Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2005

НОВОСТИ

ВИТАЛИЙ МУТКО ОТВЕТИЛ НА ВОПРОСЫ ЧИТАТЕЛЕЙ «СОВЕТСКОГО СПОРТА»

Читатели атакуют Виталия Мутко. Несколько сотен вопросов президенту российского Футбольного союза поступило на интернет-сайт «Советского спорта». Мы отобрали самые типичные и задали их побывавшему в редакции Виталию Леонтьевичу Мутко

О СБОРНОЙ

Бебето: — Уважаемый Виталий Леонтьевич, никогда не предавайте нашу сборную, клубы молчанием в кабинетах УЕФА.

— Не предадим! К нашумевшей истории на матче ЦСКА — «Парма», когда болельщик бросил на поле петарду, мы подошли с полной серьезностью. Привлекли лучших юристов, представитель РФС поехал на заседание КДК УЕФА с четкими инструкциями. Если бы мы проиграли ситуацию, этот представитель был бы уволен.

Вообще, там надо работать, крутиться, встречаться, а не только на приемах щеки надувать. Я уже нанес первый визит в ФИФА. И свою точку зрения изложил: наше представительство в футбольных руководящих органах должно резко вырасти. В той же ФИФА пять должностей занимает один человек — разве это нормально?

Бебето: — Понимают ли в РФС, что сборной нужен стадион где-нибудь на юге России?

— Конечно, понимают. В конце июня как раз там и проведем выездное заседание исполкома РФС. Надеемся, что в нем примут участие агентство по физической культуре и спорту, власти Краснодарского края, все футбольные клубы. Я бы условно назвал этот проект «Турция-2». Посудите сами: сейчас мы ежегодно вывозим в Турцию примерно 50 миллионов долларов, чтобы команды прошли сборы. Докатились: уже судьи едут туда на сборы. Мол, в Турции у них есть практика. Хотя ларчик в другом месте открывается…

Возможности собственного Черноморского побережья сегодня почти не используются. Но там нужен прежде всего стадион, и мы вместе с Национальной академией футбола (попечитель ее — Роман Абрамович) рассматриваем варианты. Я не исключаю, что на базе существующего в Сочи будет построен современный европейский стадион тысяч на тридцать.

Игорь: — Будем ли менять «под сборную» календарь чемпионата в будущем году?

— Под сборную менять нет необходимости. Ей все-таки всегда условия создаются. Но в целом по календарю масса вопросов. Когда составители заранее предрекают поражения нашим клубам, сборной… Начиная с четвертьфинала, у ЦСКА не было возможности играть в Кубке УЕФА. Какие еще комментарии! Я так скажу: себя не будем уважать, и никто нас уважать не будет. А интересы сборной, конечно, будем учитывать, это главный приоритет.

Реникс: — Не боитесь, что придется через год-два отвечать на те же неприятные вопросы, что и Колоскову?

— Не боюсь. Потому что сделаю все, чтобы не прозвучал самый неприятный вопрос: почему сборная сыграла безвольно? А говорить, что мы всех обыграем, я, конечно, не буду. Нет команд, которые не проигрывают. «Милан» вел 3:0 и проиграл «Ливерпулю». Трагедия для болельщиков «Милана»? Трагедия. Но это же футбол.

Я верю, что не дам повода и для других вопросов. Почему не уделяете внимания массовому детскому футболу? Пляжному? Женскому? Инвалидному? Почему так бездарно составлен календарь? Почему футбола по-прежнему нет на телевидении?

Роман: — Будете ли вы критиковать главного тренера сборной за невыход в финальную часть ЧМ?

— Да разве в этом дело? Задача поставлена — добиться максимального результата. Выйти в финальную часть. Использовать тот теоретический шанс, какой у нас есть. Мы в сложной ситуации, но не безвыходной.

Гудок: — Будете ли как-то влиять на футболистов, чтобы они перед матчем пели гимн России?

— Текст гимна мы раздадим парням. Но я не думаю, что если человек под камеру открывает рот, то это показатель патриотизма. Главное, что у тебя внутри. Есть ли желание отдать за страну часть своего здоровья и физических сил.

Андрей: — Ваши действия в ситуации, когда игроки отказываются приехать в сборную?

— Таких игроков я просто не знаю. Но если подобное случится, то ответ надо искать в организации, микроклимате сборной.

Воb: — Не могли бы вы огласить промежуточный и конечный результаты, которых хотите добиться со сборной?

— Могу, конечно. Давайте смотреть на два отборочных цикла вперед. В 2008-м — чемпионат Европы, в 2010-м — мира. Мы должны забыть о ситуациях, когда наша сборная может не попасть на какой-либо турнир. Это первая задача. Решив ее, мы сможем ставить перед собой вторую цель: выход из группы. И, наконец, цель третья — стараться что-то уже выигрывать. Примерно так же я работал в «Зените». Сначала была поставлена задача забыть о том, что клуб может вылететь из премьер-лиги. Потихоньку, шаг за шагом, и поднялись.

Посмотрите, что сейчас происходит в ЦСКА. Ему, по-моему, все равно на одиннадцатый день играть или на третий, все равно с кем. У парней появилась психология победителей. Наша задача такой победный дух привнести в сборную. Чтобы не трясло перед игрой с Эстонией!

Такие же задачи будут поставлены и перед другими нашими сборными. Сейчас каждая из них сама по себе, нет общей системы игры. Посмотрел наших юношей, они проиграли Украине 0:1 и не попали в отборочный цикл чемпионата Европы. Мальчишки играют непонятно в какой футбол. И как они могут попасть в первую сборную? Да никак!

FRANCYZ: — Если сборная не пройдет на чемпионат мира в Германию, возьмете на себя вину или сделаете тренера «козлом отпущения»?

— У каждого своя мера ответственности. Нам нужно вообще прекратить делать трагедию из ухода тренера из сборной. Человеку поставлена задача, у него есть контракт. Не выполнил задачу — уходи. Я в ближайшее время буду обязательно встречаться с Георгием Ярцевым. Чтобы поблагодарить его за тот цикл и вообще поговорить, выслушать. Пора прекращать все дискуссии, что уход из сборной — это позор. У тренера, как и у журналиста или слесаря, есть определенный уровень, выше которого он порой не может подняться. Унижать его за это?

Моя мера ответственности тоже очевидна: если тренер не справляется, значит, я ошибся в выборе.

Beckham: — А что будет, если сборная проиграет Латвии? Будем тренера менять?

— Нет. Тренер до конца цикла будет работать при любом результате. Но поражение в матче с Латвией я даже не рассматриваю.

О ПРЕМЬЕР-ЛИГЕ

Рост: — Как относитесь к расширению премьер-лиги до 18 команд?

— Отрицательно. Сейчас и у шестнадцати клубов проблем выше крыши, пять-шесть из них нестабильные. Хотелось бы обойтись пока без фантазирования. До декабря проведем конференцию, на которой рассмотрим структуру соревнований с 2007 года. Там будут даны ответы на все вопросы: какими будут лига, календарь, сколько команд в первой лиге, во второй...

Сергей: — Ваше отношение к проекту перехода на систему «осень-весна»?

— Есть, конечно, клубы, которые хотели бы этого перехода. В частности, ЦСКА. Мы много беседовали на эту тему и с главным тренером, и с президентом. У армейского руководства есть серьезные аргументы. Надо к ним серьезно отнестись, все взвесить, просчитать. Ведь если мы начнем переходить на эту систему в премьер-лиге, то надо менять ее и в первой, и во второй. Этот вопрос — тоже в декабрьской повестке конференции.

Болельщик: — Говорят, что в коридорах власти витает идея о создании Восточноевропейской футбольной премьер-лиги: шесть сильнейших украинских и 10 российских клубов. Это правда?

— Идея такая была. Но я считаю, что этого делать не надо. Мне кажется, мы ударим по развитию футбола в стране. Из той же серии идея разбить первую лигу на две зоны: до Урала, за Уралом. Все это серьезно понизит уровень нашего футбола. А в развитие вашего вопроса скажу так: нужно более серьезно отнестись к Кубку Содружества.

О РФС

Скит Ульрих: — Виталий Леонтьевич, вы будете привлекать к работе ветеранов?

— Конечно. Я их уже очень активно привлекаю. С помощью ветеранов мы создаем музей футбола. Обсудили программу их деятельности и будем ее поддерживать. Хотим возродить сборную ветеранов советского, российского футбола.

Рад доложить о приятном: на бюро исполкома мы утвердили схему премирования ветеранов футбола, достигших 70 лет и игравших в сборной. Ежемесячные выплаты от 5 до 10 тысяч рублей, причем нам удалось снять все ограничения на эту премию с работающих ветеранов. В этом списке 45 человек.

Vishhya: – Вы что-нибудь новое узнали о РФС?

– Много нового узнал… Например, главный российский геральдист прислал письмо: герб РФС не соответствует государственному закону о гербе Российской Федерации. Помните наш эрфээсовский логотип? Герб России и под ним мяч, и орел как бы на мяч наступает. Так вот, закон запрещает общественным организациям использовать в качестве своего логотипа герб страны. Закон запрещает, а нам хоть бы хны. Я геральдисту позвонил: что же, говорю, вы раньше молчали? Он в ответ: да я не молчал, десятки писем в РФС отправляли, и никакой реакции. А привлекать к ответственности по статье 17 административного кодекса как-то неудобно было. И что мне сейчас делать? Страна играет, сборная выходит с незаконным гербом на футболках… Хотя есть Указ Президента Российской Федерации, где черным по белому написано: «Все национальные сборные должны играть с гербом страны».

«Советский спорт»: – Объявите конкурс на эмблему РФС...

– Исполком или ближайшее бюро обязательно это сделают.

Руслан: – Необходимо сделать работу РФС не просто прозрачной, но и ясной и, главное, ИЗВЕСТНОЙ для всей страны. Иначе будет трудно оценить вклад РФС в успехи или неудачи нашего футбола. Вы согласны?

— Согласен полностью! Мы создаем сейчас департамент коммуникаций и информационной политики, которая будет абсолютно открытой. Современный сайт, дайджесты, бюллетени... Чем больше мы будем рассказывать о своей работе, тем лучше для популяризацияи футбола.

Полпот: – Собираетесь ли вы привлекать нефутбольных специалистов для решения финансовых, маркетинговых и других проблем?

— Обязательно! Больше того, хочу обратиться к болельщикам: помогите в поиске квалифицированных кадров. Сейчас в штате Российского футбольного союза 84 специалиста и на договорах где-то 30. Кто-то переаттестован и начинает с новой энергией работать. А кто-то просто отсиживается и будет заменен. РФС – это национальная ассоциация футбола, федеральная структура, ее уровень должен быть очень высок. Нам нужны специалисты, которые смотрят вперед. Тем более что я намерен провести некоторые экономические изменения, привлечь новых спонсоров – на днях один из них у нас появится. А с тремя спонсорами мы собираемся расторгнуть контракты. Я не хочу их называть, они просто не платят в течение последних лет, и всех это устраивает.

Нам нужны юристы, организаторы, менеджеры для проведения и организации матчей. Поэтому повторяю: пусть люди обращаются через «Советский спорт» ко мне, я готов лично встречаться с ними. Чем больше будет людей, преданных футболу, а не наполнению своих карманов, тем мы быстрее изменим ситуацию.

О ДЕНЬГАХ

RUSSIAN: – Не кажется ли вам, что протянутая к госбюджету рука унижает…

— Лихо сказано! Но давайте разбираться. Надо разделить профессиональный футбол и весь остальной – массовый, детский, любительский. Профессиональный обязательно должен иметь поддержку. Потому что клубы решают важные социальные задачи – по популяризации футбола, по привлечению людей к занятиям спортом, по отвлечению их от улицы. Мы заставляем клубы иметь свою детскую спортивную школу, это 300 – 400, а в «Зените» – 700 детей. В Томске это вообще целый социальный проект.

Рука тянется к бюджету… Бюджет должен сам тянуться к футболу! На что еще тратить деньги, если не на оздоровление нации? Нам ведь деньги нужны не для того, чтобы заплатить какому-нибудь легионеру. Я хотел бы, чтобы государство участвовало в программах строительства материально-технической базы спорта. Площадки в детских спортивных школах, стадионы, поля, манежи в Сибири. Хотелось бы, чтобы государство вкладывало деньги, например, в Новосибирске. Мэр города, уникальный человек, создал унитарное государственное предприятие, назвал его «Здоровый город». Раньше при жэках были подростковые клубы, были ставки работникам по организации физической культуры по месту жительства. Он создал 100 ставок, и клубы заработали.

И теперь задача в этих 100 микрорайонах — построить плоскостное сооружение, где будут мини-футбольное поле, теннисные корты плюс, возможно, баскетбольная и хоккейная площадки внутри. Вот куда государство должно вкладывать.

Кстати, никакого большого вливания бюджета в футбол сегодня нет. Всего лишь 2 процента от бюджета РФС мы получаем из казны. Нам дают понять, что мы должны крутиться и зарабатывать на большом футболе. Наша же задача — перераспределять средства на массовый и детский футбол. Первое, с чего я начал, — мы изменили бюджет РФС на этот год. И выделили по 60 тысяч рублей территориальным федерациям. Я понимаю, что это как слону дробина. Но ведь 15 лет вообще ничего не давали! Нужно заработать больше и дать им, может быть, по 6 миллионов. На организацию детских соревнований, на проведение чемпионатов городов, краев, областей. На формирование своей сборной, на участие в межрегиональных турнирах. На подготовку арбитров-тренеров, менеджеров футбола… Мы к этому должны идти.

Сейчас, когда я объявил о программе «Подарим детям стадион!», у меня тысячи предложений от школ, клубов. Я почувствовал импульс: люди готовы развивать футбол. Огромная армия желающих! Сегодня футболом в стране занимаются миллион четыреста тысяч человек, надо сделать все, чтобы занимались 5–7 миллионов. Смотрите: 12 процентов людей, занимающихся спортом в России, предпочитают футбол. Так почему же, возвращаясь к вопросу, я не должен тянуть руки к бюджету?! Ведь уже и президент сказал в своем послании, что надо обратить, наконец, внимание на инвестиции в оздоровление людей.

Вот рядом с моим домом строится фитнес-центр, абонемент стоит 1800 долларов в год. Скажите, какая семья такой абонемент купит? Что, сегодня здоровье только для людей с деньгами? Мы общественная организация и живем на взносы и на то, что сможем заработать. Но мы готовы получить подряд от государства. РФС готов выполнять поручения государства по оздоровлению нации, закажите нам эту работу, мы проведем массовые соревнования, турниры.

Знаете, о чем сейчас вспомнил? Когда я побывал на кладбище в Беслане и увидел на некоторых могилах до семи холмиков… В душе у всех нас такое творилось… А потом мы дарили Беслану футбольные поля, и я увидел лица тысяч детишек, почувствовал, что это правильно. Этим-то детям надо жить.

О ТЕЛЕТРАНСЛЯЦИЯХ

Стас.ал: — Улучшится ли качество футбольных показов? Смотришь Англию, Испанию… суперсъемка, все красиво, ярко. А у нас…

Михаил: — Неужели людям, отвечающим за трансляции матчей сборной на 1-м канале, непонятно, что нельзя перед матчем ставить рекламу вместо гимна нашей Родины? Собираетесь ли вы что-то предпринять?

— Собираюсь. И по гимну, и вообще по телетрансляциям. Собираюсь все права на них вернуть РФС, даже если это придется делать через судебные процессы. Никто ни при каких обстоятельствах на эксклюзивной основе этих прав иметь не должен. Кстати, через это прошла и ФИФА, которая передала права впоследствии обанкротившейся немецкой компании. А сейчас вернула себе.

Ситуация абсурдная: РФС не может влиять ни на что – ни на качество трансляций, ни на их количество. Будем исправлять ситуацию. Ну разве это дело, что Кубок страны по НТВ+ показывают? При всем моем уважении к этому спортивному каналу… Финал Кубка России должен быть показан на национальном канале. Меня не устраивает действующий контракт на показ матчей. И мы специально посвятим заседание исполкома этому контракту премьер-лиги с новым партнером. Судите сами: четвертый, пятый, шестой тур ни один общефедеральный канал не показывал. Почему федеральный канал показывает матч «Амкар» – «Динамо», а «Спартак» – ЦСКА не показывает? Нонсенс! Должны быть детские футбольные телепрограммы. Хотелось бы больше рассказывать о массовом футболе, о подвижниках, о ветеранах, о наших звездах.

ШЕСТАКОВ СЕРГЕЙ: — Можно ли прекратить издевательство над болельщиками востока России? Я имею в виду телетрансляции матчей в записи, когда есть возможность показывать в нормальное время прямые репортажи.

Владимир: — Почему мы можем смотреть в прямой трансляции матч Словакия — Португалия по каналу «Спорт», но ни за что матч с участием сборной России, проходящий в это же время?

— Правильно ставите вопрос. Самого возмущает, когда играется тур чемпионата страны по футболу, идет сумасшедший матч, а в это время на спортивном канале идет трансляция, к примеру, зарубежного чемпионата. Это задевает. Все эти вопросы будем решать. В подробности вдаваться не хочу. Болельщикам нет до них дела, когда налицо результат: футбол не показывают. Вспомните, как было раньше: 16.00, суббота, все знают, что транслируется центральный матч тура. Первую сборную показывали на национальном канале, транслировали игры «молодежки». К ней сейчас и возвращаемся — игры молодежки будут показываться по каналу «Спорт».

О ДОГОВОРНЯКАХ

Александр Д.: — В прошлом году неоднократно были случаи, когда команда, претендующая на призовые места, дополнительно стимулировала «премиальными» другую команду. Что вы думаете об этом? И вообще о проблеме договорных матчей?

— По первому вопросу: я категорически против этих вещей. В «Зените» я говорил: если вы на бис играете по заказу другой команды на победу, то вас могут на бис попросить и проиграть. Грань здесь очень тонкая.

Что касается договорняков… На заседании в премьер-лиге я сказал и сейчас повторю: можно сколько угодно ругать судей. Но если мы сами, люди, которые финансируют свои клубы, не прекратим финансировать нужные результаты, ничего не изменится.И тогда придется подключать административные ресурсы. Такие возможности есть. По такому пути прошли Италия, Чехия. Не хочу никого обижать, да и не во мне дело. Я хочу, чтобы поняли: ситуация меняется в стране. Нам нужно становиться цивилизованней.

О ЛИЧНОМ

Keks: — Болеете ли вы за какой-нибудь клуб в российской премьер-лиге?

Антон: — Не отразится ли на вашей деятельности явная симпатия к «Зениту»?

— Сразу категорически отвечу на второй вопрос: не отразится! А вообще очень странная вещь: как только начинаешь вникать в дела клубов, как они сразу становятся тебе близки. «Томь», «Шинник»… Я уже за них болею! Очень радовался, когда на ЦСКА — «Спартак» пришло 60 с лишним тысяч зрителей. И я видел, что большинство болельщиков пришло на «Спартак». Поэтому мне очень хочется, чтобы клуб вернул свое величие, мы все от этого здорово выиграем.

Хочу пожелать всем, кто это читает: болейте за свои клубы не только в период побед. Будьте с ними всегда. И детям вместе с наследством передавайте любовь к своему клубу.

Ок: — Какова зарплата сенатора и какой оклад у президента РФС?

— Зарплата сенатора 60 тысяч рублей: 30 тысяч плюс премиальные. У президента РФС официальный оклад 95 тысяч. Но эту зарплату я не получаю, потому что сохраняю за собой пост сенатора. Убежден: у президента РФС оклад должен быть значительно другого уровня. Хотя бы потому, что президент премьер-лиги, например, получает 150 тысяч рублей.

О ДЕТЯХ

Николай: — Пример из собственной жизни: юношеская сборная России приезжала в Сочи, сыграла с нами игру (мы были чемпионами города в своем возрасте), меня пригласили. Сыграл я несколько игр, пригласили на сбор в Киев, но получил травму. Через год увидел тренера, и он мне сказал: мол, уже поздно… В свое время я знал ребят, которые играли на приличном уровне и потерялись. Как дать шанс куда-либо пробиться в 15–17 лет?

— Пробиться можно только через систему многоплановых турниров — разовых, выходного дня, календарных, «Кожаного мяча»… Но системы-то как раз и нет. Молодой человек, не попадающий в дубль профессионального клуба, должен иметь возможность играть в чемпионате города. Но во что превращаются эти чемпионаты? В первенство детско-юношеских спортшкол. А с людей, которые хотят играть в футбол, еще и взносы сдирают. И мы теряем десятки любительских клубов. Деньги, наоборот, должны идти от большого футбола в любительский. И это мы должны платить любому любительскому коллективу, который хочет заявиться в чемпионате. Искать для этого спонсоров, как мы делали в Питере, крутиться…

Естественно, нужна социальная поддержка детских тренеров. Я думаю, со следующего года мы введем 10—20 грантов лучшим из них. Наладим систему обучения детских тренеров. И, я уверен, в течение нескольких лет изменим ситуацию в детском футболе. Тут ведь не надо велосипед изобретать: больше детских турниров, больше обменов, и все будет нормально.

О БЕЗНАДЕГЕ

Юрий: — У меня нет вопроса к господину Мутко. У меня есть прогноз, или предсказание, если хотите. В нашем футболе не изменится НИЧЕГО, кроме лиц наверху. Он останется той же прачечной, постирочной и отмывочной. Так же будут продаваться и покупаться матчи, так же бездарно играть сборная. Футбол — отражение всей нашей продажной жизни с чиновничьей партией власти и безнаказанностью чиновничьего беспредела.

— Ну, тогда надо этому Юрию эмигрировать куда-нибудь. Он не верит ни во что здесь. И сам ничего менять не хочет, чтобы не было чиновничьего, как он пишет, беспредела. Не хочет хотя бы окончить юридический университет, стать прокурором и посадить их всех.

Мне здесь делать нечего, если бы я считал, что все безнадежно. То, что я делаю, мне безумно интересно. Я люблю футбол. Я счастливый человек, потому что вижу реальное дело, в котором ты реально можешь пользу принести.

ЗЛЫЕ ВОПРОСЫ

Riddik: — Почему вы думаете, что с вашим приходом на пост президента РФС российский футбол станет лучше?

— Я не думаю, я хочу сделать его лучше. И уже делаю. Мы создаем музей футбола, установили стипендию ветеранам. Уже решенный вопрос, понимаете? Мы пригласили иностранного судью, и эксперимент оказался успешным. Это тоже результат. Мы изменили бюджет РФС. Мы положили три поля в Беслане. Можно было «Аланию» ликвидировать как клуб. А можно было действовать. И вчера они заплатили долги и получили лицензию. А если бы мы не вмешались, кто бы им денег дал? Своих проблем в республике полно. Но там 20 тысяч народа ходит на стадион, это для людей важно.

Антон: — Вы собираетесь строить сорок полей в год. А что, трудно было для «Зенита» построить хотя бы ОДНО приличное поле?

— Ну что тут отвечать? Пусть этот Антон приедет и посмотрит. Но хочу, чтобы он понимал: «Зенит» из бюджета Петербурга не получил ни копейки. Мы за время, что я там работал, получили базу в девять гектаров земли, провели туда канализацию, газ, построили собственную котельную, жилой комплекс для футболистов, провели телефон, водопровод, одно поле реконструировали, другое поле построили… Все, что можно было сделать, хотя на нас давил бюджет и денег постоянно не хватало. Футбольный клуб в наше время — предприятие не прибыльное. Если кто думает, что можно зарабатывать большие деньги в футболе, тот глубоко заблуждается.

Lensky: — Когда вы говорите: «Я верю в сборную», не означает ли это: «Я побуду на посту РФС, заработаю кучу денег, протолкну своих людей во власть, а потом мы же умные люди и всегда найдем, как объяснить, почему сборная России так и не может выиграть у сборной почтальонов из Берега Слоновой Кости?

— Знаете, я расстраиваюсь, даже когда один человек не верит мне или костерит. Иногда на зенитовский сайт болельщиков зайдешь, а потом ночь не спишь: хочется абстрактно этому человеку доказать, что все не так…

Я готов его пригласить, этого Lensky. Я готов взять его во власть футбольную. Найди мне его (Мутко обращается к своему помощнику. — Ред.) . И если у него навык, опыт и он готов применить себя в футболе, я его во власть протолкну. Чтобы мы потом вместе с ним ответили за то, что в этой власти сделали. Кучу денег заработаем — хорошо. Мне это слово нравится. Зарабатывать надо. Вместе и открыто.

Дрэк: — Что должно произойти, чтобы вы подали в отставку?

— Я должен совершить что-то такое, что идет вразрез с моими представлениями о морали и порядочности. Надеюсь, что никогда не буду стоять перед таким выбором.

…И НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ ОТ «СОВЕТСКОГО СПОРТА»

— Виталий Леонтьевич, расскажите о новой системе премиальных в сборной.

— Члены бюро исполкома утвердили ее совсем недавно. Теперь футболисты будут получать деньги и за победу в конкретном матче, и за выполнение поставленной задачи. До конца отборочного цикла осталось шесть игр, и этой новой системой мы хотим немного встряхнуть ребят. До этого был контракт, согласно которому сборная получала бы 1 миллион 200 долларов за попадание в Германию. Мы решили значительно увеличить эту сумму, изменив премиальную систему. Назвать точные суммы смогу лишь после согласования их с футболистами.

— Контролируете ли вы ситуацию с «Крыльями Советов», которые находятся в крайне тяжелом финансовом положении?

— Конечно. Совсем недавно у меня состоялась беседа с руководителями «Крыльев». Клуб добился права выступать в европейских кубках, и в наших же интересах сделать так, чтобы он играл в сильнейшем составе. Да и не должен самарский регион терять команду. Не самый бедный, кстати, регион. Будет очень стыдно, и прежде всего руководителям области перед избирателями, если они потеряют команду. Если они не понимают, что за «Крылья» переживают миллионы болельщиков, то они не поймут и многих политических вопросов. Все взаимосвязано.

— Как вы относитесь к процедуре жеребьевки судей?

— Полагаю, что это вчерашний день футбола. Но если процедура не нарушает никаких норм и руководителей премьер-лиги успокаивает, то пусть жеребятся.

— Слышали, что вы собираетесь ввести должность министра футбола. Кто им может стать и какие функции он будет выполнять?

— Я пока не знаю. Это самая моя большая проблема на данный момент. Человек должен обладать авторитетными знаниями в футболе, быть чиновником, методистом, а с другой стороны, очень практическим человеком. Он должен отвечать за организацию всего футбольного хозяйства страны, за селекцию, тренерские кадры, за подготовку футболистов, за календарь…

«Советский спорт», 28.05.2005

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru