Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2006

НОВОСТИ

ИВАН САЕНКО: В БАДЕН-БАДЕНЕ СТАВИЛ СВЕЧКУ ЗА СБОРНУЮ

Невозможно представить, что всего несколько лет назад больше половины сборной России играло в сильнейших зарубежных чемпионатах. Сегодня честь нашей страны в странах «ведущей пятерки» поддерживает лишь Иван Саенко из немецкого «Нюрнберга». Иван Драго, как зовут Саенко в Нюрнберге, чуть ли не главный герой команды, которая в прошлом туре выбралась в верхнюю часть таблицы. На днях с Саенко поговорил корреспондент «Советского спорта».

Иван Саенко

Покорять Германию Иван Саенко начал в «Карлсруэ» - как и один из российских первопроходцев в бундеслиге Сергей Кирьяков. Но какими же разными получились их судьбы.

ЧТОБЫ ПОЕСТЬ, ВСТАВАЛ В ШЕСТЬ УТРА

Если рыжий Кики (это прозвище надолго приклеилось к Сергею) сразу влюбил в себя весь город в первый же сезон, то Ванечку, как Саенко зовет в его нынешнем «Нюрнберге» тренер, судьба поначалу не жаловала.

О периоде в «Карлсруэ», где воронежец Саенко оказался совсем мальчишкой, Иван много говорить не любит. Для болельщиков – прозвище Кики в честь все того же Кирьякова, первый выход на поле в профессиональной команде, вызовы в российскую молодежку… Для родных и отца – воспоминания о местном интернате. Публично о них Саенко рассказывает впервые.

– У меня свой путь в футболе. Того, что я уже прошел, никому не пожелаю. И глупо было бы, достигнув определенного уровня, на полпути все бросить. Надо упираться…

В Германию, в Карлсруэ, я приехал еще ребенком – в 16 лет. Не думаю, что в таком возрасте людей уже можно назвать взрослыми. Впрочем, там, где мне пришлось жить, взрослеют быстро. Насколько я сейчас понимаю, с деньгами лет восемь назад у «Карлсруэ» было туго. Поселили в интернате в одной комнате на 11 человек. Супа, который давали на завтрак, хватало только на пятерых. Для того чтобы оказаться в этой пятерке, надо было вставать в пять-шесть утра. Проспал – извини…

Когда я потихоньку стал тренироваться со взрослыми, надо было ездить из интерната на базу первой команды. Сначала на трамвае, потом с баулом пешочком три километра туда, затем – обратный путь. Меня та ситуация здорово пунктуальности научила. Если написано на остановке трамвая, что он уходит в 12.04, то именно в это время он и уйдет. Не успел – стой и жди следующего. А мне ведь надо было еще возвращаться в интернат и тренироваться с ребятами своего возраста!

– Непростые условия.

– Зато закаляет. Если я в 16 лет это дело не бросил, то чего мне сейчас бояться и возвращаться назад, в Россию? В «Карлсруэ» сначала играл во втором дивизионе, с этого сезона – в «Нюрнберге» и уже в бундеслиге.

– Одиннадцать голов за сезон – рекорд бундеслиги для российских игроков (его установил в сезоне-1992/93 Сергей Кирьяков – прим. ред.). Посильная вам цифра?

– Все в моих руках, но самоцели, если честно, такой нет. Ведь, кроме шести голов, я еще и пять результативных передач отдал.

ПОЛЕ В БОРУ – КАК В ДЮСШ ВОРОНЕЖА

– На сайте «Нюрнберга» в вашей анкете напротив графы «самое большое разочарование в футбольной жизни» – прочерк. Я думал, вы вспомните матч молодежных сборных Дания – Россия.

– Видимо, эти вопросы мне задавали до матча в Брондбю. То поражение – на всю жизнь, потому что в молодежке больше не сыграю.

– Датский кошмар: версия Ивана Саенко...

– Все, считаю, началось с домашнего матча в Краснодаре. Датчане нам забили из офсайда, и ехать на выезд с пропущенным на своем поле мячом не слишком комфортно… Но там-то все неплохо начиналось – уже на 3-й минуте забивает Жирков...

– Я вообще-то не об игре спрашивал, а о знаменитых пяти удалениях.

– (Запальчиво.) Судья! Судья…

– Что судья?

– То – судья… (После паузы.) Да сами мы виноваты. Бывало, людей хуже судили, но они все равно выигрывали. А кто уступает, все время на арбитров кивает. Ну их! Говорю же – сами виноваты.

– Главный упрек тренеру Чернышову по той игре – почему сидел приклеенным к скамейке, а не вышел к бровке и не усмирил игроков...

– А я всем, кто так говорит, советую в разгар футбольного матча выйти к бровке и что-то крикнуть.

– Вы, чувствуется, пробовали.

– Да. Ближний к тебе слышит, а орать остальным – только горло сорвешь. Бесполезно.

– Была проблема в сборной в период «стыков» с Данией – мол, в отборочном турнире играли одни, а к решающим матчам подвезли людей из первой сборной – Быстрова, Акинфеева, Билялетдинова…

– Не могу это комментировать.

– Почему?

– Потому что определение состава и формирование команды – дело тренера, а не игроков. Да, я, конечно, знаю, что Саша Самедов, с которым часто общаюсь, обижался, когда не сыграл с Данией. Как раз из-за того, о чем вы спрашивали.

– Слышал, игроки молодежки вообще на многое обижались.

– Неправда. Лично у меня претензия одна – поле на базе команды в Бору низкого качества. Если уж для сборных его подготовить не могут, что тогда говорить о газонах для детей где-нибудь в Липецке или Воронеже?

– Чувствую, сравнение с Воронежем выстраданное...

– Я когда-то мальчишкой начинал в местном «Кристалле» – вот там такое поле, как сейчас в сборной, и было. Кочки, неровности. Но то ведь детско-юношеская школа пятнадцать лет назад, а то – сборная.

БОРОДЮКУ ОТВЕЧУ ГОЛАМИ

– Глядя на Билялетдинова с Акинфеевым, на себя футболку сборной не примеряли?

– Нет. Великовата она пока… Рано мне туда. Я читал интервью с Бородюком в «СС», где тренер спрашивает: а сколько, мол, забил Саенко?

– Обиделись?

– Нет, что вы – как на тренера обижаться? Немного удивлен был пренебрежительным тоном. Значит, мне надо стараться играть в клубе так, чтобы наставник сборной не спрашивал у репортеров, сколько голов забил Иван Саенко.

– В «Нюрнберге», знаю, у вас из-за молодежки проблемы начались. Хочется подробностей.

– А надо?

– Отчего ж нет?

– Только-только я перешел из «Карлсруэ» в «Нюрнберг». Дебютировал в бундеслиге. Первый матч сезона начинаю на скамейке, остальные шесть – в основе. На матчи клуба накладываются вызовы в сборную. Там ведь тоже тяжелый календарь – помните, одно время каждый месяц игры шли?

Так вот, получалось, что после субботнего поединка «Нюрнберга» я уезжал в Россию, в среду играл в сборной и в Германию возвращался только в четверг-пятницу. В результате перед следующим матчем в бундеслиге не проводил ни одной тренировки с командой. Такое ведь не только у меня случалось – уезжали в сборные и словаки Виттек и Словак. Но и Вольфа, нашего тренера, понять можно – игроков нет по неделе, потом они приезжают накануне матча, команда проигрывает…

– Что говорил Вольф?

– Вызвал к себе. Постучал пальцем по столу: мол, времени много в сборной провожу. Я ответил, что в Россию все равно буду ездить. И после этого перестал попадать в состав.

– Чем закончился ваш творческий кризис?

– Отставкой тренера. К 12-му туру у нас было шесть очков, представляете? Пришел новый тренер – Майер.

Кстати, любопытная история получилась – я как раз вернулся из молодежной сборной после того самого датского кошмара. Майер вызывает к себе. Говорит, что давно следил за мной и помнит по работе в «Герте». Оказывается, берлинская команда меня вела уже давно и даже хотела приглашать.

Тот разговор мне здорово помог. Первую игру с Майером мы выиграли у «Кайзерслаутерна» со счетом 3:1, а я забил свой первый гол в бундеслиге.

НОВЫЙ ТРЕНЕР ГОВОРИТ ПО-РУССКИ

– Майер – своеобразный тренер...

– В смысле?

– Ну, по-русски ведь говорит!

– Вы и это знаете? Да, он родился в Восточной Германии и учил наш язык. «Ванечка, солнышко всходит, давай трудиться!» – любимое у человека выражение на русском.

– С приходом «русскоязычного» специалиста изменилась и ваша позиция на поле?

– Да, с места левого полузащитника перешел в нападение – мы стали действовать по схеме 4-3-3. Играю то левого, то правого форварда.

– Слышал, у вас куча прозвищ?

– Да ладно вам… Ну, зовут Маленьким Русским.

– За невысокий рост?

– За возраст – молодой еще. Капитан прозвал Блицем. Блиц – молния по-немецки. Тренер – Ванечка. Трибуны – Иван Драго, помните, такой советский боксер был в «Рокки-4»? Вот в общем-то и все…

ЛИКБЕЗ ДЛЯ ТУРИСТОВ

– В «Нюрнберге» игрокам чистят бутсы?

– Да, а почему вы спросили?

– В межсезонье в России история с чисткой бутс динамовца Коштиньи расколола наш футбольный мир. Одни говорили, что португалец просто выделывается, другие – что он требует абсолютно нормальных для профессионального клуба вещей.

– А-а, тогда понятно. Вообще-то еще в «Карлсруэ», команде на ту пору второй бундеслиги, тоже бутсы чистили и мыли. Нормальное явление. А уж в «Нюрнберге»… Нет, кто-то, конечно, берет их с собой – это ведь не возбраняется. Тем же, кто оставляет в раздевалке, их даже кремом до блеска натрут.

– А вы за квартиру и машину сами платите?

– У вас что, и по этому вопросу футбольный мир надвое раскололся? Нет, за все сам плачу. Машина, квартира, мобильный телефон, обстановка…

– Штрафы прощают гаишники?

– Нет, никаких привилегий. Кстати, система штрафов у немцев непростая – все нарушения оцениваются в баллах, и после того, как человек набирает 13 очков, права могут отобрать.

– У вас сколько баллов?

– Не считал – полицейские их все время куда-то в компьютер заносят. Для примера – последний раз я превысил скорость на 80 километров в час, что было оценено в два балла.

– Это много?

– Наверное, нет. Я слышал, что бывшего канцлера страны Герхарда Шредера за превышение скорости вообще сразу прав лишили. Вот он, наверное, хорошо разогнался.

– Хороший вы ликбез для наших и украинских болельщиков провели перед чемпионатом мира!

– В смысле что быстро ездить не стоит? Хотите, еще расскажу? Магазины по воскресеньям не работают – правило номер один. О пунктуальности я уже рассказывал – не вздумайте опаздывать! Стадионы, дороги – супер! В общем, здесь все готово к чемпионату мира.

– Останетесь футбол посмотреть в июне?

– Нет уж. Не так часто я бываю у родителей в Воронеже, чтобы это время променять пусть даже и на чемпионат мира.

– Вам, кстати, в Германии вопросов не задают, почему Воронеж, наряду с Питером, стал родиной русского фашизма?

– Нет. Кстати, в Нюрнберге есть колизей, который построил Гитлер. Сохранилась и площадь, где он выступал. А если отвлечься от темы фашизма, Нюрнберг – потрясающе красивый город!

ЖАЛЬ, ЧТО В МОСКВЕ НЕТ МОРЯ

– Почему тогда каждый год игроки «Нюрнберга» всей командой едут куда-то отдыхать?

– Традиция. У нас, как и во всех клубах бундеслиги, есть система штрафов. Она довольно строга…

– …настолько, что после окончания сезона на штрафные деньги команда и уезжает на моря?

– Всего на два-три дня. Сумма собирается что-то около 20 тысяч евро. Зазвонил у тебя телефон во время обеда команды – 500 евро. Минута опоздания на тренировку – 10 евро.

– Теперь я понимаю, почему ваш телефон все время включен на автоответчик.

– И поэтому тоже. Иногда действительно важный звонок, надо ответить. Говоришь в сторонке, а тебя все равно обязательно занесут в протокол. Такая культура. Любимчиков, которым все дозволено, нет. Был недавно случай – день рождения у нашего капитана. Звонит телефон у игрока сборной Тунэзи...

– У кого?

– Тьфу ты, я уже по-немецки начал говорить. У игрока сборной Туниса во время праздничного ужина трель раздается из карманчика – стук-стук, выложите пятьсот евро! (Смеется.) И все вокруг та-ак рады за этого тунисца! Молодец, мол, парень, поедем после сезона за твой счет на Мальорочку…

– А в Москву слабо команду пригласить?

– Есть у меня такая мысль… Но тяжеловато это. Нету в Москве моря. Всем ведь хочется на пляже полежать после трудного сезона.

В БАДЕН-БАДЕНЕ СТАВИЛ СВЕЧКУ ЗА СБОРНУЮ

– А ведь могли бы вместо пляжа и на поле выходить в своем Нюрнберге. В составе сборной России.

– Обидно, конечно, что на чемпионат мира наши не пробились. Если честно, очень переживал за ребят, хоть сам и не был в первой сборной. Человек я верующий, часто езжу в Баден-Баден в русскую церковь – так все время ставил свечку за команду. Очень хотел, чтобы мы сыграли в Германии. От успехов сборной ведь многое зависит. Посмотрите, сколько греков сейчас играют в ведущих чемпионатах! А русских – мало.

– Скромничаете – один. Иван Саенко.

– Меня часто, кстати, люди спрашивают – какие, мол, шансы у твоей команды в Германии. Я сначала все никак в толк не мог взять, о чем вообще идет речь. Какие шансы, ребята? Вы о чем вообще? А потом догадался, когда вопрос об Андрее Шевченко в десятый раз повторился – у меня же фамилия украинская! До сих пор многие здесь не делают различий между странами бывшего Союза. Уверен, сыграют украинцы хорошо в Германии – скоро здесь будет не один лишь Воронин, а человека три-четыре.

КЛИНСМАНН ПРАВ, ВЫБРАВ ЛЕМАННА

– Сейчас самый актуальный в Германии вопрос – почему Клинсманн доверил ворота сборной на чемпионате мира не Кану, а Леманну. Вы начинали в Карлсруэ, родном городе Кана, следовательно, за…

– …ни за кого. Конечно, Кан заслужил выступить на чемпионате мира в своей стране. С другой стороны, Леманн просто здорово играет в Лиге чемпионов за «Арсенал». А значит, мы опять с вами подходим к тому, с чего и начали, – за состав отвечает тренер. Клинсманн выбрал Леманна, и значит, он прав.

– Если он прав, то почему Клинсманна так «прессуют»?

– Юргену, конечно, прилично достается. При этом претензии-то больше не по футбольным делам. Взять ту же тему Леманн – Кан. У Клинсманна, менеджера сборной Бирхоффа и Леманна – один контракт с фирмой-производителем спортивной одежды. И вот начинается с утра до вечера – Леманна выбрали первым номером именно по этой причине. Клинсманн то, Клинсманн се… Если честно, эти разговоры не вызывают ничего, кроме удивления.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Иван САЕНКО
Родился 17 октября 1983 года.
Клуб: «Нюрнберг», Германия.
Амплуа: нападающий. Рост 178 см, вес 77 кг.
Карьера: выступал за воронежский «Факел» (до 2001), «Карлсруэ», Германия (с июля 2001—2005). С лета 2005 года играет за «Нюрнберг». В чемпионате Германии (бундеслига) сыграл 21 матч, забил 6 мячей.

Сергей ЕГОРОВ. «Советский спорт», 21.04.2006

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru