Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2006

НОВОСТИ

ВАСИЛИЙ РАЦ: ЛОБАНОВСКИЙ ВЕЛ СЕБЯ ПО-МУЖСКИ

Василий Рац
 

Излишне спрашивать у преуспевающего будапештского бизнесмена Ласло Раца, за какую сборную он будет болеть на чемпионате мира в Германии. Конечно, за Украину, которую тренирует многолетний партнер Раца по киевскому "Динамо" Олег Блохин. Вместе с другими киевскими динамовцами полузащитник, которого тогда еще звали Василий, составлял костяк сборной СССР на чемпионате мира-86 в Мексике. Буквально перед самым вылетом на турнир во главе советской команды встал Валерий Лобановский, заменивший Эдуарда Малофеева.

- Много разговоров было о том, что отставку Малофеева инициировали по заказу Лобановского киевские динамовцы...

- В апреле 1986-го киевское "Динамо" выиграло Кубок кубков, разгромив в финале мадридский "Атлетико" - 3:0. В сборной же все без исключения киевляне играли намного хуже, чем в клубе. Очень сложно было после четких установок Лобановского понимать, что же хочет Малофеев. Вот и был поднят вопрос о том, чтобы со сборной снова работал Валерий Васильевич. Хотя после поражения в отборочном цикле предыдущего чемпионата Европы ему запретили это делать навсегда. Однако во имя результата забыли прошлое. Согласитесь, логично, чтобы команду, костяк которой составляли игроки одного клуба, тренировал его наставник. Ведь в Мексику поехали даже запасные нашей киевской команды (всего - 12 игроков).

- В матче группового турнира ЧМ-86 с французами, завершившемся вничью, единственный гол - на вашем счету...

- Мне удался тогда удар метров с тридцати, и мяч влетел в самую "девятку". Голкипер французов Жоэль Бате ничего не мог поделать. Помню, как нынешний наставник киевского "Динамо" Анатолий Демьяненко меня еще тогда подначивал: "Рац, Рац - бац, бац".

- После того как французы сравняли счет, ни одна из команд не проявляла особого желания вырвать победу...

- Ничья практически гарантировала и нам, и "трехцветным" выход в следующий круг. В условиях высокогорья транжирить силы было непозволительной роскошью. Мы ведь и так слишком много выплеснули в стартовом матче против Венгрии, когда забили шесть безответных мячей.

- Считается, что причиной рокового поражения от бельгийцев в 1/8 финала стали два забитых "красными дьяволами" с нарушением правил мяча...

- Это видел весь мир, но списывать неудачу только на это было бы неправильно. Нас подвела самоуверенность. Ведь всю игру вели, и почувствовали себя эдакими бразильцами: вы забьете нам, сколько сможете, а мы - сколько хотим. Не нашлось на поле человека, который бы сохранил трезвую голову. Сыграли бы в тот момент проще, даже на удержание счета - никто бы не осудил. Мы ведь даже не поняли в первый момент, что произошло, таким шоком стало поражение. Только прилетев в Киев, ощутили, что чемпионат мира будет продолжаться без нас.

- Что сказал вам в раздевалке после матча с бельгийцами Лобановский?

- Он повел себя по-мужски. Попытался подбодрить каждого, внушить, что жизнь этим поражением не заканчивается, и нужно думать о будущих победах.

- Свой лучший матч в Мексике вы сыграли против сборной Венгрии...

- Когда переехал жить в Будапешт, местные журналисты и болельщики еще долго ставили мне эту игру в вину. Мол, на долгие годы затормозил развитие венгерского футбола. В Мексике, когда мы забили в ворота соперников шесть безответных мячей, об этом как-то не думал. Нет, пожалуй, только когда увидел после игры лица венгерских футболистов, ощутил чувство жалости.

- Успели тогда переброситься хоть парой фраз с поверженными соотечественниками?

- После матча - нет. А вот до игры несколько венгерских журналистов приехали на базу сборной СССР. Они тогда еще страшно удивились, что я свободно говорю на родном языке. Ребята оказались парнями не промах. Сразу же стали выпытывать секреты Лобановского: как готовимся к матчу с венграми. Заодно и свои раскрыли. Оказывается, чтобы приспособиться к климату, тренировки венгры назначали на полдень. Мы же работали либо ранним утром, когда мексиканское пекло еще не так ощущалось, либо после захода солнца. Лобановский считал, что привыкнуть к жаре невозможно.

- В советские времена вы ощущали себя венгром?

- Я вырос в населенном мадьярами украинском селе Фанчиково, в восьми километрах от пограничной реки Тиса. За ней уже Венгрия начиналась. Дома говорили только на родном языке, венгерское телевидение смотрели. В 60-х в нашем селе с приемом телетрансляций из Москвы и Киева были проблемы. Лет до десяти смотрел только матчи венгерского футбольного чемпионата и болел за будапештский "Ференцварош". Да и русского языка тогда толком не знал. Выучил его, когда перебрался во Львов. Там учился на футбольном отделении спортинтерната. Окончив обучение, дебютировал в львовских "Карпатах", а затем принял приглашение от клуба второго дивизиона "Нива" (Винница). Поиграл во второй лиге полтора сезона с опытными партнерами, набрался опыта и, видимо, успел зарекомендовать себя с лучшей стороны. В Винницу зачастили селекционеры из высшей лиги.

- Неужели кто-то осмелился посягнуть на принадлежащее киевскому "Динамо" право "первой ночи" на талантливого украинского хлопца?

- Представьте себе, звали и в московское "Динамо", где селекционной политикой ведал Александр Петрашевский, и в "Пахтакор". Клуб из Узбекистана тренировал Иштван Секеч, с которым у меня уже тогда особые отношения были. Позже я женился на его племяннице Кларе, с которой познакомился во время учебы во Львове. Я уже настроился на отъезд в Москву, условия обещали великолепные, но буквально через день на базе в Виннице появился селекционер киевского "Динамо" Анатолий Сучков. Он сказал, что за мной в Киеве давно следили, и поинтересовался, как я смотрю на переход в "Динамо". Видимо, от растерянности у меня вырвалось: "Не знаю". Сучков просто вскипел от возмущения: "Как? Киевское "Динамо" тебя приглашает, а ты еще сомневаешься". Выручил меня тогда главный тренер "Нивы" Иван Терлецкий. Он без колебаний дал совет уезжать в Киев.

- Трудно пи было вам адаптироваться в команде Валерия Лобановского?

- Уезжая из Винницы, я договорился с наставником "Нивы", что, если уж совсем невмоготу будет, позвоню и попрошусь обратно. После двух недель нагрузок "по Лобановскому" дал себе слабинку: засобирался назад. Однако Терлецкий сказал, чтобы даже думать об этом забыл.

- Что вам говорил сам Валерий Васильевич?

- Когда я стал говорить ему, что еще не готов играть за лучший клуб страны, то в ответ услышал: "А ты что, сразу хотел в "основу" попасть? Работать нужно". Это потом уже понял, что Валерий Васильевич исподволь, через школу дубля, готовил меня на смену Владимиру Веремееву, завершавшему свою блистательную карьеру.

- В тот момент желания покинуть "Динамо" не было?

- Я тогда после окончания института проходил службу во внутренних войсках. Уйти из "Динамо" в ходе сезона было невозможно. После окончания чемпионата СССР 1983 года меня пригласили ...в московский "Спартак". Это сейчас подобное спокойно воспринимается, а в советские времена такой переход воспринимался на уровне революции. Встреча с Константином Бесковым в Москве проходила по всем законам конспирации: вышел из гостиницы, а наставник "Спартака" ждал меня в машине в условленном месте, и сразу же предложил подписать заявление о переходе.

- Что же помешало вам стать спартаковцем?

- Как раз в это время после неудачи сборной СССР в отборочном цикле ЧЕ-84 в Киев вернулся Лобановский. После завершения сезона он всегда вызывал игроков на индивидуальное собеседование, и не стал изменять сложившейся традиции. Я честно сказал, что собираюсь уходить из команды. После этого Лобановский настоящий спектакль разыграл. Раздался телефонный звонок, и Валерий Васильевич только поддакивал невидимому собеседнику. Повесил трубку, и с ходу ошарашил меня: "Ну что, в московский "Спартак" собрался?" Не дав опомниться, ненавязчиво начал убеждать, что в Киеве я уже пережил самый тяжелый этап, а в другом клубе нужно будет все начинать заново. В команде, которую создавал в середине 80-х Лобановский, мне нашлось достойное место. Ну и двухкомнатную квартиру, которую пообещал Валерий Васильевич, я получил через несколько месяцев.

2 июня. Стадион «Ирапуато» (Мексика). Сборная СССР перед началом матча со сборной Венгрии. Стоят (слева-направо): В. Бессонов, П. Яковенко, О. Кузнецов, С. Алейников, Р. Дасаев, А. Демьяненко. Сидят: И. Яремчук, Н. Ларионов, И. Беланов, А. Заваров, В. Рац. 2 июня. Стадион «Ирапуато» (Мексика). Сборная СССР перед началом матча со сборной Венгрии. Стоят (слева-направо): В. Бессонов, П. Яковенко, О. Кузнецов, С. Алейников, Р. Дасаев, А. Демьяненко. Сидят: И. Яремчук, Н. Ларионов, И. Беланов, А. Заваров, В. Рац.

2 июня. Стадион «Ирапуато» (Мексика). Сборная СССР перед началом матча со сборной Венгрии. Стоят (слева-направо): В. Бессонов, П. Яковенко, О. Кузнецов, С. Алейников, Р. Дасаев, А. Демьяненко. Сидят: И. Яремчук, Н. Ларионов, И. Беланов, А. Заваров, В. Рац.

- Правда ли, что он очень жестко спрашивал с игроков, но в то же время решал все их бытовые и чуть пи не личные проблемы ?

- Невест он нам не подбирал - это по собственному опыту сказать могу. В остальном его очень точно характеризует фраза, знакомая любому футболисту киевского "Динамо": "Ты играй, остальное решим". Квартира, машина, премиальные - мы даже не задумывались, откуда это появляется. Если уж Валерий Васильевич давал слово, то держал его всегда. Требовал, конечно, но с себя больше, чем с других. Месяцами сидел вместе с нами на базе, хотя мог бы запереть игроков и уехать к семье. Он жил только футболом.

- Ваша карьера в Венгрии завершилась из-за проблем со здоровьем. Это как-то связано с колоссальными нагрузками в "Динамо" времен Лобановского?

- Убежден, что нет. До декабря 1990 года у меня вообще не было поводов обращаться к медикам. Были сезоны, когда я все матчи играл без замен, даже травмы миновали стороной. К моменту отъезда в Будапешт я уже успел поиграть за барселонский "Эспаньол", причем перед подписанием контракта меня весьма дотошно проверяли врачи каталонского клуба. После Барселоны вернулся в Киев. Поиграл немного за "Динамо", тогдашний наставник Анатолий Пузач настойчиво уговаривал меня остаться, но я уже видел себя в "Ференцвароше". Практически все ребята моего поколения играли за рубежом. Я к тому же был настроен осесть после завершения карьеры в Венгрии. Сам, наверное, виноват, что после одной из последних киевских тренировок полчаса ждал машину на морозе с невысохшей головой. Почти месяц лечился в киевском госпитале МВД, а из Будапешта все это время шли настойчивые звонки.

- Как же руководители "Ференцвароша" решились подписать контракт?

- В Будапешт приехал с выпиской из истории болезни, переведенной на венгерский язык. Президент клуба, известный в прошлом ватерполист Иштван Сиваш и врач Эндре Чондо на свой страх и риск взяли ответственность за подписание контракта. Каждый месяц приходилось ходить на обследования в клинику, и в любой момент вердикт врача мог поставить крест на моей карьере. Для меня это был удар. Кроме футбола я ведь ничего в этой жизни не знал. Хорошо, что меня еще помнили по выступлениям за сборную СССР. Для венгров поводом для гордости было участие их соотечественника в матчах за команду 250-миллионной страны, и мне удалось без труда найти свое место в жизни.

- Некоторое время вы тренировали "Ференцварош"...

- Летом 1997-го меня неожиданно пригласил к себе ассистентом Золтан Варга. Личность в венгерском футболе почти легендарная. В 60-е годы он в составе олимпийской сборной уехал в зарубежное турне, и в Будапешт уже не вернулся. Считался предателем социалистической родины. Игрок был классный. Достаточно просто назвать клубы, в которых он был не на последних ролях: амстердамский "Аякс" и дортмундская "Боруссия". Когда в Венгрии настали другие времена, Золтан вернулся домой. Он прочитал мои интервью, при первой же встрече сказал, что наши взгляды на профессиональный футбол совпадают, и предложил поработать вместе.

- Почему не сложилась карьера наставника?

- С самого начала было ясно, что долго мы с Золтаном не продержимся. Варга, как и я, был сторонником жесткой дисциплины и больших нагрузок. Венгерские футболисты этого не любят. Через год начались забастовки, Варгу уволили, и я ушел вместе с ним. Сейчас никакого отношения к футболу не имею, занимаюсь продвижением продукции одной из венгерских фирм на украинский рынок. Многие еще не забыли киевского динамовца Василия Раца, что очень помогает в бизнесе. Но даже не это главное. Люди с такой теплотой вспоминают времена, когда на стадионах собиралось по сто тысяч зрителей, что поневоле чувствуешь гордость: я был частицей того периода советского футбола.

- Почему вы сменили имя Василий на Ласло?

- Родители с самого начала хотели меня так назвать, но в ЗАГСе им показали книжку с перечнем рекомендованных для советских граждан имен. Среди них Ласло не значилось. Перевели на русский, получилось Василий. Дома меня всегда звали на венгерский манер, а в паспорте уж пришлось на советский записаться. Так и повелось: в Венгрии я Ласло, в России и Украине - Василий.

Светлана НАУМОВА. «Спорт уик-энд», №59, 01-10.06.2006

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru