Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2007

НОВОСТИ

АЛЕКСАНДР КЕРЖАКОВ: В ДЕНЬГАХ Я НЕ ВЫИГРАЛ

Бывший форвард «Зенита» не винит «Газпром» и Дика Адвокаата, но считает, что от команды осталось только название


«Я хотел, чтобы мой сайт был наполнен традициями и духом Петербурга», — этими словам начинается приветствие на официальной интернет-странице Александра Кержакова. Только сам форвард теперь находится далеко от города на Неве. Полтора месяца назад один из лидеров «Зенита» сменил родные сине-бело-голубые цвета на красно-белую форму испанской «Севильи».

Он приехал в Испанию в самый разгар национального чемпионата и своего отпуска. Пришлось набирать форму ускоренными темпами. Желание играть было сильнее усталости. «Я счастлив!» — заявил Кержаков сразу после своей презентации в качестве нападающего «Севильи». Главный тренер Хуанде Рамос показал, что доверяет российскому форварду, выпустив его в стартовом составе против «Леванте» меньше чем через месяц. А потом — дебют Кержакова в составе своей новой команды в Кубке УЕФА: «Севилья» встречалась со «Стяуа». Накануне столь ответственного и волнительного момента Александр рассказал в интервью «Новой», почему ему жалко болельщиков «Зенита», как его хотели отправить в дубль и что такое настоящий испанский футбол.

— Как настроение? Уже успели адаптироваться в новой команде?

— В принципе все хорошо. Только с языком проблема. Конечно, есть кое-какие навыки английского, но только в рамках школьной программы. Это более-менее помогает общаться с игроками-иностранцами. С испанцами же сложнее. Я им только «привет» и «как дела?» могу сказать. Так что мой круг общения пока ограничен. А вообще тут все очень открыты и дружелюбны. Поэтому какого-то дискомфорта не испытываю.

— Как вас одноклубники называют?

— Саша. Некоторым, особенно испанцам, с трудом дается произношение. Но как могут, так и говорят.

— Успели уже проникнуться той атмосферой, которая окружает футбол в Испании?

— Конечно, футбольная обстановка здесь очень сильно отличается от нашей. Здесь все всё время говорят о футболе. Радио, телевидение, газеты уделяют этому очень много внимания. Каждый мужчина, какой бы профессии он ни был, считает своим долгом быть в курсе последних футбольных событий. Очень приятно, что я уже тоже стал частью всего этого. Меня с самого начала хорошо приняли болельщики «Севильи». Я еще тогда ни одной игры не сыграл, да и в запасе даже не был, а меня уже узнавали на улице.

— В недавнем интервью «Новой» спортивный директор «Зенита» Константин Сарсания сказал, что, когда решался вопрос о вашем переходе в другой клуб, вы заняли очень жесткую позицию и хотели играть только в «Севилье»…

— Так оно и было. Это же очевидно! Меня приглашали в команду, которая на тот момент лидировала в первенстве Испании, которая выиграла Кубок УЕФА и Суперкубок. А как мне говорили, остальные предложения были от клубов, которые занимали места ниже десятого в английском чемпионате. Я просто не видел смысла общаться на эту тему! Но почему-то мне упорно советовали обратить внимание на эти варианты.

— Были ли предложения от российских клубов?

— Да. На тот момент ситуация сложилась таким образом, что руководство «Зенита» мне дало понять, что в «Севилью» меня не отпустят. Летом они боялись, что это ударит по их имиджу. А зимой не могли найти компромисс по финансовой части. Я им сразу объяснил, что если я их не устраиваю и они меня не видят в дальнейшем в своей команде, значит, мне придется уходить в другой клуб. И когда я начал рассматривать предложения из московских клубов, они сразу же договорились с «Севильей».

— Условия личного контракта, который вам предлагали в «Севилье» летом, и того, который у вас сейчас, отличаются?

— Летом никто со мной не говорил об условиях личного контракта. Переговоры велись только на уровне клубов. Могу сказать, что, перейдя сейчас в «Севилью», я ничего не выиграл в деньгах. Я ехал сюда не для того, чтобы заработать, а чтобы играть в футбол.

— Теперь у вас появилась возможность увидеть один из сильнейших чемпионатов в мире изнутри…

— Мне нравится, что здесь более профессиональное отношение к делу, чем в той же России. Между руководством, тренером и игроками более доверительные отношения. Тебе предоставляется свобода во всем, кроме тренировочного процесса и, естественно, самого матча. Например, когда команда вместе с руководством собирается на ужин, каждый сам выбирает, что ему пить. Для меня это пока в диковинку — сидеть с тренером за одним столом и пить вино или пиво. Здесь к этому относятся совершенно спокойно. Каждый же профессионал и понимает, зачем он здесь и как ему надо себя вести. Никто, кроме тебя самого, за твоим режимом тут не следит.

— После вашего переезда в Испанию уже меньше чем через месяц вы вышли на поле в официальном матче «Севильи». Предполагали, что придется так быстро набирать форму?

— Меня к этому постепенно готовили. Сначала я два раза в день тренировался. А когда сказали, что перехожу на одноразовые тренировки, то понял, что могут выпустить на замену.

— С главным тренером часто приходится общаться?

— Какие-то серьезные темы мы не обсуждаем. Так — может спросить, как дела.

— После Дика Адвокаата Хуанде Рамос, наверное, кажется очень мягким?

— Если человек кричит, это не значит, что он жесткий или жестокий. Адвокаат просто очень требовательный.

— Однако именно он посадил вас на скамейку запасных практически на весь сезон. Как к этому отнеслись?

— Тогда была сложная ситуация. Когда я сидел на скамейке, руководство «Зенита» предлагало мне контракт в два раза больше. Я вообще не понимал, зачем это делается. Потом, конечно, стал догадываться. Мол, сиди тут, не играй, а мы тебе зарплату в два раза больше платить будем.

Адвокаат говорил руководству, что не видит меня в команде. То, что я уйду, у меня не вызывало сомнений. Вопрос был только когда — зимой или летом.

— Но летом бы вы ушли уже как свободный агент, и клуб бы ничего не заработал. Думаете, именно это повлияло на решение руководства продать вас сейчас?

— Мне кажется, что большую роль сыграло то, что я мог уйти в московский клуб. Тогда им уже не к чему было бы апеллировать. Если в «Севилье» их не устраивала сумма, то тут нечего бы было сказать. Разве только банальное: «Не хотим усиливать конкурента». Но это глупо.

Лично я хотел ехать играть только в «Севилью». Просто у меня не оставалось выбора. Если бы они не продали меня сюда, мне пришлось бы год сидеть на скамейке и вообще не играть в футбол. Мне говорили, что я даже не буду ездить с командой на сборы. Но Бог им судья. Главное, что в конце концов все получилось так, как я хотел.

— Сильно отличаются инфраструктуры «Севильи» и «Зенита»?

— Очень. Да, здесь не новая база. Но по крайней мере все детские команды тренируются в одном месте, экипированы так же, как и основная команда. В «Зените» такого нет. А потом — здесь футболисты на базе не живут и за день до игры не ночуют вместе, как это принято во многих клубах в России. Конечно, когда матч в другом городе, то вечером уезжаем, там ночуем и на следующий день играем. А когда домашняя встреча, то утром все собираются на тренировку, потом едем в гостиницу, отдыхаем, а потом на игру.

— В Испании все матчи проходят поздно вечером. Успели к этому привыкнуть?

— Да. Это даже легче. Немногим нравится в России играть в два часа дня. А потом вечером и болельщиков больше собирается.

— Как расцениваете свои шансы на выход в матче со «Стяуа»?

— Не знаю, посмотрим. Все будет зависеть от тренера. Я готов играть. Проведу на максимуме столько времени, сколько мне будет отведено.

— Готовы выйти на поле за пять минут до финального свистка? Это'О вот в прошлом туре испанского первенства отказался выходить в конце матча с «Расингом».

— Это, конечно, сложно. У меня тоже такой случай был. Я тогда как раз на скамейке сидел. Адвокаат решил выпустить меня на поле за пять минут до конца матча со «Спартаком» из Нальчика. Я спросил, зачем мне выходить, когда мы и так 2:0 ведем. Он начал кричать. Видимо, это было дело принципа. В итоге я, конечно, вышел. Но не считаю, что это было правильное решение с его стороны. В тот период слабо верилось, что тренер выпускает меня на поле, чтобы усилить команду.

— Какие цели стоят перед «Севильей» в этом сезоне: выиграть чемпионат или достойно выступить в еврокубках?

— Национальный чемпионат тут расценивается только как шанс попасть в Лигу чемпионов, что, естественно, является одной из главных задач. А так — выиграть Кубок Испании и УЕФА.

— Хотите что-нибудь сказать болельщикам, которых у вас осталось в России действительно много?

— Я надеюсь, что они с пониманием отнеслись к моему решению. Никому ведь не надо объяснять, что такое «Севилья» и что такое «Зенит» в данный момент. Я благодарен всем, кто меня поддерживал, особенно в прошлом сезоне, когда было действительно тяжело.

Я очень люблю само название «Зенит» и люблю Питер. А то, что сейчас творится в команде (тяжело вздыхает)…

— Вы имеете в виду приход в клуб «Газпрома»?

— Я ничего не имею против «Газпрома». Он всегда был у нас спонсором. Просто когда в руководстве появились новые люди, отношение к команде в России изменилось. Раньше считалось, что есть московские клубы и есть «Зенит»… То есть все города болели за нас, потому что не хотели, чтобы выигрывали москвичи. А когда я ездил с командой в последнее время, замечал, что к нам стали относиться как-то холодно. Мне очень хочется, чтобы болельщики радовались. Пусть «Зенит» займет первое место. А все эти разговоры про огромные деньги «Газпрома» прекратятся.

Вообще, уехав в Испанию, перестал обращать внимание на то, что творится в России. Мне здесь так хорошо, что я не ощущаю никаких проблем. У меня в голове только футбол. Сейчас вот жена с дочкой прилетят, и вообще все замечательно будет.

P.S. На игру со «Стяуа» Александр вышел в основном составе «Сельты». Отыграл 78 минут, заработал для команды пенальти и был назван одним из лучших игроков матча. «Сельта» победила 2:0.

Ольга БУЛАХ, Севилья. «Новая газета», 19.02.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru