Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2007

НОВОСТИ

ЕГОР ТИТОВ: НЕНАВИЖУ ОПАЗДЫВАТЬ

Егор Титов

По итогам месяца по оценкам «Советского спорта» (средний балл – 6,33) лучшими футболистами премьер-лиги стали двое – спартаковец Егор Титов и армеец Юрий Жирков. Лауреатом в итоге был выбран капитан «Спартака», чьи голы поспособствовали победам красно-белых в принципиальных поединках с «Динамо» (1:0) и «Зенитом» (3:1). С Титовым наши корреспонденты встретились на базе в Тарасовке.

Номер Егора Титова в Тарасовке – словно музей. Напоминание о «Спартаке» – куда ни глянь. Самое яркое впечатление производят четыре футболки бывших одноклубников на стене – в рамках и за стеклом. Сборной Украины – Дмитрия Парфенова, «Ромы» – Дмитрия Аленичева, «Сельты» – Валерия Карпина и спартаковская – Андрея Тихонова. На каждой – красно-белый шарф. Из угла за порядком следит розовая хрюшка – талисман, подаренный поклонниками.

Самого «хранителя музея» тоже давно можно причислять к спартаковским раритетам. Егор Титов добывал клубу золотые медали еще в 1996 году, когда его нынешний партнер Артем Дзюба только начинал ходить в школу...

О НОСТАЛЬГИИ

– Когда смотрите на молодых Дзюбу, Шишкина, Кудряшова, ностальгия не мучает?

– Ностальгия... Сложно сказать. Если вспомнить времена моей юности, то я тогда играл просто в свое удовольствие. Ответственности было – ноль! Если что-то не получалось, спрос был со «стариков» – Цымбаларя, Горлуковича, Пятницкого. А у нас была своя компания 20—22-летних – человек десять. И общались мы не с ноутбуками или игровыми приставками, как сейчас молодежь, а друг с другом. На базе у нас всего один телевизор был, представляете? На всех! Сплачивало это общение накрепко. Теперь же люди часто живут в каком-то виртуальном мире. Я этого не понимаю.

– Со многими из той компании общаетесь?

– Кечинов, Ромащенко сейчас наш дубль тренируют. С Ананко перезваниваемся. Тихонов, Парфенов, Аленичев – это понятно.

– Аленичев сейчас, говорят, под вашими окнами с большими чинами мяч гоняет.

– Точно. Вместе с министрами играет. А я с балкона в полевой бинокль пытаюсь его высмотреть. Когда вижу, беру двух своих собак и иду поддержать друга.

– Что за собаки?

– Ши-тцу. Миниатюрные китайские собаки.

– А почему две?

– Их две всего и оставалось у заводчика. Не хотелось разлучать. Жалко было.

– Да вы сентиментальны, Егор Ильич!

– А я этого и не скрываю. На каком-нибудь фильме, конечно, слезы лить не буду. Но день, когда провожали из футбола Федора Черенкова, никогда не забуду. Комок к горлу подкатывал.

– Вы ведь даже пару матчей с ним вместе провели?

– Было дело. Для меня, мальчишки, это оказалось незабываемо. У меня ведь Черенков за всю жизнь был единственным кумиром. Выйти с ним на поле, зная, что он уже заканчивает, я даже не мечтал. Но когда это случилось, под впечатлением находился, наверное, месяц. На днях Федор Федорович, кстати, звонил, просил телефон Аленя (Дмитрия Аленичева. – Прим. ред.). Честно говоря, еще не успел у Димки выяснить, пообщались они или нет.

– Вы именно из-за Черенкова хотели играть атакующего полузащитника?

– Естественно. Как увидел его на поле, понял, что ничего другого мне не нужно. Хотя поначалу я действовал в нападении, забивал прилично. Но меня туда ставили, чтобы я не умер. «Физики» мне не хватало.

– Правда, что Николай Петрович Старостин, увидев вас в первый раз, сказал: «Хороший парень, только тощой очень»?

– Я про такое не слышал. Наверное, это Старостин про Нетто сказал. А молва уже на меня эти слова переписала. Хотя худой я был – это точно. Зато подвижный. Дочка моя Аня, кстати, такая же. Поэтому мы ее в теннис и отдали.

– А почему не в женский футбол? Гены-то какие!

– В России это, мягко говоря, неактуально. Мне кажется, никто из родителей добровольно в женский футбол дочку не отведет.

– Женская команда может обыграть мужскую?

– Вполне возможно. Сужу по одной истории, правда, с женщинами не связанной. К нам на тренировку приехали 15-летние ребята из школы. И в укороченном матче обыграли нас 2:0! Правда, у нас было ограничение по числу касаний, но как грамотно они нас накрывали! У них были такие глаза, как у меня, когда я играл с Черенковым... Или когда нас году в 1989-м привезли на базу в Тарасовку. На экскурсию. И сказали: потом можете поплавать в бассейне.

Мы вне себя от счастья понеслись к воде, скидывая на ходу одежду. Бух! Бух! Бух! Брызги! Восторг! И тут нас как обухом по голове: «Ах вы, салаги! Вы что творите! А ну-ка вон отсюда!» Оказалось, в это время в бассейне Геннадий Морозов восстанавливался после тренировки, был в тогдашнем «Спартаке» такой защитник. Как мы его не убили, когда все в воду с разбегу попадали, – непонятно.

О НЕНОРМАТИВНОЙ ЛЕКСИКЕ

– Молодые футболисты, коих в «Спартаке» множество, интересуются историей клуба?

– Нет, никто не подходит. А ведь сколько людей за эти годы прошло через «Спартак», и каждый – отдельная история. Олег Надуда был знаменит тем, что у него везде росли волосы – от пяток до макушки, даже на спине. Шерстяной человек мы его звали. А Серега Нагорняк бегал быстрее любого спринтера. Стометровку преодолевал секунд за десять. Жаль, что многие футболисты, покидая «Спартак», через год-два где-то теряются. Но я всех помню.

– Кто из спартаковцев последнего десятилетия отличался особым чувством юмора?

– Вне конкуренции одесситы – Парфенов, Цымбаларь, Никифоров. Специалист по жесткому юмору – наш сапожник, легендарный человек Слава Зинченко. В Испании он долго раздумывал над тем, как съесть за неделю большой пальмовый лист. Когда ехали на матч в Ярославль, то Слава проглотил большой банан вместе с кожурой. Потом ему весь вечер было плохо.

– Кто на вашей памяти в «Спартаке» наиболее изящно выражался с помощью ненормативной лексики?

– Ярцев – вне конкуренции. Он даже не выражался. Это просто песня была какая-то. Таких людей – с особым талантом донести мысль до собеседника – в футболе не так уж много.

– Ненормативная лексика на поле – это нормально?

– Грешен, я сам использую ее во время игры – как эмоциональный фон. Но в адрес соперника или судьи допускать оскорбления нельзя.

– Сатурновец Гьян в прошлом году обвинил вас в расизме. Вы ему до сих пор не ответили.

– Нам забили гол. Гьян бегал и показывал средний палец нашим фанатам. Боковой судья заметил, но почему-то боялся доложить об этом инциденте главному. Я их просто свел.

– Что больше всего раздражает и расстраивает в людях?

– Ложь, обман, предательство.

– Приходилось рвать дружбу из-за этого?

– У меня такая позиция: все по своим местам расставит время. Такого, как, например, у Сергея Юрана, у меня не было. В Киеве, еще в начале карьеры, он получил травму и сразу ощутил, как уменьшился круг «друзей». Вылечившись, собрал он их всех в ресторане и сказал первый тост: «Здесь все оплачено. Гуляйте, веселитесь. А я вас больше видеть не хочу». И ушел...

Когда я в прошлом году сломал лицевую кость, то, наоборот, ощутил, что многим небезразличен. Матч с «Шерифом» еще продолжался, а у меня в больнице уже десять посетителей было! А в глазах двоится – и кажется, что вокруг двадцать человек, – Титов смеется.

О ДРАКАХ

– За какие качества вы бы похвалили человека Егора Титова?

– За ответственность, наверное. За пунктуальность. Мне на базу ехать час, я всегда выезжаю за полтора. Ненавижу опаздывать.

– Ваша жена Вероника считает, что вы добрый.

– С женой спорить не буду. Но уточню – не добрый, а добренький. Добрый – это прозвище известного спартаковского болельщика, – Егор смеется.

– Подраться можете?

– Это лучше к Владу Ващуку обращаться. Помню, сидели мы в ресторане с женами: я, Ващук, Димка Парфенов, Коля Трубач. Собрались уезжать и столкнулись на улице с какой-то пьяной компанией. Ребята оказались болельщиками ЦСКА. Попросили автографы, мы расписались. А они отошли метров на пять – и давай нас оскорблять! Да такими словами, что перед женами неудобно стало. Пришлось с ребятами поговорить...

В основном, конечно, Ващук геройствовал, но и другие в стороне не стояли. За пару минут сняли все разногласия. Мы еще потом смеялись: в Интернете армейцы все расписали так, будто победа целиком и полностью осталась за ними, а Ващука и Титова чуть ли не на «скорой» увезли.

– «Спартак» вот уже шесть лет не может победить ЦСКА. Максим Калиниченко предложил настраиваться на армейцев так же, как на «Амкар» или «Кубань», – тогда, мол, легче будет прервать эту серию. Что думаете?

– Думаю, что это невозможно. Как отогнать мысль, что тебя ждет принципиальнейший соперник, без победы над которым болельщик уже истосковался? Да и на «Амкар» мы, видите, как настроились – 0:0 сгоняли... Что бы ни говорили, на ЦСКА настрой – всегда особый. Хотя сейчас в Питере против «Зенита» он тоже был запредельный.

– Момент из субботнего матча в Питере. Быстров берет у вас мяч, чтобы пробить пенальти. О чем вы с ним говорили?

– Я спросил: «Быстрый, забьешь?» – «Да». – «Точно?» – «Сто процентов!» По его глазам я понял, что шансов у Малафеева нет. Вовке безумно хотелось отличиться на «Петровском», где зрители встретили его криками: «Быстров – свинья!» В один из моментов я даже подбежал к нему и попросил: «Быстрик, только ничего им не показывай. Просто играй».

– Кому вы помахали рукой, когда питерские болельщики начали забрасывать поле бутылками?

– У меня друзья сидели в ложе. А болельщики, наверное, приняли на свой счет. Даже Егоров попросил: «Не делай этого. Даже если у тебя там знакомые».

– Запомнился ваш спор с Егоровым в этом матче. Неужели вы верите, что судью можно переубедить?

– Это нереально. Но эмоции невозможно было сдержать: за что же вы Ребко удаляете? Первая карточка – понятно, нельзя в цепочках по полю бегать. Вторая карточка вызвала вопросы. И все же Егоров идеально отсудил.

О РОЗЫГРЫШАХ

– С кем из журналистов вам легче общаться?

– Легче с теми, кого давно знаю. Кое-кого остерегаюсь. Не знаю, как поступлю, если вдруг окажусь тет-а-тет с телеведущей Татьяной Толстой. Эта женщина ставит себе задачу поставить собеседника в тупик, раскритиковать. Она даже с экрана меня подавляет. А вот, например, Алексей Пиманов (ведущий передачи «Человек и закон», которую Егор смотрит каждую неделю. – Прим. ред.) мне симпатичен. Я бы с ним с удовольствием познакомился.

– Вспомните самую нелепую историю, которую приходилось слышать или читать о себе.

– Одна газета написала, что мы с Димой Парфеновым и другими ребятами катались на красном джипе по Садовому кольцу, теснясь в салоне с проститутками. Спустя какое-то время главный редактор этой газеты позвонил и извинился. Но легче не стало. Половина моих высказываний все равно перевирается. Случается, резко отвечаю: прощайте, забудьте мой номер телефона! Недавно, уже в другой газете, приписали реплику, будто у меня был последний разговор с Хиддинком. Можно сделать вывод, что я отгораживаюсь от Хиддинка и больше не хочу с ним общаться. А это не так.

– Недавно 1 апреля было – День смеха. Разыграли кого-нибудь?

– Настроение не позволяет, да и сил нет. Первого апреля, после матча с «Зенитом», я был выжат, как лимон. А в детстве, бывало, названивал знакомым, рассказывал разные небылицы, а они верили.

– Вспомните, как разыгрывали вас.

– Был один случай несколько лет назад. Вероника (супруга. – Прим. ред.) звонит мне на сборы и сообщает следующее: в детском садике, который посещает наша дочка Анюта, провели тестирование. Выяснилось, что наш ребенок – гений. Нам, родителям, необходимо срочно обследоваться ради науки.

Возвращаюсь с командой в Москву и утром следующего дня приезжаю в научно-исследовательский институт. Встречающие проводят меня в кабинет, надевают на голову шлем с какими-то датчиками и проводами и объясняют, что должны выяснить, кто нашему ребенку такие гены передал – я или жена. Естественно, выясняется, что я.

«Такое дело, – говорят, – Егор, раз вы такой умный, давайте российский генофонд улучшать». Я толком не понял, что имеется в виду, сижу, глазами хлопаю. В помещение заходят четыре вызывающе одетые девушки. Сначала рассказывают, какие они тоже талантливые, а затем… начинают раздеваться под музыку. Я в шоке. И тут заходит Вероника. «Та-а-ак, что здесь происходит?!» – спрашивает. Я где-то минуту оправдывался, пока мне не объяснили, что только что я поучаствовал в передаче «Розыгрыш».

– Вас часто приглашают для участия в телешоу?

– Звали посоревноваться в «Танцах на льду». Я сразу отказался, хотя на коньках катаюсь очень неплохо. Объяснил, что времени нет: тренировки с играми одна за одной идут.

Недавно раздался еще один звонок, от организаторов шоу «Король ринга». «Приглашаем вас на показательный боксерский бой! Все пройдет безболезненно». Тоже отказал.

– Боитесь? Так ведь участники не станут драться по-настоящему!

– Если бить не по-настоящему, то это клоунада. Мне сейчас, правда, не до бокса. Да и что люди скажут, увидев меня на ринге? «Смотрите-ка, Титов отказался за сборную играть, зато боксирует!» Вот закончу карьеру, тогда и буду думать над такими предложениями…

Андрей БОДРОВ, Андрей ЩЕРБАКОВ. «Советский спорт», 07.04.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru