Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2005

НОВОСТИ

ЕГОР ТИТОВ: ЕСЛИ БЫ МНЕ ПРИШЛОСЬ БРАТЬ ИНТЕРВЬЮ У ЕГОРА ТИТОВА, Я НЕ ЗНАЛ БЫ О ЧЕМ ЕГО СПРАШИВАТЬ

В номинации «возвращение года» лидер «Спартака» победил по всем статьям, с присущим ему титовским размахом. Принимая от еженедельника «Футбол. Хоккей» приглашение посетить наш любимый ресторан «Сырная дырка», Егор и не подозревал, какая на этот раз ему уготована непростая роль. Тем не менее, исполнил свою партию «экскурсовода по футбольному закулисью» блестяще. Плеймейкер красно-белых на протяжении трех с половиной часов в красках и жестах рассказывал нашим читателям о том, как же живут профессиональные спортсмены, какими глазами они смотрят на мир и чем этот мир им отвечает.

ПЯТЬ НАИБОЛЕЕ ЯРКИХ СОБЫТИЙ 2005 ГОДА В ПРЕДСТАВЛЕНИИ ЕГОРА ТИТОВА

СОБЫТИЕ 1. ОКОНЧАНИЕ ДИСКВАЛИФИКАЦИИ

- Для меня это был очень важный день. Может быть, даже самый важный в карьере. Я утром встал, уже понимая, что сегодня что-то будет. Мне еще ночью с 20 на 21 января мать с сестрой начали кидать СМС-ки, поздравлять с возвращением в футбол. Я отвечаю им: подождите, рано еще.

Я самый первый приехал в родной Сокольнический манеж, где проводился матч в честь моего возвращения, полчаса ходил один - не знал, чем заняться. Потом начали ребята собираться. На установке никто меня не выделял, Петрович (Старков - прим. ред.) лишь ближе к концу второго тайма только сказал: давайте поможем Егору.

Я понимал, что по этой игре меня уже будут судить: как он, что он. Было непросто, но пару раз зрители мне похлопали. Нормально, думаю, для дебютного-то матча. Когда после пресс-конференции пришел в раздевалку, сил уже не было ни на что. Потом в ресторан пошли с родными. У Вити Булатова 21 января - день рожденья. Там и встретились. Везде наши люди!

СОБЫТИЕ 2. ОЧЕРЕДНОЙ УХОД РОМАНЦЕВА

- Уход Олега Ивановича из «Динамо» вышел громким из-за его слов, что он собирается там работать долго и плодотворно. А оно вон как все обернулось. Хотя, по правде говоря, когда мы «Динамо» обыгрывали 5:1, я подумал: Сейчас Иваныч все бросит и уйдет. Я его неплохо знаю, на эмоциях он способен на такое. Но он не ушел, вытерпел. Еще и поэтому его отставка в спокойный в общем-то для бело-голубых период, стала сенсацией. Мне очень неприятно было - хочется, чтобы у Олега Ивановича все было хорошо.

СОБЫТИЕ 3. МОНАКО СТАЛО КРАСНО-СИНИМ

- Я отметил бы не само событие, что армейцы выиграли Кубок УЕФА. Они к этому шли, и по игре было видно, что всех - просто в одну калитку. За исключением «Осера», с которым бились очень тяжело. Для меня событием было то, что они поехали на Суперкубок в Монако, и вся банда наших толстосумов, которые тусуются повсюду, рванула туда. Монако стал на несколько дней русским городом. Я бы сам не прочь был бы окунуться в ту атмосферу, почувствовать.

Когда забивался гол, я не заметил, как Сиссе сыграл рукой. Но потом при повторе с боковой камеры явно было видно, что мяч попал в руку. На месте лайнсмена я бы тут же махнул бы. Но это я сейчас так говорю, а там - Суперкубок, ответственность, деньги большие…

СОБЫТИЕ 4. СПАРТАКОВСКАЯ ОСЕНЬ

- Залогом того, что мы здорово сыграли осенью, стала наша работа летом в паузе в чемпионате. Нагрузки, которые тогда нам давались, были уровня Олега Ивановича. Очень приличные! Как раз приехал смотреть на нас Рашид Рахимов, который во время тренировок сидел, все записывал и нас фотографировал. Мы бежим из последних сил, а он фотоаппаратом - щелк. Я ему улыбался как мог. Потом надоело: ну сколько можно меня щелкать?

Но осень у нас получилась очень хорошая. Перед каждым матчем в раздевалку заходил Шавло, говорил: ребята, так уж повелось, что когда я к вам захожу, вы выигрываете. Сергей Дмитриевич очень здорово всех сплачивал вокруг себя, заряжал. Настрой у нас был сумасшедший, мы не могли проиграть. Даже Видич, у которого в голове уже сидело, что он уезжает, бился. Он уходил с поля весь в шишках: у него такая большая голова, и постоянно в борьбе набивает на ней кучу шишек.

СОБЫТИЕ 5. ФИНАЛ ЛИГИ ЧЕМПИОНОВ

- В финале Лиги чемпионов я два гола не видел. Отошел от телевизора при счете 3:0, а когда вернулся - уже 3:2. Потом англичане забили третий, и я был в шоке. В финале вести три мяча абсолютно по делу, у соперников даже не было шансов, и проиграть! Я бы сразу, наверное, петлю себе соорудил. Просто не могу представить себе состояние после этого матча того же Мальдини, который мог выиграть Лигу в пятый раз. Как люди после этого нашли в себе силы выйти на поле, загадка.

СЕГОДНЯ МАРАДОНЕ ОТОРВАЛИ БЫ И НОГИ, И РУКИ

- В чем была главная сложность - вернуться в большой футбол через год? Почему говорят, что это почти невозможно?

- Я никогда не обращал внимания на все эти «невозможно», а ориентировался на Стрельцова, который более чем удачно вернулся на поле через семь лет. Я, конечно, не Стрельцов, но я ведь «всего» год пропустил. Хотя проблем, конечно, хватало. Главная заключается в том, что пропадает навык. То, что ты раньше делал автоматически, теперь вынужден осмысливать. То, на что раньше уходили доли секунды, теперь требует гораздо больше времени. А это сказывается на игре. Если бы я окунулся в свою старую команду, то, может быть, мне было бы легче. Но я попал практически к новым партнерам, как будто в другой клуб перешел. Поэтому было тяжело. В старом «Спартаке» я мог бы играть с закрытыми глазами.

- Наверняка дополнительные сложности создало то, что футбол постоянно прогрессирует. Согласны?

- Он каждый год меняется. Наши великие ветераны сейчас пишут (я без иронии говорю, действительно великие): вот мы раньше играли! Но раньше не было футбола, раньше люди ходили по полю пешком. У меня есть кассеты со старыми матчами, и я среди них откопал шестьдесят какой-то год. Так там бразильцы просто вставали по точкам и вообще не бегали. Мяч туда-сюда, потом в штрафную, раз - гол! Или гол знаменитый Марадоны англичанам, когда он всю команду обвел. Если адаптировать тот рейд к современности, то аргентинцу еще в центре поля должны были ноги оторвать, потом при подходе к штрафной площади ему бы руки оторвали, он уже катился бы вперед, но тут ему отбили бы голову, и ничего бы не было. Я согласен, что Марадона - величайший футболист, на мой взгляд, именно он король нашего вида спорта. Но сейчас все иначе. Вряд ли и он, и Пеле смогли бы блистать сегодня, как в свои годы.

- В какой момент произошел последний кардинальный перелом?

- Я помню, как мы сражались с «Реалом» в 1998 и в 2000 годах. Первая команда была вся из звезд, вторая поменялась процентов на двадцать, но играла совсем по-другому. Бегали, бились - у нас вообще шансов выиграть, как в 1998-м, не было. Мне кажется, что французы своей сборной поменяли футбол. Они обыграли бразильцев, которые считали себя великими, именно за счет качества игры, французы смогли это сделать. И придали футболу новый импульс.

- Так за год вашего отсутствия в российском чемпионате что-то усложнилось?

- На старте я забил два гола «Рубину», подумал, что все пойдет нормально. Но после пяти-шести туров у меня начался спад. Видимо организм отвык от таких нагрузок, от такого графика. А потом меня посадили на лавку. Я до этого в последний раз сидел на скамейке запасных году в 1995-м. Очень непривычное и болезненное ощущение, у меня в голове не укладывалось, как я могу сидеть. Но я не такой человек, который пойдет сразу спрашивать: а почему? Хотя у нас таких немало, кто может пойти и спросить. Вернулся я в основу «удачно» - 1:3 сыграли с «Москвой». Появился еще один повод для переосмысления. Вот тогда-то и подумал, что все стало сложнее. Но потом была пауза из-за игр сборной, в которую мы очень хорошо поработали. У футболистов есть такое выражение: крылья выросли. Так вот они у меня выросли, все начало получаться, и на финишной прямой я уже наслаждался игрой.

В СЛЕДУЮЩЕМ ГОДУ ПОБОРЮСЬ ЗА МАШИНУ

- Матч с «Локо» апофеоз сезона?

- Такой поддержки, как была на матче с «Локомотивом», я не помню со времен Лиги чемпионов против «Реала» или «Арсенала». Стадион гудел так, что на поле я с Калиной (Калиниченко - прим. ред.) общался - ничего не слышно. Я ему кричу что-то в паузе, он мне в ответ: чего? чего?!

После матча эйфория была у всех, ко мне столько народу приезжало, поздравляло! Говорят, что у победы много отцов, так вот у этого нашего успеха в тот раз были и дедушки, и прадедушки. Почему-то, кстати сказать, все восприняли эту ничью как победу. Подходили люди говорили: спасибо, за победу над «Локо». Причем тут победа? Видимо, эмоции все перекрыли.

- Гол железнодорожникам для вас особенно важный?

- Этим он похож на кубковый гол «Ростову» в 2003-м, но нынешний был гораздо сложнее по исполнению. Мяч летел сбоку, и я понимал, что надо просто по нему попасть. Я видел периферийным зрением, что Босс стоит по центру. Значит, надо было либо чуть-чуть задеть мяч, чтобы он улетел в дальний угол, либо бить сильно - в ближний. Но бить сильно было рискованно - такой мяч плохо видно, запросто можно промахнуться. Поэтому я лишь немного его подправил, так получилось, что попал хорошо.

Газет после этой игры не видел. Телепередач тоже. Даже ничего о том матче не прочитал и не узнал. Смешно получилось на сайте наших болельщиков. Они определяли лучший гол ноября: а там их всего два было, и оба мои - сумасшедший выбор. И в итоге написано: «большинством голосов лучшим признан гол Егора Титова в ворота «Локомотива».

- Вы сами в Интернете где-нибудь голосуете?

- Конечно. Всегда, когда есть возможность, голосую. Даже неважно, на какую тему этот опрос. Но свой голос отдаю, только когда вижу, что это объективный опрос, а не просто, чтобы кого обмануть.

- Оценки себе и партнерам на официальном сайте «Спартака» выставляете?

- Вот этого не делал не разу. Не знаю, где это находится.

- А вот Ковалевски говорил, что знает.

- (Смеется.) Поэтому ему и машину дали. Я в тот день, кстати, переезжал с одной квартиры на другую, поэтому опоздал на банкет по поводу завершения сезона и не видел, как ребятам вручали сертификаты. Смотрю, они с табличками какими-то сидят. Парфеша говорит: это машины действительно. Да ладно, отвечаю ему. Потом тесной компанией мы переехали в другой ресторан, Димка меня еще час убеждал, что это не шутка. Ну что сказать, наше руководство молодцы. Будем надеяться, что на следующий год новые какие-нибудь машинки появятся. Надо будет побороться.

УЖЕ СЕЙЧАС ДУМАЮ, КАК БУДУ ЖИТЬ ПОСЛЕ ФУТБОЛА

- Дорогие презенты делает руководство «Спартака». Но и футболисты в команде тоже не бедствуют. Вы себя считаете богатым человеком?

- Не считаю. Конечно, можно сказать, что моя семья ни в чем себе не отказывает, но назвать себя богатым… Точно, нет. Например, таким, как Андрей Владимирович Червиченко, я не буду никогда, хотя бы потому, что вкладывать деньги надо уметь. Если бы он здесь был, он бы нам сказал, сколько и куда нужно вложить, чтобы заработать. Другой вариант, обеспечить себе старость - начать собирать заработанное. Положить все куда-нибудь в банк или в сейф и ключик хранить на цепочке на шее. Но я так просто не могу. Не могу. Хочется, например, кому-нибудь сделать подарок. Вот сестре исполнился 21 год, я ей подарил автомобиль, «Тойоту». Сделал страховку полную, затонировал, осталось только ленточкой перевязать.

- Тоже неслабый подарок.

- Во мне при этом борются два человека. Один хочет сделать родному человеку приятное, а другой говорит: за что? Ей еще рано такие подарки получать. Мне же ничего с неба не упало, сам ездил на «восьмерке». Может быть, оставить себе на черный день, она еще заработает?! Но я так не могу. Пока ноги еще носят, буду помогать.

- Отцу машину тоже вы купили?

- Да. Единственный член семьи, у которого нет машины - это мама. Но она сказала, что за руль никогда не сядет. Вот здесь считайте, я сэкономил (смеется).

- За скольких человек вы чувствуете ответственность?

- За очень многих. Что перечислять? Жена, дочь, отец, мама, сестра, теща с тестем… Хотя и тесть тоже мне помогает.

- Каким образом?

- Я по хозяйству ничего делать не умею. Однажды попытался в стену гвоздь вбить, он, естественно, загнулся. Но это полбеды, его надо было еще вытащить, заделать образовавшуюся дыру. Вот тесть и выручил. И теперь, когда нужно что-то в доме приколотить, именно он этим занимается. А я лучше буду в футбол играть и деньги зарабатывать.

- У вас перед глазами есть пример человека, который все сделал в своей карьере правильно и грамотно подготовил себя к постфутбольной жизни?

- Валера Карпин. В нем всегда хватка чувствовалась. Он основательно и дальновидно ко всему подходит. Он и бизнес наладил, и деньги толково вложил, и себе занятие на будущее нашел. Мне до Валеры в этом плане далеко. Тем не менее я тоже задумываюсь над тем, что будет потом. У меня, например, есть квартира, которую можно будет сдавать. Какая-то сумма у меня лежит, что-то на нее капает. Но те люди, которые уже закончили с футболом, рассказывают, что деньги просто улетают. Год-два и их уже нет. Я понимаю, что, закончив, надо будет умерить свои желания. Игрушки ребенку буду покупать не каждый день, а каждую неделю. Потом каждый месяц, а потом Аня вырастет и встанет на ноги.

КУПИЛ BMW, А ОНА ОКАЗАЛАСЬ В УГОНЕ

- Свою первую зарплату помните?

- Это было в 1992 году, получил я две тысячи рублей по старым деньгам. Принес домой охапку купюр, мама чуть с ума не сошла. А потом, пока был еще жив Николай Петрович Старостин, который дубль очень любил, для дублеров мы неплохо зарабатывали. Дедушка нам организовывал матчей семь-восемь в месяц, и мы порой зарабатывали раз в пять больше основы. Но мне те деньги просто не нужны были в семнадцать лет, все их родителям отдавал. Затем в 1995 году я получил 5 000 долларов за весь сезон. Вы только вдумайтесь: пять тысяч за весь сезон! Что это по нынешним временам?

Мне показали раскладку по всем играм, за что сколько платят. Хорошо помню, мы играли на Кубок с «Уралмашем», я вышел на замену - триста долларов. Пятьсот за игру тогда был максимум.

- На что вы их потратили?

- Я поехал, купил себе куртку «пилот», тогда очень модные были, кожаная, барашек торчит отовсюду. И отдал какие-то безумные деньги, что-то тысячи три долларов. На них, наверное, шубу грандиозную можно было купить. Потом поехал себе еще что-то купил, матери что-то, и деньги кончились. Все, что я заработал за год. И только через год, когда мы выиграли чемпионство, я стал зарабатывать приличные деньги.

Выдавали нам их уже в январе 1997-ого. Олег Иванович вызвал меня к себе: Егор, у тебя сумма очень большая, завтра чтобы ты был с отцом. Когда я узнал, что мне причитается целых тридцать тысяч, у меня глаза были размером вот с этот бокал. В этот момент я понял, что могу себе многое позволить. И на сборах в Турции мы с папой созванивались, решали, какую машину мне купить. Я уже устал ездить на постоянно ломающейся «восьмерке», хотелось иномарку. Вы сейчас это напишете, люди скажут: обалдеть, в двадцать лет он хочет иномарку!

Приехал, взяли деньги, и двадцать две тысячи отдал за пятерку ВМW. Она еще жива, я ее через два года продал Мелешину. И вскоре после этого обнаружилось, что она числится в угоне. Вот как бывает. Потому аппетиты росли, мы тогда выигрывали все, суммы получали неплохие. Помню, как покупал «Лексус» за пятьдесят тысяч - отдаю деньги, а сам их тяну назад, жалко такие деньжищи выкладывать. Но машина по тем временам была шикарная. Сейчас этим никого не удивишь. Глядя на сегодняшнее поколение и сколько они зарабатывают, понимаю, что родился не вовремя. Хотя если оглянуться на тех, кто играл до меня… Они вообще ничего не успели заработать.

ОЛЕГ ИВАНОВИЧ НАМ РАЗЖЕВЫВАЛ ФУТБОЛ

- Главный тренер в вашей жизни - Романцев. Вы с ним вместе проработали много лет. Олег Иванович вас удивлял когда-нибудь?

- Конечно, удивлял, но только в жизни. В футболе удивить меня было трудно. Я на сто процентов знал, что если я сделаю вот так, то Олег Иванович скажет - это здорово, а если вот так, то скажет - неправильно. Потому что, если ты неправильно сделаешь еще раз, то это у тебя уже будет откладываться в голове. Я запросто мог бы провести за него тренировку, как и Юра Ковтун, как Парфеша, Алень или Вова Бесчастных. Но Романцев всегда все делал сам, ему нужно было видеть игроков. У него была мощная методика, и эти романцевские квадраты незабываемые. Мне особенно «6 на 2» нравились, очень веселые. В них как раз были общение, юмор, что сплачивало команду. Сейчас у нас таких квадратов нет, их убрали из тренировок. А вот квадрат Скалы 30 человек: 28 на 2, я не понимал. Они говорили: это разминка. Да какая это разминка, если я за двадцать минут два раза мяча коснулся. Замерзнуть можно было на такой разминке.

- Самое категоричное, что Олег Иванович вам сказал?

- Что я пойду в армию. Ему тогда Владимирыч Жиляев сообщил, что я крайне нерегулярно посещаю институт, и он мне перед строем: Титов, я тебя лично отправлю в армию. Мне тогда как раз восемнадцать лет исполнилось. Я испугался. Сам не понял чего, то ли армии, то ли того, что Романцев меня перед всеми раскритиковал.

- Олег Иванович положительно отмечал вас когда-нибудь внутри команды?

- Он выделял людей за работу. Говорил: вот посмотрите на этого, отработал как следует, отпахал все сборы, а ты, Иванов-Петров-Сидоров, что ты сделал? У Олега Ивановича не было фамилий, он на разборе говорил: зона левого защитника, здесь может оказаться любой. Зато про соперников он говорил все и очень подробно. Один раз он меня поразил: мы играли с «Торпедо», меня поставили опорником против Хохлова. Олег Иванович на тактическом занятии мне все разжевал: у Хохлова рабочая нога правая, запускай его влево, левой он очень неважно играет. Я так и делал. Не так давно, я Димке тот эпизод рассказал, посидели повспоминали.

А вообще у Романцева были очень кропотливые разборы. Пятиминутный отрезок могли обсуждать целый час. Иваныч был способен любой эпизод раскритиковать. Я удивлялся этому: смотришь - и не можешь понять, здесь-то за что можно зацепиться. Он находил.

Был уникальный момент. Играли в Ростове, Алень тогда вышел то ли после травмы, то ли после болезни. Идет наша атака, а Дима идет назад пешком. Романцев: стоп, Дима обрати внимание, ты делаешь неправильно. Каждый шаг его разложил по полочкам, каждый взмах руки. И так он мог найти ошибку в любой ситуации, разжевывал нам футбол по крупицам.

СМОТРЕЛИ С ТИХОНОВЫМ НАШУ ИГРУ И ЧУТЬ НЕ РАСПЛАКАЛИСЬ

- В следующем году исполняется десять лет с тех пор, как «Спартак», состоящий из молодежи, вернул себе чемпионство. Часто вспоминаете тот год?

- Думаю, это был один из самых интересных сезонов в моей карьере. Мы, зеленые пацаны, самоутверждались в футболе, убивались за каждое очко, Георгий Саныч Ярцев весь на эмоциях. Такое не забудешь. Кстати, вот показательный случай. Весной 1996-го мы готовились в матчу с «Нантом», и за пару дней до игры у меня ни с того ни с сего защемило нерв. Какой-то уникальный нерв - пошевелиться без боли невозможно. Я пытался бегать, делая вид, что мне не больно, но не получалось. Врач команды Юрий Сергеевич Васильков говорит: пойдем, Ярцев велел делать, что угодно, но чтобы ты вышел на поле. Чего мы только ни делали: и уколы, и массаж, и компрессы. Защемило, не могу ничего. Утром перед игрой оделся, побежал, может, отпустит. Не отпускает, сыграли без меня 2:2. Вели 2:0 и не удержали. После матча сел сбоку на входе в раздевалку, заходит Георгий Саныч. Шапку бросил, по ведру со льдом ногой - раз, по мячам - ба-бах, все разлетелось. И тут меня увидел, скромно сидящего в сторонке. И как начал мне пихать при всех: «А ты что?! Заболело у него! Болит у него!» Он рассчитывал на меня, а я не смог. Хотя и было мне тогда всего девятнадцать лет. Меня Васильков тихонько в душ: иди спрячься, пусть отойдет. Стою в душе, думаю: при чем здесь я, я же на поле не выходил. С одной стороны обидно, с другой - так и надо. Мы понимали, что нам доверяет. И вот такая веря Саныча в меня, она дорогого стоит. Тем не менее с тех пор, когда что-то неудачно у нас складывается, всегда ухожу куда-нибудь в уголок.

- Почему после поражений люди глаза опускают в пол?

- Ну а как? Старший сидит понурый, переживает, и ты у него учишься тоже. Понимаешь, что вы неправильно делали. Бывает стыдно. Такие игры случаются, что не можешь тренеру смотреть в глаза. Неважно, кто это: Ромацев, Ярцев или Старков. Лучше я быстро помоюсь и уеду, буду один это переживать. Хотя сейчас все меняется. Взять, к примеру, НХЛ. Я пытался делать ставки на эту лигу через букмекерский сайт в Интернете. Одна команда выигрывает у другой на выезде 6:1, через пару дней эта же команда снова играет с ней же только дома и попадает - 1:12! А я на нее ставлю! Как же, они же в гостях их прибили, а дома уж точно! Думаю, это потому что они не сидели после игры глаза в пол. Просто вымылись, поехали домой и все забыли.

Может быть, это потому что они играют по восемьдесят матчей в год, у них есть такая возможность. Как нам говорил Романцев: вот у нас через два дня игра на Кубок, отмазывайтесь. И мы выходили и отмазывались. Единственный случай на моей памяти, когда мы не реабилитировались сразу, был в 2000-м году, мы тогда проиграли то ли три, то ли четыре встречи подряд. Причем в каждой забивал Штолцерс, фартовый наш. Мы Андрюхе уже говорили: может, ты не будешь больше забивать?!

- Какой из матчей того вашего первого полноценного сезона больше всего отложился в памяти?

- Очень сложно выделить. И с «Торпедо», когда мы выиграли 4:3, фантастический матч был. У меня есть кассета с записью из-за ворот, мы ездили на отдых сейчас в Эмираты и брали ее с собой, смотрели с Тихоновым. Когда смотрели, как Джубанов победный гол забивает, просто слезы в глазах стояли. До сих пор те эмоции свежи.

А гол Горлуковича «Ростсельмашу» перед этим. Последние минуты, мы проигрываем 0:1, если не забиваем, то - прощай золото. Перед этим мы раз пятнадцать били стандарты, и Тихонов, и Кечинов. Не идет мяч в ворота. И тут подходит Горлукович, отодвигает Тихонова: отойди, сынок! Я рядом стоял, думаю: если Дед сейчас не забьет, то все. А он со штрафного кладет в девятку. Поворачивается и спокойно бежит назад. Это не фантастика?

- Помните, как праздновали на поле какие-то важные голы?

- Я точно знаю, что человек после гола практически не в состоянии контролировать себя. Эмоции настолько переполняют, что все делается спонтанно. Невозможно что-то планировать… Другое дело, когда у нас была золотая команда, мы знали, выходя на поле, что обязательно выиграем и обязательно забьем, то договаривались, как будем праздновать. Помните, как мы гребли, еще какие-то трюки выделывали? А сейчас как можно об этом договариваться? Меня спросили перед сезоном: у тебя на счету 88 мячей, до ста дойдешь? «Двенадцать мячей? Да, забью, десять-двенадцать - моя норма. Забью». Четыре гола за сезон! Вот и планируй что-то после этого.

- Какому голу в жизни больше всего радовались?

- А забываются эмоции. Я не помню, что было после того, как «Реалу» забивал, «Арсеналу» или «Спортингу». «Локомотиву» забил - это еще помню, а до этого - уже ушло из памяти.

- А почему вы, когда забили «Локо», побежали к лавке?

- Вначале, перед матчем с «Сатурном», мы выходили на игру, и я никак не мог надеть повязку. Она узкая, и никак не получалось. Подошел Юра Ковтун, натянул ее мне на руку, похлопал меня по плечу, говорит: забьешь сегодня. То же самое перед «Локо»: Юра говорит, сегодня опять забьешь. Я забиваю, вижу Юрок стоит: руки вверх, рот перекошен - тридцать пять лет мужику, радуется как ребенок. Как можно было не подбежать?

С ТИХОНОВЫМ ЕДВА НЕ ПЕРЕЛОМАЛИ ДРУГ ДРУГУ НОГИ

- Как вы отдыхаете, когда устаете от всего?

- Лежу на диване. Вероника знает, что в такие часы меня лучше не трогать. И дочке говорит: не трогай папу, папа устал. Бывает так выкладываешься, что эмоций - никаких. Мухи на меня садятся, нет сил их согнать. Просто тупо щелкаю каналы на телевизоре. Потом к утру восстанавливаешься, уже и настроение хорошее, и физические кондиции в норме.

- Но сейчас вы на отдыхе и то без футбола не смогли обойтись.

- В Арабских эмиратах играли в футбол. Приехал брат друга Димы Парфенова. Мы смотрим: парень играет на пляже час, два с мячом - один, и лицо очень знакомое. Калина пошел с ним познакомился: и правда, свой человек. Он говорит: пойдем в футбол. Поднялись - пошли. Проходим метров пятьдесят по пляжу, там Хомич с Георгием Базаевым, пошли с нами. Ашветия, Алдонин. Так собрали народ, поделились - и вперед.

Все сразу закричали: Титова и Тихонова в разные команды! Поэтому мы с Андреем играли друг против друга. За меня был Алдонин, он у нас самый активный. Женя еще и из сезона выйти не успел, они за два дня до его приезда провели последнюю игру в Кубке УЕФА. Так парень как угорелый носился по всему полю! А по песку много не набегаешься, минут через десять уже все, ноги забиваются. Когда смотрел по телевизору пляжный футбол, думал, и чего они еле ползают, но теперь я понимаю, каково это, совершать рывки на песке. Нам же по привычке надо везде успеть, а там не так - встал в зону и стоишь, ждешь своего.

- Стыки босыми ногами, наверное, больно?

- Мы старались себя беречь, но выигрывать хочется всегда, неважно где, с кем и когда играешь. Вот в одном эпизоде мы с Андреем Тихоновым и сошлись. Он сгоряча под меня прыгнул, как мы уцелели непонятно. Он сидит, надкостницу трет, весь в песке, сквозь зубы: извини Тит, я не специально. После этого пошли с ним в море охладиться и решили завязать, иначе до добра это не довело бы. Нас ребята из «Томи» потом звали еще в волейбол, но я сказал: хватит, наигрались уже.

- С футболистами из других команд запросто общаетесь, нет у вас «межклановой» розни?

- Вражды точно нет. У меня много приятелей в других командах, хотя вот в ЦСКА после ухода Семака и выделить некого. Нет там таких друзей, как Лоськов или Радимов. Когда ты становишься старше, то понимаешь, что футбольный мир очень тесен. Это по молодости думаешь, вот знаю этого футболиста и вот этого. А больше мне никто не нужен. Остальные - враги! А сейчас уже осознаешь, что футбол - это еще не все. И не так важно, где играет человек. Мало ли почему у него не получилось! Он так же, как и ты, начинал играть с семи лет, так же старался делать это хорошо, но попал не к тому тренеру. Попал бы к Романцеву, сейчас был бы звездой. Потому что Олег Иванович лепил футболистов, как из глины. Надевал им бутсы, и они шли побеждать. Ну, это дар у него был. Потому он и великий. У тренеров, кстати, футбольный мир еще теснее, чем у нас футболистов. Нас все-таки пятьсот человек. Ты можешь его не любить, и он будет от тебя далеко. А их-то всего шестнадцать человек в премьер-лиге и семнадцатый в сборной. Представляете, какие у них могут быть отношения, да еще когда на взводе?

- Есть люди из спортивного мира, к кому вы относитесь негативно?

- Их единицы. Среди них журналисты, которые оскорбляют меня в прессе, или футболисты, которые умышленно играют грубо. После такого думаешь: ну я тебя запомню, гада! А проходит два-три дня, и ты остываешь. У меня память хорошая, но я не злопамятный. Вот запомнил одного корреспондента, который назвал меня в газете «мумией». С какой стати, какое он имеет право так говорить? Только вот почему-то думаю, он мне на глаза не попадется.

- Когда во время отдыха люди подходят, это раздражает?

- Когда мы в футбол играли, собрался весь пляж, смотрели, как мы бегали. Там вообще оказалось очень много русских, хотя отель и дорогой был. Но в целом россияне - люди тактичные. На отдыхе узнают, но подходят, только когда мы куда-то идем. А если сидим сами по себе, редко кто обращается с какими-то вопросами. Хотя бывали случаи, когда пьяные лезли брататься - отдых заканчивался. Это, конечно, неприятно.

НЕ ХОЧУ РАБОТАТЬ МАСЛАЧЕНКО

- Из всех связанных со СМИ проектов, в которых вы участвовали, какой произвел наибольшее впечатление?

- Когда во время последнего чемпионата Европы я делал для «Love-радио» ежедневные репортажи, это было интересно. Я рассказывал о том, что видел, что запомнилось, что удивило.

- Вы и в шкуре телекомментатора себя в Португалии почувствовали. Не хотели бы после окончания карьеры перенять эстафету у Маслаченко?

- Нет, это не мое. Там надо быть привязанным к графику, быть зависимым от каких-то записей. Я же люблю все делать без суеты.

- Если бы вы были журналистом, которому поручили взять интервью у Титова, о чем бы стали говорить?

- Вот об этом точно никогда не думал. Нужно серьезно подготовиться. Наверняка, такая тема, о которой я никогда не говорил, есть, надо только ее найти. Но обычно журналисты задают одни и те же вопросы. Недавно мне звонит девушка, хотим взять у вас нефутбольное интервью. А о чем? Нефутбольное. Ну хорошо, но тогда вы почитайте перед этим, что у меня другие спрашивали, чтобы не повторяться. Пришла: я все прочитала, и первый же вопрос буквально из на днях вышедшего интервью.

- С вами действительно трудно найти новую тему, слишком уж популярная фигура. Есть что-то, о чем вы часто думаете и никто об этом не знает?

- Я, наверное, вас сейчас шокирую, но я часто думаю о смерти. Что будет со мной после смерти, что будет с миром после того, когда меня не станет. Мне почему-то интересно, как будут жить мои внуки, правнуки. Я как-то на днях сижу считаю: ребенок родился, когда мне было 23 года, значит, на моем пятидесятилетии она уже сможет со мной выпивать. Ну, шампанского точно ей можно будет выпить.

- Второго, кстати, не собираетесь завести?

- Я очень хочу! У нас с женой был договор: когда закончится ремонт в новой квартире, вернемся к этому разговору. Но ремонт у нас длился год и семь месяцев! Мы переехали только через два дня после окончания этого сезона. И как сейчас об этом речь завожу, Вероника вспоминает о том, что она учится, и ей вначале нужно закончить университет. Но она тоже понимает, что надо уже еще одного ребенка заводить. Время подошло!

ОДНАЖДЫ ПРОМЕНЯЛИ С АЛЕНИЧЕВЫМ ФУТБОЛ НА ТЕННИС

- Считается, что профессиональные спортсмены дотошно относятся к своему рациону. Вы за питанием следите, каких-то диет придерживаетесь?

- Для меня это не больная тема. Я могу есть все, у меня другая проблема. Я постоянно стараюсь придумать что-то интересное в еде. Идем с женой по магазину, говорю ей: давай ты что-нибудь сегодня попробуешь приготовить эдакое. Вижу рыбу свежую, вот ее. Нам заворачивают штуки две-три. Вечером я есть не хочу, рыба лежит в морозилке, нас ждет. В итоге мы ее выбрасываем, а я придумываю что-то другое. В результате таких экспериментов почему-то получается, что ем я все время одно и то же. Картошку, макароны, рис, все подряд. Даже по ночам лопать могу.

В детстве я очень любил гречку, с молоком или с песком. А потом - как отрезало, лет пятнадцать не мог я ее в себя запихнуть. Но в какой-то момент попробовал снова - нормально, пошла. Ем теперь ее вместе с дочкой. У нее же молодой растущий организм, она сейчас тем более теннисом начала заниматься. Шамиль Тарпищев посоветовал хорошего детского тренера, и Аня уже три месяца занимается. Приходит домой, встает в теннисные позы! Значит, зацепил ее спорт.

- Вы ведь тоже любите теннис?

- Однажды был уникальный случай у нас с Димой Аленичевым. Это до чего надо любить теннис, чтобы пожертвовать ради него футболом! Летом у нас было в один день две тренировки, очень приличная нагрузка. Дома у меня никого (мои на курорте), чего туда ехать, отправились к Аленичеву. У Димы на участке корт, и мы после двух тренировок так с ним зарубились. Играли три сета, упорные все - 7:5, 6:7. Он уже освещение включил, время за двенадцать, а мы рубимся. Сил ни у кого уже нет, но и проигрывать никто не хочет. И никто не хочет сдаваться, и каждому надо отыграться. Утром приехали на базу выжатые как лимоны. Перебор, конечно, был, но спортсмен он во всем спортсмен. Главное, не уступить!

- Похож теннис по мысли на футбол?

- Похож, но у теннисистов разнообразие ударов! Намного больше вариантов, чем у нас.

- В теннис-бол кто сейчас в «Спартаке» чемпион?

- Кавенаги и Родригес. У них очень здорово получается: один встает около сетки - только голова торчит, а другой набрасывает. Они невысокие, быстрые, мертвые мячи достают, которые мы из-за комплекции не можем. Мы с Юрой Ковтуном пару раз против них играли - тяжело. Видно, что они прежде много тренировались. Хотя в следующем сезоне мы с Аленем, конечно, заведемся по-настоящему. Думаю, аргентинцам тоже непросто придется.

- Многие футболисты любят на сборах резаться в компьютерные игры. Вы как по этой части?

- Я играю в Интернете в он-лайн игру «Бойцовский клуб». Кто знает, что это такое, тот поймет. Я там выступаю на стороне темных сил. У нас свой спартаковский клан, а у меня два персонажа десятого уровня. Очень интересно!

- Такое впечатление, что вам все в жизни интересно.

- Наверное, так и есть. И, по-моему, это здорово!

ДОСЛОВНО

- Жалко, что на чемпионат мира мне уже не суждено попасть. В 2010 году мне будет уже 34 года, а от России в 34 туда уже не ездят. Для этого нужно быть Стасом Черчесовым. Может мне усы отрастить?

- Меня нисколько не удивило, что Влад Ващук успешно вернулся в Киев. Я всегда говорил, что Ващ - хороший игрок. У него и характер есть, это он всем доказал. После «Спартака» если где и играть, то как раз в киевском «Динамо».

- Уходы лидеров из «Спартака» всегда были неожиданными, всегда шок. Парфеша, наверное, первый, про кого мне известно было заранее, что он скорее всего покинет команду. И то я до сих пор надеюсь, что он подпишет новый контракт. Так и напишите: сегодня, 19 декабря, я надеюсь на это.

ЧТОБЫ Я СДЕЛАЛ, ЕСЛИ БЫ БЫЛ…

…ПРЕЗИДЕНТОМ ФИФА

- Тут задача номер один мне понятна! Скажите, почему в футболе чемпионаты мира проходят раз в четыре года, а в хоккее ежегодно?! Разве это не ущемление прав футболистов? Нас обделяют еще и в том, что мы можем стать олимпийскими чемпионами только раз в жизни до 23 лет. Почему так? А если ты не попадал в сборную до этого срока? Все остальные спортсмены по сравнению с футболистами в очень хорошем положении. Сейчас будет Олимпиада в Турине, возьмем лыжи или биатлон. Выиграл гонку с массового старта, потом гонку преследования, потому что тебя никто догнать уже не может, потом еще эстафета, если у тебя команда супер. Вот, пожалуйста, за неделю ты трехкратный олимпийский чемпион, тебе памятник при жизни и все почести. А я даже если очень захотел бы выиграть Олимпиаду, то все равно шансов не имел бы.

Будь я президентом ФИФА, постарался бы изменить ситуацию, хотя и понимаю, что это очень сложно, надо ломать все. И Олимпийские игры переносить, и хоккейные чемпионаты, и еще что-то сдвигать по срокам… Не просто - один сел, подумал и придумал - а человек сто собрать, и вместе решать. Оптимально было бы один год - чемпионат мира, один - чемпионат Европы.

…ПРЕЗИДЕНТОМ РФС

- В хитросплетениях нашей футбольной власти я разбираюсь слабо. Как делят полномочия ПФЛ и РФС, кто за что отвечает, кто что делает? Какие-то делегаты каких-то регионов приезжают раз в год, за что-то голосуют… Судьи к какой структуре относятся, вообще непонятно! То они хотели быть сами по себе, то к кому-то относиться. Черт ногу сломит. Я себя во всех этих интригах чувствовал бы некомфортно. Для того, чтобы там свободно плавать, мне кажется, надо не играть в футбол, а заканчивать какие-то академии или какие-то партийные органы пройти. Как Колосков, например, побегавший чуть-чуть где-то и все. Тогда, может, какая-то специальная закалка у тебя появится, будешь матерым функционером.

…ГЛАВНЫМ РЕДАКТОРОМ ГАЗЕТЫ «ФУТБОЛ.ХОККЕЙ»

- Я бы в целом все оставил, как есть. Единственное, сразу бы поднял бюджет издания раза в два-три, подтянул бы новых спонсоров. Затем отправил знающих языки журналистов в ведущие футбольные страны Европы. Они бы делали все то, что вы делаете по России. Присылали бы оттуда большие интервью с мировыми звездами. Мне очень интересно читать интервью. Впрочем, знаете, с нашими людьми мне, пожалуй, даже интересней. Только не про футбол, а про жизнь. Про то, что человек из себя представляет как личность. Какие у него кумиры или на кого он хочет быть похож, меня не волнует. А вот какие у него мама-папа, чем он дышит и к чему стремится - в самый раз.

Беседовали Алексей ЗИНИН и Дмитрий СМИРНОВ. «Футбол. Хоккей», 27.12.2005

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru