Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2006

НОВОСТИ

ГУС ХИДДИНК: МЫ НИКОМУ НЕ ПРОИГРАЛИ!

Тренер сборной России по футболу и его помощники подвели итоги работы в уходящем году

О КОФЕ

– Я надеюсь, кофе у вас в редакции хороший? – с иронией поинтересовался накануне Гус Хиддинк.

– У нас, к сожалению, не пятизвездочная гостиница, – осторожно ответили мы, памятуя, что голландец любит поглощать бодрящий напиток в лобби-барах серьезных отелей.

Тренеры более чем пунктуальны. Ждем их к 9.30, но уже в 9.20 охрана поднимает шлагбаум для эрфээсовского «Лэнд Ровера». «Советский спорт» стал для Хиддинка первой российской газетой, куда он приехал для обстоятельной беседы, причем не только с журналистами, но и с читателями. Игорь у нас тоже впервые, а вот Александр заходил не раз. Это чувствуется сразу: по лестнице в конференц-холл Бородюк поднимается увереннее всех.

Первым делом тренеры изучают свежий номер газеты-хозяйки. Хиддинк открывает страничку с результатами матчей Лиги чемпионов. Расстроенно произносит: «Мой бывший клуб (ПСВ. – Прим. ред.) проиграл. Джеррард забил… О, и «Галатасарай» уступил «Бордо».

Первая новость: кириллицу Хиддинк освоил совсем неплохо. Новость вторая, еще более приятная: нашим кофе Хиддинк остался вполне доволен.

– Лучше, чем в РФС, – удовлетворенно кивнул Гус, попробовав чашку капучино. – Начнем?

1-Й TAЙМ. ВОПРОСЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

О МОЛОДЕЖИ

– Это Артем из Москвы. Раньше моя бабушка думала, что сборная России не выигрывает, потому что поля да мячи у нас плохие. Но, когда я рассказал ей историю с переездом сборной из пансионата «Зеленая роща» в отель «Рэдиссон» в Сочи, она поняла, что на самом деле во всем виноваты кровати…

Г.Х.: – Да не в кроватях дело, передайте своей бабушке! Я хочу, чтобы сборная готовилась к матчам в условиях, которые соответствуют потребностям команды. «Зеленая роща» – это санаторий, идеальный для больных, которым предписано находиться на свежем воздухе. Но не для национальной сборной, готовящейся к отборочному матчу чемпионата Европы. Я вовсе не хочу, чтобы моя команда жила в обильной роскоши. Просто условия должны соответствовать определенному уровню.

– Сергей Коровин из Южно-Сахалинска. Гус, вы – тренер с мировым именем и бесценным опытом. Скажите, есть ли в составе нынешней сборной России футболисты, которые не потерялись бы в составе ваших прежних команд?

Г.Х.: – Некоторые, безусловно, – у них есть техника, тактическая выучка. Но фамилии называть не буду.

– Рома спрашивает: когда молодые игроки, которых вы вызвали на предыдущий сбор, будут выходить в основе?

Г.Х.: – Молодежь способная. Но, чтобы прогрессировать, им нужно иметь игровую практику в своих клубах. Она есть только у Шишкина – остальные выходят в лучшем случае на последние две минуты. Поэтому пока им еще рано появляться в стартовом составе сборной.

– Создается впечатление, что вы очень любите спартаковца Ребко…

Г.Х.: – Не только Ребко, но и остальных молодых игроков. Я люблю, когда у меня «сбитый» состав, но еще больше мне нравится, когда молодежь подтягивается к основной команде. Даже если этим ребятам всего по 19 лет.

– В составе ЦСКА против «Порту» вышел еще один молодой игрок – Кочубей. За ним тоже будете следить?

Г.Х.: – Разумеется. Пока мне сложно сказать что-то конкретное по этому полузащитнику. Вот когда он будет чаще появляться на поле, тогда составлю о нем свое мнение. А вообще выйти в матче Лиги чемпионов для молодого парня – очень важный опыт.

О ФРАЗЕ ПЕЛЕ

– Беспокоит Сергей Барбашов из Смоленска. Изменились ли ваши отношения с Виталием Мутко с тех пор, как вы впервые приехали в Россию?

Г.Х.: – Нет. Ведь у господина Мутко и у меня – одинаковые цели. Первая – сделать сборную России как можно более сильной командой. Вторая – улучшить инфраструктуру.

– И еще один вопрос: если сборная России не пробьется на чемпионат Европы, продолжите ли вы работу у нас?

Г.Х.: – Вообще-то о том, что мы не пробьемся в Австрию и Швейцарию, я не думаю. Но, если и предположить такое, все равно не готов ответить. Неизвестно, будет ли РФС заинтересован в том, чтобы я остался главным тренером. Кроме того, я сам должен видеть, что смогу создать команду, способную попасть на мировое первенство-2010.

– Breez через Интернет интересуется: Гус, согласны ли вы с утверждением Пеле: «Скорее Бразилия выиграет чемпионат мира по хоккею, чем Россия – чемпионат мира по футболу»?

Г.Х.: – Соглашусь лишь с первой частью высказывания – по бразильцам. А что касается футбольной России… Я вижу потенциал. Если удастся воплотить в реальность существующие планы по развитию футбола в стране, то сборная может вновь стать конкурентоспособной на мировой арене, как ранее команда СССР. И кто знает...

– Валерий из Москвы. Как прокомментируете последние матчи ЦСКА и «Спартака» в Лиге чемпионов?

Г.Х.: – Надо быть реалистами. Я видел игру армейцев три недели назад в Лондоне. Команде очень повезло, что она заработала очко. Что касается вторничной встречи с «Порту», то у ЦСКА не получалось взять игру под свой контроль: португальцы постоянно создавали голевые моменты.

Поражение меня расстроило: это значит, что мы по-прежнему не можем конкурировать с хорошими европейскими клубами.

«Спартак» неудачно проводит выездные матчи в Лиге чемпионов. В родных стенах команда играет с лучшим настроем, но даже при этом не создала «Баварии» серьезных проблем: соперник действовал процентов на 70 от своих возможностей. Как только немцы пропустили, они тут же включили более высокие скорости.

О КОРНЕЕВЕ И БОРОДЮКЕ

– Денис из Сергиева Посада беспокоит. Вопрос к Игорю Корнееву. Игорь, вы ощущаете, что работаете с одним из лучших тренеров мира?

– Конечно, – улыбается Корнеев. – Он создает такую приятную атмосферу в команде, которая и необходима для создания настоящего коллектива.

– У вас, мистер Хиддинк, наверное, никогда не было такого быстрого ассистента? Корнеев ведь постоянно участвует в тренировках…

Г.Х.: – Ну, не такой уж он и быстрый, – «подкалывает» сидящего рядом помощника Гус. – Игорь, как и Алекс, были классными игроками во время своей профессиональной карьеры. Сейчас они мыслят так же быстро, а вот тело уже начинает отказывать. Так ведь ты мне говорил, Алекс? – Бородюк и Корнеев смеются. Хиддинк, убрав с лица улыбку, продолжает: – Это все шутки. А если серьезно, то эти два парня, которые сидят рядом со мной, очень перспективны. Правда, жаль, что они сейчас здесь и слушают мои похвалы – это непедагогично, – Хиддинк продолжает шутить с серьезным лицом. – Алекс и Игорь очень быстро сделали непростой шаг в жизни. Игроку всегда сложно стать тренером – я это знаю по собственному опыту. Игрок должен думать только о себе, а тренер – обо всей команде.

Так вот, Алекс и Игорь стали очень умными тренерами. Они не будут хвастаться перед подопечными тем, что выступали в Европе: мол, я играл в «Шальке» или в «Барселоне», вот я тебя сейчас научу, что такое футбол! Игроки перестанут тебя уважать, если будешь так делать. Алекс и Игорь – это для меня как правая и левая рука. Я обладаю опытом, но не абсолютной мудростью. Поэтому для меня очень важно иметь под рукой таких помощников, которые ко всему прочему обладают прекрасными человеческими качествами.

– Кто из них сможет заменить вас, когда вы уйдете с поста главного тренера сборной России?

Г.Х.: – Вы так хотите, чтоб я ушел? И в самом деле, я уже старый тренер, скоро пора на пенсию... – смеется Гус. – А Алекс и Игорь здорово дополняют друг друга. Думаю, они вполне смогут вместе управлять сборной после моего ухода. Тренировала же сборную Швеции несколько лет пара наставников (речь о Ларсе Лагербаке и Томми Седерберге. – Прим. ред.)! Конечно, решение зависит не от меня, но я считаю, что с ними Россия может прогрессировать еще много-много лет. Они не завидуют друг другу. Если б завидовали, я бы их не выбрал.

– Откуда вы это знали полгода назад?

Г.Х.: – Во-первых, по первому общению уже многое можно узнать о собеседнике. Ты чувствуешь, – для убедительности Гус вдыхает носом воздух, – что это за человек. А во-вторых, перед тем как встретиться, я собрал массу информации о них. Изучил их карьеру, поговорил с людьми, с которыми они работали.

Когда я беседую с Сашей, Игоря не мучают подозрения: «Так, о чем это они разговаривают?» То же самое с Алексом. Я не хочу, чтобы у нас была атмосфера недоверия. Если я увижу что-то подобное, я сразу скажу им «до свидания».

О ТРЕНЕРЕ ВРАТАРЕЙ

– Вопрос от Spider из Интернета: вы обещали определиться, нужен ли команде тренер вратарей. В прессе упоминали фамилии Сергея Овчинникова и Дмитрия Харина…

Г.Х.: – Перед тем как принять решение, я должен был поинтересоваться мнением самих ребят – нынешних голкиперов сборной. А они счастливы в той атмосфере, в которой работают сейчас. Если они довольны, то зачем что-то менять? Я не хочу, чтобы обстановка в команде ухудшилась. Поэтому пока мы оставим все как есть, хотя в дальнейшем ситуация может и поменяться. Особенно в том случае, если мы выйдем на чемпионат Европы. К такому турниру нужно готовиться основательно – и без тренера вратарей тут не обойтись. Без молодого, современно мыслящего тренера вратарей. Пока же, по крайней мере до февраля, я не думаю, что есть необходимость вносить изменения в тренерский штаб.

– Анатолий Клещев, город Ногинск. Какое впечатление производит на вас сборная России?

Г.Х.: – Впечатление отличное! Нас очень порадовала игра с Македонией. Не только из-за результата: все-таки Македония хоть и не слабая команда, но не топ-класса. Порадовало, что игроки стали постепенно понимать, какие качества им нужно демонстрировать на международном уровне, что именно мы от них хотим. Наконец футболисты начали показывать в игре то, что мы нарабатываем на тренировках. Это очень важный итог встречи в Скопье!

– Здравствуйте, меня зовут Денис. Почему в сборную не приглашают Дениса Бояринцева?

Г.Х.: – А ваша фамилия не Бояринцев? – смеется Хиддинк. – Если серьезно, то он входит в число кандидатов. Мы можем также упомянуть еще 10–15 футболистов. За всеми российскими игроками мы следим.

– Сергей Степанов из Самары. Каждый год тренеры национальных сборных участвуют в голосовании ФИФА, выбирая трех лучших футболистов года. Вы уже определили своих фаворитов?

Г.Х.: – Да, я уже участвовал в этом голосовании... – Хиддинк морщит лоб и на пару секунд замолкает. Наконец широко улыбается: – Но кого я там назвал – хоть убейте, не помню! Я не слишком серьезно отношусь к подобным опросам. Скажу, что первым номером у меня шел игрок, завершивший в этом году карьеру, – как вы понимаете, я говорю о Зидане. Он – великий футболист, за игрой которого всегда было приятно наблюдать. Возможно, там был и Анри – человек, который на футбольном поле никогда не останавливается. Роналдиньо? Возможно, что третьим оказался он.

ОБ УСАХ И ГАЗЗАЕВЕ

– Вас беспокоит Алексей из Костромской области. Расскажите о самых запоминающихся матчах в вашей жизни.

Г.Х.: – Да было много таких матчей! На чемпионате мира в Германии запомнились встреча Голландия – Аргентина (0:0. – Прим. ред.), ну и, конечно, финал Италия – Франция (1:1, 5:4 по пенальти. – Прим. ред.). А среди матчей, в которых участвовали мои команды, выделю два поединка в Токио – финалы клубного чемпионата мира. В 1988 году мой ПСВ проиграл, зато через десять лет я выиграл трофей с мадридским «Реалом».

– Еще один вопрос: Валерий Газзаев в прошлом году пообещал, что сбреет усы, если выиграет Кубок УЕФА. А на что готовы пойти вы, если пробьетесь со сборной России на чемпионат Европы?

Г.Х.: – Кстати, а Валерию Газзаеву пошло бы без усов! – улыбается Хиддинк. – Без них он будет выглядеть намного моложе. У меня, кстати, были точно такие же усы в 1998 году. Но потом проспорил – пришлось сбрить. И ощутил, что помолодел лет на пять – семь!

– Если не секрет, на что спорили?

Г.Х.: – Меня спросили испанские журналисты: «Что вы сделаете, если выиграете клубный чемпионат мира?» Я ответил: «Сделаю, что хотите: усы сбрею, постригусь наголо – для меня это не проблема». Пришлось выполнять уговор.

– Вы все-таки не ответили на предыдущий вопрос…

Г.Х.: – Ах, да! Что я сделаю, если мы пробьемся на чемпионат Европы? Что бы мне такое пообещать? Надо подумать… Нет, так, с ходу, не могу... Обещаю, что какую-то глупость обязательно придумаю, – Гус явно заинтересовался. – А кстати, у вас есть предложения?

– Как насчет того, чтобы принять гражданство России?

Г.Х.: – Ну, это можно и без выхода на чемпионат Европы устроить! Почему бы и нет?!

– Еще один вопрос: во время работы вы часто употребляете ругательства?

Г.Х.: – Нет, крепкие словечки – это не по мне. Люди, которые часто употребляют их, обычно просто не знают, о чем говорить. Они не уверены в себе – а это признак слабости. Конечно, можно позволить себе иногда какое-нибудь ругательство, если оно произнесено в сердцах – когда захлестывают эмоции. Но это всего лишь исключение из правил. Если ты постоянно используешь ругательства в своей профессии, то у тебя просто недостаток профессиональных и человеческих качеств. Это называется: недооценка умственных способностей твоих подчиненных. Но все сказанное вовсе не означает, что с игроками не надо быть жестким.

– А где у вас хранится подарок от «Советского спорта»: русско-английский разговорник, в котором мы указали вам фразы, без которых нельзя обойтись главному тренеру сборной России?

Г.Х.: – О, я его тут же выбросил! – смеется Гус. – Шутка, конечно! Я не использую этот словарь. Не вижу необходимости подгонять игроков – они и так понимают, что от них требуется.

О САМООТДАЧЕ «СБОРНИКОВ»

– Александр Генрихович, – вопрос к Бородюку, – пока пауза между звонками, не могли бы сказать, в чем отличие между Хиддинком и российскими тренерами?

– Ну не надо мне таких сложных вопросов задавать, – просит Бородюк с улыбкой. – О, звонок! Гус, надо ответить!

– Меня зовут Борис. Отчества называть не буду, хотя мне уже 50 лет. Почему футболисты «Локомотива», в частности Евсеев, не приглашаются в сборную?

Г.Х.: – Могу вас заверить: ни один футболист не вычеркнут из списка кандидатов, в том числе и Евсеев. Мы выбираем из 27 человек, порой даже из 30. Иногда одни попадают в состав, иногда – другие.

– В сборной появился молодой парень – Саенко. В последнем матче он остался на скамейке запасных в «Нюрнберге», но тем не менее получил вызов в сборную. Почему?

Г.Х.: – Он играет в одной из сильнейших лиг мира, не боится конкуренции, борется за место в составе. По физическим данным Иван – один из лучших в нынешней сборной, и, кроме того, он универсал. Именно поэтому мы его постоянно и вызываем.

– Не считаете ли, что некоторые футболисты приезжают в сборную играть спустя рукава? Мне кажется, во всех матчах, кроме последнего, это было заметно.

Г.Х.: – Не соглашусь с вами. Строительство команды – постепенный процесс. Мы, тренеры, в начале совместной работы должны были познакомиться с футболистами, привыкнуть к ним, а они – к нам. Может быть, пока длился процесс адаптации, вам казалось, что не все играют с максимальной самоотдачей. Но, уверяю вас, это не так. Я вижу, как парни перед матчем на двухсторонках не жалеют себя, идут в стыки. Иногда мне и моим ассистентам приходится их успокаивать. Для меня это знак: они жаждут выступать в национальной команде. У меня есть опыт работы в других командах, и у меня нет претензий к подопечным по части самоотдачи.

Иногда Саша или Игорь участвуют в двухсторонках. Оба в прошлом Футболисты с большой буквы. Но даже они сейчас побаиваются выходить на поле против «сборников», поскольку те очень серьезно настроены на борьбу.

Как только Хиддинк замолкает, Корнеев хлопает по плечу Бородюка: мол, продолжай отвечать на «сложный» вопрос о сравнении Хиддинка с российскими тренерами. Но едва Александр, не выражая бурной радости, открывает рот, как раздается новый звонок. Бородюк облегченно вздыхает.

О ЛЕГИОНЕРАХ

– Good morning, мистер Хиддинк! Меня зовут Сергей, я поклонник «Спартака» и сборной России. Почему в сборную не привлекаются футболисты из первой лиги?

Г.Х.: – Мы посмотрели один из матчей первого дивизиона («Химки» – «Кубань». – Прим. ред.) и отметили для себя некоторых футболистов. Фамилии, правда, пока называть не хочу. Сначала надо посмотреть, как они проявят себя при подготовке к новому сезону, и уж тогда мы решим, стоит ли их приглашать.

– Тогда адресую вопрос Бородюку. Я спросил Андрея Тихонова о том, почему его не вызывают в сборную, хотя он играет лучше многих игроков премьер-лиги. Мы сошлись во мнении, что причина – в его 36-летнем возрасте.

— Отношение к Андрею Тихонову очень позитивное и как к человеку, и как к футболисту, – говорит Бородюк. – Но есть аспекты, которые мешают ему играть в сборной, – Александр Генрихович, как всегда, аккуратен в высказываниях.

— Если мы хотим построить команду для чемпионата Европы-2008 и чемпионата мира-2010, то, несомненно, должны брать в расчет и возраст игроков, – а это уже комментарий Хиддинка.

– Здравствуйте, меня зовут Василий. Что вы можете сказать о легионерах, выступающих в нашей премьер-лиге?

Г.Х.: – Не знаю, понравится вам мой ответ или нет, но в России очень много иностранцев. Не подумайте, что я имею что-то против них, в конце концов я сам легионер. Но они должны укреплять клуб, помогать успешно выступать в еврокубках. А если их слишком много, они мешают развитию российских футболистов. Впрочем, это глобальная проблема – она существует и в Англии, и в Голландии, и в других странах. Насколько мне известно, УЕФА готовит правила, согласно которым порядка 50 процентов игроков или даже чуть больше должны быть из той страны, которую представляет клуб.

– Еще один вопрос, личного характера. Чем занимаются ваши дети?

Г.Х.: – Ваш вопрос относится к частной жизни, о которой я не люблю распространяться. Скажу лишь, что оба сына живут и работают в Голландии.

– А внуки у вас есть?

Г.Х.: – Нет, дедушкой я еще не стал, – смеется Хиддинк.

2-Й ТАЙМ. ВОПРОСЫ ЖУРНАЛИСТОВ

О СИСТЕМЕ «ОСЕНЬ–ВЕСНА»

– Нынешний сезон для сборной страны окончен, позади четыре официальных матча. Самое время для первых выводов…

Г.Х.: – Мы параллельно прокладываем две дороги. Первая – это результаты сборной. Вторая – развитие российского футбола, улучшение инфраструктуры.

Что касается результатов, мы проделали хорошую работу. Сначала мы – я, Алекс и Игорь – должны были проанализировать потенциал всех игроков.

Хотели сделать команду более скоростной, играющей в высоком темпе. Думаю, мы этого достигли. Конечно, хотелось бы победить во всех матчах, но обращу внимание, что мы пока никому не проиграли.

– 7 февраля 2007 года сборная России играет в Голландии. Уже определено, где команда будет готовиться к этой товарищеской встрече?

Г.Х.: – Пока вопрос не решен. Мы играем в Амстердаме и формально имеем всего два дня на подготовку. Но поскольку все российские клубы в этот период проводят сборы, а не играют в серьезных турнирах, я очень надеюсь, что нам удастся собрать ребят дней за пять-шесть до матча. В таком случае сбор будет необходим, и мы уже думаем над вопросом, где его провести.

– В конце января в Израиле состоится Кубок Первого канала, в котором примут участие два сильнейших российских клуба – ЦСКА и «Спартак». Планируете ли вы посетить турнир?

Г.Х.: – Примерно через месяц в РФС поступит информация о том, где и когда клубы планируют готовиться к сезону. И для каждого из нас, – Хиддинк обводит рукой свой штаб, – будет составлен график командировок. Так что мы обязательно посетим не только Кубок Первого канала в Израиле, но и другие места, где клубы будут тренироваться в межсезонье.

– Вы наверняка слышали о том, что российская футбольная премьер-лига собирается переходить на систему «осень–весна». Что вы думаете о такой перспективе?

Г.Х.: – Это будет нелегко. Чтобы делать перерыв летом и играть зимой, нужны качественные поля, современные стадионы, хорошие базы с комфортными условиями подготовки. Пока всего этого в России нет, и переходить на систему «осень–весна» вашей стране еще рано.

О БУДУЩЕМ РОССИЙСКОГО ФУТБОЛА

– Вернемся к игре с Македонией. Вы сказали, что это был лучший матч сборной России при вашем руководстве. В чем нашей команде нужно совершенствоваться, чтобы попасть на Евро-2008?

Г.Х.: – В один момент, при счете 2:0, игроки так хотели забить третий гол, что иногда теряли свои позиции. Такого быть не должно. Нам предстоит еще долго трудиться, чтобы устранить такого вида ошибки.

– Многих удивило, что Россия была явно настроена на атаку. Вы продолжите прививать команде такой стиль?

Г.Х.: – Прежде чем прививать какой-то стиль, я должен был детально изучить футбольную культуру страны, в которую приехал. Я думаю, что в России все-таки больше любят атакующий футбол. И, если вы заметили, в последних матчах в составе появляется все больше игроков, ориентированных на нападение. Это, конечно, рискованно: если эти игроки будут забывать о тактической дисциплине, то команду ждут большие неприятности.

– В интервью «СС» вы заявляли, что будете следить за выступлениями спартаковца Жедера, которому могут сделать российский паспорт, в Лиге чемпионов. Пять встреч уже сыграно – что можете сказать о его игре?

Г.Х.: – Скажем так, мы не можем быть довольны тем, как выступает «Спартак» в Европе. Команда идет на последнем месте в группе, много пропускает, мало забивает… В самом «Спартаке» тоже недовольны своими выступлениями в Лиге чемпионов – я разговаривал с людьми из этого клуба. О Жедере пока говорить рано. Посмотрим, как он будет играть в следующем году.

– В России многие не понимают, почему во время многих матчей чемпионата России и Лиги чемпионов вы находились в Голландии, а не на трибуне?

Г.Х.: – Я пропустил лишь некоторые матчи – в конце октября, когда был на праздновании 90-летнего юбилея своего отца. Согласитесь, такие даты пропускать нельзя. Другие матчи? Действительно, я находился в Голландии, но и там мне работы хватает. Как я уже говорил, мы хотим не только побед сборной, но также пытаемся создать инфраструктуру. У себя на родине для этого я встречаюсь со многими людьми – в федерации, клубах. Собираю информацию для того, чтобы понять: что можно внедрить в детский и юношеский российский футбол? Но я не люблю об этом много рассказывать.

– Результаты работы уже есть?

Г.Х.: – Они будут, когда мы начнем строить новые поля, академии. Когда они появятся, тогда сможем внедрить и новые способы работы с молодыми футболистами.

– Возможно ли, что детские тренеры из Голландии приедут работать в Россию?

Г.Х.: – Да, и не только из Голландии. Почему бы, скажем, не из Франции или Германии? Но для них нужно создать условия, причем как можно скорее. Уже сейчас российские тренеры летают в ту же Голландию, где набирают информацию. Может, люди об этом не знают, но это уже происходит.

– Создание инфраструктуры может занять долгие годы.

Г.Х.: – Посмотрим. Мы сейчас активно обсуждаем строительство футбольного центра в Подмосковье. Там не только сможет базироваться сборная России, но и будут проводиться семинары для менеджеров, детских тренеров, судей и так далее.

О ПОЛЕТАХ

– В Европе клубы уже привыкли играть два раза в неделю. Почему в России тренеры регулярно рассказывают о том, как устали их игроки, вынужденные выходить на поле по средам и субботам?

Г.Х.: – Мне сложно сказать. Лично я не считаю это большой проблемой. Правда, если матчи не перемежаются утомительными перелетами, например, из Владивостока в Москву, который выпал недавно на долю ЦСКА. Если правильно построить тренировочный процесс, если осуществлять постоянный медицинский контроль за состоянием игроков, то проблем быть не должно. Более того, футболисты любят играть два раза в неделю! Ведь это гораздо приятнее, чем тренироваться! Конечно, если играть месяц в таком режиме, то хочется взять передышку. Но в целом матчи два раза в неделю – это нормально. Что думаешь, Игорь? – Хиддинк толкает в бок Корнеева.

– Если команда хорошо подготовлена физически, то, я согласен, для нее подобный график не будет проблемой, – отзывается тот.

– Гус, а как вам после Европы российский авиапарк?

– Думаете, я раньше не видел российских самолетов?

– Может быть, видели. Но приходилось ли летать?

Г.Х.: – В Санкт-Петербург из Москвы мы летели на старом самолете, и я попросил РФС поменять его – найти современнее и безопаснее. Это было сделано. В Сочи и Скопье мы уже отправились на лайнере, построенном около десяти лет назад (команда летела на Ту-154. – Прим. ред.), то есть на вполне современном и безопасном судне. Я специально уточнял это. Корнеев, кстати, когда мы приземлились в Скопье, с энтузиазмом аплодировал пилотам.

– Они классно посадили самолет – я даже не почувствовал момента касания с землей, – подтверждает Игорь.

– В создание инфраструктуры сборных собственный самолет входит? – вновь вопрос к Хиддинку.

Г.Х.: – Это, безусловно, помогло бы продемонстрировать всему миру новую Россию – бурно развивающуюся страну с огромным потенциалом. Но давайте посчитаем: сборная будет летать пять-шесть раз в году. Целесообразно ли приобретать собственный лайнер? Сомневаюсь. Но в то же время, думаю, мы можем договориться с какой-нибудь компанией.

О ПОЛИТИКЕ И РОДИТЕЛЯХ

– Хотим задать несколько менее серьезных вопросов...

Г.Х.: – Тогда получите менее серьезные ответы, – тут же реагирует Хиддинк. Все смеются.

– На днях состоялись выборы в парламент Нидерландов. Вы проголосовали за какую-нибудь из партий?

Г.Х.: – Не ожидал такого вопроса, – улыбается голландец. – Нет. Я не голосовал. Ни сейчас, ни на прошлых выборах. И не только потому, что по долгу работы часто нахожусь за границей. Просто я отношу себя к той категории людей, которые скептически относятся к политике вообще и к выборам в частности. Накануне политики говорят столько правильных вещей, что потом остается только удивляться: почему, когда их выбирают, ничего не меняется? Мое мнение: человек всегда должен отвечать за свои слова. В политике это происходит крайне редко.

– Но у вас есть политические взгляды?

Г.Х.: – (После паузы.) У меня есть собственное мнение по многим вопросам, в том числе и политическим. Так что, наверное, я отвечу «да».

– Ваши родители тоже не голосуют?

Г.Х.: – Нет, голосуют. Они уже пожилые люди, а в таком возрасте интерес к политике часто возрастает. Но за кого они отдали свои голоса – не знаю, – Гус на секунду задумывается. – Надо будет спросить в следующий раз.

– А за матчами сборной России они следят?

Г.Х.: – Спрашиваете! Моя мама знает все мои маршруты. Если мы вылетаем из Москвы в Сочи, она звонит мне за две минуты до вылета и через две минуты после посадки. Что уж говорить о матчах?! Мои родители всегда интересуются, как дела у их маленького сыночка, – Хиддинк делает детскую гримасу. Тренерский штаб улыбается.

– А они не говорят: «Эй, Гус, зачем ты выпустил нападающего? Надо было укреплять полузащиту!»?

Г.Х.: – Конечно, говорят! Разве есть человек, который откажет себе в удовольствии поучить тренера тренировать? Правда, в основном этим отличаются журналисты, – Хиддинк лукавым взглядом обводит зал. – Если серьезно, то мои домашние редко позволяют себе комментировать мою работу. Они понимают, что у каждого может быть свое мнение, но ответственность за результат несу только я.

– Вы уже полгода работаете с российской сборной. Часто ли выбираетесь в магазины, делаете покупки, гуляете по Москве?

Г.Х.: – В магазины я не хожу совсем – нет времени. Мне нравится моя работа, и я люблю делать ее качественно. Поэтому на посторонние вещи досуг почти не трачу. Хотя, например, прогулки по Красной площади или по другим замечательным местам Москвы потерянным временем я не считаю. Но случается это нечасто.

– А ваша жена?

Г.Х.: – Моя жена только и делает, что гуляет по городу! – смеется Хиддинк. – На самом деле ей очень интересны Россия, ее культура, история. Причем и та, что была до 1917 года. У нее уже есть русские подруги.

О ЖУРНАЛИСТАХ

– Вы в определенном смысле наш коллега, поскольку ведете собственную колонку в голландской «De Telegraf». Зачем вам это нужно? Вряд ли из-за денег...

Г.Х.: – Естественно, не из-за них. Об этом меня попросил мой друг-редактор. Он считает, что мне уже 60 лет, а раз так, то я должен чему-то учить молодых людей. Хотя мне кажется, что и человек в два раза моложе меня способен высказать интересное мнение.

– О чем была последняя колонка?

Г.Х.: – Я писал о взаимоотношениях тренера и игрока. В частности, о том, как нужно сообщать футболисту о том, что я не планирую пользоваться его услугами…

В этот момент в зале гаснет свет: кто-то случайно прислонился к выключателю. Хиддинк реагирует мгновенно: «Не волнуйтесь, еще пять минут – и мы уходим!» Взрыв смеха в зале. Хиддинк как ни в чем не бывало продолжает:

– Должен ли я просто огласить список из тех, кого приглашаю, или должен лично поговорить с теми, кого не вызвал? Думаю, правильный путь – второй, поскольку я показываю уважение к игроку как к личности.

– Приводили ли вы в своей колонке пример Алексея Смертина?

Г.Х.: – Да, это как раз тот самый случай. Алексей – очень авторитетный футболист, он вправе знать, почему я перестал его вызывать. Конечно, игрок не может принять такое сообщение с радостью, но в моих силах уменьшить его разочарование.

– Как вы пишете свои колонки? Сами сидите за компьютером или диктуете по телефону кому-то из журналистов в Голландии?

Г.Х.: – Чаще всего пишу сам. Это уже давно стало привычкой – записывать все свои мысли и впечатления. Покопавшись в бумагах, я могу вам сказать, что я делал и о чем размышлял, допустим, 27 февраля 1987 года. Если б я не стал тренером, то стал бы писателем. Шучу-шучу. Но по телефону заметки я диктую редко. Обычно сочиняю сам и отсылаю через карманный компьютер по электронной почте.

– Ошибки делаете?

Г.Х.: – Я выражаю свое мнение, которое может не совпадать с вашим или чьим-то еще. Однако вряд ли это можно назвать ошибкой.

– Имеются в виду грамматические ошибки...

Г.Х.: – А что, вы разве замечали у меня ошибки?! – Хиддинк укоризненно смотрит на журналиста, но тут же улыбается: – На самом деле техника сейчас дошла до такого уровня, что компьютер сам исправит все твои огрехи в правописании.

– Если уж зашла речь о журналистике, в какой из стран, где вы работали, самые надоедливые репортеры?

Г.Х.: – Я всегда готов к диалогу, поэтому журналистам со мной легко. Вы можете задать мне любой вопрос. Единственное, чего я не люблю, – это прессу, которую называют «желтой». Когда я работал в Южной Корее, то не испытывал никаких проблем с журналистами – они писали о футболе и не трогали мою личную жизнь. В Турции было немного по-другому. Там есть несколько серьезных изданий, но еще больше несерьезных. Следили за каждым моим шагом – иду я в ресторан, на встречу или на работу. Идешь – и слышишь за спиной щелчки затвора фотоаппарата. Раньше меня это беспокоило, теперь я привык. Не обращаю внимания.

В Испании была другая проблема. Там о спорте пишут много и ежедневно. А в клубе новости случаются далеко не каждый день. Поэтому иногда открываешь газету и читаешь такое, от чего очки на лоб лезут: до чего ж богатое у людей воображение! Хотя я прекрасно понимал таких журналистов, даже беседовал с некоторыми. Они говорят: «У нас не было выбора. Босс требовал свежую заметку, пришлось сочинить».

– Вы когда-нибудь объявляли бойкот журналистам? Или, может быть, требовали этого от игроков?

Г.Х.: – Начну со второго вопроса. Я никогда не пытаюсь навязать игрокам правила поведения. Они сами знают, как им лучше себя вести. Если говорить языком закона, подобный запрет – в какой-то степени нарушение прав свободного человека. Что касается меня, то у меня бывали такие случаи, но касались они только конкретных журналистов. Тех, кто писал очевидные глупости.

О ДОГОВОРНЫХ МАТЧАХ

– Вопрос Игорю. Вы вернулись в Россию сравнительно недавно, проведя долгие годы за границей. Что вас удивило в Москве, что обрадовало, что расстроило?

И.К.: – Я здесь родился и вырос, поэтому вряд ли меня можно чем-то удивить. Обрадовала возможность поработать в национальной сборной, тем более в такой серьезной компании. А расстраивают московские пробки. На днях простоял полтора часа перед кинотеатром «Ударник», опоздал на встречу. Пожалуй, это единственная проблема, с которой здесь столкнулся.

– Свое будущее где видите – в России или за рубежом?

И.К.: – С моими знаниями иностранных языков я могу работать в двух-трех зарубежных странах, но куда в итоге забросит судьба – не загадываю. Сейчас просто я набираюсь опыта, который в будущем должен мне пригодиться.

– Сейчас много говорят о договорных матчах. Гус, вы можете разглядеть с трибуны, что игра носит неспортивный характер?

Г.Х.: – Нет, – Хиддинк качает головой. – Нет. Бывает, что заметна разница в мотивации игроков, но это вовсе не доказательство того, что матч договорной. В 1982 году на чемпионате мира сборная Германии выиграла 1:0 у австрийцев. Этот результат устраивал обе стороны, поэтому никто особо не старался его изменить. В последние полчаса команды просто перестали атаковать. Однако сговора, я уверен, не было.

– В последнем туре группового этапа Лиги чемпионов ЦСКА нужно побеждать в Гамбурге и надеяться, что «Порту» и «Арсенал» не сыграют вничью. Вы верите, что португальская и английская команды покажут бескомпромиссный футбол? Кстати, было бы интересно узнать также мнение Александра и Игоря.

– Я?! Нет уж, пусть лучше Гус на такие коварные вопросы отвечает, – улыбается Бородюк.

Корнеев более откровенен:

– Можете назвать меня оптимистом, но я считаю, что ничьей в Порту не будет. Обе команды предпочитают играть в атакующий футбол и не будут наступать на горло собственной песне.

– Договариваться англичане и португальцы не будут, – резюмирует Хиддинк. – Если у кого-то из соперников будут шансы победить, они от них не откажутся. Но вполне вероятно, что команды постараются исключить даже малейший риск ошибки, больше, чем обычно, уделят внимание обороне. Так что перспективы ЦСКА, к огромному сожалению, не слишком радостные...

Сергей ПРЯХИН, Иван ТАРАСЕНКО, Олег СОКОЛ. «Советский спорт», 24.11.2006

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru