Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2005

НОВОСТИ

ДОЖИТЬ ДО 13-ГО!

Сегодня, 12 октября, сборная России проведет свой 12-й матч в нынешнем отборочном цикле. Для того чтобы и завтра оставаться претендентом на поездку в Германию и получить право сыграть 13-й матч, нам нужна только победа.

Десяток российских журналистов переминались с ноги на ногу у входа в фешенебельный отель Carlton: мы ждали автобуса со сборной России. Всего день до решающего матча, и репортерам во что бы то ни стало надо было увидеть, услышать и затем передать в свои редакции нечто важное. То, что характеризовало бы состояние игроков и говорило бы об их мыслях.

В поисках этого "важного" мы - и кем это только заведено? - бдительно изучаем, какие у футболистов выражения лиц при регистрации в гостинице, придаем особое значение обрывкам их фраз и отмечаем для себя, общительна ли команда, весела ли - или, напротив, сурова и замкнута. А затем на основании всех этих наблюдений делаем выводы об общем настрое. Ставим этакую виртуальную печать: "Раскованны". Либо - "Зажаты". И напрямую связываем это с результатом предстоящего матча.

На самом деле большая часть этих репортерских "наблюдений", боюсь, не стоит и выеденного яйца. Мы задаем игрокам вопросы - и получаем заведомо очевидные, стандартные ответы - иных за день до такого матча, да еще и в присутствии десятков людей, никто давать не станет. И, получается, мы ни за что не узнаем, что у футболистов на душе. Ничего страшного! Главное, чтобы это узнал и почувствовал тренер, потому что именно он решает, кому выходить на поле и решать судьбу сборной.

Более того. Каким бы ни казалось нам общее настроение, исход самого матча от этого совсем не зависит. Помню, в Уэльсе всех поразила веселость россиян в аэропорту - и последующую победу связали именно с этой атмосферой бесшабашной раскованности. Но по всем внешним признакам точно так же, как в Кардиффе, наша сборная вела себя в нынешнем августе в Риге. И что? В то же время можно вспомнить достаточно примеров и иного рода - когда игроки с репортерами вообще не разговаривали. А затем и победы следовали, и поражения.

Мы судим о том, какова наша команда в преддверии важнейшего матча, по считаным минутам формального общения с ней в аэропорту и холле отеля. Ну не наивность ли? Если честно, то ваш корреспондент пришел к выводу, что во всех этих коллективных выходах журналистов к игрокам и тренерам (или игроков и тренеров к журналистам) есть только один практический смысл: лично пожелать удачи приятным тебе людям. Что я вчера с удовольствием и сделал.

Приятно было встретить Никиту Симоняна, прилетевшего вместе со сборной. Сколько таких матчей этот легендарный человек отыграл, оттренировал, да и просто видел! "Когда нужно - можем", - так отреагировал он на просьбу поделиться ощущениями на основе своего гигантского опыта. В Уэльсе, когда ТАК нужно было в прошлый раз, он, помнится, был начальником команды...

Сравнения с Кардиффом, кстати, напрашиваются здесь постоянно. К примеру, сразу бросилось в глаза, что в Братиславе неимоверно спокойнее. Никакого чувства, что эта страна впервые в истории близка к мечте, окружающий воздух не навевает. Два года назад в валлийский аэропорт набежали местные газетчики, раздувшие пожар из невиннейшего высказывания Дмитрия Булыкина: мол, кроме Гиггза, никого из их игроков не знаю. А эпическое противостояние того же Гиггза и Евсеева? А шапка на первой полосе одной из кардиффских газет в день матча: "50 лет боли"?

В Братиславе все по-другому. Единственный скромный тележурналист в холле Carlton обратился с вопросом к Динияру Билялетдинову: "Что вы думаете о предстоящем матче?" Каков вопрос - таков ответ. Молодой локомотивец, которого в интервью газете Sport Камил Чонтофальски охарактеризовал ни много ни мало как "русского Криштиану Роналду", выдал сокровеннейшее: "Ожидаю интересной игры. Победит сильнейший". И даже из уст Сергея Овчинникова никаких эффектных заявлений на этот раз было не слышно. Может, они и прозвучали бы, но в сборной сейчас он второй номер, и когда команда вошла в гостиницу толпой, репортеры бросились к другим. Не напрасно ли?

Минимальное подобие нагнетания страстей возникло только между двумя игроками "Зенита" - Чонтофальски и Андреем Аршавиным. Вчера в "СЭ" было опубликовано интервью с вратарем сборной Словакии, где тот, в частности, заявил: "У России нет никаких шансов". А завершил разговор словами: "Передайте Аршавину и Кержакову, чтобы мне не звонили". Мимо журналистов молодой лидер сборной вчера прошел с каменным лицом и на крейсерской скорости, но позже, увидев автора интервью с Чонтофальски, моего коллегу Максима Квятковского, сказал: "Да я с Чонтофальски за два года ни разу по телефону не говорил. Так с какой стати должен это сделать сейчас?!"

Сборную, явно решившую готовиться к матчу с холодной головой (никто не сделал даже попытки отреагировать на реплику Чонтофальски насчет шансов), задели за живое не словаки, а свои. Как рассказали мне сразу два представителя сборной, пожелавшие остаться неназванными, вся команда была, мягко говоря, не в восторге от высказываний Михаила Боярского, который принял участие в опросе деятелей культуры, что был опубликован в том же вчерашнем номере "СЭ". Вероятно, речь о таких словах: "Смысла в поездке нашей сборной в Германию не вижу. Ехать, по-моему, нужно только за победой. А чемпионами мира при моей жизни мы не будем".

Хорошо, когда людям не все равно, что о них думают и говорят. Такие жесткие слова порой способны оказать замечательный эффект. Помню, как тот же Боярский после памятных 7:1 в матче "Динамо" - "Зенит" (ау, Чонтофальски!) объявил мне, что перестает ходить на матчи "Зенита", и вообще наговорил о команде много неприятных слов. Команда - знаю из первых рук - была на Д'Артаньяна крайне зла. И... заняла по итогам чемпионата-2003 второе место!

Вот нам бы и сейчас то же. Второе. Пусть вся сборная отвечает Боярскому, питерцы - Чонтофальски, локомотивцы берут реванш у словаков из "Рапида" Глинки и Валаховича (того самого, что забил в Москве победный гол), армейцы доказывают, что несправедливо будет шести обладателям Кубка УЕФА остаться без чемпионата мира. Пусть у каждого будут свои стимулы, о которых мы узнаем уже после игры.

Ну а вчера ничего такого вот, действительно важного, никому из моих коллег вырвать из футболистов не удалось, и если можно было что-то заметить у входа в Carlton - то только отсутствие надрыва и пафоса. Игроки вели себя так, как, наверное, в такой ситуации вел бы себя каждый из нас. Кто подипломатичнее, как Смертин или Билялетдинов, - говорили, но кратко, без пыла и жара. Прочие улыбались, как Павлюченко, повторяли: "После игры" или же вообще предпочитали молчать. Семин, никому не запрещая общаться, тем не менее не стал собирать пресс-конференцию. Объяснил: "Все уже сказано. А после матча я - к вашим услугам!" И разве его и игроков нельзя понять? Разве не в тысячу раз важнее те слова, которые они произнесут сегодня своей игрой?

Наверное, точное определение подобрал все тот же Билялетдинов. Кто-то из репортеров процитировал свежее высказывание Виталия Мутко: мол, невыход на чемпионат мира не станет катастрофой. И поинтересовался: "А чем он станет для вас?" "Не катастрофой, конечно, но маленькой трагедией", - ответил игрок. Хорошо ответил. Большая трагедия - это что-то совсем другое, к футбольному матчу так относиться нельзя, иначе без страха ошибиться пальцем на поле пошевелить не сможешь. А вот "маленькая трагедия" - самое оно. Тебе небезразлично - но глаза от чувства ответственности из орбит не лезут. Шутить в такой момент был способен только самый опытный - Смертин. Он потешался над... собственной дикцией, слегка нарушенной из-за того, что меньше недели назад капитан надел на зубы брекеты. "Особенно шипящие не удаются, - сокрушался Смертин. - Представляете, в 30 лет решил прикус подправить. Странно, да? Такой я человек, что всегда ищу на свою голову приключений". Хавбек "Чарльтона" даже Владимира Ильича процитировал: "Выражаясь словами вождя мирового пролетариата товарища Ленина, дело нам предстоит архисложное и архиважное".

Они не рвали у себя на груди рубашку, не кричали о "матче жизни" и "главной игре в карьере". Билялетдинов сказал: "Важный матч у меня был в прошлом году в Ярославле, важный - с "Рапидом", важный - с "Бранном". Как можно что-то выделять? Да, понимаю, это сборная, но клуб для меня тоже важен". Юный локомотивец, кстати, восстановился после небольшой травмы: и сам Динияр, и врач Зураб Орджоникидзе подтвердили, что по состоянию здоровья он к матчу готов. Как и Сергей Игнашевич. А Орджоникидзе добавил, что на протяжении всего сбора восстановлением функционального состояния команды занимались несколько специалистов из его Центра спортивной медицины. Если кому-то это интересно, упор был сделан на работу с опорно-двигательным аппаратом и особенно позвоночником. От нарушения в функциях которого многие травмы, по словам доктора, и происходят.

Слегка резанула ухо шпилька Виталия Мутко в адрес Вячеслава Колоскова: мол, предыдущее руководство футбольного союза сделало "грубую стратегическую ошибку", допустив в последнем туре матч со Словакией на чужом поле. Что же, лучше было на чужом против Словакии начинать? Или играть с ней ранней весной, когда наши футболисты еще не "раскочегарились"?

Не стоит заранее искать виноватых. Мы еще ничего не проиграли. И стоит согласиться с одним из участников вчерашнего опроса "СЭ" Виктором Шендеровичем: "Если мы на заказ не можем обыграть Словакию, зачем нам ехать в Германию?"

Вот сегодня мы и посмотрим - зачем. О смысле этой игры мы все знали уже почти два месяца. Вечером на "Словане" станет ясно, дошел ли он, этот смысл, до всех и каждого. В таких матчах и выясняется, кто есть кто.

Игорь РАБИНЕР из Братиславы. «Спорт-Экспресс», 12.10 2005

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru