Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2006

НОВОСТИ

АНДРЕЙ АРШАВИН: ТЕККЕ ДОЛЖЕН БЫЛ ЗАМЕНИТЬ МЕНЯ, А НЕ КЕРЖАКОВА

Лучшего из лучших в чемпионате выбирать на сей раз приходится, крепко обхватив голову. Одни лучшие играли и не доиграли, другие начали поздно, и чемпионата им не хватает, чтоб с лихвой всё завершить, а третьи, как крадущиеся жуки, на классе и харизме медленно подбирались из глубины, и вроде как нехотя тоже готовы подставить голову под лавровый венок. Или что там дают самому-самому? Сегодня мы разговариваем с тем, у кого и с харизмой всё отлично, и с эффективностью на поле, и со стабильностью, и с банальными голами тоже. Аршавин в результате так и не сознался, что он лучший. Сказал, что всего-навсего хороший и не более. Зато зенитовский лидер раскрыл нам некоторые секреты.

ОДИН Я В ПОЛЕ НЕ ВОИН. НО ГЛАВНОЕ – ЧТОБ БЫЛ ЕЩЁ РАДИМОВ

– Андрей, можно ли выделить кого-то из партнёров, кто наиболее явно влияет на вашу игру?

– Думаю, что нет такого партнёра.

– Раньше был штамп «Аршавин – Кержаков». Это действительно было нечто, чего нет сейчас?

– Временные рамки таковы, что с 2001 года мы вместе, а поэтому с Кержом мне проще. Правда, с другими партнёрами находить общий язык не менее интересно. Если они, конечно, сильны.

– Можно сказать, что в этом году произошла смена коллег, влияющих на вашу игру?

– Здесь нужно посмотреть с другого угла. Лично мне удобно играть с тем, кто умеет дать быстрый первый пас. Пожалуй, лучше Радимова с этим никто в нашем чемпионате не справится. Вперёд и, главное, быстро. Тогда от моей игры есть толк. Радимов был и остаётся Радимовым. Хотя, если бы защитники не отнимали мяч, то и Радимову нечем было бы мне пасовать.

– По Спиваку не скучаете в футбольном смысле?

– Мы сейчас используем такую тактику, что я как раз фактически и подменяю Спивака. Можно сказать, что у нас нет левого полузащитника. Есть левый защитник и левый нападающий.

– А Ширл?

– Он один из, так скажем, часто взаимодействующих со мной игроков. В моём амплуа нужно постоянно пребывать в поиске лучших качеств партнёров по команде, чтобы эффективнее их использовать. Взять, к примеру, Ким Дон Чжина, от которого требуется надёжная страховка моего тыла. Если кореец получил мяч, его главной задачей становится доставить мяч мне. С Ширлом наше сотрудничество происходит в основном на языке забеганий. Я ухожу в центр, Ширл смещается влево.

– А с Фатихом Текке, «заменителем» Кержакова?

– Его я нацелен понять в том плане, куда же он будет скидывать мяч головой. Ведь оказаться первым на отскоке – моя непосредственная задача. И если не просчитывать действия, то обладай ты хоть всеми техническими качествами, хорошим футболистом не станешь.

– И всё же, связка «Аршавин – Кержаков» была эдаким популярным козырем «Зенита». Сегодня таких козырей стало больше?

– На мой взгляд, в козырном плане по сей день всё одно и то же. «Зенит» и раньше много забивал, и нынче также много забивает. Результативность не зависит настолько от персоналий, как порой кажется. Помню, как играли мы с Быстровым. С одной стороны, он полузащитник, но с другой – это всем нападающим нападающий. Он порой бежал так быстро, что мы с Кержаковым и всеми остальными за ним не успевали.

– С приходом Адвокаата Аршавину не стало на поле посвободнее?

– Как минимум, нет. Мы сейчас фактически в три форварда действуем, отчего подконтрольных зон стало меньше.

– Интереснее не стало с приходом голландского наставника?

– По-моему, интересно играть – значит, хорошо играть. С атакой в «Зените» всегда были лады, поэтому что при Петржеле, что при Адвокаате я постоянно получаю удовольствие, если футбол удаётся. Причём удовольствие это одинаковое. Думаю, и сами Петржела с Адвокаатом испытывают точно такие же чувства, когда видят плоды своей работы. А плоды были у всех.

ЖДАЛ, ЧТО ВОТ-ВОТ ОТ МЕНЯ ОСВОБОДЯТСЯ. НО НЕ ДОЖДАЛСЯ

– И у всех они были спелыми?

– Спелость и зрелость зависят от тактики, от того, как тренер элементарно разберётся между 18–20 игроками и от того, насколько быстро и верно он ответит на вопрос: «Что с ними со всеми делать?»

– Ныне тактика стала более, что ли, конкретная?

– Дело в том, что она, тактика, оптимальная для того состава футболистов, которым сейчас располагает «Зенит». Толковый тренер никогда не будет навязывать некую тактическую схематичность, пускай он даже обожает её, если у него нет соответствующих исполнителей. Если бы в «Зените» не было достойных трёх форвардов, никакой специалист – ни Адвокаат и ни кто-то ещё – не смог бы достичь результата, навязывая игру в три форварда. Третьего не дано здесь: либо покупай, либо ищи другие варианты.

– Тем не менее «Зенит» стал рациональнее?

– Только в обороне. Это моё мнение. В нападении у нас как было достаточно импровизации, так её в тех же количествах и осталось.

– На протяжении этого года не было моментов, когда реально хотелось покинуть команду?

– Летом. В июле.

– В период неразберихи?

– В период развала. Потом пошли покупки. И покупки с явным намёком. Думаю, Текке покупали для того, чтобы он подменил меня, а не Кержакова. Одно время даже уверен был, что уйти, хочешь – не хочешь, а придётся.

– Зачем от вас отказываться? Из-за характера? Цены?

– Текке купили за рекордные для Петербурга деньги, и в соответствии с нашим менталитетом такой футболист должен играть в основе. Как должен играть в основе и Кержаков. На тот момент нынешний спортивный директор «Зенита» Константин Сарсания недвусмысленно давал понять, что на поле должны выходить именно эти два нападающих. Ставка была ясна, и я подумал, что уйти будет лучше.

– Многим ли хотелось расстаться с Аршавиным?

– Не знаю. Я ж не приходил к руководству со словами «ухожу» или «отпустите». Держал лишь всё в голове и ждал, когда мне вот-вот объявят подобную новость.

– С грустью ждали?

– Не то чтобы с грустью... Я понимал, что лучше перейти в другой клуб, чем сидеть на скамейке как минимум полгода. До зимы терпеть мне не хотелось.

– Сложно представить вас на лавке даже при самом экзотичном тренерском видении.

– Знаете, если клуб захочет убрать игрока, у него не возникнет проблем. Любой клуб любого игрока. Если в «Зените» имелся подобный расклад, то, не сомневаюсь, освободились бы и от меня.

– Но вы же сами говорили, что пока ты нужен, тебе простят всё.

– Это что касается так называемых вольных разговоров. Если же существуют некие политические мотивы по устранению футболиста, то они приводятся в исполнение очень элементарно. На лавку – и жди, чего хочешь и сколько хочешь.

КАКОЙ АРШАВИН!? ЕСТЬ ЖО!

– За год ваша роль в команде стала весомее?

– Если б я так думал, то никогда б об этом не сказал. Другое дело, что моя работа – это атака, и я объективно заметнее тех ребят, что трудятся в обороне. Правда, в «Зените» только в атаке есть как минимум двое человек, которые как минимум не хуже меня. В том числе не хуже меня они выглядели и в этом конкретном сезоне. Это Текке и Денисов.

– Многие склоняются, что в этом году Аршавин – лучший.

– А вы не спрашивали этих многих эдак месяца три назад, а сможет ли Аршавин претендовать на какой-нибудь приз? Уверен, никто бы и не задумался обо мне. А если вернуться назад месяцев на пять, то над моей кандидатурой и вовсе бы посмеялись, сказав типа «Какой там Аршавин!? Жо ведь есть!» Аршавин, к слову, тогда шёл вместе со своей командой на 12-м месте.

– И что же получается?

– А то, что газеты могут навязать аудитории любое мнение. И мнение это, на мой взгляд, создаётся весьма элементарно. На самом деле все рассуждения и сопоставления – огромная условность.

– А как Лоськов ежегодно попадает в списки лучших, несмотря на то что «Локомотив» выступает не всегда стабильно.

– У Лоськова имеется великолепный фактор – фактор стабильной классной игры на протяжении десяти лет. Это особая харизма.

– В публичной жизни у вас стало чего-то больше – акций, встреч?..

– Гм... Телефонных звонков стало намного больше от людей, далёких от футбола.

– Интересно.

– Называть имена, увы, не могу. Некорректно это. Скажу, что политики звонили и другие... официальные лица.

– Но по какому поводу звонили?

– Поздравления, просьбы...

– Романцев как-то вспоминал, что в золотые времена «Спартака» его каждую неделю кто-то обязательно звал на день рождения.

– Нет, вот на дни рождения хожу к тем, к кому и раньше. Чего-то нового в этом плане не приобрёл.

– Как и новых друзей?

– Конечно.

– Последнее светское мероприятие со своим участием помните? Может, детям мячи дарили?

– Нечто подобное происходит ежегодно, но какую-то из акций даже не воскрешу в памяти.

– А акции рекламного характера?

– Нет уж. С рекламой я завязал.

ИГРАЮ НЕПОНЯТНО КОГО. ЗАТО ДЕЛАЮ ВСЁ, ЧТО ЗАХОЧУ

– Самую известную персону, с которой встречались, сможете вспомнить?

– Если б какая-нибудь из них пришла в голову! Если честно, я с популярными в народе людьми и не встречаюсь. Назвать некого.

– Неужели и интересов новых не возникло?

– Да год был обычным. В этом всё и дело. Я играл, занимался семьёй. Вот практически и всё. Другого чего-то сам не искал, и меня ничто не искало.

– И в игровом плане год получился обычным?

– Не совсем. Перестроечным каким-то. Всей командой переходили на несколько другие рельсы, но на личной жизни это никак не отражалось. Сейчас играю непонятно кого по амплуа. И не нападающий, и не полузащитник. Зато делаю на поле всё, что хочу. Из защитных функций разве что перекрывать левую зону обязан.

– В эмоциональном плане нет ощущения «своего года»?

– Если только «свои три месяца». Да и то, «свои» – это слишком. Честно говоря, на протяжении лишь трёх месяцев я просто играю на хорошем уровне, не демонстрируя ничего выдающегося. Более того, прошлый сезон выдался для меня намного лучше.

– Он, может, просто был стабильнее?

– В первую очередь он был интереснее и ярче. Забивал больше, наконец. Сейчас пределом мечтаний «Зенита» является третье место, и это при том, что концовка нам очень удалась. Начало года было неважным, середина... Конечно, не чёрной, но серой уж точно. И я, находясь в сером состоянии, просто не мог быть лучшим.

– А кто ж лучший-то?

– Жо и Акинфеев. Бразильца, правда, за пять месяцев подзабыли, но того, что он сделал, не вычеркнешь. Молодец. Когда он играл, то и близко с ним никого было не поставить. Уверен, если б не травма, новичок армейцев по праву бы стал лучшим в нашем чемпионате.

– Не было у нас до него таких нападающих?

– Трудно сказать. Наши форварды на самом деле не так далеки от Жо. Во-первых, он играл за ЦСКА, во-вторых, подъехал парень вовремя и эмоций растерять не успел. Будущей весной покажет, насколько же он стабильно может быть лучшим.

– От футбола часто отвлекались в этом году?

– Параллельно пытался и в футболе находиться, и с ребёнком возиться.

– Отягощало?

– Нет, просто утомляло. Но что поделаешь, я принадлежу сыну. И это приятно.

– В начале года, помню, отвлекал вас от хождения по аптекам.

– Хорошо, что та пора закончилась. Ныне посвободнее дышать стало. Бывает, разок съезжу в магазин, накуплю игрушек, а потом вместе с Артёмом играю.

– Мячи, наверное, гоняете?

– Нет, мячи навязывать ему не собираюсь. Неважно это. Другие всякие ерундовины с ним расставляем и раскладываем. Правда, Артёму всё больше взрослые штуки нравятся – пылесосы и швабры.

КОГДА ЗА МНОЙ ОБОРОНА ЦСКА, Я СПОКОЕН

– Могли забыть, с кем, например, ближайший матч?

– Нет, до такой самоуверенности я не докатился.

– Врагов надо знать в лицо?

– Соперников просто легко запомнить.

– С недавним прошлым «Зенита» не соприкасались? Например, с паном Властимилом.

– Да как попрощались всей командой с ним, так больше на связь и не выходили. С Боровичкой общаемся нормально, но и он от Петржелы приветов не передаёт.

– Что скажете по поводу первых выводов пана касательно «нового» «Зенита» – «молодым дороги нет», «иностранцы – это не выход»?

– Говорить можно всё, что угодно, но Петржела сам знает, что в нашей команде эти вещи зависят не от тренеров. И при нём, и при Адвокаате молодые футболисты как не играли, так и не играют. И наставники тут ни при чём.

– А как же включение в состав дублёров Денисова, Власова?..

– Так у Петржелы не было иного шанса, кроме как прикрепить этих ребят к основной команде. Был обычный безысход. Получилось же всё удачно – и Денисов, и Власов, и Быстров оказались готовы к борьбе на высоком уровне. Но потом их вновь зажимали, про того же Быстрова несли всякую чушь. Как и про остальных двоих. Денисову же повезло, что им оказался вполне доволен Адвокаат. Иначе сложно представить, где бы он сейчас играл. Как и я. Причины, в общем, этой ситуации не футбольные, и говорить о них не хотелось бы.

– В случае продажи Кержакова не будете жёстко реагировать, как в ситуации с Быстровым?

– Кержаков сам хочет уйти, так что протесты тут не в тему. Володя очень не хотел покидать «Зенит», а Кержаков о своих намерениях заявляет открыто – более высокий уровень, испанская «Севилья».

– Это связано с тем, что при Адвокаате он перестал попадать в состав?

– Не думаю. Он ещё летом собирался перейти в другой клуб, когда с игровой практикой в «Зените» у него всё было в порядке.

– Закончу тем, с чего начал: многие ли вам признавались в том, что Аршавин в этом сезоне лучший?

– Даже если и признавались, то особого значения я подобным словам не придавал. Да и безапелляционных выводов о моей якобы «лучшести» я не слышал. Вообще год такой выдался, когда все, будь то команды или футболисты, выступили на своём уровне. Из тех, кого мы знали ранее, никто не выстрелил. Вот великолепно провели чемпионат и сезон в целом Акинфеев и вся оборона ЦСКА с Игнашевичем и Березуцкими. Когда я сам выхожу на поле в майке сборной и вижу на другом конце поля эту четвёрку, то душа спокойна. Но ведь надёжность армейцев – это не сюрприз.

– Подобный прогресс от тренера в первую очередь зависит? Или, может, от обычной здоровой атмосферы внутри коллектива?

– Думаю, от тренерской веры. Даже в первейшую очередь не от установок, а от веры. Газзаев три года, несмотря ни на что и ни на кого, в своих подопечных верил. Сами ребята не расслабились, а, видимо, воодушевились. Сейчас же нам всем спокойно.

– Есть что-то, чего вам лично не хватает для прогресса?

– Одного – физической силы. Улучшаю-улучшаю, но результата пока не достиг. Не получается. Для того чтобы стать покрепче, необходимо огромное желание. У меня же после тренировок полным-полно всяких других дел, поважнее тех, что в спортзале.

– Насколько для плеймейкера важна мышечная масса?

– Не жизненно важна, конечно, но при толчках в спину со стороны соперников я иной раз теряю контроль над мячом, и защитники просто «вытыкивают» мяч у меня из-под ног. Вообще-то, исключи этот минус, играл бы я намного лучше.

– Олич, говорят, качался-качался – и скорость потерял.

– Важно, чтоб тебя контролировали грамотные профессионалы в этом деле, которые в «Зените» имеются. В остальном меня всё в команде устраивает.

Анатолий САМОХВАЛОВ. «Футбол. Хоккей», 27.11.2006

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru