Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 1996

ГЕРМАНИЯ - РОССИЯ - 3:0

ГЕРМАНИЯ - РОССИЯ - 3:0 (0:0)
16 июня 1996 г.
Матч группы «С» финального турнира VIII чемпионата Европы.
Манчестер. Стадион «Олд Траффорд». 50760 зрителей.
Судьи: К. Мильтон-Нильсен (Дания), К.-Й. Кристенсен, Т. Сиерсен (оба - Дания).
Германия: Кёпке, Ройтер, Хельмер, Заммер, Мёллер (Штрунц, 87), Хеслер (Фройнд, 67), Баббель, Циге, Клинсманн (к), Бирхофф (Кунц, 85), Айльтс.
Тренер: Берти Фогтс.
Россия: Харин, Тетрадзе, Никифоров, Цымбаларь, Ковтун, Онопко (к), Канчельскис, Колыванов, Мостовой, Радимов (Карпин, 46), Хохлов (Симутенков, 66).
Тренеры: О. И. Романцев, А. Ф. Тарханов, Б. П. Игнатьев.
Голы: Заммер (56), Клинсманн (77, 90).
Предупреждены Канчельскис (12), Баббель (16), Онопко (30), Бирхофф (31).
На 71-й минуте удален с поля Ковтун.

*  *  *

ЗАТРЕЩАЛИ ПО ВСЕМ ШВАМ

Прежде чем начать репортаж об этом матче, приведу несколько высказываний Олега Романцева, произнесенных им на пресс-конференции после игры. Итак:

- Такие матчи, как сегодняшний, выигрываются только при полной мобилизации всех сил. Чтобы на равных играть с немецкой командой, надо проявлять отменные бойцовские качества. К сожалению, наша сборная, на мой взгляд, в двух играх их не показала, и поэтому все ключевые единоборства были проиграны.

Юрий Никифоров в подкате пытается остановить прорыв Штефана Кунтца, справа капитан сборной России Виктор Онопко.

Юрий Никифоров в подкате пытается остановить прорыв Штефана Кунтца, справа капитан сборной России Виктор Онопко.

- Почему не играл Кирьяков?

- Он типично фланговый игрок, может обыграть одного-двух соперников, после чего сделать передачу или прострел в штрафную, где их должен замыкать кто-то из наших футболистов. К сожалению, у нас таких, кто умеет это делать, нет, а высокорослые, мощные немецкие защитники, конечно, легко бы эти прострелы прерывали. Поэтому ставку мы делали на хороший розыгрыш мяча.

- Есть ли у вас еще надежды выйти в четвертьфинал, или вы об этом сейчас не думаете?

- Каждые предположения должны быть подкреплены какими-то логичными вещами, прежде всего игрой, но ее у нас нет. Поэтому говорить о наших шансах выйти в четвертьфинал я бы сейчас не стал.

- Почему, определяя единственного нападающего на игру, вы отдаете предпочтение Колыванову?

- Кроме игры, есть еще и тренировочный процесс, где Колыванов проявляет себя лучше других форвардов. Представляете, как выглядят они? Он единогласно поддерживается и командой, и тренерским советом. Никаких разногласий по его кандидатуре у нас никогда не возникало.

- Повлияло ли на крупный результат удаление Ковтуна?

Берти Фогст - далеко не единстенный, кто называет Маттиаса Заммера (на снимке слева, в борьбе с Игорем Колывановым) лучшим игроком своей команды.

Берти Фогст - далеко не единстенный, кто называет Маттиаса Заммера (на снимке слева, в борьбе с Игорем Колывановым) лучшим игроком своей команды.

- Здесь мы можем делать лишь предположения. Наверное, повлияло...

- Вас расстроил столь крупный проигрыш?

- Дело не в самом результате, а в беззубой игре во вторых таймах обоих матчей. Я считаю, что по морально-волевым качествам наша команда - одна из худших на чемпионате, а поскольку в этом вина и тренеров, то чувствую себя, конечно, не очень хорошо.

- Но кого-то вы могли бы отметить из своих футболистов в игре с Германией?

- Наверное, тех, кто не играл сегодня. Те же, кто был на поле, выглядели слабо. Одни играли плохо, другие очень плохо...

Как мы видим, наш главный тренер был настроен достаточно критически и по отношению к команде, и к себе. Оснований для этого есть достаточно.

Мне уже не раз приходилось писать о том, что мы на протяжении долгого времени никак не можем узнать настоящую цену своей сборной, хотя она в рейтинг-листе ФИФА и занимает третье место. И в официальных турнирах, и в товарищеских матчах сборная России встречалась в основном если не с второсортными командами, то с не очень сильными соперниками. Настоящих испытаний она не проходила уже давно, а где же, как не в них, проверяются морально-волевые качества? А если их не надо проявлять, то и волевая мускулатура, образно говоря, дрябнет. И упрекать тут вроде некого - какие противники были, с теми и играли, и в основном побеждали. А вот попали на чемпионат Европы, где что ни соперник, то имя, и опростоволосились. Здесь вам не равнина, здесь климат иной, как говорил поэт... И в этом нам приходится убеждаться, увы, не в первый раз, что на чемпионатах мира, что на чемпионатах Европы.

Ни Виктор Онопко, ни Дмитрий Харин не стали серьезной помехой Юргену Клинсманну, забивающему свой второй гол в ворота сборной России.

Ни Виктор Онопко, ни Дмитрий Харин не стали серьезной помехой Юргену Клинсманну, забивающему свой второй гол в ворота сборной России.

Наш состав вновь оказался с сюрпризом. Дебютировал не только в официальной игре, но вообще в сборной 20-летний Дмитрий Хохлов и сыграл, кстати, неплохо. После дисквалификации появился в команде и Никифоров, занявший пост свободного защитника. Онопко действовал персонально против Клинсманна, а Ковтун - против Бирхоффа. Правый фланг обороны у нас прикрывал Канчельскис, в середине поля концентрировалась мощная группа, состоящая из Тетрадзе, Радимова, Хохлова, Мостового, а слева от них располагался Цымбаларь.

У немцев состоялось долгожданное возвращение Клинсманна, пару которому в нападении на этот раз составил Бирхофф. Все ожидали, что в составе появится и Баслер. Ему на прошлой неделе сделали несложную операцию на щиколотке, но на тренировке Циге ударил его как раз по больному месту, и Баслер отправился на лечение домой вслед за Колером. Другими словами, немцы понесли уже две серьезные потери, но на их игре это пока не отразилось, так как состав запасных у команды на зависть всем другим.

Кепке накрывает мяч в ногах Мостового

Кепке накрывает мяч в ногах Мостового.

Пришло время сказать несколько слов на любимую нашу тему - о погоде. Когда мы 7 июня прибыли в Лондон, то там стояла, можно сказать, африканская жара. В Ливерпуле, однако, после трехчасового путешествия на поезде нас встретил дождь и порывистый ветер. Достаточно прохладная погода сохранялась здесь и в соседнем Манчестере несколько дней, но в воскресенье, когда игрался матч Россия - Германия, резко потеплело. На солнце термометр показывал около 30 градусов выше нуля. Поскольку встреча началась в три часа дня, на стадионе припекало знатно. Немцы, как известно, отдыхали перед этим матчем неделю. С одной стороны, это было для них хорошо, а с другой - не очень, поскольку из игрового ритма турнира они все-таки чуть выходили.

Жара отрицательно повлияла на действия обеих команд. То и дело, к примеру, приходилось наблюдать непривычную для немецкой команды картину, когда четыре, а то и пять ее игроков при потере мяча не спешили возвращаться на свою половину поля. Это, в общем-то, облегчало действия нашим футболистам. Вообще я считаю, что первый тайм сборная России провела на равных с соперниками, а по голевым моментам даже превзошла их.

У немцев был один очень хороший шанс добиться успеха, когда неутомимый правый защитник Ройтер со своего фланга сделал прекрасную передачу в штрафную, где Меллер в прыжке головой нанес отличный удар по мячу, но не менее отлично сыграл Харин, отразивший его удар.

Игорь Колыванов в борьбе с Ройтером

Игорь Колыванов в борьбе с Ройтером.

После розыгрыша штрафного наши тоже едва не добились успеха. Мяч оказался у Цымбаларя, стоявшего чуть за линией штрафной. Пробил он очень коварно, мяч слегка задел соперника и, угодив в штангу, отскочил в поле. Колыванов в прыжке головой снова направил его в ворота, но Кепке на этот раз на удар среагировал.

А затем был эпизод, когда казалось, что гола не миновать. Радимов на своей половине поля с помощью Хохлова овладел мячом и сделал передачу тому же Хохлову, устремившемуся в прорыв по правому флангу. Почти вся немецкая команда осталась позади. Слева от Хохлова двигались Мостовой, Колыванов и один немецкий защитник. Хохлов сделал отличную передачу в центр, мяч оказался у Мостового, который остался с глазу на глаз с вратарем. Можно было бить сразу, но Мостовой пошел на обводку Кепке, тот бросился ему в ноги, мяча не достал, а Мостовой, споткнувшись о его руки, упал. В похожей ситуации спустя несколько часов арбитр матча Хорватия - Дания назначил пенальти, а здесь датчанин Нильсен решил игру не останавливать, тем более что мяч отскочил к Колыванову, которому представилась возможность пробить по пустым воротам, правда, под очень острым углом. Увы, его удар был неточен.

А затем пришел черед опять рокового для нас второго тайма. Что бы там ни говорили, а впечатление складывается такое, что многие наши игроки физически не готовы выдерживать нагрузки всего матча. А нет сил - нет и морально-волевых качеств, точнее, возможности их проявить.

Символичный снимок: как и на последнем чемпионате мира, сборная России снова на коленях.

Символичный снимок: как и на последнем чемпионате мира, сборная России снова на коленях.

Немцы тоже выглядели не очень уж быстрыми и подвижными, но за счет более высокого мастерства они допускали гораздо меньше ошибок, как в передачах, так и в единоборствах.

Вскоре им удалась просто превосходная комбинация. Заметив рывок из глубины своего свободного центрального защитника Заммера, Меллер после паузы выдал ему на ход отличный пас. Для нашей команды подключение к атаке Заммера было полной неожиданностью. Никем не атакуемый, он наносит удар по воротам, Харин отражает мяч перед собой, Заммер словно хоккеист, сам же идет на добивание и, как ни удивительно, несмотря на сопротивление Ковтуна и Харина, добивается успеха.

Настроение нашей команды окончательно идет на убыль. А тут еще Ковтун в своем обычном бесшабашном стиле в середине поля (?) резко атакует Айльтса, сносит его с ног, и судья предъявляет ему красную карточку. Наши остаются вдесятером. Организация игры российской сборной окончательно нарушается, в результате чего Клинсманн получает полную свободу действий и чувствует себя в этой обстановке, как рыба в воде. Вот он получает мяч, стоя рядом с Никифоровым, очень легко уходит от него в штрафную и, ведя мяч правой ногой, ею же наносит великолепный удар в верхний угол. А на исходе матча, получив прекрасную передачу справа от Кунтца, Клинсманн еще раз добивается успеха. Надо признать, что в последние минуты встречи наша команда выглядела просто деморализованной. На этой печальной ноте я и закончу репортаж о втором матче российской сборной на чемпионате Европы.

Олег КУЧЕРЕНКО. Еженедельник "Футбол" №25, 1996

*  *  *

ГОЛОСУЙ - НЕ ГОЛОСУЙ…

Еще за сутки до встречи немцев и россиян взоры футбольной Англии обратились к Манчестеру. И причина - не в повышенном интересе к игре. Буквально в центре города, вблизи торгового центра, в субботу прогремел страшный взрыв, в результате которого пострадали 206 человек. Среди них - и болельщики, прибывающие на матч. Английские полицейские убеждены: взрыв - дело рук террористов. По мнению стражей порядка, бомбу в припаркованный автомобиль заложили боевики Ирландской Республиканской Армии. Как сообщил представитель правоохранительных органов, в ночь на воскресенье в местном госпитале находились 16 раненых, двоим была сделана сложная операция. В основном ранения получены в результате разлетевшихся после взрыва осколков. По последним данным, погибших нет.

Станислав Черчесов

Добропорядочный гражданин Станислав Черчесов.

В распорядок дня футболистов сборной России в субботу было внесено существенное изменение. Один из конференц-залов загородной гостиницы, где они живут, превратился в избирательный участок. Вдалеке от родины игроки и члены официальной делегации утром отдали свой гражданский долг: проголосовали за одного из кандидатов в президенты России. Урны для голосования и бюллетени в Райтингтон доставили представители российского посольства в Великобритании. Получено было даже специальное разрешение Центральной избирательной комиссии позволить футболистам проголосовать на день раньше.

Немцы же отдыхали. У них на сегодня с первым человеком страны проблем нет. Все помыслы игроков о предстоящей встрече.

У россиян же, если верить знающей все западной прессе, их хоть отбавляй. Назревает конфликт между игроками и Романцевым, зажавшим профессионалов в ежовые рукавицы. Футболисты в многочисленных интервью весьма нелестно отзываются о своем наставнике. На многое должна была пролить свет предстоящая игра со сборной Германии.

Романцев решился на ощутимые изменения на ключевых позициях. Место в воротах занял Харин, появились в основе Хохлов, дебютировавший в главной команде страны, и отбывавший дисциплинарное наказание Никифоров. На скамейке запасных оказались неудачно сыгравшие с итальянцами Черчесов, Добровольский и получивший травму Бушманов.

Фогтс решился только на два изменения, поменяв пару форвардов. Вместо Кунца в стартовом составе появился Бирхофф, место Бобича (скорее, свое) занял знаменитый Клинсманн, сразу же одевший капитанскую повязку.

Оливер Бирхофф: Посторонись, пехота

Оливер Бирхофф: Посторонись, пехота. Юрий Ковтун (№5) и Виктор Онопко против Оливера Бирхоффа

Во второй раз подряд наши соседи доказали, что являются командой первого тайма. В первые 45 минут, закончившиеся безрезультатно, россияне обязаны были по крайней мере дважды добиться успеха, немцы же до перерыва удосужились создать лишь один стопроцентный момент, но на прекрасный удар головой Меллера не менее четко среагировал Харин. У россиян же хватались в отчаянии за голову Колыванов и Мостовой, довольно неплохо руководивший нитями игры своей команды. На 7-й минуте Баббель, ликвидируя опасность, не совсем удачно вынес мяч головой, и Цымбаларь моментально пробил по воротам. Задев по дороге плечо Заммера, мяч нырнул в штангу и отскочил в поле. Быстрее других сориентировался в ситуации Колыванов: опередив Заммера, головой пробил в створ ворот, но Кепке успел встать на пути мяча. Второй реальный шанс россияне, в первом тайме практически ничем не уступавшие несколько инертным подопечным Берти Фогтса, упустили на 39-й минуте. Заммер, увлекшись атакой, не успел занять позицию либеро, и сразу трое соперников - Колыванов, Мостовой и Цымбаларь "выкатились" на одного игрока обороны. Колыванов отдал поперечный пас партнеру, но Мостовой, замешкавшись, не сумел как следует завершить комбинацию.

После перерыва зрители увидели совсем другой футбол. Россияне, похоже игравшие на пределе, подсели физически, а немецкая "машина" наоборот только включила обороты. Все чаще подопечные Романцева не успевали за оппонентами. Как следствие - очередное опоздание стало для них роковым. Никогда не отличавшийся вежливостью игрока Ковтун на чужой половине поля без особой надобности "переехал" Айльтса, за что поплатился второй желтой карточкой в игре. Уверенность россиян в победе пошатнулась. Видимо, окончательно она умерла после ошибки Харина.

Dream team-96

Dream team-96

Что Германия без Клинсманна! Капитан, долго искавший свой момент, блестяще провел концовку матча. Его первый мяч вообще можно отнести к футбольным шедеврам. Получив мяч от Бирхоффа, Юрген одним движением избавился от опеки едва передвигавшего ноги Никифорова и, не входя в штрафную, внешней стороной стопы направил мяч в "девятку". Браво! Он же и довершил разгром, причем опять же не без помощи Никифорова. Российский защитник неудачно попытался вынести мяч подальше от своих ворот, но его подкараулил только-только вступивший в игру Кунтц. С его передачи свой второй мяч немецкий капитан забивал без помех - играючи. Три мяча на чемпионате еще не пропускала ни одна команда...

"Настоящий футбол наши игроки смогли показать лишь во втором тайме. В то же время я должен сказать комплимент всем футболистам за эту прекрасную победу над русскими". С таким заявлением выступил на послематчевой пресс-конференции наставник сборной Германии Берти Фогтс. Он признал, что последние 15 минут первого тайма в его команде царила неразбериха. "Среди своих подопечных я не могу никого особенно выделить, все играли самоотверженно и только на победу. Именно так мы будем действовать и в следующей встрече с итальянцами", - подчеркнул тренер. По его мнению, желтая карточка показана Маркусу Баббелю несправедливо. "Вообще я не могу понять, почему судьи так придираются к нашим футболистам?" - выразил недоумение Фогтс.

Главный тренер сборной России Олег Романцев пребывал в подавленном настроении: "Я несказанно разочарован итогом встречи. Трудно играть против такой команды, как немецкая. Мы проиграли практически все единоборства. Это меня раздражало. В этот вечер в моей команде одни играли плохо, другие - очень плохо. Наши шансы попасть в четвертьфинал практически минимальны, и в них, пожалуй, уже не верит никто. После удаления Ковтуна, мне кажется, мои подопечные смирились с судьбой и вовсе повесили головы..."

Юрий САЙ. Газета "Команда", 18.06.1996

*  *  *

БОМБА БЕЗ ЧАСОВОГО МЕХАНИЗМА

ВЗРЫВ НА КОРОНЕЙШН-СТРИТ

В субботу утром в центре Манчестера творилось что-то невообразимое: тысячи людей в панике покидали центр города. Кто бежал, кто шел быстрым шагом, но направление было одно - прочь от торгового центра "Арндейл", куда манчестерцы пришли за покупками накануне Мужского дня (Father's Day), а туристы - немцы и русские, приехавшие поболеть за свои сборные, - кто за чем. Полицейские подгоняли тех, кто задерживался. Голос с неба, точнее с вертолета, описывающего круги над крышами, вещал: "Это обращение ко всем, кто здесь находится: немедленно покиньте центр города". Толпа выглядела встревоженной и испуганной, то там, то тут слышалось слово "бомба". Безопасная зона начиналась на Пикадилли Гарденс - центральной площади Манчестера, где в эти часы давали представление циркачи - акробаты, жонглеры, поедатели огня и клоуны.

После взрыва в центре Манчестера полиция прочесывает городские улицы

После взрыва в центре Манчестера полиция прочесывает городские улицы

Но это только казалось, что на Пикадилли ничто никому не грозит: в 11.20 в облака над "Арндейлом" поднялся коричневый столб дыма, а по барабанным перепонкам мгновенной болью прошла ударная волна. Вдребезги разлетелись стекла сотен окон, и по тротуарам звонко застучали осколки. Толпа с воем шарахнулась прочь от стен, но слишком поздно - сверкающий дождь накрыл тех, кто был ближе всего к домам, казавшимся надежным прикрытием. Впрочем, вряд ли кто-то, в том числе и мы, корреспонденты "Спорт-Экспресса", всерьез думал, что бомба взорвется и, уж тем более, что взрыв окажется такой силы. Ответственность за террористический акт взяли на себя фанатики из Ирландской республиканской армии (ИРА).

Подробности события стали выясняться в субботу вечером, а в воскресенье полиция составила более или менее полную картину происшедшего. Первые предупреждения о готовящемся взрыве поступили на телеканал Granada и в полицию в 9.45. В 10.00 полицейские обнаружили подозрительный 7-тонный грузовик "Форд", припаркованный на Коронейшн-стрит возле универмага "Маркс энд Спенсер". В это же время началась эвакуация людей из опасного района. В 11.00 к "Маркс энд Спенсерс" прибыли саперы. В 11.10 они начали устанавливать возле грузовика специальное радиоуправляемое оборудование. Фотограф Пол Сандерс, снимавший их работу из окна расположенного неподалеку бара рассказывал, что вдруг услышал крик одного из саперов: "Прячьтесь!" Через несколько секунд раздался взрыв, разрушивший фасады зданий на Коронейшн-стрит. Ущерб по первым оценкам составил не меньше 50 миллионов фунтов стерлингов. Как установила полиция, в грузовик было заложено 400 килограммов тротила! Это был первый с 1992 года теракт ИРА в Манчестере, когда в течение полутора часов сепаратисты взорвали две бомбы, ранив 64 человека.

Ударная волна субботнего взрыва, как ни странно, пощадила многие окна на соседней с Коронейшн Маркет-стрит, зато не оставила целой ни одной из витрин большой аптеки, расположенной метрах в 500 от места взрыва за несколькими рядами домов. Упавшими обломками зданий, но в основном стеклами, ранило более 200 человек, правда, серьезно - всего двоих. Одной женщине врачи в ходе семичасовой операции наложили около 300 (!) швов.

Больше повезло тренеру "Ювентуса" Марчелло Липпи и его соседям по гостинице Crown Plaza Midland, где в эти дни размещаются гости УЕФА. За две минуты до взрыва Липпи вышел пройтись, а когда вернулся, чтобы выяснить, что произошло, обнаружил, что в холле рухнул потолок. Не по себе было и его коллеге наставнику "Интера" Рою Ходжсону, который в момент взрыва присутствовал на заседании УЕФА, проходившем в конференц-зале на втором этаже этой же гостиницы. Минуты страха пережили и бывший тренер сборной Голландии Ринус Михелс, и его коллега Энди Роксбург, который до Крэйга Брауна работал с шотландцами, и арбитр встречи Россия - Германия Ким-Мильтон Нильсен.

В субботу и воскресенье центр города был перекрыт (там полиция еще дважды проводила контрольные взрывы подозрительных предметов), а его обитатели, в том числе российские туристы, из домов и гостиниц выселены. Большинство из них вывезли в загородные отели близ Манчестера, но кое-кому пришлось коротать ночь на матах университетского спортивного зала. Какое-то время вокзалы Пикадилли и Виктория, расположенные неподалеку от места взрыва, поезда не принимали, но к вечеру воскресенья движение было восстановлено.

В субботу соперники сборной России по группе С провели занятия на полях возле своих временных резиденций, а наша команда, которая должна была попробовать газон на "Олд Траффорде", тренировку отменила. Прошел слух, что под угрозой и сам матч Россия - Германия, но был вскоре опровергнут представителями УЕФА и оргкомитета Евро-96. Забегая вперед, скажем, что на самом стадионе каких-то усиленных мер безопасности принято не было, разве что охрана более тщательно, чем обычно, перетряхивала сумки болельщиков и журналистов.

В САУНУ - В ШАПКЕ И СО СТАКАНОМ ВОДКИ

Когда Юргена Клинсманна спросили о том, что он думает по поводу теракта, лучший нападающий сборной Германии ответил, что теперь его отношение к чемпионату Европы изменилось: "После случившегося футбол отходит на второй план, а сборная Германии мыслями с теми, кто был ранен". Но на второй план ни у Клинсманна, ни у его партнеров матч против сборной России, конечно, не отошел.

От центра Манчестера до пятизвездного отеля "Мотрем-Холл", где живет немецкая сборная, далеко - полчаса езды на поезде и потом еще двадцать минут на машине. Так что взрыва футболисты не слышали. И вообще в округе - тишь и благодать. Пасутся овцы, люди часами играют в гольф... Вокруг Маклсфилда, ближайшего от резиденции команды Берти Фогтса городка, много таких районов. Здесь живут в основном обеспеченные люди. Как утверждают таксисты, всего в миле от "Мотрем-Холла", например, снимает дом Эрик Кантона, а почти все его соседи - игроки манчестерских клубов.

Около "Мотрем-Холла", входы на территорию которого охраняет шесть полисменов, часами дежурят журналисты. У немцев на базе строгий порядок - общаться с командой можно только во время пресс-конференций и сразу после открытых тренировок. Поэтому популярные газеты за отсутствием новостей в такие дни раздувают и смакуют самые незначительные происшествия.

Сборная Германии занимает только половину отеля - 60 из 120 комнат. В большинстве остальных остановились состоятельные британцы, гости чемпионата. Это соседство, естественно, мирное. Но не обходится, как выяснилось, и без недопонимания. Особенно оживленно обсуждалась в прессе следующая почти анекдотичная история. Два немецких игрока решили как-то на этой неделе отдохнуть в сауне и зашли туда, как обычно, голыми. Если верить английским газетам, едва не разразился скандал. Дело в том, что встретились они там с несколькими англичанами, которые были, как обычно, в плавках и пришли в шоковое состояние, увидев голых гостей. Вряд ли англичане пожаловались на футболистов, но земля слухом полнится. Короче, эта история стала достоянием гласности. Причем утверждалось, что немцы вообще часто ходят по отелю и даже вокруг него в чем мать родила. Объяснение пришлось давать чуть ли не всей немецкой команде. Мы тоже не удержались и спросили Анди Меллера после одной из открытых тренировок, было ли такое на самом деле. Он ответил примерно следующее: "Наверное... В нашей стране даже загорать не считается чем-то неприличным. Но если англичан это шокирует, будем теперь надевать плавки. Проблем нет". Самым же оригинальным был признан ответ Берти Фогтса: "Теперь я знаю, как надо ходить в сауну. В Финляндии - со стаканом водки в руках, в России - в меховой шапке, а в Англии - в трусах".

В сауну немцы ходят в свободное время, которое не регламентировано. Вечером можно даже куда-нибудь съездить. Например, с женой в Манчестер или Ливерпуль (большинство жен немецких футболистов, кстати, живет в пяти милях от "Мотрем-Холла" в другом шикарном отеле - "Шригли-Холле"). Можно поиграть и в гольф. Чаще других на прошлой неделе на поле для гольфа расслаблялись Оливер Кан, Оливер Рек и Оливер Бирхофф, но лучшим игроком считается в команде Маркус Баббель. Не прочь взять иногда клюшку в руки и Фогтс, но он, говорят, играет слабо. Естественно, что есть в команде и любители тенниса. Самый заядлый из них - Кристиан Циге. Тот же Кан регулярно качает мышцы в атлетическом зале. Словом, с активным отдыхом в отеле нет проблем.

Вставать и ложиться игроки могут в принципе когда хотят. Но завтрак в "рабочие" дни - только до 9 часов (в свободные - до одиннадцати). Обед начинается в 13.30 и длится примерно полтора часа, ужин сервируется в восемь вечера. Продолжительность его - около часа. В перерывах - тренировки, массаж, лечение. К услугам массажистов и медиков прибегают регулярно почти все, но ничего серьезного нет - в основном это старые травмы, которые еще требуют к себе внимания.

КОМУ ИГРАТЬ ПРОТИВ РОССИИ?

Накануне встречи, естественно, состоялось обсуждение предстоящей игры. Райнер Бонхоф и Уве Зеелер, которые были в Ливерпуле на матче Италия - Россия, еще раз изложили свои соображения относительно соперника, а Фогтс - план действий. Тренеры собирались еще и отдельно от игроков. У них было над чем поломать голову.

Для начала нужно было принять окончательное решение, кого же поставить на острие атаки рядом с Юргеном Клинсманном. То, что капитан выйдет на поле, отбыв дисквалификацию из-за двух желтых карточек, полученных в предварительном турнире, Фогтс объявил уже давно. Повторил то же самое он и на минувшей неделе: "Юрген - наш лучший нападающий. Он организует игру и ведет за собой партнеров в решающие минуты". Кандидаты в помощники Клинсманну были прежние - лучший бомбардир бундеслиги Фреди Бoбич, легионер из Турции Штефан Кунтц и "итальянец" Оливер Бирхофф. То, что в матче с российской сборной рядом с Клинсманном сыграет Бирхофф, стало известно только утром. Хотя, откровенно говоря, все ждали от Фогтса именно такого решения - они частенько выходили на поле вместе в отборочных матчах.

Вторая проблема была не намного проще: кого поставить в центре защиты перед Заммером? С возвращением Штеффена Фройнда, которой пропустил матч с чехами по той же причине, что и Клинсманн, позиции Дитера Айльтса стали небесспорными. Но все же выбор пал именно на него - уж слишком надежно сыграл он в первом матче. И это тоже в принципе не стало большой неожиданностью. То, что Фогтс отдает предпочтение бременцу, все поняли еще за несколько дней до матча - когда Айльтс пришел на последнюю пресс-конференцию команды и достаточно долго рассуждал о том, как будет с партнерами играть против нашей сборной. Кредо немцев в борьбе с российской полузащитой он выразил так: "Если мы сыграем агрессивно, так же, как и в матче с чехами, у нас отличные шансы на победу". Слова "агрессивность", "жесткость", "прессинг", "единоборства" - наверно, самые популярные сейчас у немецких футболистов и тренеров. Не было, пожалуй, ни одного интервью, где бы они не прозвучали. Фогтс и его подопечные, правда, постоянно добавляют, что все эти понятия ничего общего не имеют с грубостью и что для них "игра в кость" после шести желтых карточек, полученных в первом матче, вообще губительна.

БАСЛЕР ВЕРНУЛСЯ И РВЕТСЯ НА ПОЛЕ

Была еще одна проблема, над которой Фогтс не мог не поломать голову перед матчем с российской сборной, - как отреагировать на критические высказывания в свой адрес, прозвучавшие из уст известного своей несдержанностью Марио Баслера. Как известно, он именно по настоянию Фогтса сделал операцию на ноге в Берлине, а потом в спешном порядке вернулся в Англию. В среду полузащитник вердерского "Бремена" под пристальным наблюдением врача команды попробовал провести первую полноценную тренировку, после которой заявил: "Я абсолютно здоров". А здоровый Баслер - игрок основного состава. "Я сделал операцию и вернулся не для того, чтобы сидеть на скамейке запасных, - сказал он через день журналистам. - У Хесслера кое-какие проблемы с ногой, возможно, он нуждается в отдыхе". Иными словами, намекнул, что должен играть в матче со сборной России.

Он признался также, что Фогтс избегает сейчас разговоров с ним. Многие немецкие журналисты утверждают, однако, что видели, как Фогтс что-то достаточно резко выговаривал Баслеру, когда вместе с ним - отдельно от команды - на показательной тренировке бежал пять кругов в легком темпе вокруг поля. Оба, естественно, не стали выдавать своих секретов. Баслер (не при Фогтсе) сказал, что это были всего "десять ничего не значащих фраз", а Фогтс не без иронии заявил на просьбу прокомментировать эти слова (не при Баслере): "У Марио просто, наверное, сбилось дыхание, и только поэтому он ничего не услышал".

Говорят, что Фогтс сильно изменился в последнее время. Стал значительно дипломатичнее в отношении с игроками. Вот и на этот раз на пресс-конференции в пятницу он попросил журналистов принимать Баслера таким, какой тот есть. При этом, однако, подчеркнул: "Только не поймите меня неправильно, я очень серьезно отношусь к Марио. Прежде всего потому, что он прекрасный футболист. Если бы это было самой серьезной нашей проблемой на чемпионате, я был бы очень доволен".

Сам же Баслер, сидя на той же пресс-конференции неподалеку от Фогтса, постарался сделать хорошую мину при плохой игре. То есть попытался все представить досадным недоразумением. Он-де ничего обидного в адрес партнеров и тренера не говорил, просто его слова были поняты журналистами не совсем правильно. Это прозвучало неубедительно - слишком многие слышали, что он сказал. Кроме того, некоторые наши немецкие коллеги утверждают, что высказывания Баслера у них записаны на пленку. Так или иначе, этот, в общем, незначительный конфликт в команде до размеров скандала никто из немцев раздувать не пожелал. Ведь впереди у их сборной был очень важный матч с российской командой. А вскоре все разрешилось само собой: Баслер еще раз повредил прооперированную ногу. На тренировке он выполнял роль Андрея Канчельскиса в борьбе с Кристианом Циге на фланге и так увлекся, что жестко пошел на мяч. Циге не уступил…

В пятницу Баслер улетел в Германию. В аэропорту, кстати, он лишь несколькими минутами разминулся с Мехметом Шоллем, который прилетел из Мюнхена. Там в одном из роддомов его супруга Сюзанна должна родить ему со дня на день сына - он ездил туда, чтобы поддержать ее морально.

И последнее. Накануне матча второй вратарь команды - Оливер Кан - праздновал свой 27-й день рождения. Партнеры, как положено, преподнесли ему в подарок торт, именинник задул свечи, и через несколько минут все разошлись по комнатам.

ЕСТЬ ЛИ ВЗРЫВЧАТКА У РОМАНЦЕВА?

Судя по тому, что после матча против итальянцев наставник сборной России был недоволен несколькими игроками, не оправдавшими его надежд, на игру с немцами следовало ожидать изменений в составе. Впрочем, Романцев сам пообещал, что они коснутся двух-трех позиций. Так и произошло, но если появление в воротах Дмитрия Харина (вместо Станислава Черчесова), а в обороне Юрия Никифорова, отбывшего дисквалификацию за предупреждения в отборочном турнире, было запланированным, то включение полузащитника ЦСКА Дмитрия Хохлова в стартовый состав следовало скорее отнести к неожиданностям. Оставалось только понять, какую бомбу приготовил Романцев для немцев и кто (или что) послужит к ней детонатором. У чехов, двумя днями раньше одержавших сенсационную победу над итальянцами, свои "террористы" нашлись, и их пример вдохновлял.

АНГЛИЧАНЕ БОЛЕЛИ ЗА РОССИЮ

Удивительное дело: бело-сине-красных флагов на трибунах "Олд Траффорда" оказалось больше, чем черно-красно-желтых немецких. Конечно, поддержать свою команду из Германии приехало раз в десять больше болельщиков, чем из России, но англичане, пришедшие на Андрея Канчельскиса и его партнеров, похоже уже с первых минут подхватили протяжное "Рос-си-я!" Их, наверное, мало интересовали тактические построения нашей сборной, но игра, которую она показала в первом тайме, не могла не понравиться. Однако "германское" начало едва не вышло таким же, как "итальянское".

Прошло всего минут пять, и у ворот Харина возник первый голевой момент. Томас Хесслер на правом фланге обыграл Владислава Радимова и сделал прострел в штрафную точно на голову Анди Меллеру. Полузащитник сборной Германии бил, казалось, наверняка, но Харина выручили опыт и интуиция - удар он перевел на угловой.

На 7-й минуте Илья Цымбаларь (справа), который борется со Штефаном Ройтером, попал в штангу

На 7-й минуте Илья Цымбаларь (справа), который борется со Штефаном Ройтером, попал в штангу

После первого штурма соперники решили перевести дух, картина на поле, немного сумбурная поначалу, прояснилась. Виктор Онопко персонально опекал Клинсманна, Юрий Ковтун - Оливера Бирхоффа (по ходу встречи они менялись), а Хохлов присматривал за Меллером. Как и в матче против итальянцев, наша сборная основные силы сосредоточила в середине поля, оставив впереди одного Игоря Колыванова.

Наверное, это не стало сюрпризом для немцев, но такой активности от Ильи Цымбаларя и Александра Мостового, какую они развили уже к 10-й минуте, вряд ли ожидали. Да и их партнеры выглядели техничнее соперников, переигрывая их на каждом участке поля за счет распасовки накоротке. Цымбаларь был, пожалуй, изобретательнее Мостового в комбинационных действиях, зато полузащитник "Страсбура" не боялся брать игру на себя, проходя временами двух трех соперников.

Темп поначалу соперники задали невысокий, что, впрочем, было на руку сборной России - Романцев, напомним, жаловался на недостатки в физической подготовке своих игроков. Немцы чаще использовали фланговые проходы с навесами в штрафную, где по логике вещей преимущество в воздухе должны были иметь неплохо играющие головой Клинсманн и Бирхофф. Наша команда больше наступала по центру и левому флангу, а на правом Канчельскис вел странную дуэль с Циге - ни тот, ни другой не решались активно подключаться к атакам и больше времени проводили без мяча.

На 7-й минуте активность Цымбаларя и его партнеров едва не была вознаграждена. Спартаковский полузащитник послал мяч в штангу (Кепке только провожал его глазами), тот отскочил к Колыванову, но после удара нападающего головой оказался в руках вратаря.

Вскоре Мостовой короткими резкими финтами прошел четверых, отдал пас Колыванову, но под его удар успел броситься кто-то из защитников.

Это были первые опасные моменты, но и без них и игровым, и территориальным преимуществом владели наши. И что удивительно, немцы, действуя на контратаках, не могли серьезно обострить игру на подступах к штрафной Харина. Даже когда численное соотношение нападающих (Меллер, Клинсманн и Бирхофф) и обороняющихся (за центр поля почти не переходили Никифоров, Онопко и Ковтун) оказывалось один к одному, немцы не могли извлечь выгод из, казалось бы, сулящих им интересные продолжения ситуаций. Правда, в одной из контратак Хесслер ушел от тяжеловатого Никифорова и Хохлова и сделал опасный прострел на Бирхоффа, но мяч, подрезанный им головой, прошел рядом со штангой. Кстати, полузащитник ЦСКА, поначалу робевший, к середине тайма освоился и хотя и не решался брать игру на себя, хорошо понимал, что от него требовали партнеры.

57-я минута. Маттиас Заммер. 0:1

57-я минута. Маттиас Заммер. 0:1

Хорош был и Ковтун своей самоотверженностью, когда в довольно рискованных положениях в штрафной выбил в подкате мяч сначала из-под ноги Хесслера, а затем Бирхоффа. Да и вообще в первом тайме в обороне все обстояло более или менее благополучно еще и благодаря усилиям Радимова - не слишком эффектного, но зато эффективного.

А вот у Мостового все получалось скорее наоборот - не столь эффективно, сколь эффектно. Трибуны, правда, заходились, когда он в очередной раз расправлялся с двумя-тремя соперниками. А на правом фланге все продолжалась странная дуэль без мяча Канчельскиса и Циге.

Была и другая странность в этом матче: ни немцы, ни наши не использовали дальние удары. Почему до них не доходило дело у российской команды, понять еще можно - заслоны перед штрафной Маттиас Заммер и К° расставили плотные. Но вот почему немцы, большинство из которых умеет бить и сильно, и метко, этого не делали, остается загадкой. Как бы там ни было, ни у Харина, ни у Кепке тяжелой жизни в первом тайме не получилось.

Минут за десять до перерыва Мостовой, вспомнив о своих диспетчерских способностях, забросил мяч за спины немецким защитникам, и Колыванов уже готов был убежать к воротам Кепке, но судейский свисток его остановил - "вне игры" у... Канчельскиса.

Лучший бомбардир "Эвертона" прошлого сезона к концу тайма наконец решил расстаться с Циге и даже успел нанести удар по воротам, получив с противоположного фланга филигранный пас от Цымбаларя. Но лучшую возможность за первую половину встречи имел незадолго до пробуждения Канчельскиса Мостовой. Радимов, перехватив мяч недалеко от своей штрафной, увидел рвущегося по правому флангу Хохлова и сделал передачу на ход бывшему одноклубнику (напомним, что уже в Англии Радимов подписал контракт с "Сарагосой"). Тот осмотрелся и, не мешкая, переправил мяч Мостовому, слева от которого находился еще и Колыванов. Не пожадничай Мостовой, его партнер вряд ли бы промахнулся, но полузащитник решил все сделать сам. Кепке только этого и ждал - бросился в ноги нашему игроку. Мяч все-таки оказался у Колыванова, но попасть с острого угла в ворота, да еще в борьбе с подоспевшим защитником, ему было слишком тяжело.

КЛИНСМАНН НЕУДЕРЖИМ

"Осень" в исполнении ДДТ, запущенная в перерыве по стадиону, завела трибуны и... немцев. Какое-то время игра вроде бы еще шла в том же ключе, что и в первом тайме, но впечатление это было обманчиво. Правда, Мостовой спустя несколько минут после возобновления игры опасно пробил штрафной (мяч прошел рядом с крестовиной). Валерий Карпин, вышедший на замену Радимову, попытался наладить взаимодействие сначала на левом фланге с Цымбаларем, а затем на правом - с Канчельскисом, но не успел. Заммер, впервые за матч подключившийся к атаке, получил длинный пас от Меллера, свободно вошел в штрафную и мощно пробил низом. Харин на удар среагировал, но мяч отбил прямо перед собой, и немецкий защитник при добивании оказался быстрее Ковтуна - 1:0.

78-я минута. Юрген Клинсманн. 0:2

78-я минута. Юрген Клинсманн. 0:2

К этому моменту силы у нашей сборной еще не иссякли, и минут десять игра шла в основном возле штрафной Кепке. Немцы вокруг нее стояли стеной, в которую раз за разом упирались Цымбаларь, Мостовой и Колыванов. Упирались потому, что ничего, кроме игры в короткий пас, предложить сопернику не могли. Правда, в какой-то момент Мостовой нашел-таки лазейку в стене, но Колыванов, принимавший мяч уже в штрафной, остановить его не сумел.

Перелом в игре наступил с удалением Ковтуна, который в безобидной ситуации пошел в ноги Айльтсу, а тот упал настолько эффектно, что судья потребовал на поле носилки. Вернулся Айльтс в игру секунд через 30, а вот Ковтун отправился под трибуны. Не то что обыграть немцев, но и хотя бы сравнять счет вдесятером было уже нереально.

А реальность оказалась гораздо безнадежнее той, чем можно было ожидать. В одной из атак Клинсманн легко пробросил мяч мимо Никифорова и, посмотрев на выскочившего из ворот Харина, нанес резаный удар точно в "девятку".

После этого наша полузащита встала, предоставив возможность отбиваться от немцев вратарю и защитникам. Те старались, как могли, пока Никифоров, совершая подкат против Кунтца, не ошибся во второй раз. Вышедший незадолго до этого на поле нападающий вывел Клинсманна один на один с Хариным, и лучший форвард сборной Германии забил свой четырнадцатый гол в нынешнем европейском цикле. До рекорда своего соотечественника Герда Мюллера ему осталось всего два мяча.

Несмотря на сокрушительное поражение, сборная России по-прежнему сохраняет шансы на выход в четвертьфинал. Но теперь ей уже не приходится рассчитывать только на свои силы. Кроме победы над чехами с преимуществом в два мяча необходимо, чтобы итальянцы проиграли немцам. Но скорее всего бомбе, которую заложил Романцев, взорваться уже не суждено: ее часовой механизм оказался не настроен на июнь 1996-го.

ЛУЧШИЕ ОСТАЛИСЬ В ЗАПАСЕ?

На послематчевой пресс-конференции главный тренер сборной России не скрывал разочарования собственной командой.

- По тому, как ваша команда провела первый тайм, можно было подумать, что у немецкой сборной будет немало проблем. Но в итоге она одержала победу с крупным счетом. Чем вы объясните метаморфозу, которая произошла со сборной России?

- Матчи против таких команд, как сборная Германии, выигрываются только за счет полной мобилизации сил. Для того чтобы на равных бороться с немцами, нужно как минимум не уступать им в самоотдаче и в бойцовских качествах. К сожалению, уже вторую игру на нынешнем первенстве наша команда их не проявляет, и потому все единоборства заканчиваются в пользу соперников.

90-я минута. Юрген Клинсманн. 0:3

90-я минута. Юрген Клинсманн. 0:3

- Почему на поле так и не вышел Кирьяков и почему Канчельскис играл прихрамывая?

- Канчельскис здоров, а на мой вопрос в перерыве, почему он был столь пассивен в первом тайме, сказал, что во втором прибавит. Что же касается Кирьякова, то он чисто фланговый игрок. Кирьяков может обыграть одного-двух защитников и сделать подачу в штрафную, где его партнеры должны быть готовы эту подачу замкнуть. Но у нас таких игроков, к сожалению, нет, и высокорослые немецкие центральные защитники прострелы легко бы прерывали. Поэтому ставка была сделана на хороший розыгрыш мяча.

- Россия еще сохраняет шансы на выход в четвертьфинал. Вы надеетесь на это или, наоборот, стараетесь об этом не думать?

- Любые надежды должны быть подкреплены какими-то реальными вещами и прежде всего - игрой. Но именно игры мы уже второй матч не показываем. Поэтому говорить, что мы имеем хотя бы призрачные шансы на выход в следующий круг, я бы не стал.

- Насколько, на ваш взгляд, повлияло на ход игры удаление Ковтуна и, останься он на поле, могла бы команда рассчитывать на иной результат?

- Об этом можно только догадываться. Но, конечно же, оставшись вдесятером мы практически сдались, тем более что команда не проявила необходимых морально-волевых качеств.

- Что повлияло на ваш выбор Колыванова в качестве ударного форварда?

- Кроме игры есть еще и тренировочный процесс, в ходе которого Колыванов выглядел предпочтительнее других нападающих. Можете себе представить, как тогда выглядели остальные?! Кандидатура Колыванова не вызвала разногласий ни в команде, ни среди тренеров.

- Вы сильно расстроены итогом матча? Насколько он явился для вас неожиданным?

- Я огорчен не столько итогом, сколько тем, как беззубо команда проводит вторые таймы. По морально-волевым качествам сборная России среди участников чемпионата Европы - на самом низком уровне. В этом вина тренеров и прежде всего моя. Поэтому чувствую я себя сегодня, скажем так, не очень хорошо.

- Несмотря на крупное поражение, кого бы вы могли назвать лучшим в своей команде?

Два капитана: Виктор Онопко (№7) и Юрген Клинсманн

Два капитана: Виктор Онопко (№7) и Юрген Клинсманн

- Наверное, тех, кто сегодня не участвовал в игре. Потому что те, кто находился на поле, выглядели одинаково слабо. Разница лишь в том, что одни сыграли плохо, а другие - очень плохо.

МЫ ВЫИГРАЛИ, ПОТОМУ ЧТО ЗАБИЛИ ПЕРВЫЙ ГОЛ

После матча немецкие игроки и тренеры беседовали с журналистами в течение, наверное, целого часа - такого еще не было на этом чемпионате. Иногда казалось, что они просто не хотят уезжать - уж очень страстно делились с прессой мнениями об игре. И было, конечно, заметно, что немцы очень довольны тем, как завершился матч.

Берти ФОГТС, тренер сборной Германии

- Ваш комментарий к матчу.

- В первом тайме игра пошла не так, как мы рассчитывали. Но во втором мы поменяли тактику, сузили свободное пространство на нашей половине поля и в центре, дали возможность сопернику сыграть в атаке, а сами сделали ставку на контрвыпады. И все три гола были, если так можно выразиться, подготовлены и абсолютно логичны. Они свидетельствуют о высоком классе команды в целом и каждого ее игрока в отдельности. Конечно, я очень доволен, что мы добились второй победы. Но хочу предупредить ура-оптимистов: мы еще не вышли в четвертьфинал. Сразу же начинаем подготовку к принципиальной встрече с вице-чемпионами мира итальянцами. Все окончательно решится только в этом матче.

- У вас сейчас, к слову, нет в распоряжении игроков, чтобы закрыть в этой игре одну из ключевых позиций...

- Я понимаю, что вы имеете в виду. Травму получил в первом матче Колер, а теперь не будет еще играть и Баббель, у которого вторая желтая карточка на турнире. Это действительно серьезная потеря. Но у нас сейчас все игроки в прекрасной форме - что-нибудь придумаем. Хочу в то же время сказать, что Маркус как сегодня, так и в предыдущем матче, сыграл выше всяких похвал. И никто и не заметил, что на поле не было Юргена Колера, нашего ключевого игрока.

- А не было бы разумнее поберечь и не выставлять на матч с итальянцами тех игроков, которые поучили сегодня или в первой встрече с чехами желтые карточки?

- Мы еще не вышли в четвертьфинал. Или, извините, я ошибаюсь? Мы не хотим рисковать. И потом, отказываться от услуг игрока только потому, что у него желтая карточка, - просто неразумно. Мы этого никогда не делали и делать не будем. Смею вас уверить, мы выставим на матч против итальянцев сильнейший состав.

- Как оцениваете игру Юргена Клинсманна?

- Естественно, очень доволен тем, как он сыграл. Все видели, что здесь он чувствует себя как дома. Два гола, которые забил Юрген, лучше всяких слов иллюстрируют его игру, его класс. А второй наш гол - тот, что Юрген забил внешней стороной стопы, вообще был великолепен. Как, впрочем, и первый: прекрасный пас Меллера и немного неказистое, но все же мастерское завершение атаки двумя ударами Заммером. Но, кстати, и третий гол мне тоже понравился...

- А кто больше всего понравился в вашей команде?

- Начну все с тех же. Клинсманн. Он в который раз уже выручил нас - забил гол в решающий момент. Я рад, что у меня такой нападающий, а у моей команды такой капитан - он, бесспорно, чувствует каждый вздох в выдох вашей сборной. Выделю также Меллера и Заммера. Они не только безошибочно сыграли на своих позициях, но еще организовали и завершили общими усилиями очень важную атаку. Должен назвать еще несколько имен. Хельмера, например. Он был не так заметен, как те, кого я уже упомянул, но его вклад в победу ничуть не меньше. Надежен был, как всегда, Кепке. Все видели также, как работал для команды Айльтс. Или Циге... Всем известны в Европе фланговые проходы Канчельскиса, который доказал в матче с итальянцами, что находится в прекрасной форме. А вы видели его сегодня на поле? Циге полностью переиграл его. Ну а во втором тайме неплохо выглядели и все остальные игроки.

39-я минута. Александр Мостовой упускает верный шанс

39-я минута. Александр Мостовой упускает верный шанс

Юрген КЛИНСМАНН, нападающий сборной Германии, признанный жюри MasterCard лучшим игроком матча

- Берти Фогтс назвал второй гол в этой игре решающим. Вы согласны?

- Наверное, ведь он был забит в критический момент: в жару, в этой душной чаше стадиона поддерживать высокий темп было нелегко. У наших ребят после второго гола сразу спало напряжение, и мы уже без труда выдерживали потом заданный нами же ритм. Но и гол Заммера был, конечно, не менее важен. Мы упустили в начале тайма несколько моментов, и многое решало, кто же забьет первым. Нам это удалось, и наша команда уже почувствовала какое-то облегчение.

- А разве после первого гола российская сборная еще представляла для вас опасность?

- Конечно. После этого еще шел обмен атаками. И в конце концов кто-то должен был в этой жаре, когда силы уже иссякали, дрогнуть. Мы выстояли, не сломались, в центре поля сыграли, я бы сказал, компактно - не оставив соперникам пространства. И в принципе у нас в этот момент была одна реальная возможность забить второй гол, которую мне и посчастливилось использовать. Но в целом в матче мы создали больше опасных моментов и победили, несомненно, заслуженно.

- В первом тайме, однако, и это признал ваш тренер, ваша команда играла не так, как ему хотелось бы...

- Мы хорошо начали. Неплохо отыграли первые десять минут, но в такую погоду, повторюсь, чрезвычайно трудно, поддерживать высокий темп. Если сбился хоть на пару минут, приходится долго входить в прежний ритм. Кроме того, русские прекрасно играли комбинационно, и поэтому прессинговать постоянно было тяжело. Но в целом, мне кажется, что и в первом тайме мы контролировали игру.

- Вы уже в четвертьфинале?

- Теоретически, наверно, еще нет - в футболе, конечно, возможно все. Но практически, думаю, вряд ли что-то нам сможет помешать.

- А итальянская команда?

- Матч с ней будет конечно, тяжелым. Итальянцы - классики футбола, если так можно выразиться, и победа над ними всегда приятна и важна для общего настроя команды. Но теперь наш выход в четвертьфинал все же зависит не только от итальянцев. Нужно еще и маловероятное в принципе стечение обстоятельств.

- Кого вы еще помимо своей команды считаете фаворитом турнира?

Кристиан Циге (№17) против Андрея Канчельскиса (№8) и Юрия Никифорова

Кристиан Циге (№17) против Андрея Канчельскиса (№8) и Юрия Никифорова

- Я не люблю подобные вопросы... Мне кажется, что на чемпионате несколько фаворитов, какого-то одного, главного, нет. Мы - только одни из претендентов на победу. Ничего гарантировать нельзя. В решающих матчах может случиться всякое, там многое будет решать удача. Но мы действительно сейчас как никогда уверены в своих силах.

- Вы наверняка смотрите по телевизору трансляции других матчей. Какие команды вам понравились?

- На меня хорошее впечатление произвела игра голландцев во втором тайме матча со швейцарцами. Неплохо смотрелись в первой игре итальянцы, и их поражение от чехов стало для меня сюрпризом.

Понравились и французы, а вот румыны удивили пассивностью в матче с болгарами. У них в составе столько индивидуально сильных игроков, а бомбардиров нет. Кроме того, им откровенно не повезло. Я имею в виду не засчитанный судьей гол.

- Счет в матче со сборной России соответствует соотношению сил на поле?

- Результат не говорит ни о чем. Соперник у нас был очень сильный. В таких матчах, чтобы добиться перелома, важно забить в решающий момент. А вот игра получилась такой, как мы и ожидали, - очень тяжелой.

- Два гола уже в первом матче - приятная неожиданность для вас?

- Я не думал, что уже в первой игре забью сразу два мяча. И не ожидал в принципе, что мы победим с таким крупным счетом. Поэтому не буду скрывать: у меня сейчас прекрасное настроение.

- Вас весь матч опекал Виктор Онопко. Есть его вина в двух голах, что вы забили?

- Думаю, нет. Онопко - очень хороший защитник, его игра мне нравится, Я накопил уже большой опыт, выступая против него, - например, в Лиге чемпионов, где нашим соперником был в свое время московский "Спартак". И еще да матча знал, что мне придется нелегко. Так оно и получилось. После удаления Ковтуна мне стало полегче. Онопко уже не имел возможности следить только за моими действиями, ему приходилось закрывать образовавшиеся дыры.

- Какое впечатление произвело на игроков то, что произошло накануне в Манчестере?

Игоря Колыванова (слева) Штефан Ройтер

Игоря Колыванова (слева) Штефан Ройтер

- Мы были шокированы. Это ужасная трагедия. Футбол для нас как бы отошел на второй план. Но мы понимали также, что игру никто не отменит, и поэтому все равно тщательно продолжали готовиться к ней.

Маркус БАББЕЛЬ, защитник сборной Германии

- Какие чувства испытываете? Радость от победы или горечь от того, что не сможете сыграть против итальянцев?

- Конечно, радость. Хотя меня, разумеется, огорчает, что опять придется сесть на скамейку запасных... На этом чемпионате все для меня вообще происходит как-то неожиданно. Травму в стартовом метче получил Юрген Колер, и я его заменяю уже в первом тайме. Теперь вот это досадное нарушение - и я опять на скамейке запасных. Но, согласитесь, все-таки, если бы не случай, я вообще мог бы не сыграть.

- За счет чего переиграли российскую команду?

- За счет правильно выбранной тактики. В первом тайме мы сами играли неправильно тактически. Слишком неразумно и вольно поначалу действовали в середине поля. Но во втором тайме нашли контакт между собой, жестче и настойчивее стали играть в единоборствах, и соперники не выдержали.

Андреас КЕПКЕ, вратарь сборной Германии

- За два матча вы не пропустили ни одного гола. Удача? Или все же надежная игра партнеров?

- И то и другое. В первой половине мы, может быть, чересчур увлекались атакой, не всегда вовремя отходили назад и поэтому в средней линии (а отсюда и в обороне) были провалы. Но в перерыве мы договорились играть по-другому. Решили дать соперникам больше свободы, а сами больше внимания уделили обороне. В результате у нас появилось пространство, которое мы неплохо использовали. Считаю, что мы заслуженно победили со счетом 3:0. С другой стороны, чтобы добиться успеха в этом турнире, нужно и немного удачи. У российской сборной были шансы, особенно в первом тайме, чтобы забить гол, но ей не повезло. Если бы мы пропустили, то, конечно бы, не победили с таким крупным счетом.

- По ходу первого тайма вы сами не пытались внести коррективы в игру и подсказать партнерам, как надо действовать?

- Старался убедить защитников не бросаться вперед (в принципе это моя обязанность), потому что дыры в обороне мне видны стали сразу же. Нам действительно повезло, что соперники не смогли открыть счет.

- Насколько важно было для команды возвращение на поле Клинсманна?

- Тут много и говорить нечего. Юрген - настоящий капитан, он, без сомнения, может повести и ведет за собой команду. Без него сборная сегодня немыслима. А первый его гол вообще был исключителен по красоте и исполнению. Ни в коем случае не умаляю достоинств
Замера, но именно гол Клинсманна решил судьбу матча. Думаю, Клинсманн станет лучшим бомбардиром турнира.

- Российские игроки считают, что когда Мостовой вышел один на один с вами, вы сбили его…

- Я помню этот эпизод. Там не было нарушения. Мостовой попытался прокинуть мяч мимо меня, но сделал это слишком поздно, уже падая, И я, говорю это совершенно искренне, не трогая его.

Оливер БИРХОФФ, нападающий сборной Германии

- Вы довольны своей игрой?

- Я доволен как своей игрой, так и игрой всей команды. Считаю, что хорошо использовал те возможности для атаки по флангам, которые мне предоставили российские защитники. И пусть голов не забил, но, уверен, заставил понервничать и Ковтуна, и других защитников.

- Вас не угнетала роль второго нападающего? Ведь в вашу задачу прежде всего входило отвлекать силы защитников от Клинсманна…

- Нет, конечно. Мы с Юргеном хорошо понимаем друг друга, не раз играли вместе в этом сезоне, и мне приятно чувствовать, что на поле есть человек, который многое в атаке может решить и один.

Томас ХЕССЛЕР, полузащитник сборной Германии

- В отличие от своих партне ров вы выглядите не очень веселым. Недовольны своей игрой?

- Почему недоволен? Мы выиграли, это главное.

- Но все же первый тайм ваша команда проиграла.

- И с этим я не очень согласен. Мы минут двадцать играли достаточно хорошо, но потом стали действовать, я бы сказал, немного беспорядочно. Пять-шесть наших игроков шли вперед, но как только мы теряли мяч, большинство из них не спешило возвращаться назад. Но команда как вы видели, успешно решила эту проблему. Второй тайм у нас без сомнения, получился. И Заммер и Клинсманн забили прекрасные голы Хочу отметить к слову, что возвращение Юргена благотворно повлияло на команду Все у нас знают, что, когда он на поле, можно быть спокойным - мы наверняка забьем. Наша победа заслуженная.

- Говорят: у вас есть какие-то проблемы со старыми травмами. Это правда?

- Нет, я чувствую себя прекрасно.

- Вы на этом турнире находитесь как бы в тени своего давнего партнера Андреаса Меллера…

- Я сейчас просто в большем объеме, чем раньше, выполняю оборонительные задачи. Но вообще-то я действительно не очень доволен своей игрой на этом чемпионате. Однако сегодня я сыграл уже лучше, чем в первом матче. Надеюсь, что такая тенденция сохранится и дальше. Наверное, пока сказывается напряженный сезон. Он был одним из самых сложных в моей карьере. Но что касается оборонительных задач, которые ставит передо мной тренер, то, считаю, справляюсь с ними все равно неплохо.

Андреас МЕЛЛЕР, полузащитник сборной Германии

- Как вам удалось в жару справиться с таким большим объемом работы на поле?

- Это вопрос опыта. Я просто чувствую, когда нужно прибавить, а когда сдержаться и немного отдохнуть на поле. Иными словами, стараюсь разумно распределить свои силы во время игры.

- Пас Заммеру, после которого был забит первый гол, результат наигранной комбинации?

- Нет. Мы просто давно играем вместе, и я, получая мяч, знаю или чувствую, что будет делать Заммер. И если вижу его движение вперед, то мне не надо следить за ним, чтобы понять, куда отдавать пас.

- О нем вы говорили в перерыве в раздевалке?

- О том, что русские очень хорошо играют комбинационно, что надо, быть может, не торопиться, предоставить им шанс пойти вперед и ждать, чтобы использовать свой. Нам, кстати, хорошо удалось это сделать.

- Пиво в Германии считается безалкогольным напитком. Вы пьете его до матча?

- Нет. До игры - только минеральная вода.

ТРИ ВЗГЛЯДА НА ИГРУ

ИГРОК

Андрей ПЯТНИЦКИЙ, полузащитник "Спартака":

- В первом тайме обе команды заслужили похвалы в равной степени. Моментов у ворот друг друга они создали по крайней мере поровну. И остается только сожалеть, что стопроцентные возможности упустили Мостовой и Колыванов. Однако о невезении в таком матче и при таком счете наверное, говорить не приходится.
Жаль, что при счете 0:2 наши опустили руки и не стремились провести хотя бы один ответный мяч. А ведь расклад в группе может быть таким, что в четвертьфинал выйдет команда, имеющая три очка. Тогда-то и может возникнуть вариант, при котором будут считать общую разницу забитых и пропущенных мячей.

Игра подтвердила, что немецкая команда заслуженно считается фаворитом чемпионата. А такого нападающего как Клинсманн. каждый тренер посчитал бы за счастье видеть в своей команде Сильное впечатление произвели также Циге и Меллер.

В нашей сборной мне понравился только Тетрадзе. В первом тайме неплохо смотрелся Мостовой, но во втором он потерялся, удивил Канчельскис. В первом матче с итальянцами он показал, что может многое однако эта игра ему не удалась. Как не удавались Никифорову его фирменные проходы, которые он демонстрирует в чемпионате России. Впрочем, все наши Футболисты сыграли ниже своегоуровня.

ТРЕНЕР

Повел САДЫРИН, главный тренер "Зенита"

- Причин столь болезненного поражения сейчас можно найти сколько угодно. Но я бы не стал вдаваться в эмоции и огульно охаивать игру нашей команды. Нет, фрагментами она очень даже неплохо смотрелась, благодаря контролю мяча, неплохим передачам в центре поля. Чего, считаю, не хватило ей в первую очередь - это ярко выраженного центрального нападающего, способного отвлекать на себя внимание двух защитников. У нас же и Колыванов, и Мостовой играют совсем иначе, предпочитая отходить глубоко назад, чем лишь облегчают задачу обороне противника. А нужен нападающий типа Стоичкова, который бы и убегал, и голы делал из ничего. Мы же, напротив, разбазариваем такие моменты, которые любой футболист, играющий на таком уровне, просто обязан использовать. Ну что можно говорить после того, как стопроцентные мячи не забивали Колыванов и Мостовой. Уверен, поведи мы в счете, и игра сложилась бы совсем иначе. Таких двух эпизодов классной команде обычно хватает для победы.

Подводило и множество ошибок в передачах высокий процент брака, недопустимый в играх с таким сильным соперником. Немцы любой перехват мяча использовали е максимальным эффектом, быстро переводя его к штрафной Харина.

АРБИТР

Виктор ФИЛИППОВ, судья международной категории:

- На мой взгляд, датский арбитр Нильсен вполне квалифицированно провел игру, и к нему никаких претензий быть не может. Другое дело, что сборная России сыграла неважно и не оправдала наших надежд. Увы, решающую роль сыграло то, о чем я уже раньше говорил, - отсутствие настоящей спортивной злости. После удаления Ковтуна команда перестала бороться, а это просто недопустимо.

Кстати, насчет удаления нашего защитника. Сейчас нарушения, подобные тому, что допустил Ковтун, караются очень строго - вспомните хотя бы удаление испанца Пицци в матче против Болгарии. У нас и в российском чемпионате с Ковтуном всегда проблемы - недаром он в лидерах среди грубиянов. Защитник он неплохой, но играет чрезмерно жестко. Еще в первом тайме его как минимум дважды могли предупредить, но Нильсен, по-моему, пожалел Ковтуна. И, тем не менее, итог его выступления на чемпионате Европы - желтая карточка в первой игре и красная во второй.

Когда в наши ворота забивался первый гол, один из немецких игроков находился в пассивном офсайде. Однако арбитр мяч засчитал и правильно сделал. Вспомните, Цымбаларь забил гол в ворота Италии в схожей ситуации - его партнер тоже был в положении "вне игры".

Желтые карточки Нильсен тоже, считаю, раздал по делу. Возможно, некоторые нарушения в конце игры он пропустил, но к тому времени все уже было ясно.

Алексей ЖУК, Константин КЛЕЩЕВ из Манчестера. Газета "Спорт-Экспресс", 18.06.1996

*  *  *

НАША КОМАНДА ГОВОРИЛА НА ВСЕХ ЯЗЫКАХ. КРОМЕ ФУТБОЛЬНОГО

Аккредитационная карточка пресс-атташе российской сборной, замечу вам без ложной скромности, дает мне право находиться в тех отсеках стадиона, будь то ливерпульский "Энфилд Роуд" или же манчестерский "Олд Траффорд", которые скрыты от посторонних, в том числе и журналистских, глаз. Там, в подтрибунных помещениях, базируются в своих раздевалках основные действующие лица чемпионата - футболисты, тренеры и судьи. Там царит, а точнее, кипит, своя жизнь, почти такая же напряженная и импульсивная, как и на зеленом поле.

И перед матчем сборной России и Германии я ловил себя на мысли: сколько же всего интересного, предшествующего самой игре и непосредственно связанного с ней, происходит за кулисами! Одних только диалогов, ну если не интригующих, то, во всяком случае, любопытных, набралось бы на полосу. Мне самому, например, до поры до времени не терпелось узнать, о чем говорил до матча Станислав Черчесов с вратарями немецкой сборной - Оливером Реком, Оливером Каном и Андреасом Кепке, причем с каждым поочередно (а после матча - с легендарным голкипером сборной ФРГ прошлых лет, а ныне тренером национальной команды Зеппом Майером)? Или о чем говорили Игорь Шалимов с Оливером Бирхоффом и Юргеном Клинсманном, Владимир Бесчастных - с Дитером Айльтсом и Марко Боде, а Сергей Кирьяков - с Томасом Хесслером. Все это действительно ужасно интересно!


Владислав Радимов (№19), Виктор Онопко (№7) и Юрген Клинсман (№18).

Но проходит 90 минут игры, и у меня отпадает всякая охота получить перевод тех разговоров, которые вели между собой до матча наши и немцы. Мне кажется, что они уже никакого отношения ни к содержанию игры, ни, тем более, к исходу матча не имели, а меня как раз волновали исключительно вопросы, связанные и с тем, и с другим. Поверьте, задавать их было не очень приятно, а отвечать - тем более, ведь мы разговаривали всего через два часа после финального свистка датского арбитра Нильсена. Свистка, после которого, как бы нам ни хотелось, уже ничего нельзя было изменить. Да и могли ли мы что-то изменить в свою пользу, продолжайся эта игра еще 10 - 15 минут?

Так почему же не могли? Почему не смогли забить в первом тайме? Почему провалили почти весь второй?

Ну кому хочется рассуждать на эту тему в тот же вечер, когда раны еще свежи, когда ты не вышел еще из состояния шока? А быть может, все-таки лучше выговориться сразу - тогда и на душе полегчает? Это, пожалуй, мой единственный, но достаточно веский аргумент, который действует на игроков, сидевших напротив меня, - каждый в своем номере отеля "Райтингтон кантри клаб" - с семи часов вечера до половины двенадцатого, времени отбоя. Мне показалось, что мои собеседники были откровенны.

Александр МОСТОВОЙ

- Вы могли предположить до игры столь огорчительную для вас развязку?

- Ни до игры, ни после первого тайма... Ну кто мог подумать, что после первого тайма нам забьют три мяча, а мы ни одного? Ведь в первом могли забить и мы, и немцы. Но нельзя выиграть матч, если мячи не отбираешь. Где-то надо сыграть жестко, быть может, даже воспользоваться, как говорят футболисты, тактикой выжженной земли.

- Боюсь, что сейчас в вас говорят эмоции. Немцы как раз та команда, которую запугать невозможно. Обыграть - да, запугать - нет.

- Согласен. Но опять же, как обыграть, если не забиваешь? Но не забивать - еще не значит, что обязательно пропускать. А забить всегда труднее, чем не пропустить.

- Да потому что разрушать в любом деле всегда легче, чем созидать.

- И все-таки самый лучший шанс забить был именно у вас. Вспомните, как это происходило.

- Кто-то справа, по-моему, Хохлов, отдал мне мяч, и я в одиночку бежал к воротам. Первая мысль была ударить сразу, а потом почувствовал, что к мячу подбираюсь неудобно, за ним надо тянуться. На мгновение поднимаю голову и вижу, что вратарь, как обычно, ложится под удар. Я проталкиваю мяч, а он меня подсекает. Конечно, надо посмотреть запись, но я знаю, что после таких нарушений обычно дают пенальти.

- А не лучше ли было забить с игры и не вверять судьбу эпизода, а может быть, и всего матча в руки арбитра?

- Конечно, лучше бы забить с игры. И все равно еще можно было что-то поправить. Во втором тайме. Но что же мы делали после перерыва? Никакой игровой дисциплины, почти каждый тащил одеяло на себя. Топтали, мяли этот мяч. А силы-то на исходе... Правда, немцы тоже были не первой свежести. Но каждый своевременно старался избавляться от мяча, передавая его партнеру, чаще во фланг, откуда следовала подача.

- Но мне все-таки хочется вернуться к первому тайму, к тому злополучному эпизоду. Вы разве не видели Колыванова, бежавшего рядом и находившегося в более выгодной позиции?

- Видел. И теперь, конечно, легко рассуждать о том, что он был в более выгодной ситуации, чем я. Но ведь и Колыванов мог не забить. Как не забивали немцы, промахиваясь иной раз и с восьми, и с десяти метров. Особенно когда били головой. Беда не в том, что я не пропустил мяч Колыванову, а в том, что не забил сам. Теперь страдаю от этого. Но уверен, что, будь такой эпизод у наших ворот, точно был бы 11-метровый.

- Опять все спишем на судейство? Боюсь, при счете 0:3 нас не поймут.

- Дело не в судействе. В Англии мы оказались командой одного тайма. Причем не второго, когда еще можно наверстать упущенное, а, наоборот, первого. После перерыва у нас опять на поле вышла как бы другая команда. Но ведь когда мы были свежие, то ни в чем не уступали ни итальянцам, ни немцам. Что ж, игра состоит не из 45, а из 90 минут. А на вторые 45 нас снова не хватило.

- Кто-то конкретно из игроков виноват в случившемся?

- Кого винить персонально, если команда проиграла 0:3? Все виноваты. Виновата команда. Потому что если бы мы выиграли, то выиграл бы не кто-то один, а опять же команда. Да, мы получили хороший урок. Мы убедились в том, что на таких турнирах многое предопределяет функциональная физическая готовность каждого футболиста и команды в целом. И в том, насколько зависит результат от способности сыграть через "не могу" в любом эпизоде, в любом отрезке. А это у нас как раз отсутствовало.

- Иными словами, вы проиграли в борьбе характеров?

- Простите, сначала все-таки тело, а потом уже душа. Бывает, команда проигрывает первый тайм, а потом выходит на второй, у нее открывается второе дыхание, потому что есть еще силы, и добивается ничьей или вырывает победу.

- Вы помните, что в среду нашей сборной предстоит третий матч с чехами?

- Помню. Но этот матч нам практически ничего не дает.

- А неужели вам не хочется хлопнуть дверью перед отъездом из Англии? Как это сделали, скажем, четыре года назад шотландцы на чемпионате Европы в Швеции в заключительном матче против нашей сборной, исход которого для британцев не имел никакого значения.

- Ну и что? Ну хлопнули они дверью - и поехали домой с нашей командой одновременно. И кто теперь вспомнит, что они там, в Швеции, чем-то хлопнули под занавес? Помнят тех, кто пошел дальше, кто вышел из подгруппы в четвертьфинал.

Юрий КОВТУН

- Как же получилось, что во втором тайме вы заработали красную карточку?

- Мы разыгрывали мяч на чужой половине поля. Я получил его и хотел отдать Симутенкову, чтобы самому открыться под "стенку". У Симутенкова четкий возврат не получился, и мяч отскочил ближе к Айльтсу. Я по инерции бежал вперед и, увидев, что не достаю до мяча, в подкате бросился немцу в ноги.

- Но был ли в этом смысл? Ведь реальной угрозы в этот момент нашим воротам не было?

- Я боялся, что немцы в долю секунды организуют ответную контратаку.

- А вы думали о том, что вас могут удалить?

- Вообще-то перед матчем я настраивался на то, чтобы даже желтую не получать. Ведь одна после игры с итальянцами у меня уже была. Если бы заработал вторую, то пропускал бы матч с чехами. А я был уверен, что все как раз будет решаться в третьем матче. И в первом тайме дважды вступал в борьбу с Бирхоффом, что называется, на грани фола, но не переступая через нее. В противоборстве с Айльтсом я, конечно, эту грань перешел. Но я не бил сзади, и защитник мог видеть, что я делаю. Хотя и в этом случае риск нанести сопернику травму, конечно же, был. Впрочем, в футболе, когда игроки идут встык, риск всегда присутствует.

- После удаления вы направились на скамейку, чтобы досмотреть игру?

- Да. Но резервный судья преградил мне путь и рукой показал в сторону тоннеля, ведущего в раздевалку. Я же до раздевалки все равно не дошел. Увидел в тоннеле монитор и остановился, чтобы досмотреть игру.

- И что вы ощущали, когда ее досматривали?

- Думал о том, что до конца игры еще много времени, а я оставил ребят вдесятером при счете 0:1. Думал о том, что нашей команде и без того было непросто, хотя до моего удаления у нас все-таки оставались шансы сравнять счет. А с моим уходом они растаяли. В общем, подвел команду в самый трудный момент.

- Вы можете найти, хотя бы для себя, объяснения своему поступку?

- После игры ничего изменить уже нельзя. И как все это объяснишь? Конечно, я расстроен. Партнеры понимают это, и я не услышал ни от них, ни от тренеров ни одного слова упрека. Наоборот, Дмитрий Харин даже подбодрил меня после матча в раздевалке: "Это игра, а в ней все бывает".

- В этой игре был момент, когда Харин что-то вам, наоборот, выговаривал. По-моему, сразу же после первого гола Заммера?

- Дело в том, что я был рядом с мячом после того, как Заммер нанес удар из пределов штрафной, а Харин выпустил мяч из рук. В таких ситуациях защитник должен быть первым на мяче. Я и оказался первым. Уже замахнулся, чтобы выбить мяч, но Заммер, который по ходу бежал на добивание, в борьбе со мной, задев и ноги, и мяч, втолкнул его в ворота. Теперь вы можете догадаться, что примерно сказал мне вратарь в следующее мгновение. И, по существу, был прав.

Дмитрий ХАРИН

- Когда вы узнали, что будете играть с немцами?

- Как всегда, на установке, за два с половиной часа до игры. Впрочем, я чувствовал, что на этот раз в ворота должны поставить меня. Но пока не услышал свою фамилию в просмотровой комнате, стопроцентной гарантии у меня не было.

- Но, наверное, в любом случае вы готовились к этой игре основательно?

- Я основательно готовился к чемпионату Европы с 20 мая.
К сожалению, за два дня до матча с итальянцами после тренировки почувствовал боль в плече. Сказал об этом врачу, а тот, в свою очередь, естественно, сообщил тренерам, которые приняли решение: в воротах против Италии должен играть Черчесов.

- Полагаю, вас огорчило, что вашему конкуренту забили два мяча?

- Конечно, огорчило. Был бы очень рад, если бы Стас ничего не пропустил и мы бы выиграли. Тем более что в первом тайме выглядели неплохо.

- Как настраивались на игру с немцами?

- Как обычно. Никакой боязни и никаких панических мыслей в голове. Спокойно размялся на поле знакомого стадиона "Олд Траффорд", на котором успел сыграть за последние три с половиной года три матча за "Челси" против "Манчестер Юнайтед". Один матч мы выиграли 1:0, а еще два свели вничью - 0:0 и 1:1.

- Выходит, в чемпионате Англии за 270 минут игры вы пропустили на "Олд Траффорд" один мяч, а в первенстве Европы за 90 минут - целых три.

- Не за 90, а за 45. Это и обиднее всего. У меня сложилось такое впечатление, что мы готовы сыграть только один тайм. 45 минут бегаем, 45 - стоим. Назад никто не возвращается, оборону разрывают на части. А тут еще это удаление!

- Какие из трех мячей можно отнести к разряду неберущихся?

- Неберущихся? Давайте разберемся досконально. Первый удар Заммера я парировал, хотя немец находился в семи-восьми метрах от меня. Думаю, немецкие защитники костьми бы лети, но добить мяч в ворота ни за что бы не дали. Второй мяч Клинсманн послал в "девятку", а третий немцы разыграли до верного, и Клинсманн же уложил его в незащищенный угол.

- Что ощущает вратарь, в воротах которого оказывается три мяча - причем не по его вине?

- Беспомощность. Хочется помочь, а как - не знаешь. С другой стороны, если команда сама себе не помогает, кто ей поможет? И наоборот, на этом и построено противоборство в футболе. Возьмите матч англичан с шотландцами. Симэн тащит пенальти, а через минуту Гаскойн сам создает себе голевой момент и забивает. Вот такие эпизоды и решают судьбу матчей. А мы транжирим голевые моменты. Сначала Колыванов добивал головой мяч, отскочивший от штанги после удара Цымбаларя, и попал в Кепке, а потом Мостовой не использовал свой выход один на один. Вероятно, ему нужно было первым касанием бить. Вратарю сложно среагировать на такой удар. Тем более что Мостовой умеет подкрутить мяч так, чтобы он обогнул вратаря и попал в угол.

- Сейчас, вероятно, вы думаете о том, чтобы этот кошмарный сон закончился как можно быстрее?

- Не угадали. До тех пор, пока групповой турнир не закончился, у меня не пропадет желание играть. И я думаю о том, чтобы в матче с чехами мы сами себе доказали, что не зря готовились к чемпионату и не зря приехали в Англию. А потом, вы знаете, на чемпионате Европы футбольная жизнь не кончается. Бывают и черные дни в карьере профессионального футболиста. Но надо их пережить, чтобы идти дальше.

Юрий НИКИФОРОВ

- Вы пропустили стартовый матч с Италией. Вам было сложнее или проще играть с немцами?

- По большому счету, для меня это не имело особого значения. Но лучше было бы начать чемпионат, как и все, с первой игры.

- В каких эпизодах вам, последнему защитнику, было особенно трудно?

- Почти во всех после того, как удалили Ковтуна. До этого все было нормально. А потом начались разрывы и провалы. Хотелось отыграть один мяч, все бросились в атаку, будучи уверенными, что терять нам уже нечего. Ну а при контрударах немцев с Клинсманном и Бирхоффом справиться было тяжело. А если мяч посылался в свободную зону и Клинсманн, например, стартовал на мгновение раньше, то отобрать у него мяч было практически невозможно. Особенно, если мы действовали с ним на противоходе. В этом случае форвард прокидывал мяч в свободную зону, выходил на ударную позицию, остальное вы видели сами.

- Что же мы видели?

- Вы наверняка обратили внимание: немцы реализовали почти столько голевых моментов, сколько у них было. А мы в первом тайме две такие ситуации не использовали.

- В перерыве вы могли предположить, что счет будет крупным и не в нашу пользу?

- Конечно, нет. Потому что в первом тайме немцы ничего реального не создали. Один удар головой Бирхоффа, который Харин парировал, да еще Клинсманн бил с разворота, но мимо. Разве эти моменты можно сравнить с теми, что имели Колыванов и Мостовой до перерыва?

- Вы в претензии к своим форвардам?

- Какие уж там претензии... На поле играют 11 человек. И проигрывают игру не защитники, не полузащитники, не нападающие, а вся команда.

- Так почему же наше команда проиграла два первых матча? Тот, который вы смотрели с трибуны, и тот, в котором участвовали.

- Право, не знаю... Чего-то нам, видно, не хватило. Ведь второй тайм с немцами вроде бы начали неплохо и вдруг прозевали выход заднего защитника Заммера, пропустили гол. Но все же пытались спасти игру. Ничья оставляла нам надежду на выход в четвертьфинал. Только в меньшинстве противостоять отлаженной немецкой машине было уже невозможно. И Клинсманн, которого в первом тайме и видно не было, забил два гола.

- Заммер, последний защитник немецкой сборной, фактически забил переломный гол, оказавшись однажды в нашей штрафной площади. Что помешало вам, такому быстрому и агрессивному игроку, сделать в этом матче то же самое?

- Немцы не шли всей командой вперед. Они играли от обороны. Полезь я в эту кучу, ни к чему хорошему это бы не привело. И я старался не рисковать, сосредоточив внимание на обороне.

- Как считаете, у нас есть шанс остаться в Англии после окончания группового турнира?

- Шанс остается, но очень призрачный. Правда, футбол - игра нелогичная и несправедливая. Все ли было справедливо в нашем матче с итальянцами, в матче болгар с румынами, дай в сегодняшнем тоже? И потом, когда-то может такое случиться, чтобы удача отвернулась от соперников, а нам наконец-то повезло?

Дмитрий ХОХЛОВ

- Что для вас было неожиданнее - включение в список 22 игроков, которые поедут в Англию, или в число 11, которым предстояло играть со сборной Германии?

- И то, и другое. Я был приятно удивлен, когда в конце мая во Франции на турнире молодежных сборных после матча с Голландией, который мы выиграли 3:1, ко мне на ужине подошел наш главный тренер Гершкович и сказал: "Тебя включили в 22, и ты поедешь в Англию". Из Франции отправился в Новогорск и вместе с остальными готовился к чемпионату.

- И рассчитывали на нем играть?

- В основном составе - нет. В душе надеялся, что на замену выпустят. Но в субботу вечером Тарханов поинтересовался у меня, как я себя чувствую, и дал понять, что, возможно, буду играть с немцами. Но все равно думал, что выйду только на замену.

- А когда услышали свою фамилию на установке, обрадовались?

- С одной стороны, обрадовался, с другой - был удивлен. Не ожидал, что на игру с немцами поставят в стартовый состав.

- Но вас поставили и отвели привычную роль опорного полузащитника.

- Да, я эту роль всю жизнь играю. В ЦСКА, например, постоянно. Только однажды выходил последним защитником - это когда Бушманов игру пропускал.

- По-моему, вы быстро ощутили разницу между игрой за ЦСКА в российском чемпионате и за сборную на чемпионате Европы.

- Еще бы! Здесь и скорости другие, и думать надо быстрее, и принимать решения тоже. Чуть зазеваешься - сразу "накрывают".

- Наверное, сказалось еще и волнение?

- Естественно. Особенно в первые 5-7 минут. Боялся ошибиться. Потом успокоился.

- Для вас было важно, что рядом играл Радимов?

- Да, это был единственный игрок, с которым приходилось играть прежде.

- Он и отдал вам пас вразрез, после чего вы и вывели один на один с вратарем Мостового. Но, быть может, вы адресовали мяч чуть дальше, Колыванову?

- Нет, Мостовому. Он был ближе ко мне, а Колыванов бежал сзади. Возможно, Мостовой мог пропустить мяч ему. Вратарь по инерции наверняка бы пошел на Мостового, и Колыванову ничего бы не оставалось, как забить. Правда, и у самого Мостового была хорошая позиция. Просто он, по-моему, не очень удачно обработал мяч.

- В общем, вам не суждено было отметить свой дебют в сборной голевой передачей.

- Увы, не суждено.

- Вы уходили с поля при счете 0:1. Надеялись, что команда отыграется?

- Надеялся. Тем более что меня заменил Игорь Симутенков - острый форвард, который умеет забивать.

- Как бы вы сами оценили свой дебют на чемпионате Европы?

- Как неудачный. И сам сыграл не очень, и команда проиграла.

- У вас нет ощущения, что лучше было бы отложить появление в сборной, что называется, до ее лучших времен?

- Этот вопрос скорее не ко мне, а к тренерам. Могу сказать одно: мне здесь, в Англии, пока сложнее, чем кому бы то ни было из наших игроков.

- Но отрицательный опыт - это ведь тоже опыт.

- Безусловно. По крайней мере в любом следующем матче будет гораздо легче. Уж такого волнения точно не будет.

- Значит, вы хотите, чтобы вас поставили на следующий матч?

- Играть всегда хочется, и поражение от немцев не отбило у меня этого желания.

...Моему последнему в этот вечер собеседнику, самому молодому игроку российской сборной Дмитрию Хохлову, 22 декабря исполнится 21 год. Значит, он родился в 1975 году. А за 15 лет до его рождения был разыгран первый финальный турнир Кубка Европы, и выиграла его сборная СССР. Наши футболисты тех лет во многом отличались от нынешних. И уж в чем-в чем уступали предшественники, так это в знании языков. Пожалуй, никто из них не мог изъясняться ни на английском, ни на немецком, ни на итальянском. Впрочем, двумя языками герои парижского "Парк де Пренс", где проходил финальный матч Кубка Европы 36-летней давности, все-таки владели: русским и языком футбола. Последний для игроков национальной сборной, пожалуй, куда важнее, чем знание иностранного, благодаря которому наши футболисты свободно объяснялись с немцами на "Олд Траффорд" в воскресенье, 16 июня, за час до начала матча. Матча надежды. И матча полного разочарования.

Леонид ТРАХТЕНБЕРГ из Уигана. Газета "Спорт-Экспресс", 18.06.1996

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru