за мяч Альберт Шестернев (на переднем плане), Муртаз Хурцилава и Кино.

Однако, хотя атаки испанцев были непрерывны, хотя они решительно и быстро проходили середину поля, ближе к нашей штрафной площади их движение заметно замедлялось, они переходили к короткому розыгрышу мяча, как бы начинали размышлять, и острота пропадала. Имея общее превосходство, испанцы в первом тайме создали всего один голевой момент, когда Кино вышел на навесной пас за спину защитников, пробил с ходу, и Рудаков, метнувшийся в верхний угол, отбил мяч на угловой. Если бы снять шумовой фон (трибуны сопровождали каждое удачное движение своих криками восторга), то игра выглядела бы примерно равной. В перерыве корреспондент французской газеты "Экип" Робер Вернь издали сделал мне жест, который можно было перевести как "много шума из ничего". Так оно и было. Да и, пожалуй, такая картина в целом не удивительна.

Но вот во втором тайме испанцы, можно смело сказать, превзошли самих себя. У них хватило и сил, и выдержки, и терпения, чтобы до самого конца искать свой победный шанс. Тут-то я проявили себя в полном блеске наши защитники и вратарь. Уж на что трибуны жаждали гола, но, разочарованно вскрикнув, они тут же отзывались аплодисментами на броски и прыжки Рудакова. Во втором тайме испанцы имели больше острых моментов и чаще били по воротам. Любопытно проявилась тактическая аритмия: если до перерыва наиболее опасным был Кино, то потом он ушел в тень, и на первый план вышли Амансио и Лора.

Возникает вопрос: почему же так случилось, что вся тяжесть борьбы легла на плечи нашей защиты? Приходится признать, что Мунтяну, Колотову и Федотову не удалось установить регулярной связи с выдвинутыми вперед двумя форвардами. Иштоян и Бышовец пробовали атаковать на свой страх и риск, но каждый раз оказывались перед лицом превосходящих силой защитников противника. Колотов старался выходить вперед, но, получая мяч, быстро терял его. Передачи пока ему не слишком удаются. Он удачлив в концовках, а тут как-то невольно оказался диспетчером, и ничего у него не получилось. Мунтян и Федотов, вынужденные сверх обыкновения часто оттягиваться назад и помогать защитникам вырвавшись на простор, действовали как бы через силу, с натугой, без той легкости, которая их обычно отличает в атаке. Ну, а Долматов был полностью прикреплен к обороне.

Матч этот не мог быть легким. Слишком высока была ставка. Но то, что он будет таким тяжелым, вряд ли кто-нибудь предвидел. Это был действительно матч года, года отборочных игр чемпионата Европы. И то, что наша команда сберегла свои ворота, имея перед собой сильно играющего, великолепно подготовленного, неистового противника, это немалое ее достижение, отмеченное не просто ничьей на чужом поле, а выходом в четвертьфинал чемпионата, в восьмерку лучших.

От этого матча трудно было ожидать чисто футбольных красот, за перемещениями игроков и мяча по полю угадывалось крайнее душевное напряжение обеих сторон. Наша сборная, оказавшись в тяжелейшем положении, единственными этюдными ходами, как говорят шахматисты, нашла путь к ничьей, которая по сложившимся условиям была для нее равноценна победе.

Другое дело, что подвергать себя такому рискованному испытанию наша сборная имеет право, наверное, не чаше, чем раз в год. Больше - это невыносимо. Но тут уже уместен не конкретный разбор именно этого матча, тут требуется подведение итогов всему сезону сборной. Сезону столь же удачному по результату, сколь и спорному, проблемному по содержанию, качеству и характеру игры команды.

Лев ФИЛАТОВ

МАТЧ ГЛАЗАМИ ТРЕНЕРОВ И ИГРОКОВ

Корреспондент ТАСС М. Артюшенков обратился к тренерам обеих команд и некоторым игрокам с просьбой поделиться своими впечатлениями о матче.

Ладислао КУБАЛА (тренер сборной Испании): - Я поздравляю советскую команду. Она одержала заслуженную победу в групповом турнире, У советских игроков больше опыта. Закончившийся матч является для сборной Испании великолепным уроком на будущее.

Валентин НИКОЛАЕВ (старший тренер советской команды): - Защитная линия нашей сборной во главе с Рудаковым со своими обязанностями справилась. Слабее обычного играли полузащитники. Испанская команда заставила нас обороняться. В некоторых игровых эпизодах спортивное счастье было на нашей стороне.

Евгений РУДАКОВ: - Мы довольны результатом. Игра была нервная. Но наши футболисты не растерялись. Хорошо сыграли защитники, особенно Шестернев и Хурцилава. Нападающие действовали менее удачно.

Альберт ШЕСТЕРНЕВ: - Наши игроки приложили максимум усилий в этой трудной и интересной встрече. Сборная Испании все время атаковала, но не смогла добиться результата. Великолепно играл Рудаков. Он неоднократно выручал нашу команду. Я считаю, что наша сборная выполнила свои задачи.

Газета «Советский спорт», 29.10.1971

*  *  *

«В ЧИСЛЕННОМ МЕНЬШИНСТВЕ»

Впереди — Севилья. Тогда мы не знали, что это резиденция дьявола. Наши футболисты получили полное представление о том, что такое ад. И все же следить за матчем было намного тяжелее, чем играть. Создавалось впечатление, что мяч не покидал пределов советской территории. Удары сыпались с разных дистанций. Мяч застревал в ногах, бился о штанги, устраивал невообразимые дикие пляски в непосредственной близости от демаркационной линии или, будто издеваясь над беспощадно его пинавшими, пролетал в сантиметрах от цели. А когда пытался проникнуть в святая святых, неизбежно натыкался на различные части тела огромного Евгения Рудакова. Сколько он обезвредил снарядов, никто не знает. В многочисленных отчетах, советских и зарубежных, выдавались различные сведения: от «более двадцати» до «около сорока». Скорее всего, имели в виду общее число ударов в «рамку» и в сторону ворот.

Сам не считал. Не до того было. Как и миллионы простых советских граждан, страдал у телеэкрана. Казалось, этот кошмар никогда не кончится, а утверждения философов о бесконечности времени не лишены оснований. Долгожданный свисток английского арбитра Нормана Бартеншоу прекратил страдания, вернул к действительности и подтвердил бренность философской категории, по крайней мере в пределах отдельно взятого футбольного матча. После тяжелых оборонительных боев героические советские парни отстояли очко и получили право представлять страну в четвертьфинале европейского первенства.

Оставим эмоциональные воспоминания о севильском кошмаре. Несколько слов о том, что предшествовало игре, и о ней самой.

Предматчевый расклад предельно прост: ничья — и мы недосягаемы. Проигрыш небольшой шанс конкурентам оставлял: у испанцев две игры в запасе (не наши ли «диспетчеры» колдовали над календарем этой группы?): у себя с Кипром с гарантированной победой и с потерявшими мотивацию британцами на выезде. Однако поведение немотивированных команд в нашем отечестве и за его пределами — две большие разницы. Северные ирландцы ни при каких турнирных раскладах просто так очки не раздадут, их надо выгрызать зубами.

Добрались до места не без приключений. Попали в глубокую воздушную яму, трясло основательно. Пронесло. Приземлились ошарашенные, зато целые и невредимые. Все познается в сравнении. Ощущения, испытанные в воздухе, не сопоставимы с теми, что предстояли на земле, точнее, на зеленом газоне стадиона «Рамон Санчес Писхуан» — счастливом талисмане испанской сборной. Здесь она не проигрывала. В десяти предыдущих матчах — девять побед и одна ничья. В отличие от пресыщенной футболом мадридской публики, севильская имела репутацию (и каждый раз ее подтверждала) яростно за своих болеющей, ни на секунду не умолкающей, заглушающей всякие посторонние звуки, включая судейские трели. Кто-то использовал, быть может, некорректное, но близкое к реальности сравнение — «оголтелая».

Севильские болельщики — двенадцатый игрок сборной Испании. Это не фигура речи — неоспоримый факт. В витрине крупнейшего торгового центра был выставлен манекен, изображающий болельщика в форме национальной команды с государственным флагом Испании и номером «12» на груди. У включенных в заявку и в протокол матча футболистов двенадцатый номер не значился, он на веки вечные был отдан севильским фанам. Не будет преувеличением утверждать, что наши футболисты провели все 90 минут в меньшинстве. Такое складывалось впечатление: большую часть матча запертые в своей «зоне» беспорядочно отбивались, как хоккеисты против численно превосходящих сил соперника.

Николаев расставил игроков по прижившейся после ЧМ-66 схеме 1-4-4-2, не имевшей репутации оборонительной. Причем средняя линия, исключая Долматова, состояла из нацеленных на атаку футболистов — Мунтяна, Колотова, Федотова. Другое дело, что ни созидать, ни атаковать им не довелось. Как взяли испанцы наших парней за горло, так и не отпускали до последнего выдоха судейской трели. Постоянно нагнетаемое давление вынудило Долматова по ходу переквалифицироваться в «чистого» защитника, остальные без устали оказывали помощь тылу.

Нападающие Бышовец, Иштоян и заменивший его Шевченко, лишенные поддержки товарищей, оказались предоставленными самим себе. Наша команда за полтора часа не создала ни одного полумомента, и вины ее в том нет: хозяева были неистовее, агрессивнее, да что тут деликатничать, заметно сильнее. Известное изречение «Каждый играет так, как позволяет ему соперник» — яркая иллюстрация к севильскому матчу. Испанцы играть нам не позволили.

«А СКОЛЬКО ЕЩЕ РАБОТЫ!»

Наконец прозвучал спасительный свисток арбитра, прекративший страдания наших футболистов и их поклонников. Задача выполнена — мы первые. А в раздевалке тишина — ни радостных возгласов, ни объятий… Не было сил радоваться, все без остатка оставили там, на горящей под ногами земле. Сидели опустошенные, забыв, что надо принять душ, переодеться и выйти к давно ожидавшему их автобусу.

Валентин Николаев, вконец обессиленный, но безмерно счастливый, поблагодарив за поздравления, сказал журналистам:

— Но нападающие-то наши? Так ничего и не нашли. Вот мы в четвертьфинале, в восьмерке, а сколько еще работы!

Не знал он тогда, что делать ее будут другие.

Советские СМИ, напротив, торжествовали, вышли с крупными заголовками с эскортом восклицательных знаков. Кое-кто в бочку меда подмешал-таки ложку дегтя: радость от достигнутого результата была омрачена невыразительной игрой. Ребята упрека не заслуживали, сделали все, на что в тяжело сложившихся обстоятельствах были способны: вратарь, защитники, помогавшие им хавы бились, пластались, ложились под удары и нужный результат отстояли. Но игры как таковой, комбинационной, умной, с тончайшими изысками мы не увидели. Хотелось насладиться высоким актерским искусством, а наблюдали за трудившимися в поте лица работягами, выполнявшими план на важном государственном объекте.

Тревога оставалась. Выразил ее редактор еженедельника «Футбол-Хоккей» (№44 за 31 октября) Лев Филатов: «К сборной у нас немало претензий. Она не может похвастаться ни особо яркой, ни результативной игрой. И мы все, в том числе и журналисты, будем и ждать, и требовать от нее поисков привлекательного атакующего стиля. Без взыскательного отношения нет ведь перспективы, нет гарантии на будущее». Предчувствие Льва Ивановича не обмануло. Сменятся тренеры, обновится состав, получат медали, а подкрепить высокие титулы привлекательным атакующим футболом не смогут. Престижные места, занятые в 72-м на европейском и олимпийском пьедесталах, не вызовут слез умиления и восторгов. Трубили в медные трубы пропагандисты, объяснявшие успехи в спорте преимуществом самой передовой в мире социально-политической системы.

Летопись Акселя ВАРТАНЯНА. «Спорт-Экспресс», 20.12.2016

*  *  *



на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru