Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2005

НОВОСТИ

ВЯЧЕСЛАВ КОЛОСКОВ: РЕШЕНИЕ ОСТАВИТЬ ЯРЦЕВА СЧИТАЮ СВОЕЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ОШИБКОЙ

Полгода прошло с тех пор, как Вячеслав Колосков не руководит российским футболом. 4 апреля 2005 года он ушел в отставку. Говорит, что не переживает, жалеет только, что расставание прошло не слишком красиво. Сейчас у него – новый кабинет, но все в том же здании. Переехал со второго этажа на третий. Гость, который сидел у него, когда мы пришли, тоже очень знакомый – Александр Тукманов. Именно его Колосков готовил себе в преемники. Не получилось. По собственному признанию, сейчас Вячеслав Иванович проводит больше времени за границей, чем в России. А скоро собирается писать мемуары. Благо ему есть, что вспомнить.

БЫЛО МНОГО БЕССОННЫХ НОЧЕЙ

— Вы уже полгода не являетесь хозяином российского футбола. Смирились со своим новым статусом?

— Работы хватает. В ФИФА и УЕФА дел много. Например, только что вернулся с конференции ФИФА. Подготовил для президента РФС информацию по всем заседаниям.

— Но почти 26 лет быть во главе такой империи, как футбол, а потом остаться на почетной должности... Об этом ли вы мечтали?

— Так ведь здесь есть и свои плюсы — не надо каждый день принимать какие-то управленческие решения, отвечать на порой дурацкие вопросы.

— Сколь долго вы привыкали к своему новому положению?

— Один день. Это правда. Я был готов к уходу. Просто не думал, что он пройдет так скоротечно.

— И вряд ли думали, что так быстро останетесь без власти…

— По этому поводу, поверьте, не переживаю. Да, поначалу, когда все это только начиналось, по—человечески было неприятно. Думал, что мне удастся доработать до определенного мной самим срока. И в тот момент было много бессонных ночей.

В КРЕМЛЕ ПОПРОСИЛИ НЕ РАЗДУВАТЬ СКАНДАЛ

— А если бы в тот момент вы не поддались давлению, а решили идти до конца, оставаясь на своем посту?

— Я мог пойти до конца, но только неизвестно, какой это был бы конец. В нашей стране предсказывать будущее довольно сложно. В международной федерации меня защитили бы. Помните, уже на следующее утро после первых заявлений Фетисова последовала весьма жесткая ответная реакция со стороны УЕФА.

— Так что же вас остановило?

— Меня в Кремле попросили не раздувать скандал. Я согласился. Понимал – даже если упрусь и откажусь от проведения внеочередной конференции, работать в условиях российской действительности мне не дадут. Не случайно же объявление Фетисова о моей отставке совпало с внеочередной проверкой финансово-хозяйственной деятельности РФС. Тут же приехали с камерами, все засняли, забрали 14 томов документов. Но как только я сам объявил о том, что ухожу, все папки вернули. Явно устрашающий акт.

НА ФЕТИСОВА ДАВИЛИ

— Вас вообще долгое время хотели на чем-то поймать…

— Все последние годы, начиная с развала СССР, хотели то с мафией связать, то с незаконным открытием счетов. Я с самого начала сказал Фетисову: «Раз у руководителей есть такое мнение, что мне надо уходить, то не буду предпринимать никаких контрмер. Давай мы с тобой договоримся и сделаем все красиво и технично, по уставу РФС. Соберу бюро РФС, потом исполком, который объявит о внеочередной конференции. Я уже достаточно поработал. У меня нет никакого желания, уцепившись за кресло, подвергать себя лишним стрессам и опасностям». Обо всем договорились, но договоренности выполнены не были. Видимо, они хотели, чтобы я объявил о своей отставке и уже на следующий день освободил кресло. Чем это было вызвано? Возможно, молодостью Фетисова, возможно, незнанием, а, возможно – каким-то давлением. Я понимаю, что это была не его инициатива.

— То есть вы уверены: в действиях руководителя российского спорта не было ничего личного?

— Абсолютно. Если вспомнить всю историю нашего с ним общения, кроме полезного я для Вячеслава ничего не сделал. Уже в 17-18 лет он пришел в сборную, когда там играли Кузькин, Фирсов, Полупанов, тройка Михайлов-Петров-Харламов. Словом, великие. Первая его поездка была в Голландию, где он получил очень серьезную травму позвоночника. И я лично занимался организацией его лечения, связывался с поликлиникой, больницей, оставался с ним. Потом я ушел работать в футбол. Помню 1994-й год, чемпионат мира в Америке. Лично тогда приглашал Фетисова на футбол. А он меня к себе в гости. Не слукавлю, если скажу, что у нас с ним были прекрасные отношения. Я примерно понимаю, что за люди стояли за Фетисовым. Но пока еще не пришло время об этом говорить. Впрочем, еще до Фетисова предпринимались попытки неправедными путями заставить меня уйти в отставку.

— Например, со стороны Тарпищева, так?

— При Ельцине – да. Но и при Путине каждый год приезжали люди, которых я хорошо знаю, от тех, которые хотели бы, чтобы я добровольно покинул пост.

— Люди из криминального мира?

— Нет, исключительно из политики.

Я ЗНАЮ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕХ АВТОРИТЕТОВ

— Сейчас, к слову, вокруг многих команд крутятся личности полубандитского толка.

— Вокруг РФС такого нет. Мы – очень скромная организация. Наш бюджет не 50 миллионов долларов, а всего пять. Он весь прозрачен. Вот если бы мы получали какие-то неучтенные деньги или имели сверхприбыли, тогда криминал вокруг нас действительно мог бы собраться. А поскольку каждая копейка контролировалась, мы таким людям неинтересны.

— Но видимо, в клубах не все так прозрачно.

— Вы знаете, я помню период становления команд. Тогда действительно во многих из них бал правили криминальные элементы. За счет их денег эти клубы, собственно, и содержались. Выжили они исключительно за счет ребят, которые очень любили футбол, вкладывая в него средства, заработанные неправедным путем. Потом все изменилось. История криминального мира – она ведь очень простая. Первый этап – бандитизм и разбои. Второй – коммерция, предпринимательство. Третий – политика. Как в фильме «Крестный отец». В этом смысле Россия не является исключением. Сейчас многие из той криминальной братвы – нормальные респектабельные люди, сидящие в креслах крупнейших компаний, депутаты. Мы часто слышим об этом, видим, кто там в мэры баллотируется, в каких городах… Футбол? Не сказал бы, что у нас клубами правят… ну, скажем, авторитеты. Посмотрите сами. Допустим, «Сатурном» руководит Аксаков – председатель областной Думы. В «Динамо» – Заварзин, Федорычев, Проничев – первый заместитель руководителя ФБС. За «Спартаком» стоит Федун… А возьмите ЦСКА, «Зенит»… Нет, этап бандитов прошел. Вот потому—то спонсоры и пришли в футбол. Они поняли, что нет бандитов.

— Между тем писали, что за РФС тоже стояла одна из группировок…

— Абсолютно исключено. Повторяю – у нас нечего контролировать. Мы не зарабатываем сумасшедших денег. Скажу больше – мы даже были единственной федерацией, не имевшей никаких контактов со скандально известным Национальным фондом спорта. У нас не было никаких «крыш», и никаких группировок за нами не стояло. Я, действительно, знаю практически всех авторитетов, которые есть в России, по крайней мере, в Москве и Подмосковье. Они любят футбол, они приходят на матчи, общаются, но не более того. Это не мой мир, но это мир футбола. Я их знаю, как и политиков, которые тоже ходят на футбол. Так что знакомства самые разнообразные.

ВОРОВАТЬ Я НЕ УМЕЮ

— Вячеслав Иванович, признайтесь, зачем вам на должности почетного президента РФС зарплата в 2000 долларов, которая многих так раздражает? Неужели вы за 26 лет руководства не заработали себе на достойную жизнь?

— У меня нет никаких тайн. Я живу за счет заработной платы и за счет тех средств, которые я получаю от международной деятельности. Других источников дохода у меня нет. Я никогда не занимался предпринимательством, у меня нет ни компаний, ни бизнеса. Воровать я не умею. Это не мой принцип. Да и объективно неоткуда было наворовать. Что же касается должности почетного президента, это не я придумал. Возьмем почетного президента ФИФА Жоао Авеланжа. У него два офиса – один в Рио-де-Жанейро, другой в Цюрихе. Два секретаря, две машины, содержание. Все потому, что он проработал 25 лет президентом ФИФА. Виталий Смирнов – почетный президент ОКР. У него есть офис, секретарь, машина, мобильный телефон, материальное содержание. Есть почетные президенты в турецкой федерации футбола, норвежской, бельгийской.

— Речь не об этом. Вы могли заработать за 26 лет в футболе миллионы. В последних номерах нашего еженедельника публикуются материалы об убийстве бывшего президента Федерации хоккея России Валентина Сыча. Есть свидетельства, что за год работы он положил к себе в карман около миллиона долларов. Может, не надо было вам просить эти две тысячи у РФС?

— Если вы помните, я пытался заработать. В 1992—м и 1996—м годах был включен в ведомость на получение премиальных. Все было по закону. Мы тогда получили прилично – по 50 тысяч долларов. Но в 1996 году выступили Кирьяков, Шалимов, и я вынужден был отказаться от подобной практики. Да, я не бедствую. У меня высокие международные суточные – 500 долларов, частые поездки. Понятно, что все деньги я там не расходую. Остаются приличные средства, чтобы, имея здесь стабильную зарплату, машину, нормально жить. Другие живут лучше? Пусть живут. Яхты у меня нет, и она мне не нужна..

— Но наверное, не отказались бы, если бы, к примеру, вам ее Абрамович подарил?

— Отказался бы. Это не мое. Я люблю на лодке кататься, на веслах посидеть. Так вот: яхты нет, дачи и счетов за границей нет, по ресторанам практически не хожу – ну, может быть, два раза в год, в поездках, или в гости к другу забегу, который содержит ресторан в гостинице «Россия». Когда захотел, тогда и пошел – и ничего не плачу. То есть, мои издержки минимальны. Мы живем вдвоем с женой. Мне не нужны какие-то миллионы. Дети уже самостоятельны. И зарабатывают больше меня. Младший сын – уже 15 лет в Америке, сейчас работает в одном из банков Чикаго. Старший – закончил экономический факультет МГУ. Сейчас он гендиректор МФК «Норильский Никель», до этого много лет был вице-президентом в группе компаний «Интерхимпром».

— Кто вам помогает, к примеру, когда нужно сделать дорогостоящую покупку?

— Больших покупок я уже давно не делаю. У меня есть служебная машина и есть свой личный «Фольксваген». Внуку, которому 13 лет, машина пока не нужна (улыбается). А когда придет время, отец будет в состоянии его профинансировать.

— С дачей тоже полный порядок?

— Там я сейчас, кстати, и живу. В свое время ее и фотографировали, и показывали по телевизору, когда пошла очередная волна, связанная с желанием отправить меня в отставку. Откуда только не снимали дом: и сбоку, и сверху, и снизу – наверное, хотели, чтобы она выглядела многоэтажной. Но никак не получалось, потому что там всего два этажа. А площадь – 320 квадратных метров. Недавно, кстати, сосед по даче рассказал мне забавную историю. Гуляю с собакой в воскресенье, а он останавливает меня и говорит: «Вячеслав Иваныч, сейчас расскажу тебе историю, которую ты еще не слышал». А наш дачный поселок примыкает к поселку Союза писателей СССР, там, где Генрих Боровик живет, Юлиан Семенов… Так вот мой сосед был у кого—то там в гостях, и ему рассказали: мол, рядом с тобой такие магнаты живут – один Колосков чего стоит! У него особняк – 1500 квадратных метров, дворец! Вот так и запускаются слухи… С мафией связан, дворец построил, счета за рубежом есть… При этом сколько раз меня проверяли! Думаю, если бы какая—нибудь зацепка была, разве я просидел бы 26 лет на своем месте? Меня бы давно «съели».

Расскажу еще одну историю. За последние два года мы положили восемь полей с искусственным покрытием за счет средств РФС, ФИФА и УЕФА – по программам «Гол» и «Хет—трик». Стоит каждое из них от 300 до 400 тысяч долларов. Так вот когда приближался период внеочередной конференции, мне ребята из фирмы, стелившей эти поля, рассказали, что их начали вызывать и спрашивать: «А какой «откат» получил Колосков?» Те отвечают: «У нас здесь так не принято». А те, видимо, не могут поверить, как это можно что—то делать, не получая никакого «отката».

— Честно говоря, действительно не верится.

— Все очень просто. Дело в том, что эти деньги мы через себя не проводили. УЕФА и ФИФА заключали контракт напрямую с поставщиком. То есть, своровать деньги невозможно. Сейчас поля строит Абрамович. Мы в свое время договаривались с ним о строительстве шести футбольных полей, а Виталий Мутко сумел убедить его увеличить эту цифру до 15-ти. Мне докладывали, что и эти деньги в РФС не поступали, а расчеты все идут непосредственно с производителями.

НЕ МОГУ ПОПАСТЬ НА ПРИЕМ К ПРЕЗИДЕНТУ РФС

— С какими чувствами следите сейчас за работой Мутко – с интересом, с ревностью? Или то, что он делает, вам вообще не интересно?

— Нет, интересно. Ревности никакой нет. Да и какая может быть ревность, если я принял самостоятельное решение уйти?

— Мутко советуется с вами в каких—то вопросах?

— Нет, не советуется. За эти полгода у нас с ним состоялось всего два разговора.

— Вы хотели, чтобы их было больше?

— Я иногда пытаюсь попасть к нему на прием. Не получается. Не принимает.

— Вы — за принцип открытости?

— Да, я всегда его придерживался. Я за то, чтобы доверять людям. В свое время я выделил полномочия ПФЛ, премьер—лиге, региональным федерациям. Единственное – мы плохо пропагандировали свою работу. В СМИ очень мало писали о том, что делается на самом деле. Это был большой недостаток. У меня никогда не было пресс-атташе, который мог бы это все «раскрутить». Я должен признать, что это минус.

МУТКО МОГ И НЕ СТАТЬ ПРЕЗИДЕНТОМ

— Когда шли на решающий разговор в администрацию Президента, готовили какую—то специальную речь? Или были абсолютно спокойны и уверены в себе?

— Во-первых, я тогда не знал, зачем меня туда приглашают. Мне позвонил руководитель администрации Президента Дмитрий Медведев и сказал: «Вячеслав Иванович, я читал в газете, что вы хотите со мной встретиться». А я действительно говорил, что хочу. Он говорит: «Приезжайте». Я подготовился, подумал, и предположил два сценария развития событий. Для первого из них подготовил специальную папку, в которой были материалы по развитию футбола. Второй сценарий был без папки, по ситуации. Спросил: что будем обсуждать: футбол или мою отставку. Говорит: «Второе». Я отложил папку в сторону и мы начали спокойное обсуждение.

— Вы попытались узнать, откуда ветер дует?

— Нет, я даже не стал углубляться в эту тему. Может, лично Президент ни о чем и не знал. Но интуитивно я чувствовал, что с ним этот вопрос согласовывали. Мы поговорили с Медведевым примерно 20—25 минут. Я ему все расписал. А он в ответ спрашивает: «У вас есть преемники? Вас упрекают в том, что их у вас нет». Я ответил, что у нас должность не династическая и впервые назвал три фамилии: от политиков — Мутко, от руководителей клубов – Алешина, от «футболистов» — Тукманов. Он их записал.

— А если бы назвали не Мутко?

– Мог назвать Драганова. И, кто знает, чем бы тогда все закончилось. Может, и не был бы тогда Виталий Леонтьевич президентом. Единственное, что я тогда попросил: остановить всем известного оратора, которые уже много что обо мне наговорил. Сказал: «Это раздражает людей за рубежом». После этого Фетисов обо мне больше ничего не говорил.

— А после вашей отставки вы с Фетисовым эту тему не обсуждали?

— Мы общались несколько раз, но сделали вид, что вообще темы не было. Повторю, у нас по жизни с ним разногласий нет.

НЕ ПОДАМ РУКИ ТОЛЬКО ДВУМ ЛЮДЯМ

— Обычно в похожих с вашей ситуациях на пенсию провожают с орденом.

— Вообще—то у меня есть уже четыре ордена. Два я получил за хоккей: «Орден Дружбы» и «Знак Почета». И два за футбол – к столетию этой игры у нас в стране и за многолетнюю, плодотворную работу. А после ухода какие ордена? Хотя должности предлагали. Спрашивали: «Что потом? Что бы вы хотели?». Я сказал, что мне ничего, кроме футбола, не нужно. И добавил, что удовлетворюсь, если Конференция выберет меня почетным президентом РФС. До 2009 года я обладаю мандатом члена Исполкомов ФИФА и УЕФА. Но мне нужна зарплата, потому что я других денег не имею. А работа… Повторюсь: я загружен до предела международными делами. Более того, как только я освободился от оперативной работы в России, Блаттер заявил мне, чтобы я выполнял больше его поручений. Юханссон тоже просил поработать. Он ведь не может поспеть на все мероприятия, которые проводятся в Европе. Раньше я отказывался: мол, умираю. А надо поработать представителем на матче Лиги чемпионов. Вот он мне звонит за два дня до игры, и я лечу. Меня приглашал в свой фонд и Роман Абрамович. Я сказал, что определюсь в зависимости от того, как я буду загружен, не хочу кого-то подводить. А то сейчас наберешь себе работы, дадут тебе хорошую зарплату, а отрабатывать ее ты успевать не будешь. Так что, мне пока вполне хватает нынешних забот.

— Есть люди, которым вы не подадите руки?

— Есть два таких человека. Один – журналист, резаный такой, со шрамом на лице. Во всех его статьях – вранье на вранье. Это не меня раздражает — детей, семью. Второй – Бубнов. Он в каждой второй статье говорил о «колосковщине». А спрашивается, что ты сам, Сашенька, сделал для российского футбола? Тренер-неудачник. Где бы себя ни пробовал, ничего у него не получалось.

– Кроме того, что сейчас вы не отвечаете на «дурацкие» вопросы, у вас стало меньше стрессовых ситуаций. Это тоже, наверное, плюс для вас?

— Конечно же, плюс. У каждого человека наступает пора, когда происходит износ. Есть грань, и если ее переступить, могут быть трагические последствия. Я 30 лет отработал на передовой. Всегда – и в союзные времена, и в период развала и в нынешний период – требовалось максимальное напряжение. И в работе, и во взаимоотношениях с людьми, в общении с прессой. Поэтому в последний год я больше и больше делегировал свои полномочия Тукманову. В последнем Уставе даже было записано, что у гендиректора РФС больше полномочий, чем у президента. Я делал это умышленно, готовя себе замену. Я думал, что Тукманов в конечном итоге и станет президентом РФС.

— С проходом на футбольные матчи у вас проблем нет? К примеру, Червиченко не пускают в ложу VIP на матчи «Спартака».

— Слава Богу, у меня есть пять пропусков на все стадионы, которые я получил перед началом сезона. Не знаю, что будет на следующий год, но на этот я обеспечен. Но думаю, проблем не возникнет. В конце концов, я, как представитель ФИФА и УЕФА, могу потребовать к себе уважения.

НЕ ПОНИМАЮ, ПОЧЕМУ ТИТОВ ОБИЖЕН НА МЕНЯ

— В своих интервью Виталий Мутко много говорил о странных, с его точки зрения, контрактах, которые заключал РФС, о подряде на строительство дома, где фигурировала фамилия Тукманова.

— Я воспринимал все эти обвинения, как абсолютно не имеющие под собой оснований. Прежде чем критиковать и делать выводы, надо было внимательно изучить наши контракты. К примеру, мы заключили договор с ТСФ, компанией, реализовывавшей наши коммерческие и телевизионные права – очень выгодный и хороший договор. Он заканчивался в 2006 году и мог быть пролонгирован до 2008 года – в случае, если бы кто—то не предложил на порядок лучшие условия. Эти условия (не на порядок, а на два лучше) предложила компания «Федком—медиа». Понятно, что только этот контракт обеспечивал нам полное финансирование. Отмечу, что и помимо него РФС самостоятельно мог привлекать спонсоров, что было предусмотрено договором. Заключен он был до 2014 года. Почему на столь длительный срок? Это соответствует мировым тенденциям. К примеру, у ФИФА контракт с «Кока-Колой» до 2022 года.

Теперь по зданию. Оно вообще уникальное. Мы еще при советской власти боролись за него. Предложили большое количество денег, чтобы отселить жильцов. Договорились с банком, который строит здание. Там очень простая схема. Мы – владельцы земли вместе с московским правительством. На этой земле стоит старый дом, который нужно отремонтировать, и есть площадка, которую мы отдаем банку. Банк стоимость квадратного метра увеличивает до той суммы, которая потребуется для реконструкции нашего здания. РФС при этом не несет никаких расходов, кроме того, что платит налоги за землю. Буквально в январе на этой площадке побывали и Лужков, и Юханссон с Блаттером. Договорились о том, что для оснащения нашего офиса ФИФА выделит дополнительно 300 тысяч долларов. Создали специальную компанию – «Московский центр бизнеса и спорта», возглавляемую Тукмановым, которая ежедневно занималась этим вопросом. Опять же – что проще: пригласи Тукманова, рассмотри, поговори… Я уже отмечал: как бы мне ни хотелось порой эмоционально выступить, я этого не делаю – пока не обладаю всей полнотой информации. Если я ее проанализирую и вижу обман, тогда другое дело – об этом надо открыто говорить.

— Ваше имя упоминалось и в известном скандале с дисквалификацией Егора Титова. Упоминалось самим футболистом, в негативном смысле.

— Странно. Если бы я тогда не вмешался в ситуацию, Егор получил бы не годичную, а двухгодичную дисквалификацию – как это и положено по регламенту ВАДА.

— Он говорил, что его заставили написать письмо с отказом от вскрытия пробы «Б».

— Я к этому отношения не имею. Я знаю эту тему. Ему действительно позвонили на зарубежный курорт, где он отдыхал, с вопросом – готов ли он вскрыть пробу «Б»? Напомню, что она вскрывается при участии самого спортсмена. Ему посоветовали отказаться от этого, подтверждая тем самым правильность сделанного анализа. Совет был правильный. Мы-то еще раньше знали, что у него был бромантан. Не было смысла дергать человека… Отмечу, что при этом я участвовал во всех заседания, кроме последнего – и не только участвовал, но еще и выступал там. Есть стенограмма, живые свидетели.

— Тогдашний тренер «Спартака» Андрей Чернышов имел к этому отношение?

— Никакого. А вообще это темная история. Все свелось к тому, что виноват доктор. Ветераны рассказывали, что эти таблетки им дал доктор. К сожалению, футболисты у нас порой – что взрослые дети. Молодых сейчас уже не заставишь ничего выпить, они ушлые. А те еще верят. Плюс, наверное, подсдали по ходу сезона. И доктор сказал, что эта таблетка поможет вернуть работоспособность. Потом ребят сильно рвало. А что до заявлений Титова, который обвинял меня – то это заявления человека, не знающего сути дела.

РЕШЕНИЕ ОСТАВИТЬ ЯРЦЕВА СЧИТАЮ СВОЕЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ОШИБКОЙ

— Не считаете, что вы излишне много поддерживали тренеров сборных? К примеру, Ярцева, у которого был нервный срыв, возможно, надо было убрать раньше…

— Согласен, тем более, что это имеет не косвенное, а самое что ни на есть прямое отношение к моей отставке. Я действительно поддерживал тренеров. Возьмите, например, ту же историю с Садыриным. Я пошел против всех, против Президента страны, Тарпищева, против выдающихся, как они себя считали, футболистов. Выстоял. Но, к сожалению, сыграли мы безобразно. За все это мне досталось крепко. Может быть, критики было бы меньше, если бы я тогда пошел на поводу. Но я этого не сделал, потому что считал и считаю Павла Федоровича выдающимся тренером, а все остальное – политическая конъюнктура. Что касается Ярцева, – наверное, правильнее было бы попросить его уйти после чемпионата Европы. Сказать: «Ты сделал свое дело, но сборная неудачно сыграла на чемпионате Европы. Это потолок твоих возможностей». Наверное, решения вокруг Ярцева можно признать моей стратегической персональной ошибкой. Хотя уже в то время я занимался поиском тренера, общался с наставниками из—за рубежа. Но решительного желания сменить Ярцева у меня не возникало.

— Даже конфликт с Мостовым не убедил вас в необходимости что—то менять?

— Начать надо с того, что этого Мостового вообще не следовало брать в сборную. Он уже не мог серьезно помочь национальной команде. А, зная его характер, можно было всегда ожидать чего-то подобного. Но раз уж взял, конечно, надо было до конца сглаживать ситуацию. Хотя не знаю, простил бы я сам игрока, если бы оказался на месте Ярцева. Наверное, нет. Одно дело – сказать, что тебя перетренировали, а другое – что сборной на этом чемпионате ничего не светит.

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ ПЕРЕШЕЛ НА ВОДКУ

— Одно издание сравнило вас с Брежневым.

— Ну, если только по времени пребывания на своем посту (улыбается). Масштабы разные совершенно. А еще я, слава Богу, не дожил до такого маразма, который был у него в последние несколько лет. Я нахожусь в добром здравии и не допускаю никаких маразматических решений.

— Для своего возраста вы выглядите прекрасно. Есть своя диета?

— Не ем сливочное масло, что-то жаренное на сковородке или на гриле. Мясо – только тушеное или запеченное в духовке. Ем мало сахара. Пива пью очень мало, потому что вообще его не люблю.

— А другие спиртные напитки?

— Водку или виски пью каждый день. Но не злоупотребляю. Мой норматив – до ста грамм за ужином. На этот счет есть разные теории. Одна из них такова – умеренная доля алкоголя способствует борьбе с холестерином и стимулирует пищеварение. Естественно, чтобы алкоголь был «не паленым». Водку я покупаю в магазине при заводе «Кристалл». А виски за границей. Недавно, правда, были в Эстонии – там я тоже купил бутылку этого напитка. Оказалось, лучше бы не покупал. По составу – второсортный спирт. А вообще в последнее время я перешел на водку… Что еще по диете? Раньше много двигался. Сейчас – меньше. Много гуляю и иногда играю с внуком в футбол.

КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ РУССКОГО ФУТБОЛА

— Теперь, когда вы не являетесь, президентом РФС, может, раскроете секрет, за какую команду болеете?

— Раньше болел за «Динамо». Когда стал работать в футболе, о предпочтениях, естественно, пришлось забыть.

— Но ведь не интересно же смотреть матч, не переживая. К примеру, недавнюю встречу «Спартак» — ЦСКА.

— Здесь все зависит от того, кто работает в этих командах. В той игре больше переживал за армейцев. Гинер мне ближе, чем спартаковское руководство. К тому же, у меня внук за ЦСКА болеет.

— Гинера в ЦСКА по вашей рекомендации пригласили?

— Абсолютно верно. Мы познакомились через Михаила Гершковича, который тогда был тренером молодежной сборной. Евгений Леннорович был у него единоличным спонсором. Хотя я в детали не вникал, потому что не сторонник лезть не в свои дела. Потом часто встречались, в том числе в офисе РФС. Он оставил о себе достаточно приятное впечатление – своим видением футбола, широким кругозором. Потом мы немного потерялись, поскольку Гершкович ушел из молодежки, но впечатление осталось. Поэтому я порекомендовал его без всяческих сомнений, зная, что это футбольный человек и хороший менеджер, поскольку являлся успешным бизнесменом. Рад, что я в нем не ошибся.

— Получается, вы многим людям дали путевку в жизнь – Гинеру, Мутко. Вас можно назвать крестным отцом российского футбола.

— (Усмехается). Да любого руководителя, проработавшего больше двух сроков, можно называть крестным отцом. Я отработал гораздо больше. Наверное, сделал что—то полезное.

— А люди помнят об этом, заходят, благодарят?

— Чаще это делают хоккеисты: Тузик, Якушев, Васильев. Футболистов приходит меньше, может быть, потому, что они еще действующие. Хотя раньше, когда я сидел на втором этаже, в офисе президента РФС, заходили. Тренеры в том числе, потому что почти все они прошли через мои рекомендации. Это сейчас наставников назначают, не спрашивая ни мнения президента РФС, ни мнения исполкома. А раньше это было в обязательном порядке.

— Когда за мемуары сядете?

— В ноябре. Сейчас пока нет времени. У меня есть два варианта. Один – именно мемуары, а второй – художественное произведение со своим сюжетом, интригой. Материал для воспоминаний будут давать фотографии. Очень жалею, что не вел дневник, о чем мне советовал мой хороший знакомый, журналист Борис Левин. Он говорил: каждый день обязательно надо написать одну страничку. Представляете, какой материал сейчас бы был!..

Станислав ПАХОМОВ, Денис ЦЕЛЫХ. Газета «Футбол + Хоккей», 04.10.2005

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru