Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2007

НОВОСТИ

ПЛОТНЕЕ ДЕРЖИТЕ ГУСАРОВА!

Геннадий Гусаров

Нынешний, едва начавшийся российский сезон, по крайней мере, по одной причине уже можно назвать историческим. Впервые с 1938 года в высшем эшелоне нет московского «Торпедо». Однажды пробив себе дорогу в элитный дивизион, торпедовцы держались в нем без малого 70 лет, но в конце концов им все-таки пришлось совершить шаг назад. Случилось это в 2006-м – через год после того, как клуб отметил 45-ю годовщину своей первой победы в чемпионате СССР. В общем-то, не так уж много осталось и до 50-й годовщины. Будем надеяться, что этот юбилей «Торпедо» вновь встретит в ранге команды премьер-лиги, и утраченная связь времен будет восстановлена. Это – задача футболистов и руководства клуба. Мы же, со своей стороны, пытаясь сохранить ту самую связь времен, предлагаем вам рассказ о самой яркой команде в торпедовской истории и об одном из наиболее ярких ее игроков.

БОМБАРДИР И ЕГО КОМАНДА

Стать чемпионами сложно, команда не может быть создана в одночасье, и хотя все заслуженные лавры игроки, тренеры и руководители общества пожинали осенью 1960 года, подготовка к успешному выступлению началась гораздо раньше. В том поистине звездном составе торпедовцев выступали Валентин Иванов, Валерий Воронин, Виктор Шустиков, Слава Метревели, Геннадий Гусаров, Леонид Островский. В этом перечислении имен особую роль играет нападающий Геннадий Гусаров – герой нашего очерка, он лучший «снайпер» чемпионатов 1960 (финальной части) и 1961 годов, забивал соперникам важнейшие голы, решая исход самых ответственных матчей. Впоследствии Гусаров перешел в московское «Динамо», в 1963 году завоевал в составе бело-голубых звание чемпиона СССР и стал обладателем Кубка страны в 67-м. Но начало расцвета этого выдающегося футболиста, безусловно, приходится на тот период, когда он выступал за команду московского автозавода.

Вспоминает Валерий Григорьевич Урин, нападающий московского «Динамо», выступавший в чемпионате страны против Геннадия Гусарова в сезонах 1958–1961 годов:

«Я всегда восхищался его игрой, умом, умением четко и точно распорядиться мячом, занять правильную позицию. Он обладал отличной обводкой и ударом. Действовал Геннадий в манере, очень близкой к той, в которой играл торпедовский мастер Валентин Иванов. Они составляли интереснейший тандем. Глубина мысли обоих игроков, продуманность во всех действиях, великолепное чувство ворот – вот качества, которые запомнились мне на всю жизнь. Позже, выступая в московском «Динамо», Гусаров проявил новые грани своих способностей, показав себя не только бомбардиром, но и масштабным полузащитником, умевшим грамотно руководить партнерами».

Не выделяясь внешними физическими данными (рост 174 сантиметра, вес 73 килограмма), Гусаров не только не затерялся среди звезд того периода, но и был в числе первых и наиболее ярких. В те времена во многих командах в линии атаки гремели имена рослых и мощных игроков – Виктора Понедельника, Эдуарда Стрельцова, Валентина Бубукина, чуть позже Анатолия Банишевского. Однако среднего роста, быстрый Гусаров в 1960 году получил приз как лучший бомбардир финального турнира первенства страны (шесть забитых голов), а в 61-м с 22 мячами стал лучшим бомбардиром чемпионата.

Мой старший товарищ по динамовскому общественному пресс-центру Игорь Добронравов, узнав, что я работаю над очерком о Гусарове, передал мне запись своей беседы с Валентином Ивановым, который очень много рассказал о моем герое, своем бывшем одноклубнике. Привожу эту запись полностью.

«Познакомился я с Гусаровым немного раньше, чем впервые увидел его в торпедовской форме. Как-то летом 56-го зашел на игру наших дублеров с армейцами. В те годы многие игроки основного состава любили смотреть встречи резервистов, где выступало немало перспективных молодых футболистов. Довольно долго я без особого интереса смотрел за действиями армейцев, предпочитавших силовую («английскую», как любили говорить в то время) манеру игры, где боевитость и быстрота явно имели предпочтение перед комбинациями и тонким розыгрышем мяча. Но постепенно мне стали бросаться в глаза действия их центрфорварда. Стал приглядываться к нему и с каждой минутой убеждался, что он необычайно подвижен, ловок, постоянно нацелен на ворота и владеет сильным и точным ударом с обеих ног. Особенно мне понравилось, что он не «возился» подолгу с мячом, а бил по воротам при любой возможности и из сложных положений.

Я его запомнил, но, честно говоря, не ожидал, что вскоре окажусь на поле рядом с ним. Из игры армейцев он явно выпадал, его манера действий не соответствовала канонам армейского футбола. В ту пору тренеры команды отдавали предпочтение футболистам физически развитым, мощным и напористым, сильных же индивидуальных качеств в этом пареньке они не разглядели, и он напрочь засел в дубле.

Выручил его, как часто бывает, случай. Весной 57-го помнивший его по ФШМ Виктор Маслов предложил Гусарову перейти в «Торпедо», и в следующем сезоне о Геннадии заговорили как о перспективном, многообещающем футболисте. А в 60-м он уже был назван вторым среди центральных нападающих страны в ежегодном списке «33 лучших футболиста страны», определяемом по итогам сезона.

В нашем коллективе Гену часто называли аристократом. Вероятно, потому, что он учился в таком известном вузе, как МАИ, успешно закончил его и всерьез рассчитывал со временем работать по специальности. Я помню, что в нашей команде его почти всегда можно было видеть с книгой в руках – то с учебником по высшей математике, то с каким-то новым литературным произведением, и он охотно делился с товарищами своими мыслями и впечатлениями. Вообще замечу, что Гусаров был общительным, необыкновенно живым, открытым и доброжелательным парнем, разговаривать с которым было интересно и поучительно.

Меня же в нем удивляли глубина и оригинальность мысли как вообще в жизни, так и, в частности, на футбольном поле. Именно это качество позволило ему быстро вписаться в наш торпедовский ансамбль, стать своим в пятерке форвардов, где блистали Стрельцов, Сергеев, Батанов, Метревели… Гене помимо быстроты и нестандартности мышления была присуща и высокая индивидуальная техника, основу которой составлял сильный и образцово поставленный удар с обеих ног. Он помногу не держал мяч, а сразу же бил по цели, что делало его грозой вратарей. Поэтому не раз и не два слышали мы истошный вопль вратарей соперников, обращенный к защитникам: «Плотнее держите Гусарова!»

Но это, как правило, не помогало. Выступая шесть лет за нашу команду, он только в официальных играх чемпионата и Кубка СССР забил более 70 мячей. Если же к этому прибавить его голы, проведенные в международных товарищеских встречах и в матчах за различные сборные страны, то их количество явно перевалит за сотню. На общем фоне торпедовского нападения он выделялся эффективностью, умением играть на острие атаки и завершать тонкие и замысловатые комбинации партнеров.

Только сейчас, с вершины прожитых лет, отчетливо видишь и осознаешь ту важную роль, что сыграл Геннадий в нашей незабвенной команде конца 50-х – начала 60-х годов. Закроешь на мгновение глаза, и тут же встают яркие кадры действий молодого Гусарова на острие наших атак. Он в них как хамелеон: то яростно мчится сквозь оборонительные порядки соперников, то, мгновенно комбинируя с партнерами, с поразительным хладнокровием и мудростью поражает ворота соперников из самых неожиданных положений в самых сложных ситуациях. И всегда внезапно, по наитию.

На мой взгляд, в московском «Динамо», куда он перешел в 63-м с большим трудом (более полугода ему не разрешали играть в динамовской форме, и лишь решительное вмешательство Бескова, тренировавшего в том году сборную СССР и заявившего, что «Гусаров необходим сборной», решило дело в пользу «Динамо»), он не встретил таких тонких и индивидуально сильных партнеров, как в «Торпедо», не нашел былого взаимопонимания, и его талант несколько потускнел и снивелировался…»

Дублеры на подходе

Рассказывает Геннадий Гусаров: «Я думаю, что создание коллектива, способного решать серьезные задачи, началось в 1957 году с очередным приходом в московское «Торпедо» на пост старшего тренера Виктора Александровича Маслова. Этот известный полузащитник довоенного «Торпедо» тренерскую деятельность начинал в родном клубе в 1942 году. Он фактически был причастен ко всем победным взлетам команды автозавода – третьему месту в 45-м и бронзовым медалям в 53-м, к завоеванию Кубка СССР в 52-м (лишь один победный финал Кубка в 49-м связан с Константином Павловичем Квашниным). Но подлинным торжеством тренерского таланта Маслова стал период, начинавшийся со второй половины 50-х годов. К этому времени в «Торпедо» был собран костяк талантливых исполнителей. В конце 52-го появился Валентин Иванов, через два года в основном составе начали выступать 17-летние Эдуард Стрельцов и Юрий Фалин.

В 56-м коллектив пополнился молодыми футболистами: Александром Медакиным, Леонидом Островским из Риги, Славой Метревели (его Маслов, работавший тогда в горьковском «Торпедо», пригласил в свой коллектив из сочинского «Спартака» и затем порекомендовал Константину Ивановичу Бескову в «Торпедо» московское), а чуть позже и Николаем Маношиным. Это позволило команде отлично провести матчи первого круга 56-го, но вполне естественный спад в их действиях во второй половине турнира (ребята были слишком молоды, а ветераны играли неровно) отбросил автозаводцев на пятое место. После чего последовала отставка Бескова, и, как я уже сказал, торпедовский коллектив вновь возглавил Маслов. Весной 57-го он пригласил меня, 20-летнего игрока, из ФШМ (Футбольной школы молодежи), и уже осенью оттуда же – быстроногого Олега Сергеева. И в том сезоне наша команда впервые в своей истории заняла второе место в чемпионате СССР.

В 1958 году до начала первенства мира торпедовцы шли на втором месте в турнирной таблице, но известный всем печальный случай с Эдуардом Стрельцовым (о нем уже написано и сказано очень много, поэтому я не буду говорить на эту тему) отбросил команду вниз, и в итоге автозаводцы стали только седьмыми. Однако уже начали выходить в основном составе талантливые молодые игроки из дубля – Николай Маношин, Валерий Воронин, Олег Сергеев, Виктор Шустиков. Годом позже появились воспитанники московских клубов, временно выступавшие за иногородние команды – Кирилл Доронин из Куйбышева и Борис Батанов из Ленинграда. А в 60-м приехал вратарь Анатолий Глухотко из Красноярска. Игроки постепенно взрослели и мужали; таким образом, у нас подбирался сильный коллектив.

Если в свой первый год пребывания в команде я, главным образом, выходил на замену, то в 58-м Маслов стал чаще ставить меня в основной состав. 17 апреля 1958 года в Тбилиси, этот матч я очень хорошо запомнил, главный тренер выпустил меня на поле центральным нападающим с самого начала игры. Дело было в том, что в предыдущей встрече с «Крыльями Советов» в Куйбышеве Иванова, который обычно действовал впереди в центре в паре со Стрельцовым, удалили с поля.

Я начал игру против тбилисцев в майке с 9-м номером, а Стрельцов играл под № 10. Вскоре после начала первого тайма Виталий Арбутов быстро пробежал по левому флангу и сделал прострел в центр, мне удалось опередить защитников и носком послать мяч в угол ворот. Затем второй гол забил Стрельцов. Динамовцы сократили разрыв в счете – отличился Михаил Месхи. Но на 60-й минуте Юрий Фалин забил третий гол. А еще через 10 минут вновь последовала передача с левого края, я рванулся к мячу чуть раньше вратаря соперников Сергея Котрикадзе и забил ему четвертый мяч. Через минуту я еще раз огорчаю грузинскую команду, и, наконец, незадолго до конца матча Алексей Анисимов отличной передачей в штрафную площадь «Динамо» выводит меня на удобную позицию для удара, и снова мяч оказался в воротах. 6:1 – это был полный разгром.
Накануне того матча Качалин, в тот момент тренер сборной СССР, уезжая в Москву по каким-то своим делам, сказал: «Гена, завтра ты должен устроить концерт на грузинском стадионе». Гавриил Дмитриевич неплохо относился ко мне и следил за успехами. Он, несмотря на то что я не всегда появлялся в основном составе «Торпедо» образца 1957 года, обратил на меня внимание и зимой 58-го пригласил в сборную СССР, которая выезжала на тренировочный сбор в Китай.

Действительно, такой «концерт» – 4 гола в одном матче – редко удается нападающим. Но самое, наверное, главное и приятное для каждого футболиста – признание рядовых болельщиков – ожидало меня после матча. Я то ли отстал, то ли опередил товарищей по команде… В общем, получилось, что оказался один у выхода из раздевалки, и грузинские любители спорта до посадки в автобус провожали меня аплодисментами за тот, как мне думается, красивый футбол, который показала вся наша команда».

Газета «Советский спорт» от 17 апреля 1958 года писала: «20-летний Геннадий Гусаров оправдал доверие коллектива, показав себя достойным полусредним. Дело не только в том, что Гусаров оказался самым результативным игроком, забившим четыре мяча. Он вместе со Стрельцовым и Арбутовым завязывал большинство комбинаций. Стрельцов, игравший выдвинутым вперед центрфорвардом, не так уж много перемещался по полю. Однако он постоянно был опасен своими острыми передачами и неожиданными ударами по воротам. Главным «оружием» Арбутова был дриблинг и превосходство над защитниками в скорости».

Продолжает Гусаров:

«Летом 58-го в последнем матче первого круга мы проиграли московским динамовцам – 2:5. «Динамо» в том году заняло второе место в чемпионате СССР и к середине сезона, что называется, «набрало ход». В той встрече только второй раз на поле в составе нашей команды вышел Воронин. Сыграл он неважно – опыта было мало. Счет для нас был достаточно неприятный, и поэтому Валерий снова был отправлен в дубль. Постоянно же выступать в основном составе он начал с середины второго круга чемпионата 1959 года, и почти до конца карьеры (в 1969 году) уже никому не уступал своего места в полузащите.

Он обладал хорошим здоровьем и природной выносливостью, отлично действовал и в обороне и в нападении, но главное его качество – это умение дать точный, выверенный пас и ближнему партнеру, и дальнему – на 30–40 метров, причем своевременно, не раньше и не позже того, чем это необходимо по ситуации. Я, например, быстро бегу вперед, уже практически нахожусь на грани офсайда, и в этот, казалось бы, последний момент Валерий делает рассчитанную до миллиметра передачу, так что я получаю преимущество перед соперниками в два-три метра. Дальше уже дело техники. У нас не было с Ворониным каких-либо договоренностей, как мы будем играть, да это было и не нужно, он сам тонко чувствовал тот момент, ту грань, предел, когда необходимо сделать пас.

То же самое можно сказать об игре Николая Маношина. Артист, художник, мастер, не знаю, какие эпитеты еще можно использовать, чтобы описать его действия. У него все получалось хорошо. Немного не хватало выносливости, ну так здесь его на поле замещал и подстраховывал Борис Батанов – москвич, до 1959 года выступавший в ленинградском «Зените». Батанов обладал поистине огромной работоспособностью, выносливостью, трудолюбием и редкостной самоотверженностью. При этом он прекрасно умел вести комбинационную игру, и много голов я забивал с его острых и точных передач.

Команда «Торпедо» сплачивалась, укреплялась и мужала на глазах. В 59-м ее сильнейший состав еще окончательно не сформировался, и мы заняли только пятое место, но зато дублеры впервые завоевали в своем турнире первое. Это свидетельствовало, что у нашего коллектива хорошее будущее».

Формула успеха

Чемпионат страны в 1960 году проходил по новой формуле. Федерация футбола решила для повышения уровня соревнований включить в состав участников представителей всех союзных республик. Теперь вместо 12 команд, встречавшихся друг с другом в два круга, в турнире должны были выступить 22 клуба. Их разделили на две подгруппы, из которых по три коллектива выходили в финальную стадию первенства.

Продолжает Геннадий Гусаров: «В сезоне 60-го «Торпедо» было сильнее соперников во всех отношениях. Мы одержали больше всех побед (20), меньше всех проиграли (всего пять раз), в 30 играх забили 56 мячей (больше всех) и пропустили всего 25. Игру демонстрировали задорную, творческую, высокотехничную.

Но из всех тогдашних баталий по причинам, которые станут понятными и оправданными чуть позже, хотел бы выделить встречи с действующими чемпионами страны. С московскими динамовцами в 60-м мы встречались 6 раз, из них 5 – в официальных матчах. Началось с того, что мы победили их на предсезонном сборе в Гагре – 3:1, правда, играли без футболистов сборной. Затем последовала ничья в первом круге предварительного турнира. Вначале мы проигрывали, но Слава Метревели сумел сравнять счет. 12 июля на стадионе «Динамо» нам удалось победить с минимальным перевесом. В самом начале второго тайма Борис Батанов ворвался в штрафную площадь динамовцев и скинул мяч мне под удар, я точно пробил метров с 12 в левый верхний угол ворот, которые защищал Владимир Беляев. Обозреватели отмечали, что превосходство торпедовцев в том матче второго круга было значительным.

Геннадий Гусаров

В финальной стадии чемпионата мы встретились с динамовцами вновь 23 августа на поле Лужников. Этот матч по своему накалу и драматичности, безусловно, можно отнести к разряду самых ярких и красивых в истории наших чемпионатов. Лучше всех эту игру описал Лев Филатов, хотя я не совсем согласен с его оценкой действий Льва Яшина в тот момент, когда я забивал ему гол».

Последовав совету Гусарова, я нашел в подшивке еженедельника «Футбол» за 1960 год (№14) строки, написанные Филатовым. Привожу их:

«В прошлый вторник, в день матча «Торпедо» – «Динамо», в Москве с утра лил дождь. Тем не менее 100 тысяч любителей футбола, презрев непогоду, явились на свои места. Трибуны укрылись под черной черепицей зонтов. Поле осталось беззащитным. Сырое и скользкое, все в лужах, а в центре – самое что ни на есть болото. Что можно было предполагать? Только то, что хорошего футбола увидеть не удастся.

Теперь вспоминая игру, думаешь: как бы она выглядела, не будь дождя? Не знаю, как другим очевидцам, а мне легче представить в тот вечер небо над Лужниками безоблачным, чем матч более захватывающий и красивый.
Разумеется, если одни игроки проявили себя ярче, другие допускали промахи. Но что бы там ни было, несомненно одно: все 22 футболиста выказали истинную спортивную доблесть. Невзирая на тяжелейшие условия, они продемонстрировали большой футбол, стремительный, техничный, волевой и корректный, тот футбол, по которому мы порой скучаем и в ясную, сухую погоду.

То, что торпедовцы на подъеме, было известно с начала сезона. Напротив, прошлогодний чемпион до сих пор ничем не блистал. Казалось, силы неравные. Но голые арифметические выкладки в подобных случаях отдают метафизикой. Надо знать московское «Динамо» (а кто его не знает!), чтобы понять, что оказавшись в финале, эта команда даст решительный бой своим соперникам.

Итак, мы увидели на поле «Торпедо», быть может, впервые в своей истории ощутившее реальность выигрыша звания первой команды страны, и старого чемпиона, вдруг обнаружившего, что еще не все потеряно, что можно устоять на пьедестале почета. Это и определило высокий накал встречи.
Оба коллектива достаточно зрелы, чтобы понимать, что победу нужно одерживать, играя во всю силу, обнаруживая все свое искусство. Это и позволило командам, забыв о дожде и лужах, развернуть борьбу согласно лучшим образцам «сухого» футбола.

И автозаводцы, и динамовцы вели игру в своем испытанном стиле, никто не желал заранее подстраиваться под соперника, обе стороны стремились продиктовать свои условия. А так как обе команды издавна предпочитают наступление, то штурм, будучи отражен у одних ворот, немедленно вскипал у других.
В матче было немало красивых эпизодов. Хочется напомнить хотя бы о нескольких.

Левый крайний «Динамо» Д.Шаповалов неожиданно для защиты сместился на правый фланг, получил мяч, а А.Коршунов, которого он «вытеснил», немедленно сделал рывок по центру. Передача на выход, удар. Мяч прошел рядышком со штангой. Молниеносная комбинация в лучших динамовских традициях!

С.Метревели с середины поля, опередив всех, движется к воротам. Л.Яшин встречает его за штрафной площадью и уверенно обыгрывает этого искусного дриблера.

Две дуэли В.Иванова с Л.Яшиным, равного с равным. Правый полусредний на углу штрафной площади принимает мяч и, не опуская его на землю, разворачивается и бьет с лета. Яшина не проведешь – мяч в руках. Тут же, словно раздосадованный неудачей, Иванов продирается сквозь стену защитников и метров с 15 сильно бьет в нижний угол. Яшин парирует мяч в броске, еле достав его пальцами…

Единственный гол в матче был забит на 87-й минуте. Вот как это случилось. По коридору правого полусреднего прорвался Гусаров. Яшин выбежал ему навстречу, метров на 25 от ворот. (Геннадий Гусаров сразу уточнил: «Яшин выбежал метров на 18», – прим. авт.) Сначала он, как видно, намеревался отбить мяч ногой, но… мгновенная нерешительность, и вот он уже пытается накрыть его телом. Бросок напрасен. Гусаров остается с мячом и издали под большим углом бьет в дальний угол пустых ворот.

Ошибки бывают разного сорта. Те, что из-за невнимательности либо неумения, – прощать трудно. Ошибка динамовского вратаря особого свойства. Яшин единственный из вратарей – прежних и современных, наших и иноземных – так смело и уверенно играет на выходах. Он не пленник в клетке из трех бревен, а хозяин обороны. Утверждать, что Яшин в данном случае «доигрался», что «он будет теперь знать, как выбегать» (а именно так говорили после матча некоторые болельщики) – значит, не понимать, в чем своеобразие и новаторство этого футболиста с мировой славой. Да, он ошибся. Но ошибку он совершил во время своей дерзкой «яшинской» вылазки, на которую, кроме него, вероятно, никто бы не решился, и потому ошибка эта достойна снисхождения.

Хотя результат встречи и определился довольно неожиданно, торпедовцы, несомненно, заслужили победу. Их не смутил и не поколебал яростный натиск сильно игравших чемпионов, они не сбились со своей манеры игры, атакующих моментов им удалось создать больше, чем динамовцам, да и сил и выносливости им хватило до конца. Словом, говорить о каком-либо везении тут вряд ли уместно. Так начался финальный турнир шести за звание чемпиона. Начало, что и говорить, многообещающее».

«Этот матч с динамовцами в финальной пульке был очень важен для нас, – продолжает Гусаров, – так как вся борьба начиналась с нуля, очков не было ни у кого. И вот за три минуты до конца игры я «открываюсь» на углу штрафной площади. Увидев мое движение, Батанов делает в этот район нацеленную передачу. Яшин, точно просчитав, куда должен придти мяч, рванулся на перехват. В сухую погоду он, вероятно, сумел бы меня опередить, но поле было очень сырое, мяч застрял в луже и резко остановился. Мне повезло, и я оказался у мяча первым. Ошибки нашего знаменитого вратаря не было, просто произошел несчастный случай… Я обвел голкипера и уже в пустые ворота послал мяч. Набегавший защитник «Динамо» Борис Кузнецов пытался достать его, но на какую-то долю секунды опоздал».

Андрей СЕРГЕЕВ. «Футбол. Хоккей», 09.04.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru