Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2007

НОВОСТИ

СЕРГЕЙ ПОДПАЛЫЙ: КОГДА БЕСКОВ ШЕЛ ПО КОРИДОРУ - ВСЕ ПРЯТАЛИСЬ

Сергей Подпалый

Главный тренер "Носты" Сергей Подпалый - человек в Новотроицке популярнейший. Но ему одному известно, чего эта популярность стоит. И чего стоит - выбираться из второй лиги. И что он, Сергей Иванович, хороший в прошлом футболист, пережил за последние три года.

ПАЛКИ В КОЛЕСА

- Чем особенный этот город - Новотроицк?

- С 2004 года, когда я приехал, город здорово изменился. Улицы стали чище, открываются торговые центры, строятся коттеджи. Все - благодаря комбинату. Здесь отдыхаешь от Москвы, пробок и суеты.

- Мы с Канчельскисом посетили горячий цех. А вы за три года дошли?

- Команду отправлял два года подряд на экскурсию, а у самого пока не получилось. Оба раза приходилось срочно в Москву вылетать по клубным делам. Игроки возвращались под большим впечатлением. А что можно здесь строить команду, я понял после разговора с президентом клуба Назимом Эфендиевым. Человек обожает футбол. Он сказал так: "Команда должна играть, люди должны ходить и радоваться". В городе развлечений нет, только стадион - отдушина.

Кстати, я как-то приглашал в "Носту" моего друга и крестного моей дочки Юру Ковтуна. Говорю: "Поехали в Новотроицк, поможешь". Но по финансам в тот момент мы не могли потянуть столько, сколько ему предложил Владикавказ. В таком возрасте хочется не только играть, но и зарабатывать.

- В вашей недолгой тренерской жизни уже были матчи, которыми особенно дорожите?

- В Гомеле заканчивал играть, там же предложили стать главным тренером. Мы чемпионат выиграли, Кубок, показались в Европе.

- Удачно?

- ХИК обыграли дома, потом и на выезде - 4:0. А эти финны каждый год в еврокубках играют. Попали на "Шальке", понимали, что обыграть их невозможно... Зато увидели настоящий футбол, в Германии на стадионе 60 тысяч человек собралось.

- Канчельскис сказал в недавнем интервью: "Желаю молодым тренерам, чтобы им не мешали работать". Вам уже мешали?

- В Белоруссии - мешали. Загадка, почему такое происходило. Если бы я не нужен был, мне бы не предлагали сборную возглавить. Все были поражены моей отставкой включая журналистов. А болельщики до сих пор вспоминают, просят вернуться! Звонят! В "Носте" в прошлом году получилось что-то похожее. С генеральным директором клуба все было очень напряженно.

- Что не поделили - славу или деньги?

- Необъяснимо. Даже не могу понять, в какой момент все сломалось в отношениях с Юрием Калякиным, тогдашним директором. Мы дружили, когда-то вместе в "Тюмени" играли. "Доброжелатели" ему думаю, что-то нашептывали - внезапно все испортилось... Хотя люди говорят, что впервые в Новотроицке появился такой сильный тренерский состав. Кстати, мы с Канчельскисом договорились, что будем уделять внимание детскому футболу. Плохо, когда в команде нет своих воспитанников.

- Состав на матч бывший директор вам на листочке не писал?

- Никогда. Такого не допущу. А местные газеты с его подачи чего только не писали. Жаль, не сохранил, вам бы передал.

- Андрей Червиченко мне как-то сказал: "Большим откровением в футболе для меня стало то, что самые близкие люди однажды пытаются обмануть".

- Да, что-то в этом есть. Считаешь человека частью своей команды, а он внезапно начинает ставить палки в колеса.

- Знаю, о ком вы говорите. О бывшем одноклубнике по московскому "Динамо" Шульгине, которого пригласили в Новотроицк и сделали одним из руководителей "Носты". А совсем недавно сами же его и убрали.

- Да, это один из таких случаев. Даже не хочется вспоминать, пусть это останется на совести Сергея. Я для него сделал все, что мог. Даже больше, чем он заслуживал.

ПРОКЛЯТЫЙ ЦАХКАДЗОР

- Обычно молодые тренеры говорят: "От каждого из своих учителей что-то взял". Вы скажете то же самое?

- Конечно. К Семину до сих пор обращаюсь - так он, работая в московском "Динамо", на португальский сбор включил меня в тренерский штаб. Я, кажется, органично вписался. Каждый вечер сидели и разговаривали с Андреем Кобелевым.

- Что взяли от Валерия Овчинникова, всем известного Бормана?

- Мы с ним с 82-го года работали, с кировского "Динамо", потом переехал к нему в Тюмень. Он дал мне такую физическую готовность, что играл я на этом багаже много-много лет... И Бог миловал от травм, ни одной серьезной не было. Хоть никогда я от борьбы не уходил.

- Можете своей команде вместо установки сказать словами Бормана: "В чужой штрафной зарыты деньги - пойдите и откопайте их"?

- Интересно, как ребята отреагировали бы на такое... Нет, сегодня надо говорить по-другому. Одними деньгами их играть не уговоришь, нужны другие отношения. Сейчас вспоминаю, как Овчинников однажды заставил нас бежать 20 километров на сборе в Цахкадзоре, была такая олимпийская база под Ереваном. Мы считали: если Цахкадзор прошел, готов к чему угодно. В 6 утра будил всю команду, на зарядке километров семь пробегали, днем десять и двадцать на закуску. В последний день сбора, перед отъездом.

- А что было вечерами?

- Вечерами он нам кидал мяч в сугроб: "А теперь - играйте в футбол..." Тяжелее тренировок в моей жизни не было.

- Самая памятная установка в вашей жизни?

- Как-то с "Локомотивом" поехали в Иран. Я из-за сломанной ключицы не играл, но в раздевалке присутствовал. Сначала Эштреков что-то сказал, а следом кто-то другой слово взял. И говорил час!

- Что говорил Бесков перед финалом Кубка 95-го года?

- Он больше к ветеранам вроде меня обращался. Тогда много молодых вышло в составе. А меня в том матче удалили, когда Синер пенальти выдумал из ничего на 90-й минуте. При счете 0:0. Свалил чужого игрока, между прочим, Олег Саматов, нынешний второй тренер "Носты". Я как капитан отправился разбираться. А потом в раздевалку не ушел, остановился в тоннеле. Смотрел, как Веретенников подходит к мячу. Думаю: все, уплыл Кубок... Но тот в штангу ухнул.

- С кем особенно сложно было?

- С Коньковым в "Шахтере". Из-за него, собственно, я в "Зенит" ушел, хоть меня задерживали: мол, Коньков в Донецке ненадолго. А стоило мне в Ленинград перебраться, узнаю: Коньков назначен главным тренером "Зенита"! Витя Грачев позвонил из Донецка, смеялся: "Поздравляю..."

- Как работали?

- Коньков в мою киевскую квартиру приезжал с разговором - чтобы дальше между нами мир был. Отец мой, болельщик, не мог поверить: неужели сам Коньков, кумир его поколения, приедет? Да к нам домой?! А потом, когда я за "Зенит" гол киевскому "Динамо" забил, счастлив был, на заводе всем рассказывал.

ХОЗЯИН ТОЛСТЫХ

- Беланов недавно рассказывал, как здорово умел стимулировать Лобановский: "Забьешь два - получишь квартиру". А кто на вашей памяти лучше всего мотивировал игрока?

- Как-то московское "Динамо" играло с "Жемчужиной". Проигрывали после первого тайма, так Николай Александрович Толстых зашел в раздевалку. Сказал: "Если проиграете - больше премиальные платить не буду".

- Чем дело закончилось?

- Проигрывали мы чуть ли не 1:3, а в итоге 4:3 стало. Слова подействовали, мы подумали, что Толстых в самом деле может такое устроить. Николай Александрович - человек слова. Вообще в "Динамо" порядок был благодаря Толстых. Был Хозяин.

- Вы же сидели в той раздевалке, куда Хозяин притащил несчастного арбитра Чеботарева?

- Да, был я там. Мы зашли расстроенные, результат несправедливый, - и вдруг дверь открывается, появляются на пороге Толстых и Чеботарев. Мы, игроки, обалдели больше Чеботарева, мне кажется.

- Кто-то из игроков ему хоть слово сказал?

- Ни слова. Я ж говорю - обомлели!

- Вы при Бескове играли. Можете сказать, что разобрались в механизме его успехов?

- Нет, так и не разобрался. Очень жалею - мало общались. До того как меня пригласили в "Зенит", было приглашение от Бескова, 87-й год. Зря не согласился. Но даже за год, который проработали вместе в "Динамо", контакт сложился хороший. Он меня неожиданно назначил капитаном. И только раз наказал. Предстояла игра во Владикавказе, а я накануне пропустил тренировку. Приехал к концу занятия, Бесков на меня обернулся: "Что случилось?"

- Что ответили?

- На ходу придумал что-то. Бесков говорит: "Хорошо" - и отворачивается. А я чувствую: не поверил! Потом приезжаем во Владикавказ, а меня в стартовом составе нет. Выпустил только на замену. Вообще, когда Константин Иваныч шел по коридору, - все прятались. Боялись.

КРИК В УДЕЛЬНОЙ

- Вы были классным защитником, но у любого защитника был нападающий, который над ним регулярно издевался. Вы - исключение?

- Надо мной не издевался никто. Я ведь еще в чемпионате СССР играл за "Зенит". Никогда не забуду матч 88-го года в Киеве против "Динамо". Выхожу на поле, вижу 100 тысяч человек на трибунах - и цепенею... Мы тогда шли на втором месте, а киевляне - на первом.

- Как сыграли?

- 0:2. Я как раз боролся с Лешей Михайличенко в штрафной, он упал, и армянский судья нелепейший пенальти поставил. Потом его дисквалифицировали. Кстати, я во всех командах был капитаном, даже в "Зените" иногда доверяли. И в еврокубках играл, и пару матчей за сборную...

- Последний свой матч в качестве игрока помните?

- Это было в Белоруссии, в Гомеле. Александр Кузнецов туров пять нами руководил, потом вернулся в ЦСКА к Садырину, а нами занялся местный специалист. Вот он-то и развалил команду. Мы с Валеркой Брошиным играли, как раз перерыв в чемпионате случился - отправились в Москву. До сих пор помню: сидел я в гостях у соседа, какой-то футбол смотрели. Жена говорит - мол, Валерка тебя срочно к телефону просит. Спускаюсь, а Брошин кричит в трубку: "Где ходишь?! Тебя уж главным тренером назначили..."

- С тренерской несправедливостью сталкивались?

- Никогда не забуду прощальный разговор в "Торпедо-ЗИЛ" с Борисом Игнатьевым. Дал понять, что больше на меня не рассчитывает. Год закончится - и мне лучше уходить. А мы в высшую лигу выходили. Мне было неприятно, когда он начал: "Понимаешь, так и так..."

- Мялся?

- Ну да. Получился такой разговор, что у меня осталось ощущение несправедливости. Сейчас, правда, отношения очень хорошие. С Морозовым в "Зените" туго пришлось. Человек был абсолютно непредсказуемый. Я к тому моменту четвертый год играл в "Зените", хотел остаться жить в Ленинграде совсем. Как раз квартиру должны были давать, руководство поздравило прилюдно: "Наконец-то заслужил..."

- Морозов распорядился не давать?

- Да. И мне пришлось в совершенно шоковом состоянии уезжать в 91-м году в Тюмень. Тут же за мной "Локомотив" гонцов прислал. Вынужден был их огорчить: "Простите, для высшей лиги сейчас не гожусь, вся предсезонка пропущена..." Состояние у меня было просто "убитое". Даже ветераны - Долгополов, Желудков, Миша Бирюков, Ларионов - были ошарашены тем, как со мной обошлись в "Зените". Но после первого круга я договорился переехать-таки в "Локомотив".

А потом "Зенит" приехал в Тюмень. Питерские ребята обо всех моих договоренностях знали, передали Морозову. Тот меня отозвал в сторонку: "Приезжай в Ленинград, все вопросы решим".

- Согласились?

- Согласился. Жена еще оставалась в Ленинграде, вещи тоже. Приехал на базу, говорю Морозову: решите вопрос с квартирой - немедленно перебираюсь в "Зенит". Будем вместе в высшую лигу выходить. Про "Локомотив" готов был забыть. Но Морозов старую песню завел: "В конце сезона этот вопрос решу!" - "А вдруг вас опять что-то не устроит?" Слово за слово, опять разругались - я развернулся и прочь из Удельной.

- Хлопнув дверью?

- Да так хлопнул, что по всей базе гул пошел. Внизу Бирюков с Ларионовым как раз стояли, говорят: "Ты что базу ломаешь?"

"ПРИГОВОРЕН К ПОБЕДЕ"

- Вы стажировались в "Челси", "Арсенале". Чему удивлялись?

- Базам и полям. Когда десять полей вокруг - работать легко. Столовая у "Арсенала" славная, тренажерный зал...

- Что такого в столовой?

- Видно, что одна команда: и молодежь приходит, и Венгер, и мы с Глебом, и Анри за столиком поодаль. Но - ничего лишнего. Кстати, с Анри мы сфотографировались. Правда, Венгера и Анри тогда в "Реал" сватали, некоторая напряженка была. Сашка Глеб говорил: "Если Анри уйдет - еще ничего, а вот без Венгера мне будет туго, это благодаря ему я в команде оказался". Глеб молодец, друзей находит моментально.

На большие-то команды посмотреть любопытно, там красиво. Но мне в практическом смысле куда интереснее был "Уотфорд". Приятная команда, даже жалко, что она сейчас вылетает. Второй тренер рассказывал: "Знаешь, как мы восстанавливаемся? Ставим бочку с ледяной водой, футболист в нее прыгает - и никакой усталости". Оказалось, правда. Потом смотрю, на тренировку в страшный холод выходят в трусах, никто не дрожит, не жалуется - наоборот, хорошо им... А наши бы уже в шерстяные костюмы влезли.

- В Новотроицке бочку поставили?

- Нет. Я предложил - игроки посмеялись. За границей вообще много интересного. Вот играл я в Израиле, хозяин клуба был мультимиллионер, золотой мужик. Потом он разорился и застрелился. Так даже в лучшие времена его дочка работала в кафе посудомойкой, и ничего зазорного в этом не видела.

- Вы вспоминали о неприятном расставании с "Торпедо-ЗИЛ". В ту же пору вас ведь едва не арестовали из-за чужого автомобиля?

- До ареста не дошло. Играло наше "Торпедо" в Туле, и Володька Лебедь попросил его Grand Cherokee, недавно купленный, перегнать. На посту нас тормознули, проверили номера - джип оказался в розыске. Хорошо хоть меня за угонщика не приняли. Только дальше предложили добираться пешком.

- Анатолий Бышовец, работая в "Шахтере", рекомендовал футболисту Бахареву читать "Записки о Шерлоке Холмсе". Что советуете своим читать вы?

- Я сам много читаю. Вот, например, понравились высказывания из интервью Романцева. Некоторые слова - как лозунги. Позвал администратора, попросил сделать плакаты. На следующий день повесили вдоль лестницы, на каждом этаже. А вскоре футболисты ко мне подошли: "Иваныч, мы все понимаем, но давайте лучше снимем. Нас это раздражает..." Пришлось снять.

Недавно купил книжку Валерия Георгиевича. "Приговорен к победе", кажется, называется. Тоже много интересного. Иногда хочется даже вслух ребятам зачитывать.

Юрий ГОЛЫШАК Новотроицк - Москва. «Спорт-Экспресс», 27.04.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru