Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2007

НОВОСТИ

АЛЕКСЕЙ СМЕРТИН: ТАК И НЕ ПОНЯЛ, ЧТО ЖЕ Я ДЕЛАЛ В «ДИНАМО»

Алексей Смертин

Было бы странно, оказавшись в Лондоне, упустить возможность пообщаться накоротке с игроком местного «Фулхэма», единственным представителем России в английской премьер-лиге. На просьбу об интервью Алексей Смертин ответил приглашением в гости, продиктовав домашний адрес: «Chelsea Harbor, Imperial Warf…»

С «ЧЕЛСИ» В СЕРДЦЕ

– Непатриотично ведете себя, Алексей. Защищаете цвета «Фулхэма», а живете, понимаешь ли, в стане врага.

– Намекаете, мол, меня, как преступника, тянет на место злодеяния? Ошибочка вышла, вас ввели в заблуждение лондонские названия: эта бухта хоть и именуется Челси, но находится в районе Фулхэм. Так что, строго говоря, я храню верность новому клубу, хотя и о старом не забываю. Перебрался в эту квартиру буквально неделю назад, видите, даже вещи не распаковал. А до того два месяца жил в гостинице «Конрад», расположенной по соседству со «Стэнфорд бридж». Не скрою, заглядывал на стадион, встречался с некоторыми игроками «Челси». Сразу после приезда в Великобританию мне не разрешили выходить на поле в составе «Фулхэма», оформление рабочей визы заняло больше времени, чем изначально предполагалось, поэтому возникла незапланированная пауза. Заполнял ее общением со старыми знакомыми, посещением матчей, в том числе, и с участием «аристократов».

– Просили билет на VIP-трибуну или же хватало фэйс-контроля: вас узнавали и пропускали?

– На стадионе остались прежние охранники, билетеры, обслуживающий персонаж. Меня помнят и, смею надеяться, даже любят. Пришел к весьма незамысловатому выводу: для болельщиков «Челси» нет бывших игроков, мы навсегда в их сердцах. Я ведь выступал за клуб в том феерическом сезоне, когда он спустя полвека завоевал звание чемпиона Англии. Подобное не забывается. Словом, попасть на «Стэнфорд бридж» для меня не проблема. Вот в минувшую среду смотрел матч Лиги чемпионов с «Валенсией»…

– С кем из бывших партнеров поддерживаете контакты?

– С Клодом Макелеле недавно виделся. Он пришел с друзьями пообедать в ресторан отеля, в котором я жил, там и встретились. Кстати, в этой же гостинице остановился и мой нынешний одноклубник Монтелла, на полгода одолженный у «Ромы». Винченцо пока не знает, останется ли в Британии после истечения срока аренды, поэтому не торопится перебираться в городскую квартиру. Если же возвращаться к игрокам «Челси», у меня хорошие отношения с Петером Чехом, Паулу Феррейрой, Джоном Терри. Последний близок мне по характеру – такой же веселый, бесшабашный, мягкий и отзывчивый человек.

– Да? Со стороны он, скорее, похож не на бесшабашного, а на безбашенного…

– Это манера поведения на поле. Боец! У меня ведь тоже репутация жесткого игрока, хотя в жизни муху не обижу. Если бы заглянули в раздевалку «Челси» перед матчем, сами убедились бы, насколько поведение Терри в подтрибунном помещении отличается от образа, который видят миллионы телезрителей. Словно кто-то переключателем щелкает.

– И Лэмпард другой, нежели принято считать?

– Фрэнк – не Терри, не рубаха-парень…

– Словом, звезда.

– Вы же понимаете: в «Челси» хватает ярких футболистов. Вопрос в ином. Это в России любят красиво рассуждать о необходимости сплочения коллектива, превращения команды в единое целое ради достижения поставленной задачи. Иногда помогает. На Западе же не принято мыслить подобными категориями, здесь не задаются вопросом, насколько дружны футболисты вне поля. Подход совершенно другой. В том же «Челси» игроков можно условно разделить на три группы – англичане, франкоговорящие и все остальные. Никто в этом факте трагедии не усматривает. После финального свистка и до следующей тренировки люди живут, как им удобно, не лезут к соседу в душу, лишний раз в глаза не заглядывают. Во Франции, например, без приглашения даже в гости не сходишь. Как, впрочем, и в Англии. Но это не мешает клубам профессионально решать намеченные задания. Когда после России оказался за границей, сразу почувствовал, что попал в иную стихию, где меня абсолютно ничего не напрягает. Никто не пытался контролировать мои шаги, не спрашивал, что ем и пью, во сколько ложусь спать и как провожу свободное время. От меня ждали другого – прихода без опозданий на тренировки, поддержания оптимальной формы, хорошей игры. Словом, честно выполненной работы. Все! Так было в «Бордо», ничего в этом смысле не изменилось и в Англии. Будь то «Портсмут», «Чарльтон», «Фулхэм» или «Челси». Требования везде одинаковы.

– С Моуриньо в последнее время виделись?

– Нет, не сложилось.

– А с Шевченко?

– Могли оказаться соседями. Агент, подбиравший мне жилье, рассказал, что Андрей снимал квартиру в соседнем доме. Сейчас, правда, переехал в другое место. Зато здесь живут несколько игроков «Фулхэма».

МУЗЕЙНЫЙ ЭКСПОНАТ

– Как вас приняли в команде?

– На мой взгляд, отлично. Если заметили, я люблю ярко одеваться…

– Ага, вижу: джинсы до дыр затаскали. Пообтрепались, прямо скажем.

– На самом деле, это известнейшая дизайнерская марка, которая шьет идеальные штаны для моей не самой стандартной фигуры. Люблю стильные вещи!

– Уж не потому ли выбрали «Фулхэм», которым владеет хозяин самого крутого универмага Англии Мохаммед аль-Файед?

– Нет, конечно! Слышал, правда, будто бы игрокам положены скидки в «Хэрродс», но пока не проверял… Словом, на первую тренировку я пришел в модном пиджаке очень популярной фирмы. Ребята отреагировали очень живо, стали подшучивать, мол, где прикид оторвал, адресок черкни, дай поносить… То есть никакого психологического барьера не возникло, сразу влился в коллектив, как родной. И это были не последние шутки, связанные с моей манерой одеваться. Буквально вчера сюжет получил развитие. Недавно купил потрясающие ботинки Berlutti. Считаю, это лучший производитель мужской обуви в мире, по крайней мере, ничего более элегантного не встречал. Словом, пришел в обновке в клуб. А у ботинок цвет несколько необычный – зеленовато-коричневый. Возвращаюсь с тренировки, а мои башмаки стоят на импровизированном постаменте. Вроде как музейный экспонат.

– Не обиделись?

– Нет, конечно. Если начнешь дуться, тебя не поймут. Это такой своеобразный английский юмор.

– Чтобы оценить его в полной мере, наверное, хорошо язык знать нужно?

– Хохму с ботинками понял без слов. А вообще говорю по-английски вполне прилично. Семья – жена Лариса и сын Влад – сейчас постоянно живут в Москве, в Лондоне бывают наездами, вот как сейчас, поэтому вечера обычно коротаю с учебником в руках. Клуб предоставил преподавателя, с которым могу заниматься чуть ли не ежедневно. Питер – очень приятный человек, общение с ним доставляет истинное удовольствие.

«Фулхэм» – уже четвертая английская команда в моей футбольной карьере. И обо всех могу сказать лишь хорошее, воспоминания сохранились самые приятные. Даже о последних месяцах в «Челси», когда не попадал в стартовый состав и сидел в запасе. Да, было тяжело, но не жалею о том времени. Наблюдая за работой Моуриньо, приобрел бесценный опыт, который наверняка пригодится в будущем.

– Не погорячились, решив добровольно покинуть ряды «аристократов»?

– Считаю, все сделал правильно. Да, мог выбрать путь Джереми, который имел твердое место в основе при Клаудио Раньери, но затем надолго сел на лавку. Казалось, навеки. Камерунец терпеливо ждал своего часа, и сегодня Моуриньо снова выпускает его на поле. Я предпочел не тянуть волынку и ушел сразу. Кстати, моему примеру вскоре последовали Тиаго Мендиш и Иржи Ярошик. Потренировались месяц, поняли, что в стартующем сезоне не смогут рассчитывать на постоянную игровую практику, и попросились на волю. А я даже не приступал к тренировкам, после медосмотра вызвал на откровенный разговор Моуриньо и сказал о желании сменить клуб. Меня отпустили в «Чарлтон», который, если помните, тот чемпионат начал фантастически, одержав в первых турах несколько побед и лидируя вместе с «Челси». В дерби, правда, я не участвовал, поскольку по джентльменскому соглашению футболист, взятый в аренду, не играет против бывшего клуба.

– Тем не менее, все знали: «Чарлтон» – халиф на час. Труднее было понять вашу логику: ладно, решили уйти из команды Абрамовича, чтобы не протирать штаны на лавке, но почему выбрали откровенного середнячка, а не, к примеру, «Ньюкасл», звавший вас к себе?

– «Чарлтон» – лондонский клуб, а я не хотел уезжать отсюда. В тот момент сыну исполнилось шесть лет, и он пошел в русскую школу. Прекрасные преподаватели, спокойный район Ноттинг Хилл… Мы жили неподалеку в Саус Кенсингтон, где тоже было мило, по-домашнему уютно. Рядом находились два прекрасных парка, куда Влад ходил гулять с Ларисой. Сын отлично себя чувствовал, и я не стал срывать его с насиженного места.

– Согласитесь, странно, когда профессионал жертвует карьерой ради ребенка. Пусть даже любимого и единственного…

– А мне не кажется, будто проиграл из-за перехода. Сезон в «Чарлтоне» выдался очень хороший, замечательный.

– Почему же не остались в команде после окончания чемпионата?

– Начал играть в «Чарлтоне», и буквально через пару месяцев главный тренер Алан Кербишли предложил выкупить мой контракт у «Челси», заключив новый на пару лет, но я попросил не торопиться. Посоветовался с женой и решил возвращаться в Россию. Поскольку будущее связываю только с Родиной, подумал: лучше вернуться, как говорится, в самом соку. Вы же знаете, наши легионеры обычно едут домой в двух случаях: если не заладились дела на Западе или пришло время заканчивать карьеру. Я же хотел изменить привычный расклад и, несмотря на востребованность в английской премьер-лиге, поиграть в российской – не вполноги, а во всю силу. Поэтому, собственно, и подписал четырехлетний контракт со столичным «Динамо». Не скрою, не все оценили мой поступок. Как здесь, в Лондоне, так и в России. Помню, ехал в аэропорт Гатвик, чтобы встретить брата, прилетавшего в гости, и разговаривал по телефону с Димой Лоськовым. Сказал, что собираюсь в Москву. Он начал отговаривать: «Не возвращайся! У тебя в Англии все в полном порядке, зачем ищешь приключения на одно место? Приедешь сюда, сыграешь пару матчей на «убитых» полях, и весь твой энтузиазм мигом улетучится». Но я уже все решил.

РУССКИЕ ГОРКИ

– Тем не менее, мудрый Лоськов оказался прав?

– В какой-то степени… Нет, запал у меня не исчез, другое дело, все пошло иначе, нежели представлял это из Лондона.

– Недооценили масштаб проблем, с которыми придется столкнуться?

– Клуб находился в очень тяжелой ситуации. Конечно, из Англии я не мог всего почувствовать.

– «Динамо» давно сидит в глубокой… как бы это сказать помягче?.. Словом, вы понимаете.

– Да, статистика – вещь упрямая. Команду лихорадит не первое десятилетие, но черная полоса должна была когда-то закончиться, верно? В клуб вкладывались серьезные деньги, его возглавил Юрий Семин, тренер, с которым я работал и в «Локомотиве», и в сборной… В общем, мне показалось, игра стоит свеч.

– Риск подкреплялся соответствующим контрактом?

– Слукавлю, если скажу, будто деньги не имели значения. Да, в «Динамо» мне пообещали платить больше, чем в «Челси» и «Чарлтоне».

– Вместе взятых?

– Не настолько, конечно… Увы, обжегся. После жизни на Западе было странно выходить на тренировку и думать не о предстоящем матче, а о долгах по зарплате: погасят или нет, если да, то когда? Каждый день шли разговоры, что должны начаться выплаты, однако долго ничего не происходило. Жил на средства, накопленные за кордоном. Безусловно, это нервировало, не прибавляло оптимизма.

– Сегодня с вами рассчитались сполна?

– Можно, опущу этот вопрос?

– Пожалуйста. Собственно, нежеланием отвечать вы все уже сказали без слов…

– «Динамо» для меня в прошлом, перевернул эту страницу и не хочу к ней возвращаться. Наверное, не имею права кого-то обвинять задним числом, предъявлять претензии, поэтому и прибегаю к эвфемизмам, когда речь заходит о прошлом сезоне.

– Боитесь задеть кого-то?

– Не вижу смысла бросать камни в спину. Это ничего не изменит. Что сделано, то сделано. Безусловно, не рассчитывал на подобный поворот событий. Полагал, возвращаюсь в Россию навсегда, увез из Англии все вещи, долго и нудно собирал чемоданы, чтобы через год повторить операцию, но уже в Москве. Мне ведь пришлось, по сути, заново переезжать с места на место.

– В Лондон мы обязательно вернемся, а пока давайте динамовскую историю завершим. Как вы узнали, что более не нужны команде?

– Сначала поползли слухи, мой агент звонил, предупреждал. Я долго отказывался верить, поскольку до отпуска никто из руководства даже не намекал на скорое расставание. Лишь в январе меня пригласили в клубный офис, где Андрей Кобелев и Дмитрий Иванов сообщили новость, которую радостной не назовешь. Честно скажу, уезжать не хотел, иначе семью в Россию не тащил бы. Однако и заканчивать с футболом не собирался. Хорошо, агент предвидел подобный сценарий и заранее подыскал вариант с «Фулхэмом». А то сидел бы сейчас в Москве без дела…

– Умные люди говорят: отрицательный результат тоже полезен.

– Верно, в любом деле стараюсь найти положительные стороны. Теперь имею четкое представление, что сегодня собой представляет российский футбол.

– Все плохо?

– Наоборот. С 2000 года, когда уехал во Францию, многое изменилось в лучшую сторону. Уровень мастерства возрос, конкуренция среди сильнейших клубов заметно обострилась. Возможно, если бы играл за ЦСКА или «Локомотив», рассуждал бы еще более определенно и авторитетно, «Динамо» – не самый удачный пример, команда не смогла добиться высоких заявленных целей. Хотя и в это было нелишне окунуться. Увидел не только фасад премьер-лиги, но и ее изнанку…

– Плата за науку не шибко высока?

– В каком смысле?

– Место в сборной России потеряли, хотя недавно капитанили в ней.

– Вот об этом точно говорить не стану.

– А когда в последний раз вы виделись с Гусом Хиддинком?

– Перед игрой с эстонцами в Петербурге. Это был наш единственный разговор за все время…

– Хотя бы ответный поединок в Таллинне смотрели?

– Не успел поставить дома спутниковую антенну, говорю же, лишь несколько дней здесь живу. Друзья, правда, звонили, рассказывали, как все сложилось на поле.

АНГЛИЙСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

– В сборной вы остановились на цифре 55. Столько игр провели за национальную команду. А всего за карьеру сыграли уже свыше полутысячи матчей. Юбилейный, пятисотый, случился совсем недавно. Ваш «Фулхэм» встречался с «Уиганом». Как-то отметили исторический рубеж?

– Честно говоря, даже забыл о нем. Узнал постфактум от болельщиков, которые стали поздравлять через сайт. Я в тот момент находился в Москве, прилетал на несколько дней к семье, воспользовавшись паузой в английском чемпионате. Посидел с братом Женей и мамой. По торжественному случаю даже приготовил фирменное блюдо – магре де канар.

– Это что такое?

– Утка в меду.

– Выходит, вы еще и кулинар, Алексей?

– Жизнь заставила. Временно холостякую, поэтому попутно осваиваю профессию повара.

– Ради чего такие лишения?

– А я не говорил, будто сильно страдаю. Чувствую себя в Англии вполне комфортно, хотя, конечно, жизнь здесь иная, нежели в России. Когда просят объяснить отличия, привожу простой пример – управление автомобилем. Совершенно по-разному вожу машину в Москве и в Лондоне. Там постоянно приходится нарушать правила, подрезать, обгонять, пересекать сплошную линию, не пропускать пешеходов. Иначе попросту не сможешь ехать. Пару раз попробовал по-джентльменски притормозить перед «зеброй» и создал аварийную ситуацию. Тут же стали сигналить сзади, несчастные пешеходы, поверившие мне и вышедшие на проезжую часть, едва не угодили под колеса машин, водители которых и не думали никому уступать дорогу… Попробовали бы вы в Лондоне повести себя так за рулем! Моментально лишились бы прав. Это лишь эпизод, но он наглядно иллюстрирует разницу между двумя странами.

В равной степени это относится и к футболу. Здесь нет никаких сборов, «партийно-комсомольских» собраний перед игрой, накачек и промываний мозгов. Потренировались, собрались перед матчем, пообещали друг другу биться, не жалея сил, переоделись и вышли на поле. Выиграли – отлично, уступили – плохо. Но это «плохо» – лишь на первые пятнадцать минут в раздевалке, пока тренер проводит «разбор полетов». И накричать может, и крепкое слово употребить. Завтра никто не будет вспоминать вчерашнюю неудачу. Поражения нужны не для посыпания головы пеплом, а для правильных выводов, которые позволят двигаться дальше. При всей любви к футболу в Англии помнят: это лишь игра, и ее не надо путать с жизнью. В России же все слишком натужно, мучительно. Часто видите, чтобы наши игроки улыбались на поле, получая удовольствие от красивой передачи, изящного финта? Нет, мужчины тяжело работают…

– Честно говоря, и вас, Алексей, не припомню, демонстрирующим тридцать два зуба.

– А я что, не из России? Тоже пашу на поле… Да, и англичане полтора часа рубятся всерьез, не щадя ни себя, ни других, но футбол в их исполнении производит иное впечатление. Вроде бы мы все профессионалы, но, видимо, вкладываем в это слово разный смысл. Я вот долгие предматчевые сборы упоминал. Напрочь отвык от них на Западе, а тут вдруг с «Динамо», у которого, как известно, пока нет своей базы, попал в Новогорске в одно здание с гимнастками. Открываю холодильник, а там две полки – для «девочек», две – для «мальчиков». Чудно, честное слово… Верно, человек ко всему привыкает. Но к хорошему быстрее, к плохому – медленнее.

– Словом, хлебнули российской экзотики…

– Знал, куда еду. Другое дело, что теперь почти наверняка доигрывать буду здесь. Если через два года «Фулхэм» предложит новый контракт, отказываться не стану. Одной попытки с «Динамо» хватило, повторять эксперимент не решусь. Тем не менее, продолжаю следить за выступлениями бело-голубых в чемпионате России, по старой памяти переживаю за «Локо»…

– А в роли телекомментатора попробовать себя еще раз готовы?

– Я и не оставлял этих опытов. Совсем недавно вел на канале «Спорт» репортаж о матче между «Астон Виллой» и «Ливерпулем». Мне нравится все новое. Журналистика, в том числе. И все же будущее связываю с футболом. Ничего другого, по сути, делать не умею. А для тренерской работы и два языка – английский с французским – пригодятся, и связи в Европе…

– Применять накопленные знания по-прежнему рассчитываете дома?

– Хотелось бы, хотя и боюсь зарекаться. В этом, кстати, тоже плюс поездки в «Динамо». До того моя карьера шла по возрастающей, а тут вдруг низко рухнул. Даже самому интересно стало, сумею ли выкарабкиваться. Вроде бы справился, хотя так до конца и не разобрался, что же со мною приключилось…

– Умом, Алексей, Россию, как известно, не понять.

– Да. Хотя я сам русский. Был, есть и буду…

Андрей ВАНДЕНКО. «Советский спорт Футбол», 10-16.04.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru