Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2005

НОВОСТИ

ЮРИЙ СЕМИН: ФУТБОЛ Я СЛИШКОМ ЛЮБЛЮ, ЧТОБЫ ОТ НЕГО ЗАКРЫВАТЬСЯ

Лавочка возле здания РФС на Лужнецкой набережной – потрясающая площадка для изложения долгожданного мастер-класса главного тренера сборной России. Деревянная, с облупленной краской. На ней Семин смотрелся очень здорово. Он улыбался, глядел собеседнику в глаза, даже не обращал внимания на гудки своего мобильника. Такого Юрия Палыча нынче увидеть трудно. Официоз «заедает»…

КАК НЕ ПОТЕРЯТЬСЯ МЕЖ ДВУХ ЖИЗНЕЙ? ПОСМОТРЕТЬ НА ПРЕЖНИЕ ОБИДЫ ПОД ДРУГИМ УГЛОМ

– Повесить бутсы на гвоздь и не потерять себя. Это проблема?

– Еще бы! Мне очень помогло реальное осмысление жизни. Новой жизни. Еще вчера я жил по чьей-либо указке: мне говорили, когда нужной выйти на тренировку, когда пойти пообедать и заглянуть в денежную кассу… Та жизнь довольно резко оборвалась. И самым сложным на первых порах было забыть ее. Я четко решил для себя, что необходимо отстраниться, но получилось, что решать эту задачу мне приходилось ежедневно. Каждый день я просыпался, вставал и собирался на зарядку, на футбольное поле. Пытался себя развеять. Некоторое время я просто не мог быть другим. До меня поначалу элементарно не доходило, что теперь все по другому…

Вот так и уговаривал себя, что не будет больше за мной ухода, не будет никакой няньки… Нужно было принимать самостоятельное решение. И я пошел в Высшую школу тренеров. На тот период она представляла собой вуз очень хорошего уровня. Не знаю, какова ситуация в данный период, но тогда я получил очень много знаний. Учился и одновременно переворачивал в своей голове сознание – убеждал себя, что футбол движется вперед, и не может старшее поколение играть лучше молодого. Во всем спорте бьются рекорды, а футбол с каждым годом становится сложнее. Поэтому все прежнее необходимо было забывать. Все, кроме одного: отношение тренера к игроку. Включая те моменты, которые тебя, еще игрока, когда-то обижали. Такие вот мысленные возвращения являлись единственными конструктивными элементами прошлого. В остальном я смотрел в будущее.

Я никогда не говорил своим футболистам, что предыдущие поколения играли лучше, и им во всем нужно брать с них пример. С психологической точки зрения, это может помешать настроить команду должным образом.

– Тем не менее, вам, тренеру, наверняка было трудно объяснять свою позицию ровесникам-игрокам?

– Я делал акцент на конкретный сегодняшний день, и тема невеликой разницы в возрасте отходила далеко. Наверное, старшие футболисты должны быть уравнены в тренировочной работе с молодыми. Нагрузки-то, естественно, разные присутствуют, но КПД, отдача игрока должны быть одинаковыми. Конечно, ветеранов мы обязаны уважать, относиться к ним с большей симпатией…

– …Неужели? Обычно тренеры твердят о полной равноправности.

– Я говорю об обычных вещах: отлучиться домой во время сборов и тому подобном. Молодому чаще стоит объяснять, что сегодня, допустим, не время, а старший уже сам способен решать рассудительно и рассчитывать на поблажки. Массу примеров можно привести в этом случае, но только не тех, которые затрагивают сборную. Не хотел бы о ней говорить слишком много. А ранее, помню, особым доверием пользовались и Черевченко, и Турсунов, и другие футболисты.

– А кто головную боль доставлял?

– Изначально я всегда стараюсь доверять человеку, а о проблемах думать по ходу дела.

– В ком-то ошибались?

– Практически нет. Точно. Благодаря доверию я добивался взаимопонимания, и, знаете, люди действительно отвечали мне адекватно.

– Но люди-то разные, с разным менталитетом. Через вас кто только не проходил – русские, грузины…

– Да нечего усложнять работу нюансами, связанными с менталитетом, национальностью и прочими нефутбольными вещами. Это такие дебри, влезать в которые совершенно нет смысла. У меня, что в «Локомотиве», что ранее в душанбинском «Памире», всегда было много игроков разных наций и никогда не было проблем. Потому что основой в наших отношениях являлся футбол.

– Неужели никогда не возникало конфликтов?

– Когда возникали, разбирались сами футболисты между собой. А тренеры не имеют права вставать на чью-либо сторону.

– Дистанция в игре и близость в быту. Про вас ведь, Юрий Палыч. Как не запутаться?

– Ну, не запутался же я. Да и не трудно это. Просто у каждого своя дистанция, и каждый должен определить ее размеры. Что касается меня, то в быту ее практически не существует, а в игре она большая. Когда мы отдыхаем, я люблю общаться с ребятами, люблю понимать их, мне с ними интересно.

– То есть в столовой один Юрий Палыч, возле бровки – другой?

– Нет. Просто в какие-то моменты я от них требую, а в иные они занимаются устроением своей жизни.

– А манера общения?

– Вот она должна меняться. Однако это не значит, что нужно переходить в другой образ. Мы с футболистами почти каждый день проводим время вместе, и осознание уровня дистанции приходит само собой. Когда же я выхожу на матчи вместе с игроками, то и эмоциями живу теми же, что и они. Это моя манера как поведения возле бровки, так и общения. Там я обостренный, живущий таким узким миром как матч. Ну ведь я не посидеть на лавочке вышел! Когда же все это заканчивается, проходят сутки, и я начинаю жить нормальной жизнью. Как и футболисты. Кстати, нельзя перенапрягать игрока раньше времени. Это очень тонкий момент. Человека необходимо подвести в том состоянии, чтобы он выплеснул всю свою энергию в определенный период времени, но никак не раньше.

– На тренировке вы не вскочите со скамейки как угорелый?

– Почему? Тренировка – это то же самое, что и игра. Ну, или нечто к игре приближенное. Ведь на тренинг также необходим настрой, без которого ничего не выйдет. До футболистов я попросту не донесу то, что нужно.

КАК НЕ СЛОМАТЬСЯ ПОСЛЕ ПЕРВЫХ НЕУДАЧ? СПОКОЙНО ИСПЫТЫВАТЬ СТРАХ

– Очень сложно. По крайней мере, касательно моей практики. Вернее, имелся у меня один эпизод, когда я прибыл в Душанбе. «Памир». Последнее место. Задача – вылезти. И тут, вторую или третью игру мы проигрываем «Гурии» из Ланчхути. Шансы практически на нуле. Тренер в подобных ситуациях, как обычно, наедине с самим собой, никому не нужный. А меня поддержали. Приехал в гостиницу большой руководитель, который меня собственно приглашал, и произнес удивительные для нашего футбола слова: «Успокойся. Футбол – это всего лишь часть жизни. Если не получится выжить, мы все равно будем доверять тебе дальше». После такого разговора я стал психологически более уравновешенным, более уверенным. В конечном итоге, мы оба остались счастливы.

– То есть, вылететь оказалось не страшно?

– Страшно. Еще как страшно. Но я был воодушевлен работой благодаря отношению со стороны руководителей и игроков. И появилась вера. А тогда она была просто неоценима, так как я впервые получил право потрудиться самостоятельно. Еще характер помогал. Он мне больше суток не давал зацикливаться на переживаниях после матча.

– Но философское отношение к неудачам в футболе – не про нас.

– Да, у нас тот же вылет в более низшую лигу – это несчастье, сопровождающееся громадным стрессом.

– Валерий Непомнящий как-то рассказывал мне о своем японском опыте. Команда его падала, а он, потеряв над ней контроль, уведомил об этом руководство клуба. Его успокоили, сказав: вылетим и ладно, вернемся на следующий год…

– У нас, у русских, другой менталитет. Нам стрессы более понятны, чем им там. За командами стоят большие компании, раньше – громадные заводы, поэтому стресс от давления был всем понятен. Не понимают зачастую другое. Дать деньги на команду – не одно и то же, что и вручить их, допустим, на покупку машины, которая будет ездить не лучше и не хуже.

– На заре тренерской карьеры вам говорили «Не твое это дело, Юрий Палыч»?

– Никто. Я был слишком увлеченный своим делом футболист, тренер, и всегда принимал решения самостоятельно. Мама и папа мне не мешали. Хотя в какой-то момент они были уверены, что футбол – это несерьезный этап моей жизни. Когда же поняли, что их сын с ними кардинально не согласен, то предпочли не вмешиваться.

– Возникали моменты, когда вы хватались за голову и не понимали что делать?

– Так они неизбежны! И появляются с довольно регулярной периодичностью. Казалось бы, вот она, твоя команда, на ладони. И двигается хорошо, и обследование прошла, и к сезону подошла великолепно, но, вдруг, странная отдача! Обидные поражения, какие-то ничьи… Много таких непонятных ситуаций возникало. Настолько это тонкий механизм, что даже случайная мелочь может серьезно осложнить тебе жизнь. Например, настроение в клубе очень сильно сказывается на результатах. Когда у тебя коллектив – это одно. А если появляются течения, то реакция на них незамедлительно будет отражена на поле.

– «Локомотив» подобные проблемы не обошли?

– Да нет. Вообще где бы я ни работал, там имелся вполне ровный коллектив.

– Хотя конец 80-х – середина 90-х – тяжелое время для красно-зеленых. Тернистый путь в категорию фаворитов.

– Очень тяжелое время вы вспомнили. Я «Локомотив» возглавил, когда он ходил в середнячках первой лиги. Многое тогда приходилось отстраивать.

– В те, еще советские времена, к вам прибыл один из первых легионеров на нашей земле – американец Малхолланд.

– Первоначально этот эксперимент назывался обменом каким-то опытом…

– …в советских традициях.

– Точно. Мы с «Локомотивом» съездили на один турнир в США, и по определенным рекомендациям к нам направили парня из этой страны. Сложностей с ним никаких не было, потому что заставить меня включать его в состав никто не мог. Хотя сам американец ко мне не раз подходил и говорил, дескать, приехал из-за границы и должен играть в основе. Иногда я его выпускал, и он приносил пользу. Правда, в тех матчах практически все было решено. Хитрил я, можно сказать. А потом он все же прижился в коллективе и не был уже игроком из тех, кого принято называть «искусственными».

– Из ваших легионеров нынешнего времени многие были «искусственными»?

– Главное, чтобы тренер был не искусственным, не игрушечным. Сейчас ведь приобретается клубом футболист, и вслед за этим наставника начинают прессовать – агенты, его же коллеги, допустим, в лице спортивных директоров… Взяли, заплатили, и что б оправдаться перед вышестоящим руководством, футболист должен выходить на поле. Если тренер дает слабину, начинает ставить человека в состав ради того, чтобы кому-то угодить, то его дни сочтены. Не сегодня, так завтра он уйдет. Потому что команда – она все чувствует, а зачастую видит своего тренера насквозь. А если ты не устраиваешь команду, то… Сами понимаете. Игроки – это основа тренера. Это с верхами можно ругаться, ссориться… С игроками такие штуки не пройдут.

КАК ВЫСТРАИВАТЬ ОТНОШЕНИЯ С ИГРОКАМИ? СВОДИТЬ ИХ НА НАСТОЯЩИЙ ФУТБОЛ

– Тем не менее, с футболистами часто приходилось спорить?

– А зачем мне спорить? Никогда я этим не занимался. Я просто доказывал. У меня имеются свои принципы в тренировочном процессе, в тактике, других футбольных вещах, которые я ясно излагал.

– И все игроки их принимали?

– Конечно. Аргументы, ссылки на статистику, мотивирование путями развития футбола… На основе всего этого я и общаюсь с футболистами. Знаете, раньше я любил возить «Локомотив» на сборы в Италию. И, прежде чем разместиться на базе, мы ехали на «Сан-Сиро» или «Делле Альпи», чтобы вживую посмотреть на «Милан» или «Ювентус». Чтобы увидеть подлинный футбольный прогресс, уловить его принципы. На Апеннины я вез ребят специально ради того, чтобы они почувствовали дух тактики. Ведь Италия – самая сильная футбольная держава в плане тактики, направленной на достижение результата.

– Не секрет, что вы приверженец кальчо.

– Был. Именно, что был. Сейчас многое изменилось. Теперь мне нравится более зрелищный футбол, а в сегодняшнем итальянском слишком много пресноты.

– Тяжело обучить зрелого игрока?

– Совсем даже нет. Но, при условии, если он попадает в команду со своим стабильным игровым почерком. Яркий пример тому – Лима. Он опытный и имеет по всем вопросам собственное мнение, однако бразилец довольно быстро подстроился под наш стиль, понял то, что именно ему нужно делать в этой команде. Чем выше игрок уровнем, тем с ним легче. Приведу другой пример – Лоськов. Дима пришел к нам, будучи лидером «Ростсельмаша», и мне весьма сложно пришлось с ним. Я выдвигал свои требования по оборонительным действиям, отбору мяча, а он привык работать тогда, когда мяч находится уже у него в ногах. Со временем и Лоськов подстроился под наши требования, потому как понял, что это нужно для того, чтобы «Локомотив» сохранял свой футбол. Подстроился под стиль.

– Вы, кстати, довольно часто приглашали к себе футболистов с опытом выступлений в чемпионате России. Даже если посмотреть на сегодняшнюю селекцию клуба – Сычев, Каньенда…

– Каньенду я не брал. Никакого участия в приглашении новичков, дебютировавших в этом году, я не принимал.

– Трудно представить, что с вами в «Локомотиве» не советуются.

– Тем не менее, это так. К тому же, будучи главным тренером команды, я привлекал очень много молодых футболистов. Другое дело, что не всем молодым иностранцам удалось заиграть. Считаю, что легионеров нужно привлекать минимум в 22-23 года, когда игроки хотя бы частично уже сформированы физически и психологически. А на тех же Довичовиче или Вучичевиче сказывалась не лучшая акклиматизация в нашей стране. Слишком юным иностранцам трудно вытерпеть различные нюансы нашей жизни. Отечественные ребята с трудностями, как правило, справляются. Посмотрите, у нас ведь не только Измайлов и Билялетдинов совершили существенный скачок. Сенников, не сумевший раскрыться в ЦСКА и казанском «Рубине», Овчинников, пришедший из сухумского «Динамо», Смертин… Все они реально прибавили уже в «Локомотиве».

– Часто ли приходилось мысленно разрываться, выбирая золотую середину между индивидуальными достоинствами игрока и тактическими интересами команды?

– Талантливый футболист при наличии четкой командной стратегии проявляет себя лучше, чем в условиях подстройки командных интересов под него. Пример Измайлова нагляден. Человек одинаково эффективно работает как на команду, так и на себя.

– Кстати, у вас нет опасений на будущее, что индивидуально сильная троица сборной Аршавин-Билялетдинов-Измайлов может лишиться центра управления?

– Если б еще Жирков здоров был, то наша атака смотрелась бы еще мощнее. Эти ребята совместимы между собой, и каждый из них понимает свою задачу. Скоро эта группа футболистов станет еще более отрегулированной, и будут результаты.

– Отрегулированной за счет какой-то личности?

– Нет, за счет задачи. Которая ставится перед конкретным матчем.

– Настрой на матч – он как тактика, выбирается в соответствии с противником?

– А одно от другого неотделимо. Вообще наиболее проблематично в моей практике было настроить ребят на матч с уступающим нам в классе соперником, на матчи которого, как правило, ходило больше народа, чем на наши домашние встречи. Вот и приходилось заинтересовывать своих игроков – когда словом, а когда и рублем.

– А как можно мотивировать почти на самом финише?

– Вы о прошлогодних матчах с «Кубанью» и «Ротором»? Да это такая случайность была, и все это понимали. В подобных ситуациях важна роль здоровой группы футболистов, которая умеет мыслить тактически и стратегически, которая осознает реальную цену самим себе, и которая сама вырабатывает стремление цепляться даже за малейшие возможности. Нужно спокойно и поэтапно двигаться – от игры к игре, шаг за шагом.

КАК ВОВРЕМЯ УЙТИ? А КУДА? И ЗАЧЕМ?

– Можно сказать, что в «Локо» вы работали по инерции? Все-таки не один десяток лет на одном месте.

– Думаю, по инерции мы бы не воспитали стольких игроков высокого уровня для различных сборных. У нас каждый год новые идеи, новые замыслы. Мы постоянно совершенствовали свою тактику. Когда-то «Локомотив» играл просто, а со временем к нам стали приходить футболисты более комбинационного плана.

– Но сверху на вас не давили?

– На тренера всегда давят. Ну, а я, наверное, имел право на доверие, так как поднял команду из первой лиги.

– Вам самому-то не хотелось попробовать чего-нибудь нового?

– Вот сейчас и пробую, ведь все так резко поменялось. Не из-за того, что хотел уйти из клуба, а просто таким образом сложились обстоятельства. Хотя в игроцкую бытность я команды часто менял, и быстро. А в тренерском деле очень ценю стабильность.

– Неужели кроме «Локо» нигде себя не видели?

– Я, скорее, хотел поработать с выдающимися футболистами. Но в жизни существуют свои реалии. Конечно, если бы имелись приглашения от клубов, можно было бы и задергаться, но… Да и наш клуб со временем стал добиваться определенных результатов в Европе.

– «Локо» не советовали покинуть?

– Да советчиков всегда хватало! Только при принятии решения ты всегда остаешься один. И ту или иную кашу расхлебываешь тоже один.

– Властимил Петржела еще категоричнее. У него советы дают исключительно враги.

– У меня чуть по-другому. Тренер – очень индивидуалистичная профессия, поэтому решения должен принимать он сам и отвечать за них соответственно тоже сам.

КАК НАУЧИТЬСЯ СОВМЕЩАТЬ НЕСОВМЕСТИМОЕ? ТРАТИТЬ ВРЕМЯ НА ДЕЛО, А НЕ НА ОФИЦИОЗ

– Совместительство постов в сборной и клубе – это заштампованная проблема?

– Лично для меня, это вообще не проблема. Все же от конкретной индивидуальности зависит. Мне, например, сегодня не хватает той работы, которой я занимался в «Локомотиве». Та моя деятельность была более черновой. Сейчас же вместо этого я открываю поля, турниры, больше стал общаться с журналистами… Занимаюсь представительской деятельностью, в общем. Это очень важно, но я привык к футбольному полю, к стрессу вокруг него. Знаете, я раз в неделю обязательно должен испытать стресс.

– Какая-то извращенная потребность.

– Таковы реалии тренерской деятельности. А сборная проводит не так много матчей, как клуб.

– Но стресс – это, прежде всего, жуть.

– А для меня – это нормальное ощущение. Не сказал бы, что мне весело при стрессе, но тонус ой как поднимается! Концентрация лучше в такие моменты. Тренерская профессия сама по себе очень вредна, но нас никто не заставляет продолжать в ней оставаться.

– От футбола не закрываетесь никогда?

– Нельзя. Так же, как и от журналистов. Результаты команды многих заботят, и я обязан их объяснять. Рассказывать людям, в том числе, о своих ошибках. А футбол я слишком люблю, чтобы от него закрываться. Больше суток не думать о нем не могу. Будь-то трудовые будни или отпуск, всегда с футболом в голове. И на поле меня тянет не только как тренера. Люблю до сих пор погонять мяч с друзьями.

Анатолий САМОХВАЛОВ. «Футбол. Хоккей», 28.09.2005

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru