Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2007

НОВОСТИ

ВАДИМ ЕВСЕЕВ: НА ХИДДИНКА ОБИДЫ НЕ ДЕРЖУ

Вадим Евсеев

Время идет по кpугу. 10 марта 1996 года 20-летний защитник "Спартака" Вадим Евсеев под руководством Георгия Ярцева дебютировал в высшей лиге чемпионата России. Карьера началась не слишком радужно - поражением в Калининграде от "Балтики" со счетом 0:1 и предупреждением.

31 марта 2007 года опытнейший 31-летний защитник "Торпедо" Вадим Евсеев, герой страны четырехлетней давности, дебютировал в первом российском дивизионе. И вновь тренер Ярцев, и вновь Калининград, и вновь поражение (теперь, правда, 0:2), и вновь желтая карточка...

Но вы же помните, чем завершился тот первый евсеевский сезон: "детский сад с воспитателем Горлуковичем" сенсационно, вопреки всему выиграл чемпионат. Тогда и стартовала замечательная карьера игрока, которая включила в себя шесть титулов чемпиона России (четыре со "Спартаком", два с "Локомотивом"), два Кубка России, один Суперкубок, по два комплекта серебряных и бронзовых медалей. И, конечно же, решающий гол в Уэльсе, обеспечивший сборной России участие в Euro-2004, а также знаменитый выкрик в телекамеры после финального свистка...

Несгибаемый характер Евсеева известен всем. А потому мы бы посоветовали сильно поостеречься тем, кто убежден, что его карьера покатилась под гору. Ему еще есть что доказывать - например, тренеру Бышовцу, не увидевшему защитника в своем "Локомотиве". Да и в сборную Гус Хиддинк в последний раз приглашал его совсем недавно - на сентябрьскую встречу с Хорватией. Может, все еще вернется?..

А пока Евсеев, только что вышедший с очередной тренировки лужниковцев, подвозит нас в центр и, как всегда, предельно искренне отвечает на вопросы корреспондентов "СЭ".

НИ ОБ ОДНОМ ТРЕНЕРЕ НЕ СКАЖУ ПЛОХОГО. КРОМЕ...

- Каковы первые впечатления от нового турнира?

- Если говорить о сопернике, то "Балтика" не показала ничего особенного - сыграла именно так, как говорил нам Ярцев. Но мы-то тоже своей игры еще не нащупали! Поменяйся команды в перерыве футболками - никто бы не заметил подмены. Игра была равная, а отличие только в том, что "Торпедо" делало детские ошибки, из-за чего и пропускало. Один раз нарушили правила - и некоторые игроки пошли назад, повернувшись к мячу спиной. В результате - выход один на один, пас и гол. Во втором случае кто-то из наших игроков крикнул: "Я!" - но на мяч не пошел.

- А антураж как? Гостиница, поле, судейство? Отель, кстати, тот же самый, в котором 11 лет назад со "Спартаком" жили?

- Не-ет, все-таки столько лет прошло. Россия движется вперед, и в плане гостиниц тоже. И поле в Калининграде было для этого времени довольно хорошее. Не думаю, что в премьер-лиге сейчас много газонов лучше. Да и судейство нормальное - никаких претензий. Мне желтую карточку арбитр дал за то, что прямой ногой на соперника пошел. В общем, судил по правилам.

- Вы уже выступали за "Торпедо" во второй половине 1998 года, когда "Спартак" отдал вас туда в аренду. И потом говорили: "После "Торпедо" мне никакие методики не страшны". Что имели в виду?

- Ту команду тренировал Валентин Иванов, и на тренировках мы очень много бегали. После такой работы действительно ничего не страшно.

- Жесткий тренер Валентин Козьмич?

- Я бы не сказал, что очень. До нас он тренировал не одно поколение и знал, что делать. Не могу сказать о нем ничего плохого. Да и вообще обо всех специалистах, которые со мной работали, готов говорить только хорошее. Кроме одного человека, которому оказалось достаточно семи дней, чтобы поставить на мне крест...

В КОНФЛИКТЕ ЯРЦЕВА С МОСТОВЫМ Я НА СТОРОНЕ ИГРОКА

- Об этом мы еще поговорим. А пока - о Ярцеве. Он остался таким же, каким был в "Спартаке" и сборной?

- Сейчас мы на тренировках стали много бегать без мяча. Появилось немало упражнений на выносливость. Видимо, эти изменения диктует время, потому что раньше у Ярцева все делалось с мячом. В человеческом же плане все по-прежнему. Отношения у Георгия Александровича с любым игроком одинаковы. Главный его критерий: что человек показывает на поле. Тебе может быть 15 лет, но если в игре ты лучший, то и относиться он будет соответственно. Если же я буду плохо играть, он не посмотрит ни на какую историю нашей совместной работы, ни на какие регалии. Главное у Ярцева - играть, а не языком болтать. Мы же, судя по результату, пока больше болтаем (разговор шел до игр, в которых "Торпедо" обыграло "Мордовию" и "КАМАЗ". - Прим. "СЭ").

- Какую позицию вы занимали во время Еиго-2004, когда один из ваших любимых тренеров Ярцев выгнал с турнира вашего доброго приятеля Мостового?

- Мне было неприятно. Я не хотел, чтобы Мостового тогда убирали из команды, даже если он что-то и сказал. Надо было доиграть турнир, а не начинать выяснение отношений. Но нас поставили перед фактом. В той ситуации я, наверное, на стороне Мостового.

- Правда, что в "Торпедо" вы пошли в первую очередь из-за Ярцева?

- В принципе да. До того как у Георгия Александровича случилось несчастье в семье (напомним, был убит сын тренера Александр. - Прим. "СЭ"), я колебался. Мог остаться в "Локомотиве" и играть за дубль, мог уйти в другие команды, мог перейти в "Торпедо". Но после этого несчастья из человеческих побуждений пошел к Ярцеву, который сделал для меня очень много. Мне уже не в первый раз в карьере довелось выбрать не деньги, а что-то другое.

- А когда это случалось раньше?

- Из "Локомотива" мог уйти давно - приглашали "Спартак" и киевское "Динамо". Но в клубе тогда еще работали и Семин, и Филатов. Решил остаться.

СЕМИН УЖЕ СЕЙЧАС ПРЕДЛАГАЛ РАБОТУ

- Вы, кстати, как-то сказали, что одинаково благодарны и Юрию Семину, и Валерию Филатову.

- Так и есть. Эти два человека взяли меня в "Локомотив", и ни тот, ни другой за все годы плохого мне никогда не делали. "Спартаку" я благодарен за то, что там мне дали проявить себя как футболисту. Семин же с Филатовым сделали из меня не только игрока, но и человека. В "Локо" я переходил молодым - в 23 года. Свободного времени было много, мог пойти по традиционному для молодежи пути. Но во многом благодаря тогдашним главному тренеру и президенту клуба не стал разбрасываться, остался предан футболу. И футбол отплатил мне той же монетой.

- Вам обидно, что Семин с Филатовым рассорились?

- Конечно. Очень жаль. Для меня было бы лучше, если бы они по-прежнему работали вместе. А может, и для клуба - потому что все победы "Локомотива" пришлись на период их совместной работы.

- Есть ли, по-вашему, вероятность, что когда-нибудь жизнь еще их сведет?

- Думаю, если конкретно говорить о Семине и Филатове, то есть. Просто были в клубе другие люди, которые вели себя не очень адекватно по отношению к Юрию Павловичу. Вот у тех людей, чьих имен называть не буду, шансов вновь работать с Семиным нет никаких.

- Когда вы подписывали последний контракт с "Локомотивом", Филатов обещал вам работу в клубе после окончания карьеры. На февральской встрече в "СЭ" Семин сказал, что обещание остается в силе. Вы не общались с ним на эту тему?

- Общались. Перед тем как зайти в "Локомотив" за трудовой книжкой, я заглянул к Семину. Попрощаться. И он мне даже сказал: "Если хочешь, можешь уже сейчас закончить и идти работать в клуб". В общем, в "Локомотиве" у меня остались хорошие отношения. Человеческие.

- С Филатовым после его отставки общались?

- Нет.

ЖДАТЬ ОТСТАВКИ БЫШОВЦА - НЕ ПО МНЕ

- Был ли у вас конфликт с Бышовцем?

- Никакого конфликта не было. И моего ухода из команды ничто не предвещало. Был сбор - две недели. Семь дней я тренировался, еще семь болел. Не принял участия ни в одном контрольном матче. Какие могут быть конфликты! Учитывая, что при Бышовце вообще не играл, не могу понять, что значит - "не вписывается в игровую концепцию".

- Как произошло ваше с ним объяснение?

- Он вызвал и сказал: "Я тебя не вижу в своей команде. Или ты остаешься в Москве и ищешь себе команду, или едешь на сбор с дублем". Я ответил, что заканчивать с футболом не собираюсь, поэтому еду тренироваться с дублем.

- Что испытали - недоумение, обиду?

- Все вместе. Сначала была минута тишины. Бышовец, видимо, чего-то от меня ждал, а я ничего не мог сказать. Не ожидал, что такие слова мне скажет именно этот человек. От кого угодно был готов их услышать - от Семина, Филатова, Липатова, даже Эштрекова. Но никак не от человека, с которым мы почти не были знакомы и работали неполные две недели.

- Больше разговоров между вами не было?

- Вроде и летели в одном чартере, а даже не общались и не здоровались. Потом было сказано: мол, со мной поступили хорошо, дали время, чтобы найти варианты для трудоустройства. Куда я мог 31 января устроиться? Только в Россию. А Россией футбол не ограничивается.

- Правда, что Леонид Слуцкий хотел видеть вас в "Москве", но эта идея якобы не пришлась по вкусу Юрию Белоусу?

- Видимо, да. Но точно сказать не могу, потому что переговоры вел не я сам, а агент. Я же общался только с Сергеем Шустиковым во время сбора в Турции.

- "Москва" представлялась на первых порах лучшим для вас вариантом?

- Какая теперь разница? Просто я еще раз убеждаюсь: когда человек бесплатный, к нему парадоксально уменьшается интерес. Семин же сказал мне, что, поскольку я много сделал для клуба, на первом месте будет мой личный контракт, а не трансферная сумма. Так и оказалось. Но клубам-покупателям, а также агентам невыгодно, когда неоткуда положить деньги себе в карман. Приходит игрок бесплатно - с него же ничего не возьмешь! Поэтому особых денег клубы мне не предлагали. В конечном счете я доволен тем, что перешел в "Торпедо". Всем доволен.

- Зарплата у вас меньше, чем в "Локомотиве"?

- Нет. На ухудшенных условиях я не перешел бы. Получаю по крайней мере не меньше.

МЫ С ЛИМОЙ ПОХОЖИ

- Один из нас недавно в итальянской Брешии общался с вашим бывшим партнером Лимой. И тот сказал: "Не предполагал, что Евсееву, душе команды, придется покинуть "Локо". Он один из тех, кого можно было назвать несущей конструкцией "Локомотива" и на ком во многом держался характер этой команды".

- Со всеми, кто адекватно относился к клубу, у меня были нормальные отношения. Меня не любят только те, кто вел себя некрасиво, ставил себя выше коллектива. Я им говорил об этом прямо. А Лима чем-то на меня похож. Или я на него. Поэтому у нас и сложились такие добрые отношения. И он, и я достигли в карьере того, чего достигли, не какими-то особыми техническими качествами, а желанием играть и чего-то добиваться. Лима в "Локомотиве" всем все доказал на поле. Мне приятно слышать, что человек меня помнит.

- Насколько нынешнему "Локомотиву" не хватает Сергея Овчинникова?

- Не знаю. Я в этом году ни одной игры не видел. А с Боссом мы по-прежнему общаемся. Он вроде уже давно должен был приступить к работе в "Локомотиве", но его кандидатуру все никак не могли утвердить. Наверное, кто-то боится авторитета Овчинникова.

- Его карьера закончилась как-то уж слишком внезапно, не находите?

- Действительно, все произошло очень быстро. "Динамо" не только само разваливалось, но и футболистам жизнь ломало.

- Об уходе из "Локо" в 2006-м Овчинников не жалеет?

- И ему и мне рано делать выводы. Я сейчас мог бы спокойно сидеть в дубле и получать зарплату. Семин, кстати, советовал поступить именно так. Но я отказался. Ждать, пока уберут Бышовца, и желать ему неприятностей не в моем стиле. Как бы я к этому человеку ни относился.

- Правда ли, что в конце прошлого сезона Филатов хотел выставить вас на трансфер за фразу: "Спасибо Муслину", - сказанную после матча с "Ростовом"?

- Мне Филатов ничего об этом не говорил. В противном случае я начал бы искать команду еще в декабре. А мою позицию в отношении Муслина он прекрасно знал. В тот день, когда Муслина убрали, президент вызвал к себе пятерых игроков - меня, Лоськова, Спахича, Пашинина и Маминова. Филатова интересовало наше мнение по поводу отставки тренера. Узнав, что мы категорически против, он сильно удивился. Но решение уже было принято.

- За что игроки любили Муслина?

- Во-первых, он полностью нам доверял. Во-вторых, адекватно себя вел. В-третьих, ставил в состав тех, кто лучше выглядел на тренировках, а не тех, кого пыталось ему навязать руководство. А история с Бикеем доказала, что Муслин не только хороший тренер, но и личность.

- При чем здесь Бикей?

- Камерунец в присутствии других футболистов оскорбил и тренера, и руководство. Потом, правда, извинился, после чего Славо нам сказал, что прощает его. "А вы его прощаете?" - поинтересовался у нас Муслин. Мы ответили: "Нет", - и объяснили, почему.

- И почему?

- Бикей - очень странный человек. Обычно люди прислушиваются к чужим советам и меняют свое поведение, если оно не нравится окружающим. Даже Кингстон - на что был отчаянный парень - и тот со временем перестроился. А Бикей не хотел никого слушать. Упрямый был, как осел.

- Он действительно дрался в раздевалке с Лоськовым?

- Нет, с Руополо. И не в раздевалке, а в машине. Так вот, когда Муслин узнал, что команда настроена против Бикея, этого футболиста в "Локомотиве" не стало.

- Как игроки относились к Долматову?

- К нему претензий нет. На первой тренировке после матча с "Зенитом" Долматов сам расставил все акценты: "Хотите вы того или нет, но меня сюда поставили, и я буду работать до конца года". А в том, что "Локо" завалил финиш, виноват не тренер, а те, кто устроил в команде тренерскую чехарду. Возьми мы в трех матчах - с "Зенитом", "Динамо" и "Торпедо" - хотя бы пять очков, играли бы сейчас в Лиге чемпионов.

В "СПАРТАКЕ" ИГРАЛ "ЗА РОМБИК"

- Сезон-98 вы начинали в "Спартаке", а заканчивали уже в "Торпедо". Золотую медаль вам потом вручили?

- Нет, но я все равно считаю себя шестикратным чемпионом России, поскольку в том сезоне провел в составе "Спартака" восемь игр. Некоторые журналисты, правда, вообще уверены, что свое первое золото я выиграл в "Локомотиве". Их, видно, с улицы на работу взяли. Я уж не стал им говорить про два серебра и две бронзы, три выигранных Кубка России, а также про две победы в Кубке Содружества и одну в Суперкубке. Все эти награды хранятся в маминой квартире.

- А много ли у нас в первом дивизионе таких титулованных персон?

- Был Тихонов, а сейчас, кроме меня, никого.

- Тихонов с "Химками" вернулся в премьер-лигу. Надеетесь повторить его путь?

- А зачем, по-вашему, я в "Торпедо" пришел?

- Из шести золотых медалей какая самая ценная?

- Раньше считал, что первая - образца 96-го года. Но по прошествии времени понял: победа с "Локомотивом" в 2002-м стоит особняком. Знаете, что я сказал Филатову и Семину при подписании контракта? Деньги для меня не на первом месте. Главное, чего я хочу, - обыграть "Спартак" и стать с "Локо" чемпионом. Так в итоге и произошло.

- Кстати, о деньгах. В "Локомотиве" на первых порах платили больше, чем в "Спартаке"?

- Не намного. Хотя квартиру и машину я купил довольно быстро. А вот отношение к игрокам в "Локо" точно было гораздо лучше, чем в "Спартаке".

- Сколько вы получали в своем первом чемпионском сезоне?

- 400 долларов в рублевом эквиваленте. Плюс премиальные, но там для молодежи была плавающая шкала. По сути, в "Спартаке" мы играли на птичьих правах - "за ромбик". И только после того, как Ширко забил три гола "Аяксу", всем молодым игрокам положили нормальную зарплату.

- Тем не менее вы всегда говорили, что в душе остаетесь спартаковцем.

- Мне с детства привили любовь к "Спартаку", и менять свои убеждения в зависимости от обстоятельств, как некоторые футболисты, я не собираюсь.

- Болельщиков "Милана" покоробило, когда Шевченко поцеловал эмблему "Челси".

- Не могу осуждать за это Шевченко по одной простой причине. В футболе он добился большего, чем я.

- Кто еще помимо Семина с пониманием относился к вашему свободолюбию?

- Муслин. Ему я мог сказать все. Однажды пошутил по поводу его служебной машины. Она была довольно скромной, если учесть, что на ней ездил главный тренер "Локомотива". Говорю ему как-то: "Пересаживайтесь к Спахичу, не позорьтесь". А он в ответ смеется и руками разводит: мол, ничего не могу поделать - такую машину клуб выделил.

- Семин часто предлагал игрокам "разозлиться на него так, как Евсеев". А на вас он злился?

- Не просто злился - кричал! Я же в ответ уходил с тренировки.

- Что было потом?

- Потом Семин меня ставил в состав, и я играл. Хорошо, когда у тренера на первом месте не личные амбиции, а футбол. Я таких людей уважаю.

НА ХИДДИНКА ОБИДЫ НЕ ДЕРЖУ

- Как себя сейчас чувствует ваша дочь после перенесенной три года назад операции на сердце?

- Полине уже восемь лет. Она учится в первом классе частной школы. Месяц назад мы ездили на плановое обследование, и врачи сказали, что все в порядке.

- Полина занимается каким-нибудь спортом?

- Ей нравится каратэ. Кроме того, буквально перед разговором с вами я купил себе роликовые коньки - будем с дочкой по асфальту кататься.

- А на лед в последний раз давно выходили?

- Зимой один раз собрался на каток, но из-за пробок не смог даже выехать из Мытищ. Придется искать хоккейную площадку рядом с домом.

- А еще, говорят, вы на водной доске любите кататься?

- У меня не очень получается. Вес мешает. А вот жена катается не хуже Сычева.

- Осенью 2004-го, в чемпионском автобусе, Семин предложил тост за то, чтобы Евсеев когда-нибудь стал мэром Мытищ. Это реально?

- Вообще-то есть мысль податься в тренеры.

- Вы будете тренером-диктатором или демократом?

- Не знаю. Но издеваться над футболистами точно не буду.

- Сколько еще лет отводите себе на поле?

- Пока что два года. А дальше будет видно. Сейчас у меня нет желания заканчивать карьеру.

- Тем более что еще год назад вас в сборную вызывали!

- Боюсь, это больше не повторится. Но обиды на Гуса Хиддинка нет. Он последовательно, шаг за шагом создает новую команду из молодых игроков.

- Вас включали в заявку сборной на матч с Хорватией. Значит, формально в отборочном цикле Euro-2008 вы уже поучаствовали.

- Может, таким макаром и под итоговые премиальные попаду? Надо будет Бородюку напомнить.

- После того как вы снялись в рекламе одной пивной компании, аналогичных предложений больше не поступает?

- Был вариант принять участие в ролике, посвященном чемпионату России. Но после того, как я озвучил свои условия, никто больше не звонил. Наверное, сумма оказалась неподъемной.

Юрий БУТНЕВ, Игорь РАБИНЕР. «Спорт-Экспресс», 11.04.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru