Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2006

НОВОСТИ

ГУС ХИДДИНК: ХОЧУ БЫТЬ СО ВСЕМИ, КТО СЕРДЦЕМ С РОССИЕЙ

В среду вечером специальный корреспондент "Спорт-Экспресса" взял в Эйндховене интервью у Гуса Хиддинка, который сегодня в Москве подпишет двухлетний контракт с РФС на 4000000 евро и станет первым в истории иностранцем, возглавившим нашу национальную футбольную сборную.


Матч ПСВ - "Фейеноорд" стал последним матчем Хиддинка в Эйндховене. После его окончания трибуны стадиона "Филипс" встали и устроили трогательное прощание с человеком, который сделал их команду чемпионом. Потом состоялась пресс-конференция, а вслед за ней я подошел к Хиддинку и попросил его о специальном интервью для "Спорт-Экспресс". Последний раз мы встречались в марте, и он сразу узнал меня. "Хорошо, - ответил тренер, - через пять минут я буду в вашем распоряжении. Ждите меня". И действительно, ровно через пять минут он уже отвечал на мои вопросы.

- Какие цели вы преследуете в России? Какие ставите перед собой задачи?

- Сначала хочу сказать: в пятницу мы едем в Москву, чтобы встретиться там со всеми необходимыми людьми. Последнее время занимаюсь тем, что активно анализирую футбольные дела в России, беседую со специалистами. Хочу лучше узнать, что у вас происходит. Надеюсь, у нас одна цель и не только я, иностранец, во всем буду разбираться. Надеюсь также, что налажу контакт с моими русскими коллегами, что мы будем открыты друг перед другом и я смогу воспользоваться их советами. Мое желание таково: хочу, чтобы у меня был тесный контакт с каждым, кто сердцем с Россией, кто может нам помочь.

- Какими будут ваши первые шаги в России?

- Для начала хочу как можно больше увидеть и, разумеется, поговорить с людьми, которые уже давно в русском футболе. Речь прежде всего о моих коллегах-тренерах.

- С кем из них намерены встретиться в первую очередь?

- Не хотел бы называть никакие имена. Кого-то назову - другие обидятся. Этого не хочу. Постараюсь поговорить с каждым о возможностях и проблемах российского футбола - с тем чтобы глубоко проанализировать ситуацию и попробовать вместе со всеми профессионалами, вместе с тренерами, представителями федерации выбрать правильный путь и потом по нему следовать. Но, повторяю, одному мне это не под силу.

- Кто будет вашими помощниками?

- Назову их тогда, когда все станет окончательно ясно. Пока проходят беседы с некоторыми специалистами и в России, и вне ее.

- Будет ли в вашей команде Александр Бородюк?

- С ним в ближайшее время тоже поговорю. В общем, у меня есть отдельные кандидаты. Но объявлю состав тренерского штаба, когда наступит полная ясность.

- Виталий Мутко сказал, что у вас есть кассеты с записями матчей российской сборной. Вы их уже просматривали?

- Да-да. И не одну кассету.

- И каковы впечатления?

- Думаю, у ваших игроков очень хороший потенциал. Впрочем, знал об этом еще до просмотра видеоматериалов. В чем мы сейчас нуждаемся, так это вместе поставить цель и попасть на европейский чемпионат в Австрию и Швейцарию. А уже потом, в 2008 году, также вместе поставить более высокую цель. У вас есть хорошие игроки, есть потенциал. Впрочем, Россия всегда была большой футбольной нацией. Думаю, она и сейчас не очень уж отстала. Если будем держаться вместе, серьезно трудиться, если будем критически относиться к работе, если наладим правильные взаимоотношения, то можно снова выйти на высокий уровень.

- С Романом Абрамовичем приходилось встречаться?

- Кажется, месяц назад я, как тренер ПСВ, имел с ним контакт - у футболистов, играющих в Эйндховене, есть какие-то интересы, связанные с "Челси".

- Абрамович рекомендовал вас на пост главного тренера сборной России?

- Об этом мне неизвестно. Не знаю, откуда это всплыло. Было три-четыре федерации, проявлявших ко мне интерес. Известно же, как я могу работать. Но ко мне обратились с конкретным предложением, я его обдумал. И теперь с большой гордостью и радостью возьмусь за дело в России.

- Сколько дней в году собираетесь проводить в нашей стране?

- Много. Собираюсь просматривать множество игр, посещать с моими людьми как можно больше клубов, чтобы наблюдать за тренировками команд, играми. Вообще, будем следить за всеми клубами и просматривать всю лигу.

- Виталий Мутко рассказывал, что беседовал с вашей женой об истории России. Она знает историю нашей страны?

- Думаю, знать прошлое важно. Тем более что у России очень красивая, большая история. Нельзя ограничивать себя одним футболом. Все-таки человек со стороны, иностранец должен вжиться в новое для себя общество, лучше его понять. И моя жена, как и я, в восторге от русской культуры, ее истории.

- Поговаривают, вы недавно были в России. Это правда?

- Нет, последний раз приезжал к вам с мадридским "Реалом". Давно это было - в 1998-м.

- Ваше решение работать в России на Западе нередко называют авантюрой.

- Футбол - это всегда новое приключение. Надеюсь и даже уверен: люди, которые будут работать со мной, сделают все, чтобы это было хорошее приключение. Когда в Голландии или Западной Европе говорят о русской сборной, то все признают ее большое прошлое. Сейчас, правда, ваш футбольный флер несколько исчез. Но, думаю, вместе мы вновь сможем завоевать уважение на международной арене. Я верю в это.

- Вы особенно успешно трудились в Корее, сейчас едете в Россию. Чем, на ваш взгляд, будет отличаться ваша новая работа от предыдущей?

- Работа в Корее - это было для меня нечто совершенно новое. В этой стране совсем другая культура. Но там все сплотились. И я сумел завоевать доверие, постоянно был в контакте со многими людьми из федерации, из клубов. Тогда и поставили общую цель: на мировом чемпионате выйти из группы. И мы этого добились. В России тоже постараюсь как можно быстрее вжиться в ее историю, ее культуру, постичь ваши футбольные традиции. Но повторю еще раз: все заинтересованные люди должны работать вместе.

- Вы добились больших успехов в национальных сборных разных стран. В чем тут секрет?

- Важно профессионально отнестись к делу. Важно, чтобы и мы, тренеры, и игроки доверяли друг другу. Важно, наконец, поверить в то, что вместе мы можем сделать очень многое. И, конечно, нужно всегда ставить единую цель. Сейчас эта цель непростая - пробиться на Евро-2008. Если это удастся, мы сделаем большой шаг вперед.

- Вы говорите, что попасть в Австрию и Швейцарию будет трудно. Но ведь, по вашим же словам, в России много талантов, у нее большой футбольный потенциал.

- Да, но сначала необходимо сплотиться, кое-чего вместе достичь. При этом каждому придется даже ущемить какой-то свой личный интерес. Командный потенциал, командный идеал - вот что для всех должно быть главным.

- У России большие амбиции. Болельщики хотят видеть свою команду чемпионом Европы, чемпионом мира...

- Но нужно также видеть и реальность. А она в том, что в рейтинге ФИФА России нет среди первых двадцати или даже тридцати стран. Ей не место в хвосте. Российский футбол обязан двигаться наверх.

- Как быстро?

- В футбольном мире не так уж много терпения. Но это тоже не слишком большая проблема. Если все специалисты, болельщики убеждены, а каждый игрок уверен, что у нас есть потенциал, необходимый футбольный уровень, если каждый отдаст все для успеха, то победы придут быстро.

- Какое у вас предчувствие перед работой в России?

- Мне очень любопытно. Уже знаю отдельных людей, в Москве снова их встречу. В общем, я рад предстоящей работе.

- Каков ваш жизненный девиз?

- Хорошо и много работать. Но в одиночку ничего сделать нельзя. Надо трудиться вместе с единомышленниками. Футбол - это игра, которая может сплотить не только команду, но порой и всю страну.

- Западные газеты любят сравнивать вас с Наполеоном. Но Наполеон Россией не завладел...

- Он столкнулся с морозами. И у него была другая цель. Сейчас же у нас, голландцев, и у русских цель общая. И очень надеюсь, что не окажусь в вашей стране в изоляции. Постараюсь поделиться всем своим опытом, всеми знаниями футбола. Буду это делать охотно, с удовольствием, во имя побед.

- У вас всегда были большие амбиции...

- Да, у меня их немало. Кстати, как и у Наполеона. Но, повторяю, у нас разные с ним цели.

- Не испытываете страх перед холодами, русским менталитетом, гигантскими масштабами нашей страны? В одной только Москве около 15 миллионов человек...

- Все понимаю. Но я жил также и в Сеуле, и в Стамбуле. Это тоже огромные города. Привык. Самое важное - это люди, которые тебя окружают. Люди, с которыми можно добиться большой цели.

Ефим ШАИНСКИЙ из Эйндховена. «Спорт-Экспресс», 14.04.2006

ТЕПЕРЬ ВЕСЬ ЭЙНДХОВЕН БУДЕТ БОЛЕТЬ ЗА РОССИЮ

Гус Хиддинк

В среду в гостиницах Эйндховена не было ни одного свободного номера. Еще за два часа до начала матча ПСВ - "Фейеноорд" вокруг Philips Stadion появилась конная гвардия. Такой ажиотаж здесь даже в дни, когда сражаются между собой старые именитые соперники, случается далеко не всегда. Как выяснилось, была на то другая причина...

Гус Хиддинк появился у тренерской скамейки ПСВ за двадцать минут до начала игры. И сразу же стало понятно: он сегодня главное действующее лицо на стадионе. Как только будущий "россиянин" уселся в оранжевое пластиковое кресло под небольшим козырьком у поля, к нему подбежал коллега из "Фейеноорда" Эрвин Куман. Обнял Гуса, а потом они долго и оживленно о чем-то беседовали. Затем к Хиддинку стали подходить другие представители команды гостей. Все пожимали ему руку обнимали, говорили теплые слова. Периодически Гуса вызывали болельщики, столпившиеся за оградой и просившие автограф. Тренер никому не отказывал и расписывался на открытках, программках, со всеми фотографировался.

За несколько минут до начала матча к Хиддинку подсели его помощники по ПСВ Рюттен и Айкелькамп. Они, как и их шеф, были в строгих серых пальто, накинутых поверх пиджаков. Как только помощники оказались рядом, Гус вынул из кармана таблетки жевательной резинки и раздал тренерам. Вся тройка усердно работала челюстями в течение всего матча.

Находясь за воротами среди фотокорреспондентов, я в течение всей встречи через телеобъектив наблюдал только за тем, что происходит на тренерской скамейке ПСВ. В первом тайме Хиддинк был само спокойствие. Он не вставал с кресла, почти не разговаривал с помощниками и только два раза что-то показал своим футболистом - похоже, это были какие-то указания по искусственному офсайду. В общем, по тому, как вел себя Хиддинк, невозможно было составить картину того, что происходило на поле. Может быть, все было настолько им срежиссированно, что в никакой новой информации его подопечные уже и не нуждались? Ну а Рюттен и Айкелькамп то хватались за головы, то вскакивали с мест. Хиддинк же сидел как памятник.

"Памятник" встал, только когда прозвучал свисток об окончании первого тайма. В начале же второго со стороны Гуса - вновь ноль эмоций. Лишь только когда ПСВ пропустил гол, челюсти тренера стали интенсивнее обрабатывать жевательную резинку. Правда, при этом еще взгляд заметно помрачнел, а его брови сдвинулись "домиком". Тут же Хиддинк, не поворачивая головы, что-то сказал Айкелькампу, который позвал одного из запасных, разминавшихся у кромки поля. Когда футболист, собираясь выйти на поле, проходил мимо тренерской скамейки, Хиддинк, опять-таки не поворачиваясь к нему, чтобы не отвлекаться от происходившего на поле, по-отечески похлопал по спине. Признаться, наблюдая в этот момент за Гусом, я сильно сомневался в том, что мне позже удастся взять у него интервью...

Но замена оказалась удачной, и вскоре хозяева сравняли счет. Рюттен, Айкелькамп и все, кто находился на скамейке, вскочили, победно вскинули руки, стали обниматься. Все, но не Хиддинк. Жующий "памятник" продолжал сидеть, не отрываясь от того, что происходило на поле. Правда, вскоре он поднялся. Это неординарное событие произошло после того, как кто-то из гостей получил травму неподалеку от штрафной площади хозяев. Постояв минутку-другую, Хиддинк вновь уселся. К тому времени настроение, похоже, у него улучшилось. Он вдруг энергично зажестикулировал руками, показывая очередную замену, затем, повернувшись к стражу порядка, разместившегося у тренерской скамейки, начал с ним о чем-то переговариваться, после чего оба стали... хохотать. В это время ПСВ как раз энергично атаковал, что впрочем, происходило в течение всей концовки второго тайма. Трибуны же, которые ранее вспыхивали лишь периодически, тоже по-настоящему завелись. Причем зрители скандировали лишь одно слово: "Гус!"

Сразу после финального свистка Хиддинка вновь обнял Куман, затем примеру тренера последовали остальные игроки "Фейеноорда". Гус же, приняв поздравления, вскоре скрылся в раздевалке. Но ни зрители на трибунах, ни фотокорреспонденты у кромки поля покидать стадион не собирались. Я подошел к стражу порядка, с которым веселился в концовке матча Хиддинк.

- Меня зовут Дик, - представился тот. - Не уходите. Сейчас состоятся проводы Хиддинка в Россию.

- Жалеете, что Гус уходит?

- Еще бы. А вот Москве повезло. Вы получаете такого стратега, такого организатора, такую умницу. Теперь весь Эйндховен будет болеть за Россию.

Тем временем прожекторы на стадионе погасли. Зато на трибунах зажглось море огней - это в руках зрителей засветились фосфоресцирующие палочки-светлячки. В это же время у центральной линии и по всему периметру поля были установлены какие-то приспособления, похожие на крошечные пушки. В центре же поля появился помост, обрамленный разноцветными надувными шарами. На пути к нему выстроили свой коридор футболисты ПСВ.

И когда под громовые аплодисменты на газон вышел Хиддинк, его подопечные, хлопая вместе со всеми в ладоши, стали скандировать: "Гус! Гус!" Тренер же направился к помосту вместе с Рюттеном и Айкелькампом - их путь сопровождался выстрелами пушек, салютовавших им золотым салютом конфетти. Когда вся троица оказалась в центре поля, на стадионных телеэкранах появились кадры, на которых ПСВ забивал и пропускал голы, а Хиддинк и его помощники торжествовали, хватались за головы, обнимались, поднимали над головами трофей за победу в чемпионате Голландии. Фильм сопровождала бодрая песня. Из всех слов в ней я уловил только часто повторяющееся "Гус". Это имя явно было главным во всей песне.

Но на этом музыкальная программа не закончилась. Вскоре на поле вышел солидных габаритов певец и с микрофоном в руках запел знаменитую мелодию из оперы "Набуко". К нему тут же присоединился весь стадион. Не молчал и Хиддинк, который, размахивая букетом цветов, пел во всю мочь, заодно дирижируя всем гигантским хором. Ну а закончилась церемония проводов в Россию кругом почета Хиддинка, который останавливался у каждой трибуны, кланялся в ноги зрителям, посылал им воздушные поцелуи. И получал их в ответ.

Вот бы и в России у тренера возникло такое же единение с болельщиками!

Ефим ШАИНСКИЙ из Эйндховена. «Спорт-Экспресс», 14.04.2006

 
на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru