Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2007

НОВОСТИ

ПАВЕЛ ПОГРЕБНЯК: У МЕНЯ НЕРВЫ КАК СТАЛЬНЫЕ КАНАТЫ!

Павел Погребняк

Форвард «Зенита» и сборной России по футболу Павел Погребняк, по версии «Советского спорта», стал лучшим игроком апреля. Что и говорить, месяц для нашего лауреата получился насыщенным до предела. Тут и три гола далеко не чужим «Спартаку» и «Томи» (плюс еще один – в ворота «Динамо»), и скандальное выступление в смешанной зоне «Лужников» после игры с красно-белыми на Кубок, и как следствие – четырехматчевая кубковая дисквалификация со штрафом в 250 тысяч рублей. За чашечкой капучино в компании корреспондентов «Советского спорта» Погребняк разложил по полочкам все события апреля.

– Что больше всего запомнилось в апреле? – Погребняк задумывается. – Две последние наши победы: над «Лучом» и «Томью». Хотя поездка в Томск, конечно, особняком стоит. Я этот сибирский город родным до сих пор считаю. Переживал, что не смогу туда поехать из-за дисквалификации, но она, к счастью, на матчи чемпионата не распространяется... Помню, после первого матча за сборную, в котором я еще и победный гол забил, меня в томском аэропорту встречала целая толпа фанатов. Фотографировались со мной, автографы брали. Так они к моему нынешнему приезду это коллективное фото в рамочку закатали и мне подарили. Было безумно приятно! В Томске вообще бывших игроков всегда встречают тепло. Нет такого, чтобы с трибун свистели или что-то обидное кричали.

– Наверное, смешанные чувства испытали, забив гол «Томи». С одной стороны – радость, а с другой... После такого-то приема.

– Да нет, только радость. Играю-то я сейчас в «Зените», а этот гол нам победу принес. Ну да, огорчил томских болельщиков, среди которых – много моих друзей. Что делать? Сегодня «Томи» забил, завтра – еще кому-то. Думаю, они все понимают и на меня не обиделись.

– Вам собирались еще и орден вручить – «За заслуги перед Томской областью». Но его вы так и не получили. Петраков высказал предположение, мол, руководство «Зенита» воспротивилось...

– Да нет, оно-то как раз здесь ни при чем. Я так понял, мэр Томска на матч приехать не смог, потому все и сорвалось. Хотя не скрою, я этого ордена ждал.

У СТАРКОВА ЗАНИМАЛСЯ С ВРАТАРЯМИ

– Помимо «Томи», вы огорчали еще один небезразличный вам клуб. Если считать с начала сезона, целых три раза. Что для вас было важнее: голы «Спартаку» или мяч в ворота томичей?

– Эти две команды я воспринимаю совершенно по-разному. В отношении «Спартака» есть особый эмоциональный подтекст. Но я собираюсь с ним покончить.

– Со «Спартаком»?

– С подтекстом. Думаю, что матч второго круга против красно-белых станет для меня совершенно обычным.

– Это вы журналистам так будете объяснять?

– Да нет, на самом деле в душе по поводу «Спартака» у меня все постепенно успокаивается. Да и гол в ворота «Томи» стал победным, поэтому он для меня важнее, чем три вместе взятые – москвичам. Забивать «Спартаку» было приятно, но нужного результата эти мячи все равно не принесли. Так что особой радости я не испытал.

– Зенитовские болельщики, кстати, запустили шутку: жалко, что в премьер-лиге не играет «Балтика» с «Шинником». Число «жертв» Погребняка увеличилось бы.

– (Хохочет.) Да, после матча в Томске одноклубники тоже интересовались, где я еще играл. Жалели, что ярославцы сейчас в первом дивизионе.

– А за гонкой бомбардиров следите?

– Конечно!

– Как думаете, сколько в этом чемпионате нужно забить мячей, чтобы стать первым?

– Шестнадцать-семнадцать. Конкурентов много. Павлюченко, как только окончательно поправится, обязательно возьмет свое. Аршавин может побороться. Вагнер тоже. Ну и Денис Киселев из «Томи» очень бодро начал. После моего отъезда он стал там главным забивалой.

– С кем из «Томи» продолжаете общаться?

– С Андреем Прошиным. А с Климовым мы вообще каждый день созваниваемся. Друзья. Я его подкалываю, «старый Месси» называю – прически похожи. Только барселонец помоложе будет.

– А в «Спартаке», помимо Павлюченко, друзья есть?

– Другом могу назвать, наверное, только Рому. В сборной регулярно общаемся с Егором Титовым. Хорошие отношения с Торбинским, Ребко, Сабитовым. Рад, что Федотов им доверяет.

– Воспитанник спартаковской школы Олег Иванов, играющий сейчас за «Кубань», рассказывал, что одно время вы тренировались с вратарями. Он не шутил?

– Нет. Это было еще при Старкове. На тренировках, когда всех разделили по амплуа, Погребняк почему-то оказался причислен к вратарям. Перчатки я, правда, не надевал, но какое-то время занимался в группе. Не знаю, наверное, Старков перепутал чего.

ПОМОГЛИ СКИТАНИЯ ПО АРЕНДАМ

– На пару с Зыряновым вы сейчас – лучший бомбардир «Зенита». Хотя поначалу не всегда попадали в стартовый состав. Процесс адаптации завершен?

– Здесь самое главное – как можно быстрее притереться к партнерам – причем в бытовом плане. На поле тогда легче общий язык найти. В этом плане мне помогли скитания по арендам. Научился быстрее приспосабливаться к новым условиям, сходиться с новыми людьми.

– И к кому в «Зените» притерлись больше всего?

– Общаемся со всеми понемножку. Но ближе всех – с Ильей Максимовым, Владом Радимовым, Толей Тимощуком. С Радимовым в нарды любим поиграть, в баньке посидеть после тренировок, в картишки перекинуться. Тимощук тоже компанию составляет.

– Когда начали сезон на скамейке запасных, не было желания послать все подальше и вернуться в ту же «Томь»?

– Нет, не было. Хотя то время тяжелым получилось, психологически прежде всего. Груз ответственности давил: деньги-то за меня заплатили немаленькие, а я на скамейке сижу. Так эта мысль порой бесила... Но сдерживал себя, продолжал работать, стиснув зубы, и как-то само собой получилось, что начал регулярно попадать в состав, забивать. Перетерпел.

– К помощи психолога не прибегали?

– Нет, зачем? У меня нервы – как стальные канаты!

– Прямо цитата из сериала «Бригада».

– Ага! Так и есть.

ИГРА ПОКА ХРОМАЕТ, НО ПРОБЛЕСКИ ЕСТЬ

– Питерские болельщики очень требовательные. Выдал «Зенит» трехматчевую победную серию, а все равно раздаются голоса: мол, играет команда чересчур бледно.

– Ну так и действительно игра пока хромает. Но сейчас главное – очки набирать, а игра придет. Для меня вообще, честно говоря, все равно – красиво играть, некрасиво, главное – побеждать. Хотя проблески видны, это радует. В Томске стеночки какие-то уже пошли, стало быть, взаимопонимание начало появляться, да и гол мы забили после передачи с фланга.

– Вы сейчас единственный чистый форвард в обойме «Зенита», наконечник копья. Вам как удобнее играть? Выдвинутым на острие или в паре с партнером? С Аршавиным, к примеру?

– Наконечник наконечником, а без партнеров все-таки тяжеловато. С тем же Аршавиным пока явно с полувзгляда друг друга не понимаем, но постепенно ситуация улучшается. Хотя у меня и к себе вопросы есть. Вот с моим немаленьким в общем-то ростом (183 см. – Прим. ред.) я еще ни одного гола головой не забил.

– А почему?

– Не знаю. И не сказать, что плохо навешивают. Плохо бью, наверное. Но на тренировках работаю над этим с Кором Потом (помощником Дика Адвоката. – Прим. ред.): он мне руками на голову набрасывает, а я бью – оттачиваю.

ЖАЛЕЮ О СВОИХ СЛОВАХ ПОСЛЕ «СПАРТАКА»

– К требованиям Адвоката уже привыкли?

– Тренировки Адвоката очень похожи на занятия Хиддинка, поэтому привыкал я в сборной, а в «Зените» ничего принципиально нового не встретил.

– Можно сказать, что в лице Адвоката вы нашли «своего» тренера?

– Так громко я бы пока не стал говорить. Вот про Петракова могу сказать: он – «мой» тренер.

– Кстати, Валерий Юрьевич в интервью «Советскому спорту» сказал, что самый лучший способ не наговорить после матча лишнего – давать пресс-конференции хотя бы через полчаса, как игра закончилась. К общению футболистов в микст-зоне это тоже относится?

– После матча пока помоемся, пока оденемся, минут 30 как раз и проходит. Достаточно времени, чтобы эмоции улеглись. Кому-то, правда, и этого мало, – Павел виновато улыбается.

– Жалеете о своих словах после матча со «Спартаком»?

– Жалею. С матом явно переборщил, да и перед судьями неудобно.

– Вы еще в раздевалке решили, что сделаете такое заявление, или все получилось спонтанно?

– В раздевалке решил. Все ребята после матча обсуждали судейство, смотрели этот смешной пенальти на Прудникове.

– Как отреагировали на решение КДК?

– Я удовлетворен им. В Томске сыграл, да и вообще хорошо, что не придется пропускать игры чемпионата. Другое дело, что штраф, конечно, слишком большой. Я не помню, чтобы КДК выписывал кому-то наказание больше 100 тысяч рублей. А тут – 250! Ну и когда прочитал в газете, что со следующего года все стадии Кубка будут состоять из одного матча, тоже расстроился. Я-то надеялся, что пропущу только 1/16 и 1/8, а так, получается, только в финале смогу сыграть.

– Кстати, давний болельщик «Зенита» Михаил Боярский поддержал вас и сказал, что после матча вы просто процитировали современную литературу, которая переполнена нецензурными выражениями.

– Ну да в суровом мате – красота русского языка, – смеется Павел.

– В клубе вас оштрафовали?

– Да. Но там сумма была поменьше той, что назначили в КДК.

– С кем-то из спартаковцев созванивались после того матча?

– С Павлюченко. Сухину мы не обсуждали. Рома только сказал, что зря я сорвался, потому что это все обернется против меня. Так в принципе и получилось.

В ДЕТСТВЕ НЕ ЗНАЛ, ЧТО ТАКОЕ МАТ

– Как обустроились в Петербурге?

– Снимаю коттедж недалеко от базы, рядом многие наши легионеры живут. Внутри дома, правда, обстановка простая, без прибамбасов. Я вот у Максимова был – так это просто не сравнить. У него дорогой ремонт, шикарная мебель. Но я к роскоши не стремлюсь.

– Куда уже успели сходить с супругой?

– В Исаакиевском соборе были, забрались на колоннаду и посмотрели на город сверху. Еще ходили в Спас на Крови. Пока все. С маленьким ребенком тяжело куда-то выбираться.

– К городу привыкли уже?

– В принципе да. Одна проблема – от дома могу доехать только до базы и до отеля, куда мы садимся на предматчевый карантин. В центр поеду – обязательно заблужусь.

– До переезда в Питер какие фильмы о городе смотрели?

– «Бандитский Петербург».

– И как Петербург? На самом деле бандитский?

– Да нет вроде. Из машины по крайней мере пока не выкидывали.

– Типун вам на язык!

– Да уж, – Погребняк сплевывает через левое плечо и трижды стучит по деревянному столу. – Слышал, что у нескольких моих одноклубников машины угнали. Или вот еще случай: недавно в подвале солярия возле моего дома труп нашли.

– Какой еще труп?!

– Да не знаю даже. Маша (гражданская жена Павла. – Прим. ред.) рассказывала, она его видела.

– Последнее время вы на виду – и за словом в карман не лезете, и забиваете регулярно за солидный клуб, который боготворят в городе. «Звездняк» не поймаете?

– Нет. Я как был скромным обычным парнем, так им и останусь. Родительское воспитание сказывается. Отец меня держал в ежовых рукавицах. На горох, конечно, не ставил, но в углу в детстве приходилось постоять. За двойки в основном.

– А за мат?

– Да вы что! Я когда в школе учился, не знал даже, что это такое.

ФАЙЕРЫ МЕНЯ ЗАВОДЯТ

– Что пожелаете болельщикам «Зенита»?

– Если честно, мне очень нравится, когда они жгут файеры, устраивают всякие красочные дымовые шоу. Пускай даже иногда приходится игру на несколько минут остановить, – меня это только дополнительно заводит. Так что пусть побольше файеров на стадион приносят!

На исходе интервью, которое продолжалось больше часа, мы предлагаем Павлу заполнить традиционную анкету про «любимое». Уверенно и без заминки заполняя все графы, форвард долго размышляет только над пунктом «Любимая страна».

– Мне две страны нравятся. Но напишу «Англия» – здесь не поймут, а Россию назову – Алекс Фергюсон (главный тренер «Манчестер Юнайтед». – Прим. ред.) обидится, – Павел хитро улыбается...

Владислав БЕЛЯКОВ, Андрей ЛЯЛИН. «Советский спорт», 08.05.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru