Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2005

НОВОСТИ

ДИНИЯР БИЛЯЛЕТДИНОВ - СТРОГИЙ ЮНОША

«Локомотив» еще не чемпион, сборная России по футболу еще не едет в Германию, но оба эти свершения уже непредставимы без самого деятельного участия Динияра Билялетдинова. За два месяца до окончания чемпионата России «PROcпорт» поговорил на главные осенние темы с полузащитником «Локомотива».

СКАМЕЙКА. ХОББИ. РЕАЛЬНОСТЬ

Если бы он родился где-то возле обжигающих пятки пляжей Порту-Алегри, то в местном ЗАГСе был бы записан как Роналдинью Гаушо. Начнись его жизнь на тенистом острове Мадейра, играть ему уже в водафонской майке и подписывать миллионные контракты, как Криштиану Роналду. Родился он, однако, в Москве, и мы знаем его под другим именем.

– Динияр, – представляется Динияр, протягивая мне руку, и в этом нет ни капли от интонации «всем ахнуть от восхищения», вот этой глупой заносчивости, которая способна мгновенно разрушить впечатление о человеке, виденном доселе только в телевизоре. Услышав в ответ – «Рубен», Билялетдинов застывает в замешательстве, но только на секунду. Я предлагаю дойти до какой-нибудь чашки эспрессо, но Динияр бросает взгляд на часы, и мы решаем просто посидеть на ближайшей скамейке. Уже через несколько часов 63-й номер «Локо» должен быть на базе, готовиться к матчу с норвежским «Бранном». Сложно представить, как в этих условиях Динияр выкраивает время хоть на какую-то жизнь, но его жизнь точно состоит не из одного футбол-футбол-футбола.

– Автомобилями я увлекаюсь с самого раннего детства. Можно сказать – с тех пор, как себя помню. Даже любимая жвачка в детстве была Turbo, ее вкладыши с фотографиями машин, помню, страстно коллекционировал. Теперь даже учусь в МАДИ на автомобильном факультете. Вот на четвертый курс перешел, – говорит Динияр и тут же спохватывается. – Ну, как перешел… Не без хвостов, конечно.

Некоторое время назад многие газеты обошла история о другом увлечении Билялетдинова – игре в футбольный симулятор. Согласно легенде, он с большим другом Дейвидасом Чеснаускисом сначала, играя за шотландский «Хартс», взяли все мыслимые виртуальные трофеи, а затем Чеснаускис реально перешел в этот клуб. Как оказывается, слухи о его болезненном пристрастии к PlayStation сильно преувеличены. Время от времени поигрывает, да, но не более.

– Не могу понять людей, которые всерьез увлекаются компьютерными играми. Ну хорошо – среди них есть единицы, которые участвуют в серьезных турнирах, добиваются каких-то побед. Но что движет остальными? Что заставляет их сутки напролет торчать перед экранами, портить себе зрение? Этот кайф мне недоступен. Реальность не такая суровая, чтобы пытаться от нее убежать.

ОТЕЦ

– В профессиональном спорте способности важны, конечно, но я считаю, что на первом месте стоит трудолюбие. И где-то рядом – аналитический склад ума. Так вот, все, что касается умения работать, мальчикам привил не я, а мать. Честно говоря, в бытовом смысле я всегда был иждивенцем, привозил домой зарплату, и на этом моя роль по большому счету исчерпывалась. Вся активная часть по поддержанию дома лежала на плечах жены. Иногда ей приходилось самой где-то недоедать, чтобы досыта накормить нас, мужчин.

ДОРОГА. УЧИТЬСЯ И УЧИТЬСЯ. ЛИМА

Вопрос о том, кого называть великим футболистом, поначалу ставит Динияра в тупик, но вовремя предложенный мною Роберто Баджо наводит его на недлинное размышление.

– Наверное, великими стоит считать тех, кто много лет играл на самом высоком уровне. Не один-два года очень ярко, а затем – ничего, а 10–12 лет подряд. Таким игроком я хотел бы стать когда-нибудь.

Карьера профессионального футболиста имеет мало общего с дорогой до Изумрудного города: не каждый Страшила получит в финале мозги, не каждый Лев избавится от страха, хотя промежуточных обломов встречается не меньше, чем в любой порядочной сказке.

– Выбывание из Лиги чемпионов именно в этом сезоне – это… катастрофа для нас, – Билялетдинов произносит это слово совершенно спокойно, видно, что все худшие эмоции остались уже позади, хотя даже у меня, не бывшего там, на поле, при слове «Рапид» мурашки бегут по спине. А Динияр размеренно продолжает. – Вот донецкий «Шахтер» тоже выбыл, но у них серьезный был соперник. Я знаю, вы сейчас скажете, что мы «Интер» со счетом 3:0 когда-то обыгрывали, но ведь речь идет не обо мне, не о нашей команде. К нам они тогда приехали без лидеров, без главного тренера, а сейчас «Интер» более или менее в порядке.

Динияр в деталях помнит эти матчи, хотя на тот момент и не был в основном составе «Локомотива». Все потому, что Билялетдинов сначала стал зрителем и болельщиком, а потом уже игроком. Он вряд ли поверит, что многие игроки его команды образца 99-го года с трудом могли назвать трех игроков сборной Италии.

– Не понимаю. Смотреть футбол необходимо. Любой! Хоть даже матч дублеров, там тоже можно чего-то полезное увидеть, – Динияр пытается быть максимально дипломатичным, что смотрится не слишком естественно для человека его возраста, но определенно делает ему честь.

Билялетдинов все время говорит про учебу, а в качестве ближайшего примера для подражания он приводит Лиму:

– В отборе и обработке мяча равных ему, по-моему, нет вообще. Если я смогу научиться отбирать мяч так, как это умеет он, я буду счастлив!

Я слегка удивлен услышанным. Молодой, подающий, так сказать, надежды игрок сборной России, от которого вся страна ждет мячей, полета, атаки, и вдруг – говорит об отборе. Динияр объясняет:

– В современном футболе важнее всего универсализм. Скорость, техника, выбор позиции, отбор мяча – если чего-то из этого у тебя нет, тебе нечего делать в большом футболе. Не важно, на какой позиции ты играешь. Вы смотрите матчи «Челси»? Вы видите, куда бежит отнимать мяч Дрогба? До собственной штрафной, бывает, доходит!

ОТЕЦ

– Динияра мы ни к чему не склоняли. Просто они жили в футбольной обстановке, полюбили этот спорт, а мы им слегка помогли. Когда в 1986 году я стал играть в Ярославле, мы по нескольку месяцев жили рядом с базой «Шинника». Фактически все лето мои мальчики проводили на базе: помогали вешать сетки на ворота, смотрели, как наносят разметку на газон, бегали в лес искать улетевшие мячи, заходили в баню с футболистами, чтобы через секунду, не выдержав жара, выбежать обратно.

СЕМЬЯ. А СУДЬИ, БЛИН

Я пытаюсь примерить на Билялетдинова в виртуальном, как PlayStation, режиме футболку «Реала» или «Барселоны», но натыкаюсь сначала на воспоминания о легионерстве отца, а потом и на твердое нежелание спешить за границу.

– Отец отыграл в Чехии два сезона, мы жили с ним там… месяцев восемь или даже больше. Не могу сказать, что мне там сильно понравилось, слишком все спокойно, размеренно, неспешно, – на самом деле младший Билялетдинов использует еще одно, менее приятное прилагательное, но сам же мгновенно понимает, что слегка перегнул палку, и просит меня подобрать эквивалент. – Неспешно, да. Очень быстро начинаешь скучать. Не то что здесь у нас в Москве.

Впрочем, скукота – это даже не главное, что сейчас отпугивает Динияра даже помечтать о «Барселоне». Он честно и как-то трогательно признается в привязанности к своим родителям – Ринату Саяровичу и Аделии Абдулахматовне – и двум братьям, Марату и Данилю.

– Играть за рубежом очень сложно, прежде всего потому, что приходится жить одному. Это не самое простое испытание для меня. Да и не зная языка, не смогу понять, например, что я делаю не так на тренировках. Там ведь тренеры не будут лезть ко мне и объяснять, мол, надо делать так и так. И еще, я с шести лет играю в футбол и в каждый из этих 15 годов – всегда! – отдыхаю зимой. Я не вижу сейчас серьезных причин, чтобы перестраиваться на новый график.

Сложно предположить, что Билялетдинов перебирает, как четки, поводы не ехать за границу, а сам боится оказаться в серьезной компании. Некогда стандартного для российского футболиста комплекса неполноценности у него можно и не искать. Нету. Поэтому, например, мысль о том, что в России играют как-то особенно неумело и грубо, Динияр решительно отметает. И судейским ошибкам чрезмерного веса он не придает.

– Жесткость – одна из основных составляющих футбола. Она ему органична. Принципы тут просты – все должно делаться незаметно для судьи и нельзя доходить до откровенного хамства. Что касается арбитров, не думаю, что есть разница между Россией и Европой. Зато вот что точно есть – так это разница в том, как игроки относятся к работе судей и к их ошибкам. У нас в стране судьи зашуганы, – Динияр произносит именно «зашуганы», и, пожалуй, лучшего слова трудно подобрать. – Они знают, что от их решений, штрафных и пенальти, которые они назначат, зависит многое. И боятся свистеть.

ОТЕЦ

– Мы стремимся проводить вместе все праздники, но, как вы догадываетесь, наши графики чаще всего не совпадают, так что с уверенностью можно говорить только о Новом годе. Впрочем, в обычные дни Динияр приезжает при каждой возможности. Ну а в остальное время всегда держим телефонную связь.

ЯХТА. ДЕЛО. ДЕВУШКИ. ПОЛЕТЕЛИ

– Кого считать успешным человеком? Тут дело еще в том, в каком возрасте человек. Нельзя ждать, что в 20 лет у человека будет яхта. Вот взять Бояринцева, например, он только в 27 заиграл в «Спартаке», и что, кто-то скажет про него – неуспешный человек? – свою тираду Динияр завершает риторическим взмахом руки, чтобы тут же вспомнить, что до «Спартака» Бояринцев тоже, что называется, «не вафли сушил».

– Тут есть один не зависящий от возраста признак. Человек должен заниматься делом. У него должна быть цель, и он должен четко к ней идти. Если у тебя этого нет – никакой ты не успешный человек. И не важно, какая у тебя машина или кто твой папа. Вокруг слишком много праздных людей. У них более или менее все в порядке, и они мало о чем шевелятся. Так нельзя, – констатирует Билялетдинов, и в этот момент в его глазах, глазах человека, который больше сотни дней в году тренируется дважды в день, можно увидеть презрение. Естественно, личную жизнь приходится в очень солидной степени откладывать на когда-то потом.

– Не каждая девушка готова мириться с графиком профессионального футболиста. Так что о свадьбе пока не думаю. Да и сам, как говорится, не нагулялся, – при этих словах Динияр едва заметно улыбается. Как и любой молодой человек 20 лет, он хочет казаться легкосердым плейбоем. В какой-то степени это, может, и правда, ибо для популярного двадцатилетнего парня слишком мало существует недоступных женщин, а много тех, на которых не стоит тратить свое время. Недаром тысячи юных посетительниц стадиона «Локомотив» готовы на все, лишь бы оказаться рядом с ним, хоть на миг, хоть на ночь. Но его это мало волнует. Уже после секундной паузы и разом посерьезнев, он продолжает:

– Мне бы не хотелось строить отношений с такой девушкой, для которой я прежде всего популярный футболист. Наоборот, я бы хотел, чтобы она про это забыла. И каждый раз я надеюсь, что вот в этот раз наконец будет именно так. Что я буду просто Динияр, но в итоге оказывается, что интересует девушку именно моя популярность.

На последней фразе Билялетдинов вздыхает, а я вдруг понимаю, что интервью отняло у Динияра уже больше часа.

Он понимает это тоже и предлагает:

– Ну что, пора. Полетели?

Рубен ЗАРБАБЯН. Журнал «PROспорт», 2005

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru