Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2005

НОВОСТИ

АЛЕКСАНДР ЗАВАРОВ: НАДО БЫТЬ САМИМ СОБОЙ. ЕСЛИ ТЫ СИЛЬНЫЙ

Александр Заваров

Для кого-то он великий полузащитник атакующего плана, для кого самый талантливый «плюшевый мишка». Когда-то он жил в СССР, потом в Италии, но было это в прошлой жизни. Нынешняя, по сути, началась во Франции, потом были короткая командировка в Швейцарию, экскурсия по Казахстану, родина – Украина – и, наконец, Москва. К которой Заваров относится настороженно, боясь оказаться неправильно понятым. И мастер-класс его – словно отражение изящного киевлянина.

КАК С РЕПУТАЦИЕЙ ГУЛЯКИ ПОПАСТЬ В КИЕВ? ОТКАЗАТЬСЯ СТАТЬ ПРАПОРЩИКОМ

– Настоящая футбольная жизнь началась для вас за здравие.

– Да, попал я в колею ворошиловградской «Зари» удачно. Вообще-то ни о чем высоком в те времена не мечтал, да и не прочили мне грандиозного будущего. Конечно, талант признавали, оценивали, но комплиментами не осыпали.

– Правда, после серебра чемпионата СССР-79 вскоре очутились в ростовском СКА, где стала засасывать Заварова опасная трясина.

– Ну, уж Кубок страны мы выиграли, что вспомнить приятно.

– Но и неприятного хватало тоже. Не правда ли?

– Если вы о проблемах с режимом, то все это ерунда. Меня в Ростове ценили, нуждались во мне, а потом, когда срок службы подходил к концу (я и попал в СКА только из-за армейского долга), предложили подписаться на прапорщика. Я сказал: нет. Не хотел я там оставаться, тем более в армии. Я был дисциплинированным, но не до такой степени, чтобы пахать за звезды на погонах. Неармейским, в общем. А главное: меня ждало киевское «Динамо».

– И те же звезды на погонах?

– Нет. В милицейской структуре все было гораздо либеральнее. В Киеве предложили стать милиционером, но я сразу же отказался. Ответили: проблем нет, дело хозяйское. А в СКА стали грязью поливать. Да не одного меня, а вместе с Игорем Гамулой. Дескать, и пьем, и гуляем, и виноваты во всем мы.

– Армейский период дорого дался?

– Я вообще впечатлительный. И в том числе газетные материалы близко к сердцу принимал. А армия… У нее большие возможности имелись. Но я из нее все же выбрался.

– Сейчас у вас под боком, или перед носом, юные ребята, дублеры «Москвы».

– Они совсем другие. Хорошие, со своими амбициями, и довольно профессионально относящиеся к делу.

– Взглядом из прошлого ответьте, у них есть проблемы?

– Наверное, есть. Конечно, их не достает система, как нас. В те годы та же армия шантажировала и вертела нами, как хотела. Приходилось выбирать лучшее из худшего. Сегодня, с одной стороны, проще. Но в наше время объективного выбора, в том числе и среди развлечений, было меньше. Поэтому главной сложностью нынешнего поколения является правильный настрой на профессиональное отношение к делу. Важно также выбрать для себя серьезный ориентир. Допустим, можно равняться на Зидана или Роналдо, высматривать их приемы и манеру, а можно и на Бекхэма, копируя его прическу и манеры. Разные вещи, разные пути, в которых легко запутаться.

КАК ПОДСТРОИТЬСЯ ПОД ЛОБАНОВСКОГО? БЫТЬ САМИМ СОБОЙ. ЕСЛИ ТЫ СИЛЬНЫЙ

– Нужно принять уклад киевского «Динамо» близко к сердцу и работать в соответствии с его требованиями. Нужно осознавать, что ты занимаешься тяжелым трудом, без которого невозможно называться динамовцем, и без которого у тебя, наверное, не будет возможности прогрессировать. А Лобановский – это великий тренер, который максимально широко видел в игроке спектр его возможностей. Работать с Валерием Васильевичем было чрезвычайно приятно и интересно. Пусть и крайне тяжело.

– Что в его характере было особенным?

– Взаимосвязь требовательности с уважением. Причем требовал Лобановский всегда спокойно и никогда футболистов не оскорблял. И еще был великолепным психологом.

– У него был индивидуальный подход к футболисту?

– Безусловно. Но такой, что возразить было сложно. Если тренера не уважаешь, очень трудно с ним работать. С Лобановским было по-спортивному комфортно. Вы попробуйте найти общий язык с Олегом Владимировичем – нынешним главным тренером сборной Украины. Владимир Васильевич подход к Блохину отыскал.

– Для Лобановского футболисты были, прежде всего, игровым материалом или людьми?
– Он уважал нас. И никого не калечил. А при правильном восприятии его требований, при полной самоотдаче мы были классной командой. И сейчас, когда нам под пятьдесят, чувствуем себя хорошо.

– Он мог поставить крест на талантливом парне?

– Конечно, если таковой не был адекватен. Бывало, человек действительно являлся хорошим футболистом, но не для киевского «Динамо». Даже не всегда дело заключалось в отношении к работе, а к банальным недостаткам организма, которые не позволяли выдерживать нагрузки Лобановского.

КАК СТАТЬ ЛЕГИОНЕРОМ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ? ЗАБЫТЬ, ЧТО ТАКОЕ ВЕЗЕНИЕ

– Нужно работать над собой до тех пор, пока не выработаешь стабильность. Настоящая стабильность ведь достигается только как раз в результате этого самого труда. Талантливый человек может играть лучше менее одаренного, но только постоянство в демонстрируемом тобой футболе способно характеризовать тебя как мастера. Если бы я не вышел на данный этап, то никакие природные данные не помогли бы.

– Отдельные матчи решают многое?

– Не уверен. В серьезный клуб не попадешь из-за одной или двух сверхфартовых игр.

– Но отправной точкой Заварова на Запад, наверное, послужили финал Кубка Кубков-86 и отборочный матч чемпионата Европы-88 против французов?

– В какой-то степени. По ним меня запомнили многие.

– То есть они сыграли ту самую имиджевую роль, что явилось своеобразным завершением атаки по раскручиванию вашей персоны. Самораскручиванию.

– Имидж обманчив. Сколько бывает случаев, когда футболист выдает яркое зрелище, а потом сникает, так и не добиваясь больших вершин. Настоящая реклама действенна, конечно, в серьезных баталиях, но реклама эта по своей природе не может являться гарантией качества.

– Согласны, что настоящие мастера познаются в еврокубках?

– Не совсем. Должен соблюдаться верный баланс между выступлениями во внутреннем чемпионате и Европе. Опять же говорю о стабильности. Но коли уж мы живем в европейской стране, то и мерить нас надо соответствующими стандартами.

– Часто великие или выдающиеся мастера оказывались в результате великими «внутреннего пользования»? Например, как Федор Черенков.

– Довольно часто. Можно припомнить Каратаева, способнейшего игрока, но оставшегося далеко не на тех позициях, на которых, по идее, должен был быть. Думаю, свяжи я свою карьеру со СКА, решись тогда стать прапорщиком, мог бы иметь подобные проблемы. Но все сложилось удачно, а в Киеве всегда имелись шансы доказать, кто ты есть, не только Союзу, но и остальному свету.

– Интересно, сильная личность надеется на фарт или подчиняет его себе?

– Фарт – такая штука, которую не всегда поймаешь. Скользкая вещь. На нее нужно рассчитывать, но не надеяться полностью.

– Вы помните, как сидели в раздевалке перед выходом на поле в том самом финале-86?

– Помню. Была легкая дрожь и жуткий интерес от всего происходящего.

– Дрожь без страха?

– Абсолютно. Невероятное ощущение. Ты сейчас выйдешь в финале еврокубка и будешь показывать себя, биться за страну.

– А напряжение? Не посещала мысль, что сегодня вы, может быть, единственный раз в жизни не попадете по мячу в решающем эпизоде?

– Ха-ха! Такое я уже пережил к тому моменту. Эх, играли с румынской «Университатей», и не попал в ворота я чуть ли не с трех метров.

– Явно не повезло. А можно ли было сказать Лобановскому в оправдание: не повезло мне, Валерий Васильевич?

– «Везло», «не везло» – таких слов в лексиконе киевского «Динамо» не имелось. Мы их будто бы не знали. Хотя тогда с румынами мне и вправду не повезло. Все просто.

КАК НЕ ПОТЕРЯТЬСЯ МЕЖ ДВУХ ПЛАНЕТ? НАБРАТЬСЯ НАГЛОСТИ И ПИТАТЬСЯ НА БАНКЕТАХ

– Вы поиграли в двух великих клубах – «Динамо» и «Юве». Но грань между ними наверняка огромная?

– Да. Можно сказать, разные планеты. Только люди на них были похожими – в футбол играли классно. А сложности у меня в Италии возникали как спортивные, так и бытовые. Шла как раз в «Ювентусе» смена поколений, и команда была не на высоте. Хотя Кубок УЕФА на следующий год выиграла.

– Как на советского человека, сумма в 5 миллионов долларов, уплаченная итальянцами, не давила на вас? Не старались во что бы то ни стало отработать, чтобы родине было не стыдно?

– Во-первых, плохо тогда торговались. Делиться-то деньгами со многими пришлось, и заработать на мне могли больше. А в Италии я держался в рамках гражданина СССР, который обладал типичными качествами: ненаглый, скромный, с отметкой «отлично» по поведению. Думаю, я этим нормам соответствовал, или даже выдерживал их. Сейчас уже понимаю, что, наверное, необходимо быть немножко другим. Однако на тот момент это было невозможно.

– И каким же другим?

– Понаглее.

– Разбить телевизор в самолете или устроить погром в баре?

– Нет, я о другом. За те два года своей итальянской карьеры я столько раз отказывался от различных обедов, ужинов, приемов… Я мог вообще не тратиться на продукты и никогда не заходить в магазин, а питаться лишь на званых вечерах. Там-то решались многие вопросы…

– …У нас баня, у них – бал?

– Наверное (смеется). Но излишняя скромность меня останавливала, и я, игнорируя эти вечера, наверное, обижал людей. Да и куда ходить, когда тебя дома ждет маленький ребенок?

– Лейбл «Made in USSR» здорово мешал?

– Резко попал в окружение западных журналистов и боялся сделать какую-либо ошибку. Боялся, допустим, в дешевые магазины заходить или просто по улице погулять. Любой случай трактовался журналистами на их собственное усмотрение и, как правило, превращался в невероятное событие. Пошел он туда-то, наступил на то-то, и сделал он эти два шага ради того-то… Обо мне писали, писали, писали… Казалось, редакции работают и днем и ночью специально ради Заварова. Представляете, спустя неделю после прибытия в Турин одна девушка подошла ко мне с просьбой сфотографироваться. Через пару дней меня публикует на развороте какое-то порноиздание, где я стою рядом вместе с голой девицей. Пробовал я запираться дома, отказывал в фото… Так начали писать, что Заваров зазнался, плюет на внимание простых людей. Черт! Ладно, думаю, не буду запираться. Вновь, как говорится, вышел в люди и решил сфотографироваться. На этот раз с целой семьей. Рядом стали женщина с ребенком, и нас щелкнули. На следующий день это фото публикует уже другой журнал – не порно, но из подобной серии. А под фотографией, из которой женщина была вырезана, подпись: Заваров со своим любимым ребенком. Это просто кошмар!

– Неужели вас все эти штучки не веселили?

– Сейчас я бы смеялся над ними, но тогда был к такому повороту явно не готов. Я приехал играть в футбол, а не работать объектом для сплетен.

– Из нашего посольства гневных вопросов с требованием объяснительных не поступало?

– Да нет. Мы же дружили все. И в посольстве все эти реалии прекрасно знали. Другое дело, что в духе того времени у советского человека имелся имидж, которым я дорожил. А эти все газетные материалы как раз и появлялись с целью продемонстрировать нас дикарями.

КАК НАЙТИ БОЛЬШУЮ БУКВУ УЖЕ В ТРЕНЕРСКОЙ ЖИЗНИ? ЗАБЫТЬ В ПРОШЛОМ ВСЕ. КРОМЕ ЗАСЛУГ

– Ради большой буквы нужно очень много учиться. А затем набираться опыта до определенной степени. Чтобы реально понимать, к чему ты готов. Очень ведь важно не убежать впереди паровоза, так как не все великие игроки становятся столь же великими тренерами. И очень важно не поддаться на самообман, думая, что после успешной игроцкой карьеры ты про футбол все знаешь и все в нем умеешь.

– Вам трудно было не обмануть самого себя?

– Нет. Я своей тренерской деятельностью доволен.

– Но не поверю, что она вас устроит…

– Да нет, конечно! Заваров-футболист не может разительно отличаться от Заварова-тренера. Хотя бы в плане амбиций. А они у меня… Что и говорить.

– Тем не менее, после ярких баталий на поле, наверное, трудно находить мотивацию в спорте. Энергии-то уже истрачено довольно много.

– Знаете, я воспринимаю свою нынешнюю ношу как тяжелую работу, которую нужно выполнять и которая мне интересна, но она отнюдь не является развлечением. Коллектив, мысли о нем, отношения…

– Тяжелая работа не может быть развлечением?

– Если она приносит удовольствие, то может быть. Я хочу добиться таких же ярких успехов, каких достиг на футбольном поле.

– Эта цель – следствие «звездной» привычки?

– По жизни я такой. Если уж взялся, то заниматься надо серьезно, ставя максимальные задачи. Другое дело, нельзя, наверное, быть популистом и кричать «Я выиграю Кубок чемпионов!» Но необходимо стремиться к тому, чтобы как-нибудь на полном серьезе поставить перед собой схожую цель.

– Вы довольно долгое время возились во Франции, тренируя неизвестный «Сен-Дизье».

– В 37 лет я ушел как игрок. Кстати, желаю каждому поиграть в таком возрасте на нормальном уровне французского чемпионата, который будет повыше российского и украинского даже по сей день. Вначале я поработал с детьми в школе «Нанси», и горд тем, что четверо моих воспитанников в данное время выступают за главную команду.

– Хотя наверняка могли бы вернуться на Украину и сразу возглавить какой-нибудь коллектив из высшей лиги.

– Вполне вероятно. Однако времена поменялись. Наверное, это хорошо. Но не в футбольном отношении.

– Судя по России, со славным именем, пусть и не имея опыта, можно надеяться на хорошее предложение.

– Не вижу в этом принципиальных противоречий. Людям, которые уже оправдали свое доверие на поле, нет смысла не доверять и вне его. Они это заслужили. И пример работы Шалимова в «Уралане» не считаю безрассудным. Мы работаем не в ядерной физике, а в футболе, поэтому должны экспериментировать. Посмотрите, кто тренирует европейские команды.

– Имеете в виду Дешама, Клинсманна, ван Бастена?

– Да, это нормально. И эту идею, что немаловажно, продвигают в ведущих футбольных державах Старого Света. А без нее мы многое можем потерять.

– Хотя вряд ли возможности выдающихся игроков, но молодых наставников кто-либо серьезно анализирует. Сводится ведь дело к элементарному «угадаем – не угадаем».

– Сложно говорить за руководителей, назначающих тренеров. Но те, кто играл, и играл хорошо, должны тренировать. Это мое убеждение.

– В качестве спортивного директора вы можете реализоваться и получить от этого максимальное удовлетворение? Хотя бы теоретически.

– Это дело мне интересно. Я же не лезу в юриспруденцию.

– Что бы предпочли: выиграть большой турнир в качестве главного тренера, или чтобы трофей над головами подняли ваши воспитанники, но под чужим непосредственным руководством?

– У меня в обеих должностях еще все впереди. И в обеих хочу добиться максимальных успехов.

– Великий игрок, великий селекционер, великий тренер. Такие бывают?

– А зачем задумываться?

– В киевское «Динамо» как попасть?

– Сначала нужно поработать в его системе. В Киеве хватает людей: Михайличенко, Буряк, Блохин… Я находился много лет не то, чтобы далеко от «Динамо». Душой-то был с ним всегда. Но и не слишком рядом.

– Можно сказать, что Заваров в тренерском запасе «Динамо» по умолчанию?

– Киевлянами руководят грамотные люди, которые думают. Думают обо всем. Они и будут делать свой выбор. У меня в этом плане не может быть никаких претензий.

– Если динамовцев все-таки возглавит западный специалист, о чем подумаете?

– «Шахтер» уже возглавлял. И не один западный.

– Но «Динамо» – не «Шахтер».

– Конечно. Но сложно мне сказать, что из всего этого может получиться. Я не сторонник приглашения европейских тренеров в Киев. Это не поможет «Динамо». Много лет ведь эта команда работала при своей культуре, своей системе подготовки. А на то, чтобы начать перестройку, необходимо время. У нынешних наставников с этим проблема.

Анатолий САМОХВАЛОВ. «Футбол. Хоккей», 22 сентября 2005

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru