Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2006

НОВОСТИ

ОПЕРАЦИЯ "РОССИЯ"

Как уже сообщал вчера "СЭ", автор только что вышедшей в Голландии книги "Хиддинк: это мой мир" Франс ван ден Ньювенхоф любезно предоставил нашей газете право первой опубликовать в русском переводе 16-ю главу биографии главного тренера сборной России, посвященную российской странице его карьеры. Представляем ее читателям.

РОССИЯ: ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ФУТБОЛЬНУЮ КАРТУ

В начале 2006 года Гус Хиддинк поглощен созданием нового ПСВ. В этот момент ему неожиданно поступает просьба от российского миллиардера Романа Абрамовича посодействовать возрождению футбола в России. Абрамович вдохновил Хиддинка на новый, значительный шаг в его жизни.

* * *

В начале февраля 2006 года у Хиддинка складывается следующая ситуация. Претензии голландских налоговых органов оставили неприятный след и заставили по-новому взглянуть на сложные отношения в руководстве ПСВ. Хиддинк планирует отойти от прямой тренерской работы и протолкнуть наверх Фреда Руттена (своего помощника. - Прим. "СЭ") в качестве главного тренера. В клубе возникают разногласия в плане стратегии, в то же время Хиддинку поступает новое заманчивое приглашение поработать за границей.

Вначале он сдержанно реагирует на предложение российской стороны. "Они хотели со мною поговорить. Мне позвонил Роман Абрамович и спросил: "Как вы смотрите на то, чтобы вдохнуть новую жизнь в российский футбол?" Мы договорились встретиться в "Шератоне" в Схипхоле (аэропорт вблизи Амстердама. - Прим. "СЭ"), но не в ресторане, а внизу в комнате для переговоров. Для них это было просто. Они прибыли на собственном самолете из Лондона и спокойно прошли в "Шератон".

"Я уже однажды встречался с Абрамовичем в его клубе. Тогда мы вместе с Питом де Фиссером (главный селекционер ПСВ. - Прим. "СЭ") были даже у него дома, где-то в Лондоне, не очень далеко от стадиона. Приятное впечатление. Очень спокойный человек. Никакой бравады или намека на свой статус. Ничего из серии: смотрите, кто я такой, что у меня есть и что я могу. Напротив. Слишком спокойный, даже скромный. Конечно, такое сразу отмечаешь. Ведь у нас есть уже стереотипы в отношении тех, кто смог так быстро разбогатеть. Вы сразу вешаете ярлык: подлый, отрицательный. Но ничего подобного. Никаких перстней или дорогих часов. Просто джинсы и обычные часы. Даже слишком простенькие".

Встреча в Схипхоле была короткой. "Всего около сорока пяти минут. Это был скорее обмен первыми мыслями, очень приятная встреча. Роман сказал: "Тебе это уже пару раз удавалось, поэтому мы будем очень признательны, если ты еще раз сделаешь то же самое для нас". При этом мне гарантировали, что я смогу работать так, как мне удобно. Они говорили даже больше, чем я. Не могу сказать, что в тот момент меня сильно заинтересовало их предложение. Ничего подобного. Это было такое прощупывание, изучение друг друга".

"Собственно говоря, я совсем не думал о возможности поработать в России. Я был всецело занят ПСВ. Мы должны были войти в новый сезон с новыми игроками, и у меня в первую очередь голова болела об этом. Я не сказал во время встречи "нет", поскольку одновременно мог поговорить о контракте для Алекса (защитник ПСВ. - Прим. "СЭ"), ведь формально он был собственностью "Челси". Все шло само собой. У меня не было в голове никаких заготовок. Совсем. Это только потом вы начинаете все детально обдумывать".

"Они дали о себе знать довольно скоро. Прошла неделя или чуть больше, начались другие события, особенно внутри ПСВ. Абрамович продолжал настаивать, он все еще очень хотел получить мое согласие. В это же время дала о себе знать английская Футбольная ассоциация (ФА). Дэвид Дин, член правления "Арсенала", входящий также в комиссию ФА, спросил меня, не найду ли я время для "интервью". Так он это назвал. У них была на примете группа из трех человек, и я был одним из кандидатов. Думаю, двумя остальными были Стив Макларен и Мартин О'Нил. Но я отклонил предложение: мы уже довольно далеко продвинулись с русскими, кроме того, англичанам нужно было время на то, чтобы проверить кандидатов, и еще на какие-то формальности".

Хиддинку не особо хотелось становиться публичной фигурой в Лондоне и день ото дня быть добычей английской желтой прессы. Хотя Элизабет (жена Хиддинка. - Прим. "СЭ") нравилась насыщенная жизнь в английской столице, Хиддинк своего мнения не менял. "В Англии пресса - очень важный фактор. Так везде, но там особенно. Я в целом не боюсь внимания прессы. Сначала думаю: ну, хорошо, пусть один раз придут. Но стоит вам их допустить к себе, они хотят идти дальше и переворошить все, добравшись даже до ваших родителей. Конечно, условия работы в Англии одни из лучших и выгодных в мире, но мне это уже неинтересно. Самое смешное, что после меня в Англию поехал на переговоры Луиз Фелипе Сколари и через полтора дня захотел скорее оттуда уехать. Всю его жизнь вывернули наизнанку. А мои планы с Россией стали слишком конкретными, чтобы возвращаться к предложению англичан".

* * *

В Москве случается всякое. В новостях о Москве регулярно упоминают в связи с актами насилия на почве расизма. "Я думал об этом. И Элизабет была настроена очень скептически. Мы постарались подробно узнать об обстановке в российском обществе. Ей, конечно, важно было знать об этом. Но, с другой стороны, в Амстердаме или Роттердаме тоже всякое случается. И потом, в России мы находимся в привилегированном положении. До сих пор Лиз еще ни разу не сталкивалась с ситуациями, в которых бы ее словесно оскорбили или унизили за цвет ее кожи".

"Я несколько раз откладывал свое решение, в частности из-за приближения начала голландского чемпионата". Наконец, состоялась еще одна встреча в Лондоне. Виталий Мутко, президент Российского футбольного союза, присутствовал на ней вместе со своей секретаршей Катей. Он настойчиво повторял, как будет хорошо, если я приеду. Мутко произвел на меня хорошее впечатление, он совсем не был похож на замкнутого русского, и это меня привлекло в нем. Футбольный союз, несомненно, устарел. В прошлом, во времена огромного Советского Союза, там все получали от государства, и не было особой необходимости самим определять стратегию развития. Теперь они хотели перемен. Пришло время заложить новый фундамент Российского футбольного союза".

Хиддинк получил письменное подтверждение, что он сможет выполнять свою работу так, как сам пожелает. Теперь следовало поговорить о заработках. Обсудить этот вопрос тренер поручил своему менеджеру Кейсу Ван Ньювенхейзену. У них уже давно была отлажена система: Хиддинк устанавливает планку, в пределах которой должны вестись финансовые переговоры. Это игра в хорошего парня и плохого парня.

"Условия работы были для меня превыше всего. И Абрамович это хорошо чувствовал. Его очень интересовало то, что мы делали для ПСВ в плане строительства новых зданий и обновлений базы клуба. Однажды он даже приезжал в Хердганг (район Эйндховена, где расположена тренировочная база ПСВ. - Прим. "СЭ"). Никто и не знал, что Абрамович был в ПСВ. Мы с ним спокойно все осмотрели и попили чаю. Харри ван Кеменаде, хозяин местной столовой, спокойно сидел с нами и даже не подозревал, кто этот парень в джинсах".

Через две недели после окончания ЧМ-2006 Хиддинк приехал на новое место работы. Он остановился в самых дорогих апартаментах в стране - на десятом этаже отеля Ararat Hyatt у него четыре просторные комнаты. Из номера 1015 открывается прекрасная панорама города. Справа - Большой театр, слева - золотые купола церквей и базилик, окружающих Красную площадь. Кремль и Дума, российский парламент находятся всего в десяти минутах ходьбы от отеля.

Хиддинк оказывается в стране с богатой историей. "Эта страна, конечно, очень неспокойная. Поразительно, сколько здесь всего происходило на протяжении веков. То, что я делаю, не идет ни в какое сравнение с великой российской историей, но это прекрасно - внести свой вклад и посодействовать обновлению страны. Спорт очень важен для России, я чувствую себя здесь как бы ориентиром, проводником на мировую арену. Это высокая оценка моей прошлой работы в клубах и сборных".

Хиддинк встает перед картой России, чтобы привыкнуть к масштабам страны. Европа по сравнению с Россией выглядит иначе. Англия, Испания и Италия кажутся невероятно маленькими, а о Нидерландах и говорить нечего. Расстояние между Москвой и Владивостоком, городом на восточной границе, недалеко от Северной Кореи, - девять-десять часов на самолете. В зависимости от качества самолета. Между двумя городами восемь временных поясов, расстояние точно такое же, как между Амстердамом и Сан-Франциско.

На Дальнем Востоке профессиональный футбол на подъеме. "Луч-Энергия" в одной лиге с передовыми московскими клубами. В первом дивизионе играют три клуба из Дальневосточного региона, плюс пять - из Сибири, пять - с юга России, из регионов рядом с Грузией и Казахстаном. Практически все клубы на подъеме благодаря инвестициям нефтяных магнатов. С тех пор как во второй половине 90-х годов многие промышленные предприятия были приватизированы, в стране насчитываются десятки Абрамовичей, которые так же охотно вкладывают деньги в подобные проекты.

Мутко планирует строить по всей стране, поделенной на 82 региона, футбольные школы с хорошими кадрами, оснащением, хорошим уровнем образования - все это должно способствовать воспитанию молодых талантов. Акцент делается на предварительной разведке, технологии и менеджменте. Технический менеджер Йоп Алберда берет координацию этих академий в свое ведение. За развитием регионов должны следить девять наблюдателей.

Идеи Хиддинка и Алберды ясно сформулированы, теперь остается найти пути их практической реализации. "В олимпийских видах спорта есть два фактора успеха: деньги и население, - говорит Алберда. - Здесь с этим все в порядке так же, как со знаниями и умениями. В командных видах спорта пять важных факторов: лидерство, амбиции, наличие талантов, технология и толерантность, или же любопытство. Это универсальные требования, которые действительны для политики, бизнеса и общества в целом. Если мы сможем отвечать этим требованиям, то шансы на успех велики".

Расходы оцениваются в шесть-семь миллионов на регион. Всего примерно в полмиллиарда евро. "Абрамович знает, чего он хочет, - говорит Хиддинк, - он настоящий любитель футбола. Он хочет что-то значить для этой страны и готов на многое, чтобы вернуть славу российскому футболу. А поскольку деньги у него есть, то такие проекты, надеюсь, можно осуществить ускоренными темпами".

Первый вывод, который делают Хиддинк и Алберда: с 1990 по 2003 год Россия потеряла сотни талантов. В это тяжелое для профессионального футбола время, когда он был нерентабельным, у молодежи не было тесной связи с футболом. Только в последние годы снова появился энтузиазм, не в последнюю очередь из-за осознания того, что в России на футболе можно хорошо заработать. Большинство клубов платят зарплаты от полмиллиона до двух миллионов евро в год.

Для начала задача у Хиддинка, кажется, довольно простая. "Я просто сформирую команду. Посмотрю, где можно отвоевать потерянную территорию. Квалификация на ЧЕ-2008 в такой серьезной компании, как Англия, Хорватия и Израиль, кажется фантастикой, но задача эта все же выполнимая. Если удастся, получится и многое другое, быстрее пойдет развитие всего российского футбола".

Он понимает, что окружающая его роскошь может стать и его главным противником. В сегодняшней Москве цены сумасшедшие. В отеле у Хиддинка есть доступ к лучшим маркам на всех сегментах рынка. В известном универмаге ГУМ самые известные в мире кутюрье стараются потеснить друг друга, стремясь завоевать вкусы успешных молодых русских. В Москве можно купить Bentley и не важно, что список желающих такой длинный, что производитель не справляется с производственным планом. На углу возле московской резиденции Хиддинка можно приобрести Ferrari или Lamborghini.

Но Хиддинк хотел бы вырваться из окружающей его роскоши. Понедельник, 14 августа 2006 года - день, когда он должен будет знакомиться с игроками национальной сборной. Хиддинк читает Moscow Times и берет вилкой свежие фрукты в тарелке. Кусочки ананаса, клубники, две половинки персика. Плюс йогурт, два яйца (желательно варить семь минут) и две чашки кофе. То, что называется full continental breakfast. Цена пятьдесят евро. Вечером у себя наверху в отеле Хиддинк позволяет себе бутылочку Shiraz. Двести евро, дешевле здесь не найдешь. Как насчет сигары? Сорок евро за самую скромную кубинскую сигару. За номер в отеле Хиддинку самому платить не надо. Счет (1590 евро за ночь) оплачивает футбольный союз. Из этого мира Хиддинку сложно вырваться. Абрамович хочет для своего тренера самого лучшего, а в Москве жизнь диктуют новые русские. Словосочетание стало расхожим в бывшем коммунистическом бастионе: "новые русские". Это беззаботные успешные двадцатилетние и тридцатилетние, которым удалось подняться вслед за нефтяными миллиардерами, магнатами, бизнесменами. В Москве субкультура существует там, где вращаются большие деньги. Москва после Лондона - город с самым большим числом миллиардеров в мире. "Да и Лондон на первом месте только потому, что там живет много русских", - говорят в Москве. Доходы этих людей превосходят все возможные предположения. У Абрамовича шестнадцать миллиардов евро, и ежегодно он платит ренту минимум полмиллиарда. Иначе говоря - полтора миллиона в день! Новые русские могут спокойно пригласить в Москву Майкла Джексона, чтобы тот дал частный концерт.

Этот мир также соприкоснулся с футболом. Нововведения чувствуются повсюду, они заметны. Они подарили новую надежду, подъем, но одновременно и неуверенность. Страна разрывается между своим прошлым и будущим. На переходном этапе происходит столкновение "вчера" и "завтра". В лучшем случае они перетекают одно в другое.

* * *

Ситуация с футболистами по-своему отражает ситуацию в обществе. Хиддинк вспоминает события десятилетней давности. Дело Босмана превратило футболистов в ковбоев, невзрослых миллионеров, которым незнакома скромность в поисках больших контрактов и статуса. В России играют футболисты, имена которых в других странах пустой звук. Они приехали из Бразилии, Парагвая, Аргентины, Нигерии и Камеруна. А еще есть более дешевая рабочая сила - из Сербии, Словакии, Латвии и Чехии.

Хиддинк собирается все это увидеть сам. Суббота, 12 августа. Чудесный летний день. Солнце еще достаточно теплое, и можно сидеть на трибуне в одной рубашке. Тридцать километров к востоку от Москвы - поселок (на самом деле - город. - Прим. "СЭ") Раменское. Идет матч "Сатурн" - ФК "Москва". Оба клуба появились на футбольном небосклоне российского футбола как кометы. Так же, как и "Спартак" из Нальчика, - открытие сезона. Все до единого - клубы, для которых деньги не проблема. Матч идет в манере, напоминающей немецкую оберлигу. Субботний полдень, оркестр с музыкой и футбол сомнительного качества. Атмосфера на стадионе такая же, как и везде, - это страна в переходный период. Рекламные щиты Canon, Mitsubishi и Pepsi бок о бок с рекламными текстами на кириллице.

В Раменском с давних времен строятся ракеты. Теперь еще играют в футбол на высоком уровне. В составе "Сатурна" всего три российских игрока, поэтому Хиддинк очень быстро заканчивает наблюдение. Противник "Сатурна" - ФК "Москва" - также символ нового времени. Четыре года назад этого клуба даже не существовало. Теперь "Москва" стремится выйти на европейский уровень.

Хиддинк смотрит, как играют три потенциальных игрока сборной: Семак, Кириченко и Кузьмин. Они ему не подходят. Слишком медленные, слишком вялые. Очень мало "ментальной жесткости" прежде всего. "Как только команда начинает проигрывать, вы видите реакцию, - заключает Хиддинк. - Хорошо бы понять, какие критерии в прошлом учитывались при выборе игроков в сборную".

"Ментальная жесткость" в мире новых русских не пользуется спросом. То, что раньше было достоинством российского футболиста, теперь стало его главным врагом. Современный игрок-миллионер может щадить себя, не идти на большие жертвы. В старые времена советский футболист ценился как несгибаемый, атлетически развитый и неподатливый игрок. Сегодня российский футболист технически в меру способен и ментально неустойчив.

Тренеры и звезды футбола формируют два поколения. Первые выросли во времена, когда еще была вера в идеалы коммунизма. Сегодняшние игроки были маленькими детьми, когда началась перестройка, они знают о старых временах только понаслышке. Разрыв поколений символизирует самое значительное изменение в России. Из спорта ушла идеология. "Раньше спорт был способом провозглашения идеологии, - говорит Алберда. - Со времен коммунизма Россия в поиске. Страна наполовину европейская, наполовину азиатская, здесь столько культурных, экономических и исторических социальных явлений, и все это в переходный период. Спорт со всем этим тесно связан и может даже сам закладывать основу общества. Национальная самоидентификация становится все важнее сейчас, когда в мире все вытесняет интернет. Всемирная паутина стерла границы между странами, но осталась потребность чувствовать свою принадлежность к той или иной стране".

Последний чемпионат мира доказал это. "Абсолютно никакого вандализма, но довольно сильный национализм", - вот что наблюдал Алберда на трибунах. Хиддинк должен помочь игрокам вновь обрести чувство национальной гордости за свою страну. "Снова должно заговорить сердце - так можно придать футболу настоящий импульс, -заявляет он. - Обществу нужны звезды, которыми оно будет гордиться. Надо активизировать этот процесс".

Футбол - отражение России. "После 75 лет коммунизма бывшие советские республики проделали путь в пятнадцать лет, чтобы заново обрести свою идентичность, развиваться. Сегодня эта тенденция становится еще сильнее, и она должна послужить движущей силой, - считает Хиддинк. - Если говорить о развитии, то национальный футбольный союз всегда идет за клубами. Обновление начинается в клубах. Этому нужно сейчас посодействовать".

Вялое шевеление союза вполне логично, заверяет Хиддинк. "Игрокам высшего класса сейчас около 25 лет. Их не коснулась старая система. Они о ней знают только понаслышке". Алберда: "В то время как тренеры - зачастую самые типичные представители старого времени, им приходится приспосабливаться к новизне. Отсюда и проблемы".

По мнению Алберды, радикальных изменений никогда нельзя ожидать за короткое время. "Нужен иностранец, который привнесет "чужие", новые импульсы. В Нидерландах было то же самое. Крис Корженовски содействовал развитию гребли, Питер Мюллер учил наших конькобежцев бегать на спринтерские дистанции, а Ари Зелигер помог открыть новые возможности волейболистам. Все, что считается невозможным, стало реальностью, вплоть до олимпийского золота. Благодаря иностранным специалистам спортивное видение получило новый импульс. В людях изменились заложенные программы. Мы посмели поверить в мечту, в наши собственные возможности".

...После матча Хиддинка тепло встретило руководство "Сатурна". Знакомство проходило в очень непринужденной обстановке. В скромном зале для приемов - тридцать блюд с фантастически вкусной едой. Сырая рыба, мясо - любимые блюда. А также икра, вино, виски, водка - выпить придется по-любому. Хиддинк отмечает значение таких встреч. "То, чего я хочу добиться, должно сочетаться с российским менталитетом. Иначе не будет никакой несущей поверхности для обновления".

* * *

Воскресенье. В двенадцать часов по телевизору трансляция матча "Луч-Энергия" - "Спартак" (Нальчик). Матч играют во Владивостоке в семь часов вечера по местному времени. Хиддинк тем временем готовится к матчу "Динамо" - ЦСКА. На стадионе он узнает Семина, своего предшественника. Хиддинк идет прямо к нему и жмет ему руку. Это его способ пресечь скепсис и, возможно, враждебный настрой по отношению к себе. "Я так же поступил, когда встретил Газзаева, тренера ЦСКА. Он был очень критически настроен в отношении моего назначения. Это нормально. Когда нам в Нидерландах в шестидесятые годы дали Линдера и Фадрхонка (чешский тренер, возглавлявший сборную Голландии с 1970 по 1973 год. - Прим. "СЭ"), мы тоже вели себя сдержанно и закрыто. Я тогда думал: "Что же мы, сами не справимся, что ли?" Но как только вы начинаете общаться с таким человеком, все становится на свои места. И его слова в ваш адрес в газетах уже не так резки. Кроме того, я получил полное содействие со стороны ЦСКА. Как и от всех остальных клубов, впрочем. Все готовы содействовать".

Если Хиддинк что-то аргументирует, то в его высказываниях всегда слышится "мы", когда речь идет о российском футболе. На улице он раздает автографы. Он расписывается слева: "Потому что я же не знаю, что они мне протягивают".

В помещении Хиддинк смотрит по телевизору матч "Луча" и "Спартака" из Нальчика. Старый кабинет с деревянным полом, принадлежащий "Динамо" (Москва), - символ прошлого и непрочности. "Динамо" было на протяжении десятилетий "Клубом СССР". Мало что изменилось здесь со времен легендарного вратаря Льва Яшина. Трибуны не заполняются, а "Динамо" по-прежнему сохраняет славу милицейского клуба. Пришедшему на матч приходится столкнуться с четырьмя кордонами охраны: патруль, милиция, военные и устрашающий ОМОН. "Люди-роботы, которые не говорят, а сразу бьют", - с улыбкой рассказывает Игорь Корнеев.

"Динамо" впервые за все время своего существования близко к вылету. Матч с ЦСКА не оставляет "Динамо" никаких шансов - 2:3. Различие в качестве игры огромное. "Динамо" продинамило все новые тенденции. Прошлогодние инвестиции на сумму 120 миллионов подоспели слишком поздно. Игроков, которые могли бы спасти "Динамо", нет. Игрок сборной Смертин получил травму, а бывший футболист ПСВ Дима Хохлов сидит на скамейке запасных. Тем не менее сейчас они зарабатывают больше, чем раньше в Англии или Испании. Всего в составе "Динамо" пятеро русских, как и в ЦСКА.

В четыре часа Хиддинк спешит с одного футбольного поля на другое. На стадионе "Лужники" через час начнется матч "Спартак" (Москва) - "Крылья Советов". Из 100 000 мест только десять процентов заполнены. Поле с искусственной травой подчеркивает нерабочую обстановку. Но Хиддинк уже кажется бодрее благодаря игре ЦСКА и "Спартака" - двух команд, которые участвуют в Лиге чемпионов. Правда, "Спартак" - как ребенок, требующий постоянной заботы: трое русских в команде плюс игроки из десяти разных стран, среди них голландец Квинси. Хиддинк уже поговорил на эту тему с Мутко, и Мутко с ним согласен. Количество иностранных игроков в командах в ближайшие годы надо сократить с нынешних восьми в составе на матч до максимум пяти-шести. Сравнение с Нидерландами не проходит, поскольку Марко ван Бастен может выбирать из легионеров в зарубежных клубах. У России есть только две звезды за границей: Саенко в "Нюрнберге" и Каряка - запасной в "Бенфике". Вообще, когда деньги остаются в своей стране, всегда лучше.

* * *

Утро понедельника. "Немного шумит в голове, - говорит Хиддинк, - но в целом чувствую себя в прекрасной форме". За завтраком он бросает взгляд на русские газеты, где часто встречается его фотография. Сегодня Хиддинк будет знакомиться со своими игроками. У него список из 35 фамилий, из которого тренер для начала отобрал 19. Хиддинк доволен работой Александра Бородюка, который теперь его ассистент.

Хотя в Москве восемь магистралей, поездка на машине на тренировочную базу в Бору занимает почти полтора часа. Комплекс когда-то принадлежал царской семье и ее прислуге. Бетонная ограда протянулась на многие километры. Внутри охраняемой территории мы видим десять жилых зданий. В них проживает исключительно обслуживающий персонал, работающий в комплексе.

"Шикарные" постройки не производят особого впечатления на голландского гостя. Хиддинк занимает номер 77, в котором часто останавливался бывший президент России Борис Ельцин. Игроки размещаются в небольших комнатах. Из крана течет ржавая вода, кровати скрипят, все в Бору старое. Но при этом вокруг чувствуется какое-то величие. Хиддинк раздражен: он забыл взять с собой сигары. Он делает несколько коротких заметок, готовясь к встрече с игроками и последующей пресс-конференции.

Сегодня Хиддинк может рассказать своим игрокам о премиях в отборочном европейском турнире. "В прошлом много всего обещали и потом ничего не исполняли. Так вы посеяли недоверие и неопределенность. Система премий должна быть ясной, так же как и условия для тренировок".

Абрамович уже пообещал Хиддинку, что, если Бор ему не понравится, будет построен новый спортивный центр. Похоже, так оно и есть. Возможности для тренировок ограничены одним полем. Единственное, что русские находят в Бору - это покой. Но альтернативы нет. Старый олимпийский спортивный центр в Новогорске не выдерживает испытаний временем. Он просторен и многофункционален, но в нем нельзя отвлечься, сосредоточиться, не говоря уже о неприспособленности комплекса к футболу. Там все еще царит старая советская атмосфера.

Во время пресс-конференции Хиддинк ясно дает понять: "Достижение поставленных перед нами целей требует определенных условий. Качество человеческих ресурсов и инвентаря определяет то, сможем ли мы удовлетворить наши амбиции. Если условия не будут созданы, я прекращаю работать в тот же день".

Слушая вопросы журналистов, Хиддинк убеждается, какое бремя стыда несет на себе российский футбол. Последние крупные победы остались в 1988 году, когда национальная сборная вышла в финал чемпионата Европы, уступив там Нидерландам, а олимпийская команда завоевала золото в Сеуле. С тех пор сборная вылетала уже на отборочном этапе или в первом круге финального турнира. За последние четыре года у российской сборной сменилось пять тренеров. Романцев ушел в 2002-м после неудачи на чемпионате мира. Затем были Газзаев, Ярцев и Семин. В последних двух матчах в марте и в мае обязанности главного тренера исполнял Бородюк.

Катастрофическое поражение в игре с Португалией в 2003 году, когда Россия проиграла со счетом 1:7, подорвало моральный дух русских окончательно. Другие тренеры получали шансы, но мало что менялось. Под председательством Колоскова футбольный союз за 25 лет глубоко заржавел. Новая политика взяла курс на перемены. Колоскова попросили уйти. Новый президент футбольного союза Мутко получил свой пост прежде всего благодаря президенту Путину. Эти двое знают друг друга еще со времен работы в мэрии Санкт-Петербурга. Переехав в Кремль, Путин дал Мутко поручение заняться возрождением футбола.

Помимо низкого мастерства игроков в последние годы наблюдалась и еще одна проблема - отсутствие взаимопонимания. "Мы никогда не знали, чего хотят тренеры, каково их видение игры, - говорит журналист "Спорт-Экспресс" Игорь Рабинер. - Они часто были недоступны и не могли разъяснить свои идеи". Неясность и сомнения стали врагами игроков и болельщиков. А ругань и крик - обычным способом общения.

Хиддинк, напротив, достаточно открыт. Он надеется с помощью непринужденной атмосферы избавить игроков от чувства стыда. Одна из первых тренировок, которую он проводит, выглядит довольно по-детски: игроки должны высоко чеканить мяч, а кто позволит мячу удариться о землю, получает им же по заду. Игрокам такая забава нравится.

Его видение нацелено на создание прочного фундамента российского футбола. "Прекрасно, если через четыре-шесть лет будут ощутимые перемены, - говорит Хиддинк. - Поэтому важно, чтобы этот процесс поддерживали и продолжали россияне. Я могу взять в помощники пятерых голландцев, но этим ничего не выиграю. Для меня важно научиться смотреть на все российскими глазами и иметь рядом зеркало. Поэтому я взял себе в помощники Александра Бородюка и Игоря Корнеева. Они должны со временем принять от меня эстафету".

* * *

Вторник еще раз показал, как новые мысли должны пробивать себе путь в старых структурах. Машина с Албердой проезжает долгий ряд шлагбаумов, за которыми хорошо видны золотые буквы на старом здании. Это штаб-квартира Олимпийского комитета России рядом с Москвой-рекой, в паре сотен метров от стадиона "Лужники". Словно пятидесятые годы никуда не уходили. Внутри штаб-квартира советского спорта, конечно, мало напоминает о тех временах. Интернет, фотографии новых героев - явления XXI века. Но охрана, библиотека, деревянная мебель все еще хранят атмосферу славных времен советского спорта.

В восточном крыле находится Российский футбольный союз, чья история берет начало еще с 1897 года. На стенах помещения все напоминает об этой истории. Ее герои несколько другие, нежели сейчас. Здесь Валентин Иванов, забивший в 1960 году гол, который обеспечил олимпийское золото советской команде (автор ошибается: в 1960 году сборная СССР выиграла не Олимпийские игры, а Кубок Европы, и решающий гол в финале забил Виктор Понедельник. - Прим. "СЭ"). Игорь Нетто, капитан тех времен, и, конечно, Лев Яшин. Но персоналий мало - в основном внимание отдается командам с 1960 по 1988 год, вплоть до золота в Сеуле. Сборная, которая в том же году завоевала серебро на чемпионате Европы в Западной Германии, нигде не увековечена. Проигравшие.

В сдержанном, серьезном журнале Олимпийского комитета, выходящем два раза в месяц, нет фотографий. В глаза бросается предисловие, написанное Путиным. Спорт и государство - всегда одно целое.

Алберда три часа посвящает общению с несколькими представителями союза. Он хочет, чтобы они сами рассказали о своих пожеланиях и проблемах. "Они должны указать нам, над чем следует работать, - считает Алберда. - Это должно исходить от них, иначе мы будем блуждать непонятно где".

Алберда дает конкретное поручение: в рамках союза ответственный за каждый из аспектов - образование, формирование кадров, спорт, науку, медицину, внутреннюю организацию - должен сформулировать в своей сфере три основные задачи. "А затем я, Гус и, возможно, Роман подумаем над этими задачами. Но анализ проблемы - задача прежде всего самого управленческого состава. Исходя из своего опыта и знаний, они должны указать на слабые стороны. Мы же можем только повлиять на подход к решению таких проблем".

У Алберды уже есть готовый пример. "Зима. Она здесь издавна рассматривается как огромное препятствие. Потому что зимой ничего не поделаешь. С ноября по март - затишье. Но вы можете посмотреть на зиму по-другому - как на огромное преимущество перед другими странами, играющими в футбол. В ответственных матчах цена зимы велика - национальные команды часто начинают играть турниры усталыми. Если мы используем зиму для длительных сборов в Австралии или Бразилии, тогда Гус точно заложит базис для успеха на чемпионатах Европы и мира. Об этом стоит задуматься клубам и Мутко".

* * *

С чувством неопределенности отправляется Хиддинк днем позже на стадион "Локомотив" в Москве, вполне современную спортивную арену, где ему предстоит первая игра в новой роли. Девяносто минут подряд пребывает он в том же состоянии. Благодаря дебютанту из Сибири Павлу Погребняку первый матч Хиддинка в качестве тренера российской сборной заканчивается победой над командой Латвии - 1:0. Хиддинку аплодирует российская пресса. После трех матчей без голов (со Словакией, Бразилией и Испанией) снова заметно оживление на российских стадионах.

Несмотря на скромные результаты последних матчей, Хиддинк сохраняет ту же команду с которой работал Бородюк. Он выбирает блоки игроков из ЦСКА (пять) и "Зенита" (четыре). Система игры остается той же (3-5-2). Вопрос в том, сможет ли Хиддинк в ближайшее время многое изменить и хочет ли он этого. Число игроков высокого класса ограниченно. "Очень важно, чтобы исполнители, которые у нас есть, учились играть в более быстром темпе. Так появится жесткость". Через три месяца можно говорить о реальных возможностях. "Когда я пришел, мне казалось, они думают, что у меня в руках волшебная палочка. Но у меня ее нет, ее нет ни у кого. Россия не зря стоит на 40-м месте в рейтинге ФИФА. Против Израиля мы, к сожалению, допустили ничью, иначе поднялись бы в группе. Но разочаровываться рано. Самое важное - заниматься футболом структурно. Даже президент Путин в прессе четко сказал, что в последние годы отставание усилилось. Это хорошая поддержка с его стороны. Я не представляю, чтобы Балкененде (премьер-министр Голландии. - Прим. "СЭ") сделал то же самое".

* * *

Размышляя над своими словами, Хиддинк понимает, что операция "Россия", - возможно, самая крупная и сложная за всю его карьеру. Надо преодолеть много препятствий, чтобы найти свет, который укажет будущее. "Я думаю, результаты подобной операции будут видны минимум через четыре-пять лет". На террасе отеля Ararat Hyatt Хиддинк открывает бутылку хорошего вина, достает сигару. Он бывал во многих странах, ему довелось жить и в Стамбуле, и на Дальнем Востоке. Он прошел все эти жаркие страны и Австралию. Теперь его конечный пункт - Россия, а исходным пунктом когда-то была Америка (Хиддинк завершал карьеру игрока в клубах из Сан-Хосе и Вашингтона. - Прим. "СЭ"). Многие люди, которых встречал Хиддинк, поражаются той системе, которую он создал. Вместе с Йоханом Кройфом, Марко ван Бастеном и Рудом Гуллитом он принадлежит к самым известным послам голландского футбола. При этом споров вокруг его имени меньше, чем вокруг остальных.

"Жизнь очень меня обогатила. Я встречал много разных людей, познакомился со многими культурами. Когда вы посещаете все эти страны, то видите, что между людьми нет больших различий. Образование и традиционное представление говорят о том, что в мире много различий, но если брать отдельных людей, это не так. Я способен назвать примерно шесть человек с разных континентов, с которыми я, голландец, могу прекрасно провести вечер. Австралиец из моей команды, кореец из моей команды, кто-нибудь из ПСВ, русский из моей команды, испанец и турок - нам будет очень неплохо вместе. Я так считаю. И все эти люди различных рас будут с удовольствием играть в карты. Если вы так посмотрите на многие мировые проблемы, то подумаете: возможно, большей частью мы сражаемся с противоречиями, которые сами себе придумали. Конечно, если сразу все разрешить, будут проблемы. Потому что прежде, чем обращаться со свободой, надо знать, что такое ответственность".

Больше всего Хиддинк хочет, чтобы его однажды попросили вернуться в Эйндховен. На вторые роли. Тренерские бутсы он больше не наденет. "Но я так говорил и в 1994 году после периода работы с "Валенсией". Позже оказалось, что у меня просто была потребность в полугодичном отдыхе. Работать с максимальной загруженностью, каждый день я больше не хочу. Работа тренера сборной прекрасно мне подходит из-за своей гибкости. Одну неделю я активно работаю с игроками, затем снова занимаюсь организацией и стараюсь дать ход процессу развития. Такое сочетание мне нравится. А потом неплохо немного поиграть в гольф. Я хочу быть свободным, сам планировать свое время. Если доведу этот проект до конца, то надеюсь, что люди, которые примут от меня эстафету через два года, будут продолжать в том же духе. Что будет со мною? Два года - все-таки срок. Сейчас я чувствую, что все идет хорошо. Но ведь никогда не знаешь, как сложится дальше".

«Спорт-Экспресс», 05.12.2006

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru