Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2006

НОВОСТИ

УЖЕ ХОЧЕТСЯ ДЕЛАТЬ ВЫВОДЫ

Спустя почти недели с начала чемпионата мира хочется делать выводы. Не от склонности к философствованию, а просто потому, что результаты уже надоели. А количество сыгранных за эти июньские дни матчей в Германии уже позволяет что-то анализировать.

ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ

Вообще, ощущать себя журналистом страны, чьей команды и в помине не было на чемпионате мира, – это значит пережить особые чувства.

Однажды в 1994-м на забитом до отказа стадионе в пригороде калифорнийского Лос-Анджелеса я обнаружил, что место мое на трибуне финала расположено по соседству с журналистом из Тайваня.

Поскольку в каждом репортаже сегодня телекомментаторы хвастаются избытком информации, статистикой, которую предоставляют германские информационные спонсоры, позволю себе небольшой экскурс по волнам футбольной памяти. Тем более что рассказ этот непосредственно связан с темой сегодняшней моей заметки.

Так вот, сложно, наверное, представить, что 12 лет назад понятия «ноутбук», «мышка», «клавиатура» в России существовали лишь на бизнес-оффисном уровне. Аппаратура эта стоила колоссальных денег.

То есть настолько колоссальных, что даже в редакции «Московского комсомольца», где я в те годы трудился, было тогда 3 (три) мобильных телефона. У главного редактора, коммерческого директора и еще у кого-то, кто имел мало отношения к буквам, а больше разбирался в цифрах дохода от рекламы, которую приносили портреты почившего в бозе образа Лени Голубкова. Тогда, между прочим, увлекшись перипетиями борьбы на мундиале, где итальянцы в каждом матче выстрадывали победы, блистал оригинальными остатками шевелюры болгарин Лечков, а камерунцы в сердцах протыкали восковую вуду-куклу с надписью «Саленко», мы в России пропустили начало финальной серии «МММ». Леня Голубков, между прочим, в Америке был и понял, что самое главное в бизнесе – вовремя все кинуть. Ходорковский, между прочим, этого не понял в отличие, скажем, от Абрамовича.

Ну да аллах с ней, с политикой.

Русские тогда в Америке вели себя как большие глупые дети. В самолете «Сан-Франциско – Детройт» перед матчем «Швеция – Россия» стюардесса объявляет: «Курить запрещено, штраф – 500 долларов». Не успела договорить – пухлая лапа героя первых лет бандитского капитализма, увитая золотой цепью, толщиной с хорошую сигару, вроде той, что курит нынче Гиннер, вытаскивает не менее толстую пачку банкнот: «Детка, нах…, плачу «пятерик», …ля, и курю всю дорогу. Лады?» Конечно, получилось «лады» – за пять-то тысяч «баксов»!

ТАМ ЖЕ, ТОГДА ЖЕ

Впрочем, похождения русских в Америке ко времени финала в Пасадене уже прошли. А мои журналистские мытарства входили в завершающую стадию. Итак, ни ноут-бука, ни модема, который мой старинный приятель Александр Львов с грациозностью выпившего бегемота изящно называл не иначе как мудемом. Ни телефона. Сидишь, пишешь состав на бумажке, потом к составу на бумажке пишешь текст. Ветрило в Пасадене был такой, что бумажки закрепляешь чем-то тяжелым. А откуда на стадионе тяжелое? Тем более что в кармане не пронесешь – именно тогда я впервые увидел Владимира Перетурина в красных шортах в желтую розу. Или, может, такие были у Геннадия Орлова, а у Перетурина – желтые в красный горох? Опять-таки – неважно. В общем, передавать-то текст надо. С написанными листочками несешься в пресс-центр. А там улыбающиеся пресс-офицеры говорят тебе, что факсов нет, а телефонные линии нужно резервировать по кредитной карте. Ну скажите, откуда в 1994-м у простого журналиста из страны, где только-только грохнули из ружья возле бани Отари Витальевича Квантаришвили, могла быть кредитная карта?

А сосед мой из Тайваня – маленький такой, щуплый, ну, одним словом – китаец – сидит себе и на настоящем ноутбуке что-то тихонечно набивает. Понабивает-понабивает, потом достает телефончик, какие-то кнопочки втыкает, ждет. Ноутбук весело пипикает, китаец цокает языком и опять набивает.

Вот, думаю, сволота! Ведь на острове Тайвань и сборная-то ненастоящая! А у него аппаратуры с собой столько, что хватит на целую редакцию в России. Понимаете, обидно было именно то, что тайванец этот все имел. Ну вокруг, разумеется, с точно такими мини-редакциями сидели бойцы журналистского фронта из Бразилии, Италии, несчастной Англии и, разумеется, Америки. Но по отношению к ним моя профессиональная нищета не была столь вызывающа.

Короче, я решился! Дай, говорю, брат, я заметку в редакцию свою в Москву передам! И вид у меня был, наверное, столь же решительный, сколь у героя знаменитой картины «ЧП» Вячеслава Тихонова. Там тайванцы захватили советское судно, а Тихонов этот параход решительно освободил. Короче, мой китаец с улыбкой передвигает мне свой ноутбук – угощайся, мол. Я словно Роналдиньо, дорвавшийся до мяча, захватываю мышку, прокручиваю пару финтов и с ужасом обнаруживаю, что клавиатура... китайская! Нынешнее поколение сказало бы – жесть!

А нет ли, спрашиваю, у тебя, обычного текста – русского или английского? Че, мол, ты, дурачок со своими палочками мучаешься – так же удобнее: «а» – это «а», «б» – это «б». Китаец вначале блеснул очами гнева, а потом ласково мне так говорит: «Мы, корифан, эти дурацкие палочки пишем 5 тысяч лет. А твои предки пять тысяч лет еще хвосты не сбросили».

В это время Роберто Баджо засадил с «точки» мячик, словно хотел перейти в американский футбол, а Таффарел от счастья грохнулся лицом в пасаденскую траву. Болел я за Бразилию, и это подсластило упрек от китайца.

ПОЧТИ 12 ЛЕТ СПУСТЯ

А сегодня на душной улочке кипрского Лимасола я обнаружил, что майки корейской сборной продаются по 20 фунтов (1400 рублей) и их охотно покупают. Китайских или тайваньских нет, но ведь и русских не наблюдается.

А в горном монастыре Кикос – одной из святынь православия, широкий крест накладывает на себя английская старушка.

И я не знаю, чему больше удивляться: тому, что она, англиканка, молится в православном храме. Или тому, что дама эта лет 70 от роду наряжена в красную футболку с цифрой 7 на спине. Догадываетесь, чья фамилия там стоит?

Русскоязычный Кипр болен украинскими футбольными драмами и трагедиями. Болен по-своему – наша домработница с гордостью рассказывает, что после поражения от испанцев, ее друг поставил на победу Украины лишь 10 фунтов. И выиграл у местных букмекеров 210 – около 500 долларов. Скажите, букмекеры, вы вообще-то смыслите в футболе? Или это команда Блохина специально позволила заработать всем на понижении своих ставок.

Туземца смешиваются в барах с туристами, большинство которых из Британии. И отчаянно болеют. Кто за Англию, кто за Австралию. Потому что Кипр – такая же колония Британии, как и Австралия.

То есть Британская империя – тот же СССР, только более расхристанный по планете. Но вам была бы разница, если бы Украина, отделившаяся от России, находилась бы где-нибудь под Южным Крестом? Вот и я о том же.

А русские... Русские с невозмутимостью обсуждают успехи Хидинка и Адвоката. Потому что успехи-то безусловные. И шутить над ними не приходится.

Во всяком случае, когда видишь, как глаза горят у Видуки, как собирается вся команда, словно кенгуру перед прыжком, понимаешь: у этих – русский характер.

Или – австралийский? Не важно, в конце концов. Важно, чтобы именно этот футбольный характер мы увидели осенью у новой команды Хиддинка.

Потому что очень надоело за этот месяц чувствовать себя чужим на общем празднике жизни.

Андрей МОРОЗОВ. «Футбол. Плюс. Хоккей», 26.06.2006

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru