Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2007

НОВОСТИ

В ИСТОРИЮ НЕ ВОШЛИ. НО И НЕ ВЛЯПАЛИСЬ

90 МИНУТ ДРОЖИ

В историю нам войти не удалось. За свою 13-летнюю бурную жизнь, включившую бронзу ЧМ-98, сборная Хорватии до 6 июня провела на своем поле 32 отборочных матча чемпионатов мира и Европы, из которых 23 выиграла и девять свела вничью. Она никогда не проигрывала дома! Ни-ког-да! Тем, кто непременно начнет сейчас ныть по поводу натужной игры сборной России, я в ответ приведу эту статистику. С какой стати героем - покорителем неприступного хорватского бастиона должно было стать скромное российское воинство, ни разу не проходившее дальше группового этапа мировых и европейских первенств?

На днях я беседовал с главным тренером "Шинника" Сергеем Юраном, который в будущем даже не мечтает, а ставит перед собой цель возглавить национальную команду. И один из лучших наших форвардов 90-х высказал парадоксальную мысль: "Хиддинк - Специалист с большой буквы, но, мне кажется, в Россию он пришел не вовремя. Нынешний подбор футболистов, полагаю, не соответствует такому тренеру, а вот лет через 4 - 5, когда подрастет поколение, воспитывавшееся в более благополучное время для детского футбола, приглашать специалиста уровня Хиддинка будет куда эффективнее".

Суждение, конечно, дискуссионное - без Хиддинка мы вообще, вероятнее всего, свалились бы в черную дыру третьей европейской корзины. И делать столь тотальную ставку на молодежь (то есть на будущее слегка даже в ущерб настоящему) ни один отечественный тренер не рискнул бы - а значит, польза от работы голландца уже очевидна. Но в чем Юран прав безоговорочно - матч в Загребе лишний раз подчеркнул, что с кудесниками мяча у нас нынче туговато. Да, ничью выцарапали, вот только гордости и удовольствия от игры команды и отдельных футболистов, признаемся, не испытали. Хотя конец сезона у соперников позволял рассчитывать, что уж по крайней мере полного превосходства у них не будет.

Но в итоге получились 90 минут дрожи, напряжения и страха - но не радости, которую должны дарить большие мастера. Но что тут скажешь, если "других писателей у товарища Сталина для вас нет". Хиддинк до игры рассуждал: "В Загребе поймем, насколько далеко вперед мы продвинулись". Матч показал: продвинулись, но не так далеко, как мы сами себя пытались убедить. Хотя я так и не понял, чем же так страшен этот демонизированный "Максимир" - взять хотя бы беговые дорожки, отодвигающие трибуны на солидное расстояние от поля. Стадион как стадион, публика как публика - страстная, конечно, но не беспредельная вроде турецкой. Вот что значит 13 лет не проигрывать - любую ауру себе навоображаешь!

На "Максимире" нам не удалось войти в историю, зато удалось в нее не вляпаться. А в данном случае это было гораздо важнее. Хорватия действительно выглядела солиднее России и в Загребе, и девять месяцев назад в Москве - и ваш корреспондент как ярый враг принципа "игра забывается, результат остается" ни в коем случае не закрывает на это глаза. Но бывают матчи, когда ради "мусорных" 0:0 можно закрыть глаза на попранное эстетическое чувство. В Загребе был именно такой матч.

Проиграй мы - и в двух матчах с Англией непременно надо было бы брать больше трех очков. Лучше, конечно, сделать это и сейчас - но определенное стратегическое преимущество перед родоначальниками футбола у нас есть. Если и мы, и британцы выиграем все оставшиеся встречи, а в очных поединках очки разделим, - то Россия окажется выше. Иными словами, ничья 12 сентября на "Уэмбли" нас устроит, но даже и поражение не станет фатальным. Впрочем, вся эта игра цифрами станет актуальной только в том случае, если в ноябре мы на выезде победим Израиль. А тот как-то уж очень не хочет к предпоследнему туру лишаться шансов на попадание в Австрию и Швейцарию.

Славен Билич может сколько угодно восклицать: "Это наша лучшая игра в отборочном цикле!" Кстати, я сильно сомневаюсь, что он сам в это верит, вспоминая действительно впечатляющую победу хорватов на "Максимире" над англичанами. Факт, что у Хорватии в семи матчах всего две ничьи, и обе - с Россией. Хиддинку каким-то образом удается не проигрывать даже проигрышные матчи. На турнирной дистанции это качество - бесценное.

БЫСТРОВ - ЖЕРТВА СХЕМЫ

За сутки до матча я разговаривал с Сергеем Овчинниковым. И спросил харизматического вратаря: "Как ощущение - Малафеев сдюжит?"

- Думаю, да, - ответил Овчинников. - Это может показаться парадоксом, но отсутствие Акинфеева за спиной способно психологически повлиять на тройку армейских защитников в... лучшую сторону. Они будут сконцентрированы до предела каждую секунду, тогда как при Акинфееве порой могут позволить себе какую-то вольность - подсознательно думая, что Игорь все равно выручит. Нечто подобное произошло в наших стыковых матчах с Уэльсом в 2003 году, когда меня дисквалифицировали на ответную игру, вышел Малафеев - и защитники сыграли сверхвнимательно.

Овчинников оказался прав только отчасти. Малафеев в целом сдюжил, хотя и показал пару раз неуверенность на выходах. Но из защитников безупречен был только скала Игнашевич, во многом благодаря которому мы и не проиграли. Алексей Березуцкий ошибался, однако ниже определенного уровня не опустился.

А вот что произошло с Василием Березуцким - непонятно. Надежный обычно защитник, с богатым уже опытом "поплыл" с первых же минут, два раза подряд поскользнувшись и подарив мяч сопернику. Может, бутсы неправильно подобрал? Ошибок пять в его исполнении для матча такого уровня и важности были недопустимыми. Если бы матч с хорватами проходил сразу после его двухматчевой дисквалификации, хотя бы какое-то логическое объяснение провалу можно было найти. Но Василий успел провести отличный матч с "Зенитом", а потом сыграл с Андоррой. Не найдя внешних объяснений, сойдемся на том, что это был "не его день". Хочется надеяться, что игрок понимает: таких дней основной защитник может себе позволить не более одного.

Еще одно объяснение можно было бы найти, если бы Хиддинк перестроил схему игры в обороне. По этому поводу до матча, узнав стартовый состав, я испытывал серьезные опасения. Весь цикл играть по схеме 3-5-2 - и вдруг перейти на модель с четырьмя защитниками! Те же Березуцкие-то с Игнашевичем так давным-давно не играли.

Но оказалось, что ничего Хиддинк не перестроил. Анюков занял место правого "бровочника", в предыдущих матчах оккупированное Быстровым, - и степень давления хорватов показала, что решение это было правильным. Главным пострадавшим в этой ситуации оказался сам Быстров. Его передвинули на место правого инсайда, где он не нашел себя вовсе. Все-таки по игровому мышлению спартаковец - классический край. Оказавшись в центре, он заметно теряется. К концу первого часа игры тренер убедился в этом окончательно - и Быстрова заменил. Вопрос в том, нужен ли он был на такой позиции вообще. И не смотрелся бы там органичнее, допустим, Зырянов, привычный к ней и по "Зениту", и по сборной.

По хиддинковской схеме инсайды - ключевые фигуры в организации контригры. А ее не было. И помимо растерянности Быстрова главной причиной этого стала травма Билялетдинова. Игрока, которого Сергей Юран в разговоре со мной назвал своим любимым футболистом сборной и добавил: "Если он будет прогрессировать такими же темпами, то может стать европейской звездой. Он всегда играет с полной самоотдачей, выплескивает себя на поле без остатка".

С этой травмой, как выяснилось, не все так просто. За день до матча я разговаривал с представителями "Локомотива", и они поведали вот какую историю. По их словам, врачи клуба попросили своих коллег из сборной, чтобы Билялетдинову, Сычеву и Ефимову дали лишние сутки на восстановление после 120 минут финала Кубка России, проведенного в жару на лужниковской синтетике. Но этого сделано не было, вместо 72 часов локомотивцы отдыхали 50, что в случае с Билялетдиновым и дало о себе знать. Тем более что молодой хавбек, находящийся в отличной форме, и сам рвался тренироваться на полную мощь.

Не собираюсь в этой истории адресовать кому-то упреки. Это рабочая ситуация. Но говорит она о том, насколько важна на таком уровне каждая деталь. Где-то что-то упустили, не рассчитали - и из механизма сборной выпала важнейшая деталь, заменить которую было невозможно. Кстати, разговоры о том, что появление Билялетдинова на "Максимире" определится в последний момент, были, похоже, блефом нашего штаба. Еще за день до матча представители "Локо" сказали мне, что хавбек не будет играть со стопроцентной вероятностью. Более того, ему нужно еще три-четыре дня на восстановление, и даже выход Билялетдинова на игру с "Зенитом" в понедельник находится пока под вопросом.

БИТАЯ СТАВКА НА АРШАВИНА

Признаться, после матча с Андоррой я с недоумением читал в прессе убийственные комментарии, посвященные игре Андрея Аршавина. Да, у него совсем не шел дриблинг - но в той игре он по крайней мере старался постоянно обострять игру передачами вразрез, и нередко они получались. Не забитый с линии вратарской гол выглядел, конечно, верхом легкомыслия, да и беззаботный смех Аршавина после этого промаха был, пожалуй, не лучшей реакцией, но это в любом случае были частности. Пусть у капитана сборной многое не получалось - однако в отличие, скажем, от матча ЦСКА - "Зенит" он хотел играть.

Будь иначе, Хиддинк наверняка предпочел бы выпустить в стартовом составе на "Максимире" находящегося в гораздо лучшей форме Сычева. Но в среду тренер Аршавину в доверии не отказал - и, видимо, прогадал. Если его партнер по атаке Кержаков без устали барражировал от одного фланга к другому, пытаясь найти хоть какие-то зоны для открываний, то об Аршавине впору было давать объявление в газету: "Пропал без вести".

Хиддинк тем не менее верил в капитана до конца. Только этим можно объяснить, что заменил на Сычева не его, а Кержакова. При том что форвард "Севильи" по крайней мере внешне выглядел к тому моменту свежачком, а крупный телевизионный план пылающего всеми красками Аршавина показывал, что у игрока, вроде бы не блиставшего неутомимостью, едва ли не язык наружу вываливается. Но на поле он остался.

Видимо, прошлогодний образ Аршавина, который несколько раз солировал в важнейших моментах матчей (вспомнить хотя бы голы Израилю и в Скопье), все еще довлел над голландским специалистом и не позволил ему объективно оценить нынешнюю удручающую форму зенитовца. Которую не спасали бутсы любой расцветки - за матч в Загребе Аршавин успел поиграть в желтой, белой и черной обуви!

На протяжении всего матча у меня возникали ассоциации с отборочным матчем ЧМ-2002 Югославия - Россия, состоявшимся в Белграде весной 2001 года. Сербы тогда тоже весь матч давили, но ближе к концу прострел Гусева нашел в штрафной хозяев Бесчастных. И форвард, который в тот момент сидел в глухом запасе в "Расинге", забил, возможно, решающий для выхода на чемпионат мира мяч. Бесчастных оказался способен на запредельное усилие, несмотря на большие клубные проблемы, с которыми нынешние аршавинские в "Зените" не идут ни в какое сравнение. Он играет в своей стране, в родном городе, постоянно выходит в стартовом составе, у него самый большой из российских футболистов контракт. Мы знаем, на что он способен, а потому и требовать имеем право от него по максимуму.

Аршавин - большой талант. Но он родился и живет в России. А тот же Хиддинк уже имел не одну возможность убедиться, что одним из основных качеств почти любого российского футболиста является нестабильность. Проснулся он с ощущением куража - ждите шоу. Встал с другой ноги - как ни ищи на поле, не увидишь.

Когда я в 16 лет начинал репортерскую карьеру, у меня было порочное представление, что журналист для создания сильного материала должен сидеть и ждать вдохновения. Старшие товарищи посоветовали это слово из лексикона вычеркнуть. Потому что к профессионалу, когда он садится за пишущую машинку (теперь - за компьютер), вдохновение должно приходить автоматически, в любое время дня и ночи.

Так же, на мой взгляд, должно быть и у футболистов, которые, как и спортивные журналисты, имеют счастливую возможность заниматься любимым делом, за которое еще и деньги платят. Они не имеют права ждать, как у моря погоды, Его Величества Куража. Этот кураж должен приходить к ним вместе с адреналином, в ту самую секунду, когда они выходят из подтрибунного помещения и видят болельщиков.

А в Загребе был тяжелый труд, которым наша команда "накопала" ничью. Хорошо, что усилия не пропали даром. Но Хиддинк-то с его достижениями прекрасно понимает: чтобы встать на следующую ступень и что-то весомое выиграть, одних шахтеров и металлургов недостаточно. Нужны поэты - причем не прозябающие в глухой тоске, а зажигающие своим глаголом толпу. А потому особенно велик спрос с тех, кто таким даром наделен. Помните об этом, капитан сборной России Андрей Аршавин!

Игорь РАБИНЕР. «Спорт-Экспресс», 08.06.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru