Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 1995

ГРЕЦИЯ - РОССИЯ - 0:3

433
__________________

ГРЕЦИЯ - РОССИЯ - 0:3 (0:1)
26 апреля 1995 г.
Отборочный матч VIII чемпионата Европы.
Салоники. Национальный стадион им. Лисимахоса Кафтанзоглу. 29616 зрителей.
Судья: Лорис Стафоджа (Италия).
Греция: Илиас Атмадзидис, Ефстратиос Апостолакис (к), Михаил Касапис, Николаос Дабизас, Иоаннис Калитзакис, Панайотис Цалухидис, Теодорос Загоракис, Николаос Ниоплиас (Василиос Циартас, 46), Николаос Махлас (Темистоклис Николаидис, 46), Георгос Турсунидис, Георгос Донис.
Тренер: Константинос [Костас] Полихрониу.
Россия: Дмитрий Харин, Василий Кульков, Юрий Никифоров, Юрий Ковтун, Дмитрий Хлестов, Валерий Карпин, Виктор Онопко (к), Андрей Пятницкий (Сергей Кирьяков, 46), Игорь Добровольский, Дмитрий Радченко (Александр Мостовой, 75), Владимир Бесчастных.
Тренер: Олег Романцев.
Голы: Никифоров (35), Загоракис (80 - в свои ворота), Бесчастных (82).
Предупреждения: Ковтун (12), Никифоров (14), Дабизас (63), Кирьяков (65), Онопко (69).
Удаление: Калитзакис (25).

*  *  *

СЮРПРИЗ, ДА ЕЩЁ КАКОЙ!

Кто бы мог подумать, что матч, которого мы все так опасались закончится безоговорочной победой сборной России. В отчете о предыдущей отборочной встрече с шотландцами, вспоминая о трех последних играх наших футболистов в официальных турнирах с греками на их поле, проигранных нами с одинаковым счетом 0:1, я заметил, что греки троицу отпраздновали, и, может, теперь наступил наш черед? Кажется, угадал.

После матча тренер сборной Греции Полихрониу, выступая на пресс-конференции, сказал о том, что он всегда считал российскую команду очень сильной и решил сыграть против нее в том стиле, в котором играли шотландцы, но дело во многом испортило нелепое удаление с поля Калицакиса. Закончил же он свое выступление тем, что принес извинение всем греческим болельщикам за неудачную игру своей команды, признав, что он, как тренер, тоже допустил ряд ошибок. Такое редко от кого услышишь.

Ключевой момент матча. Судья удаляет с поля Янниса Калицакиса.

Ключевой момент матча. Судья удаляет с поля Иоанниса Калитзакиса.

Калицакиса, по моим подсчетам, удалили на 25-й минуте за то, что он, прерывая выход один на один с вратарем Радченко, нарушил правила в борьбе с ним. Итальянский арбитр справедливо, как мне кажется, посчитал это нарушение фолом последней надежды и показал ему красную карточку, хотя происшествие случилось вдали от ворот. Греки после этого как-то сразу и надолго сникли, и их можно было понять.

Но и до этого, надо сказать, наша команда имела заметное игровое преимущество.

Хорошее поле наконец-то дало возможность российским футболистам продемонстрировать свою неплохую техническую выучку. Настораживало лишь одно: как и прежде, игроки непростительно транжирили голевые моменты. Уже на 7-й минуте Карпин, сыграв в стенку с Радченко, вышел справа один к воротам. Позиция для удара у него была самая выгодная. Как говорится, бей и забивай. Но Карпин вдруг решил отдать пас влево Радченко, и защитник хозяев успел прервать передачу. Спустя какое-то время очередная острая атака сборной России привела к тому, что Добровольский влетел с мячом в штрафную. Его то ли сбили, то ли от столкновения с соперником упал, но мяч очень удачно отскочил к Радченко, который из выгоднейшей позиции пробил в перекладину. А вскоре Добровольский слева сделал очень мягкий пас по воздуху, так называемый "парашют", в центр штрафной. Набегавшему Карпину оставалось только ногой переправить мяч в сетку, но он не попал по нему.

Теперь представьте, что все эти три голевых момента (ну пускай даже два) были бы реализованы. Это был бы тот высокий класс команды, о котором мы все так мечтали. Но, увы, мечтам нашим никак не удается осуществиться. Все-таки игрокам атаки - и тем, кто выступает в российском первенстве, и тем, кто играет за рубежом, - не хватает постоянного, я бы сказал, исступленного желания, во что бы то ни стало добиться успеха, что так характерно для звезд мирового футбола. И это не дает им - естественно, нашим футболистам - возможности выйти на какой-то новый уровень игры. Нет собранности и решимости, нет и точности.

Греки за все это время провели лишь одну острую атаку, во время которой выяснилось, что доселе неизвестный нам Донис, за которым присматривал Хлестов, очень быстр и за ним нужен глаз да глаз. Хлестов прозевал его рывок, но Донис, к счастью для нас, пробил мимо. И еще одно событие произошло в этот период. Оба наших центральных защитника - Никифоров и Ковтун - получили по желтой карточке в ситуациях, в которых их можно было вполне избежать, что сразу чрезвычайно осложнило ситуацию. Любое неудачное движение в борьбе с соперником - и красная карточка. Хорошо, что на нее нарвался Калицакис, после чего напряжение у нашей обороны сразу спало, и она заиграла заметно спокойнее.

11 против 10 - это, конечно, уже благоприятный для нас расклад. Но обязательно нужен быстрый гол в ворота соперников, иначе они, вдохновленные своим упорством в борьбе с численно превосходящим противником, воспрянут духом, а там уже все может быть. И наши атакуют. Радченко умело отбрасывает мяч назад под удар Пятницкому, тот бьет, но выше ворот. И вот наконец-то происходит долгожданное событие. Со штрафного метров с 22 Никифоров наносит, можно уже говорить, свой коронный удар, и мяч пробивает руки вратаря Атмацидиса. Все это происходит при гробовом молчании трибун. С 1967 года наша сборная в официальных матчах не забивала гола в ворота греков на их поле. Был еще момент, когда Бесчастных на левом фланге получил мяч, мог забить гол, но вместо напрашивавшегося удара левой ногой ударил правой, неудобной в этой позиции, и промахнулся.

Следует сказать, что Бесчастных в этом матче выполнял несколько необычные для себя функции. Он скорее был не нападающим, а левым полузащитником, и ему приходилось много работать на своем фланге, выполняя, в том числе и оборонительные функции. В центр штрафной, где Бесчастных особенно опасен, он практически в первом тайме не поспевал. Резко выдвинут вперед был лишь Радченко, который до перерыва потрудился на славу, хотя для полной славы ему надо было бы все же гол забить. Карпин на этот раз играл на правом фланге без своего напарника Канчельскиса. Вроде бы в нужный момент он всегда оказывался в нужном месте, но в заключительной части атаки ему не хватало "чуть-чуть", чтобы добиться успеха. Впрочем, во втором тайме именно благодаря ему удалось забить очень важный второй гол, но к этому мы еще вернемся. Некоторую неожиданность представляло то, что наша команда вышла с двумя диспетчерами - Добровольским и Пятницким, что вообще не могло не порадовать. Чем больше в составе игроков, умеющих подержать мяч, дать острый пас партнеру, да и пробить по воротам, тем приятнее смотрится игра команды. К сожалению, Пятницкий после долгой болезни находился еще не в лучшей форме. Ему в основном удавались пасы ближнему партнеру. Пробовал он бить издали, но неудачно. Добровольский трудился много, в том числе и в обороне, и в целом сыграл неплохо, хотя ему пора бы уже, помимо передач партнерам, и самому удачно завершать атаки, в чем он не так уж давно пре успевал. Во втором тайме, правда, Игорь дважды наносил очень опасные удары, но вратарь Атмацидис в последний момент выручал свою команду, выбивая мяч за линию ворот.

После перерыва у нас вместо Пятницкого вышел Кирьяков, который стал действовать по всему фронту атаки. Начал он с ударов по воротам, но они у него не пошли. Потом переключился на обводку, но и она редко удавалась, потому что начинал он ее с места, а не в движении, что редко приводит к успеху. А затем заработал еще и желтую карточку (вторую в турнире) за атаку соперника сзади.

Виктор Онопко и Георгиос Турсунидис. Наш капитан на высоте.

Виктор Онопко и Георгос Турсунидис. Наш капитан на высоте.

Во втором тайме наша команда выбрала, в общем-то, верную тактику долгого держания мяча. Но бесконечные передачи без взрывов и острых продолжений впереди в какой-то момент убаюкали ее, и она упустила тот миг, когда греки вдруг преобразились. Этому способствовали две замены, произведенные хозяевами поля. И Цартас, и Николаидис очень удачно вошли в игру. Теперь уже любая потеря мяча впереди тут же оборачивалась острой контратакой хозяев поля. Сразу же оживились трибуны, начавшие бурно поддерживать свою команду. Пожалуй, переломным моментом игры мог стать эпизод, когда Цартас низом нанес коварнейший удар метров с 17 в нижний угол наших ворот. Харин был закрыт игроками - и своими, и чужими, но тем не менее среагировал на него и сыграл тут выше всяких похвал. А забей этот гол греки - неизвестно, чем бы все кончилось. Вообще Харин действовал очень уверенно - и на выходах, и в воротах, и ему за это надо сказать особые слова благодарности. В конце первого тайма, кстати, он отразил очень опасный удар Апостолакиса со штрафного.
Да и оборона сыграла неплохо. По крайней мере, никаких грубых промахов на этот раз она не совершила. Онопко, который, как всегда, трудился очень много, помогая и атаке, и защите, весьма удачно действовал при подстраховке партнеров, ловко выбивая мяч из-под ног соперников.

А под занавес матча, когда греки уже отчаялись сравнять счет, наша команда совершила новый рывок и забила еще два мяча. Вначале Карпин промчался по правому краю и сделал прострельную передачу в направлении Мостового, который незадолго до этого заменил подуставшего Радченко. И тут произошел трагикомический случай. Мяч попал в Касаписа, отскочил от него, ударился в Загоракиса и полетел в... ворота мимо ошарашенного Атмацидиса. А вскоре наши провели очередную атаку, в заключительной стадии которой Мостовой нанес удар в сторону ворот, мяч, задев греческих защитников, попал в ноги Бесчастных, стоявшему в одиночестве против ворот, и тот сполна использовал выгодную ситуацию. 3:0! Такое даже в смелых мечтах предположить было трудно, но тем приятнее, что подобное произошло.

Теперь ситуация в нашей отборочной группе поменялась коренным образом. Сейчас уже российская сборная вполне реально может претендовать не то что на второе, а и на первое место в квалификационном турнире. Но победа, даже крупная, на чужом поле над лидером группы вовсе не означает, что проблем у команды с игрой стало меньше. Они есть и в обороне, и в атаке, особенно с реализацией голевых моментов, и об этом надо помнить постоянно. И работать, работать... Мы все-таки надеемся, что сборная России попадет на чемпионат Европы в Англию, но там надо уметь играть на другом, более высоком уровне, если, конечно, не довольствоваться минимумом. Думаю, что все это прекрасно понимают и тренеры, и игроки. Недавно в одном из интервью по телевидению Дмитрий Харин сказал, что этому поколению игроков пора наконец-то себя проявить в большом деле. А это возможно только в том случае, если каждый футболист сборной будет готовиться к этому событию повседневно в своем клубе, не делая себе никаких поблажек. Высокая цель требует и высокой отдачи. Иначе ничего не получится.

Организация матча в Салониках, кстати, была далека от европейских стандартов. К игре не были выпущены обычные в таких случаях программы, журналистам перед встречей (и в ходе ее) не раздали протоколов... Послематчевую пресс-конференцию организовали из рук вон плохо. Полихрониу выступал в специальном зале, кстати, без переводчика на русский язык, а встреча с Романцевым вообще прошла почему-то у дверей, ведущих к раздевалке, в узком коридоре. Его окружили камеры греческого телевидения, для которого он говорил что-то тихим голосом. Остальным, естественно, его слова были не слышны. Ну ладно, греки плохо все организовали. Но ведь руководители РФС и сборной могли бы в таком случае помочь российским журналистам, которых в Салоники съехалось необычайно много, побеседовать с главным тренером сборной. А так... Двери захлопнулись, полицейские в раздевалку не пускают. Неудобно все получилось.

Олег КУЧЕРЕНКО. Еженедельник «Футбол» №18, 1995

*  *  *

НАКОНЕЦ-ТО! В СРЕДУ У РОССИИ БЫЛА КОМАНДА

Конечно же, отчет об этом матче можно было построить на параллелях с той самой игрой, когда наша сборная уступила полтора года назад греческой — уступила не только в игре, но еще и первое место в квалификации. А дальше было письмо 13 игроков в «Хилтоне»…

Но когда закончилась эта встреча в Салониках, о той, столь унизительной для нас, афинской, даже как-то и не вспоминалось. Слишком уж разные они получились. Да и в действиях наших игроков не было даже намека на какие-то местнические (от слова «месть») настроения. Наоборот, выглядели они слишком уж спокойно-рассудительными и непривычно солидными для выездной игры. Порой солидность эта переходила все границы — наши словно издевались над греками. Скажем, когда соперник ждал удара, следовала очередная передача, от которых у чужих защитников кружилась голова.

Больше других тешил свое самолюбие Добровольский. Он вполне мог забить грекам свой гол, и не один, и расквитаться за тот, что ошибочно не был засчитан полтора года назад. Но Добровольский, видимо, посчитал, что это будет слишком просто. А простая игра не из его репертуара. Помните, как в самом начале встречи он убрал на замахе двух защитников? Было это уже в штрафной, и Добровольский мог пробить сам. Но бил Радченко — и на пути мяча встала перекладина. А незадолго до этого эпизода Добровольский устроил стенку с Карпиным, да такую, что даже у не слишком объективных греческих болельщиков с рук сорвалась овация. До поры до времени у нас получалось все, кроме решающего удара. Здесь я вспомнил о словах Бориса Игнатьева накануне встречи: «По игре мы не уступим, но случиться может всякое». И подумалось: неужели фарт в который раз отвернется от команды? Но нет, слишком уж разными были весовые категории соперников. Греки, которые обыграли у себя шотландцев (и, надо сказать, по делу), на этот раз предстали совсем другой командой. И потому приехавшим специально посмотреть на них представителям финской федерации (это следующий соперник Греции) оставалось только разводить руками: что же за метаморфоза случилась с командой Костаса Полихрониу?

Йоргус Донис (слева) против Дмитрия Хлестова

Гиоргос Донис (слева) против Дмитрия Хлестова

Наверное, это именно тот случай, когда с определенной долей уверенности можно сказать, что каждая команда играет так, как ей позволяет соперник. Можно было лишь улыбнуться, вспоминая предстартовое волнение наших тренеров, которых очень беспокоил вопрос: поставят ли их греческие коллеги в состав опытного Цалухидиса? Но я думаю, предпочти они Цалухидису какого-нибудь другого футболиста, это вряд ли изменило картину.

Показалось даже, что мы возвращаемся уже к тем временам, когда команды уровня греческой становились для нас мальчиками для битья. Ведь только в последние годы греки получили некоторое признание на международной арене, за что, на мой взгляд, должны молиться на создавшего эту команду Алкетаса Панагулиоса. Но тот после провала — вполне, по-моему, закономерного — на чемпионате мира в США был уволен. Видимо, руководители греческого футбола переоценили возможности собственной сборной. А теперь Полихрониу пришлось создавать новую сборную, и проблем на его пути, судя по всему, будет немало.

Впрочем, надо отдать должное греческому тренеру: после конфуза в Салониках он смело разделил вину с игроками. Другой бы, сидя перед толпой готовых вцепиться в него репортеров, вряд ли на это осмелился. А он Полихрониу сказал, что ошибся, доверив место либеро абсолютно не опытному Загоракису, который провел до этого за сборную неполных семь матчей. Он, наверное, желал таким образом угодить болельщикам Салоник: ведь Загоракис — игрок местного ПАОКа и вместе с полузащитником Турсунидисом является кумиром здешних болельщиков. Видно это было по реакции трибун во время объявления состава на игру. Если остальные 9 греческих футболистов были встречены не слишком эффектно, то при упоминании своих трибуны заходились в восторге. Такой уж народ — греки. И уже даже после того, как исход матча не вызывал сомнений, я слышал на трибунах такой комментарий: «Вот те русские на футболистов похожи, а наши съели на Пасху слишком уж много баранов, и с вином, видно, тоже вышел перебор».

А исход стал ясен уже после первого гола, который отыграть греки были просто не в состоянии. Впрочем, если бы и отыграли, обязательно бы пропустили еще несколько. Это был не их — наш вечер. Не съешь они даже много баранов и не выпей лишнего.

Кстати, о составе команды. По сравнению с тем, что противостоял месяц назад шотландцам, произошло три изменения: вместо Канчельскиса, Шалимова и Кирьякова в старте вышли оправившиеся от травм Кульков с Пятницким и набравший в Германии хорошую форму Бесчастных. Вопреки устоявшемуся мнению о том, что Шалимов имеет гарантированное место в составе, на поле он не вышел. И это несмотря на то, что игроки в предматчевых анкетах высказали своему бывшему капитану единодушное признание. Во всех анкетных вариантах, как рассказал мне пресс-атташе РФС Юрий Юдин, присутствовали только два игрока — Добровольский и Шалимов.

Но Романцев сделал свой выбор, и не ошибся. Хотя и рисковал. И не только в этом случае. Неожиданной оказалась и рокировка двух крайних защитников: номинальный левый стоппер Кульков оказался справа, а правый — Хлестов — слева. Не знаю, доволен ли остался Романцев именно этим экспериментом, но Хлестов в начале матча допустил грубые позиционные ошибки, откровенно уступая в скорости своему визави — 25-летнему правому крайнему Донису. Впрочем, это был один из редких эпизодов, говорящих не в пользу нашей команды. У греческой сборной вся игра сплошь состояла из подобных эпизодов — особенно в обороне. Загоракис, Дабизас и Касапис, которым доверили ключевые посты в обороне, совершали элементарные ошибки, а после того как за «фол последней надежды» из оборонительных редутов выбыл единственный опытный стоппер Калицакис, стало ясно, что отстоять свои ворота у греков шансов мало.

Но вернемся к нашей сборной. Нет смысла говорить, что она провела лучший свой матч под руководством Романцева. Но очевидно, что игры на чужих полях даются ей проще, чем домашние. Не скажу, что это парадокс. Такой команде, как наша, с излюбленными ее короткими передачами, «стеночками» и тому подобными элементами необходим простор в атаке. А где, как не на гостевом поле, такое получишь? А за оборону теперь можно не беспокоиться. Рядом с Никифоровым и Онопко, похоже, появился у нас первоклассный персональщик — Ковтун. По крайней мере, в матче с шотландцами он был лучшим, а в Салониках «съел» нападающего Махласа — того самого, который забил нам в Афинах единственный гол Черчесову. На этот раз, наблюдая за его игрой, никак нельзя было догадаться, что на счету этого нападающего 8 голов в 20 матчах за сборную. Кстати, и какие-то мало—мальские угрозы нашим воротам стали возникать лишь после того, когда Полихрониу решился Махласа заменить. Видно было, что пока далек тренер греческой сборной от решения задачи, кем заменить состарившихся и не привлекаемых уже в сборную Саравакоса и Митропулоса. Похоже, на греческом небосклоне нет пока мастеров атаки такого уровня.

Так что же все-таки произошло с российской командой, вяло игравшей до того и в отборочном цикле, и в товарищеской игре с немцами? Может быть, просто наступил тот момент, когда игроки впервые ощутили опасность? Ведь перед матчем вариант непопадания в финал европейского первенства прослеживался вполне ощутимо. Поражение в Салониках означало передачу своей судьбы в руки конкурентов. И, наверное, испугавшись такого поворота, россияне решились продемонстрировать все, на что способны. Обстановка еще перед игрой была в нашей сборной столь раскованной и доброжелательной, что как-то забылось сразу обо всех будораживших сборную конфликтах. Видно было, что футболисты верят в свои силы и не намерены доводить дело до лотереи, имея в виду подсчет забитых мячей и прочих показателей при равенстве очков.

Пожалуй, этот вариант состава с очевидным акцентом на комбинационный стиль вполне способен добиться того, что нам не удается долгие годы, — яркой и стабильной игры. По крайней мере, в команде достаточно классных игроков и, что немаловажно, универсалов. Реактивный Карпин, скажем, великолепен и на своем правом фланге, но, как мне кажется, еще более полезен в центре. Здесь они с Пятницким и Добровольским, которые играют чуть левее, способны вскружить голову любому сопернику. И футболисты эти подходят к любой тактике ведения игры, будь то методичный розыгрыш мяча или стремительная контратака. В Салониках греки никак не могли уяснить для себя, что же им выгоднее делать: атаковать большими силами или большими силами обороняться? Во втором случае они теряли всяческие шансы на собственный успех, а в первом — просто бросали на растерзание вратаря Атмадзидиса. Несколько раз голкипер выручал, но и поступал нередко весьма странным образом. Однажды подарил мяч Несчастных, а два раза Никифоров и тот же Бесчастных пробили его своими ударами насквозь.

Если говорить о голах, то красивыми они не получились. Наверное, так распорядился футбольный бог. Наверное, он считал, что хватит на нашу долю изящных комбинаций, красивые голы — это уже чересчур. Но не думаю, что такая ситуация (хуже было бы наоборот) расстроила наших игроков. Вы же видели, как радовался Бесчастных своему «корявому» третьему голу! Радовался, несмотря на то, что забить этих голов можно было и не три, а куда больше. В последние 20 минут игры оставалось только следить за тем, чтобы не попадать в офсайд.

В свое время бразильцы, ведомые Пеле, говорили нашим накануне матча в Москве: «Вы забьете столько, сколько сможете, а мы — сколько захотим». Пришло и наше время: теперь мы могли забивать по собственному желанию.

Михаил ПУКШАНСКИЙ из Салоник. Газета «Спорт-Экспресс», 28.04.1995

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru