Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2007

НОВОСТИ

ОЛЕГ ПРОТАСОВ: ПРОШЛЫМ НЕ ЖИВУ, НО ПОМНЮ МНОГОЕ

Олег Протасов

В середине 80-х прошлого столетия он считался преемником бомбардирской славы Олега Блохина. Но стать обладателем «Золотого мяча» уроженцу Днепропетровска Олегу Протасову, в отличие от своего тезки, так и не удалось. Сверкнув кометой в «Днепре» и сборной СССР и став лучшим футболистом чемпионата 1987 года, молодой форвард не погас, но несколько потускнел в киевском «Динамо», а в 26 лет удивил многих, отправившись искать свое футбольное счастье на далеко не элитных по европейским меркам полях Древней Эллады. После «Олимпиакоса» последовала не слишком продолжительная командировка в Страну восходящего солнца. Вернувшись в Грецию, он, по большому счету, уже доигрывал.

Свою следующую страничку Олег Протасов начал уже на тренерской стезе. Начал феерически, из простого селекционера прыгнув в кресло главного тренера «Олимпиакоса», с которым выиграл золотые медали первенства и играл в Лиге чемпионов. Затем в его карьере были киприотский АЕЛ и румынский «Стяуа», а последние полтора года 43-летний специалист работает в «Днепре». Оправдает ли он щедро выданные авансы уже как наставник, мы узнаем в ближайшие годы.

ПОСЛЕДНИЙ МАТЧ ЛОБАНОВСКОГО

— Олег, изрядно поколесив по миру, вы вернулись в Днепропетровск. Что удивило в Украине?

— В футбольном аспекте — первая же тренировка в «Днепре». Ребята без разговоров выстроились в шеренгу. Я был ошарашен. Сказал: «Вы не в армии, а я не старшина». До сих пор сказывается давление системы, существовавшей в СССР. К зеркалу подойти — стыдно, намазать волосы гелем — тем паче. Хотя вспоминаю киевское «Динамо» и сборную СССР: мы тогда были еще более закомплексованными. Самыми раскованными среди нас числились Ваня Яремчук и Вася Рац.

— Сейчас по тому, советскому, времени не испытываете ностальгии?

— Прошлым не живу, но помню многое. И «Днепр», и «Динамо», и сборную СССР. Два чемпионата мира, которые стали для нас турнирами нереализованных надежд. В Мексику меня взяли, как я думаю, больше за заслуги в отборочном турнире. Ведь тот сезон я отыграл буквально на уколах. Меня замучила травма — паховые кольца. Сейчас ее лечат без проблем. Тогда же я буквально не знал, что мне делать. Врачи пробовали все. Но ничего не помогало. Я мучился месяц за месяцем, не мог тренироваться в полную силу. Однако, отправившись на мундиаль, все равно надеялся, что все-таки смогу помочь сборной.

— Следующий чемпионат мира — в Италии стал последним для сборной СССР. По составу команда Лобановского смотрелась прилично, но своей игрой и результатом так и не впечатлила.

— К тому времени некоторые ребята уже играли в клубах Западной Европы. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Они уже знали, что сколько стоит. Поэтому возникли некоторые сложности с премиальными, которые мы должны были получить за выход в финальную часть чемпионата мира. Это не могло не сказаться на игре сборной. Да и на первый поединок с румынами мы выходили какие-то вялые, с тяжелыми ногами. К тому же судьи в матчах с теми же румынами и аргентинцами нам, мягко говоря, уж никак не благоволили. В итоге перед игрой с Камеруном у нас оставались только теоретические шансы. Но во встрече с подопечными Валерия Непомнящего мы свою задачу выполнили — забили четыре безответных гола. До матча с африканцами поговаривали, что руководство сборной договорилось с Непомнящим и камерунцы не будут сильно сопротивляться. Все это было ерундой — Роже Милла и компания косили нас во время игры, как траву. Когда я забил первый гол, побежал в ворота забирать мяч — хотел его побыстрее отнести на середину поля. Так мне один камерунский защитник как зарядил по ноге!.. Боль была адская, даже на миг потемнело в глазах. К слову, тот матч, по-моему, был последним под руководством Валерия Лобановского. Мы сделали все что могли, но на тот момент от сборной СССР уже зависело не многое. А ведь отправлялись в Италию с большими надеждами на успешное выступление. Половина ребят думала после мундиаля заключить выгодные контракты и отправиться покорять Европу. В итоге же ЧМ-90 стал для парней турниром нереализованных надежд.

АЗИАТСКИЙ КЛОНДАЙК

— А уже в сентябре в расцвете сил вы отправились в заурядный по европейским меркам греческий «Олимпиакос». Что — не было более заманчивых вариантов?

— Шел разговор про итальянскую «Фиорентину», но там нужно было подождать. Я же ждать не захотел. Время тогда было такое — все стремились уехать побыстрее. Тем более что выступать я там должен был вместе со своим другом Геной Литовченко, а тренировал «Олимпиакос» Олег Блохин.

— Кстати об Олеге Владимировиче. Тренер Блохин 17-летней давности и нынешний сильно изменился?

— Сейчас я с Олегом Владимировичем общаюсь нечасто — по представителям «Днепра» в сборной Украины обычно контактирую с его помощником Андреем Балем. В «Олимпиакосе» Блохин был демократичным наставником. Многое брал на вооружение из методик Валерия Лобановского. Сейчас он уже выработал свои собственные методики.

В принципе, не думаю, что ныне стоит делать акцент на подобных сравнениях. Сегодня Блохин такой тренер, какой нужен команде. При всех своих плюсах и минусах, он добивается результата. И результат у него выходит даже больший, чем он обещал. Вот это главное.

— Вы в качестве тренера «Олимпиакоса» выиграли чемпионат Греции, а почему это не удалось сделать в вашу бытность игроком афинского клуба?

— Просто тогдашнее руководство клуба не было увлечено идеей победы во внутреннем первенстве. В один из моментов «Олимпиакос» был брошен буквально на произвол судьбы — нас прессовали судьи. Хотя команда была неплохая. А затем появились проблемы с деньгами, с выплатами легионерам зарплат.

— Удивительно, ведь в разговоре с автором этих строк тогдашний президент киевского «Динамо» Виктор Безверхий как-то обмолвился, что сумма трансфера Олега Протасова из «Динамо» в «Олимпиакос» в сентябре 1990 года составляла 9 миллионов долларов — на тот момент едва ли не мировой рекорд!

— Дело в том, что только год назад закончилось разбирательство по моему трансферу. Там было далеко не все чисто и прозрачно.

— В 1994 году вы оказались в японской «Гамбе Осаке». И на собственной презентации заявили, что будете в Стране восходящего солнца штамповать по 25 голов за сезон. Сами-то в это верили?

— Если честно, то менеджер убедил меня это сказать. Нужно было поднять ажиотаж вокруг моего имени — сейчас это называется пиаром. Я сказал. Забил 26. Правда, за два сезона — аккурат по 13 в каждом. В целом о том этапе карьеры впечатления остались неплохие. Тогда в Японии был бум футбола. Понравились и местные порядки — поезда и самолеты уходили и приходили секунда в секунду по расписанию. Запомнилось, что японцы всегда пропускали вперед в лифте или возле двери магазина. Зарплата платилась 25-го числа каждого месяца — не задерживали ни на день. Контраст с Грецией в этом плане был весьма резкий. Домик мне азиаты очень красивый предоставили.

На домашних поединках «Гамбы» практически всегда был полный стадион — приходило по 25 тысяч зрителей. Да и в компании с Сергеем Алейниковым и Ахриком Цвейбой, также выступавшими за «Гамбу Осаку», мне было веселее. А суши я так полюбил, что потом в Греции и сейчас в Украине минимум раз в неделю отправляюсь в суши-бар.

— Почему же из этого азиатского Клондайка вернулись в Европу?

— Я вам еще не успел рассказать о другой стороне медали. Климат там был суровым: летом сумасшедшая жара, зимой — пронизывающий холод. Плюс незнакомая языковая среда все равно давала о себе знать. Первый год вообще был сложным. Потом, когда родился Никита, мы полетели в Грецию. Все 14 часов в самолете младенец капризничал. Да и мне захотелось еще раз окунуться в европейский футбол.

«ПРОТАСОВ-КЛАБ»

— Свою тренерскую деятельность вы также начали в Греции. Помните полгода, проведенные в скромной «Верии»?

— Не скажу, что у меня там все сложилось. Ларчик неудач открывался просто — у руководства клуба был конфликт с местной федерацией. Я же оказался меж двух огней. Когда разобрался в ситуации, понял, что мне на посту наставника делать нечего. Собрал вещи и поехал домой.

— А в «Олимпиакосе» вы оказались благодаря своей успешной игровой карьере в этом клубе?

— В том числе. «Олимпиакос» — первая зарубежная команда, оставившая самый сильный след в моей жизни. В Греции за нее болеет полстраны. Там не принято разбрасываться своими симпатиями — с рождения до смерти ты должен отождествлять себя с одной командой. Так вот если взять эту точку зрения за основу, то в Греции я — «Олимпиакос».

— После «Олимпиакоса» вы возглавили скромный киприотский АЕЛ из Лимассола. Потом не сожалели о принятом решении?

— Нет. Хотя АЕЛ действительно был полулюбительской командой со своими проблемами. Некоторые игроки на тренировки прибегали прямо из офиса. Среди ребят были полицейские и почтальоны. Но в том, что я сейчас возглавляю «Днепр», есть толика заслуги моего кипрского периода. Один из знакомых киприотов знал генерального директора «Стяуа». И когда клубу из Бухареста потребовался новый тренер, он порекомендовал меня. В «Стяуа» у меня вообще был хороший этап карьеры. А затем на горизонте возник «Днепр». Так что в этой жизни никогда не знаешь, как все обернется.

— «Днепр» вы тренируете уже полтора года. Когда испытываете сложности с вверенной вам командой?

— Когда подопечные возвращаются после игр за свои сборные. В разном физическом и психологическом состоянии. Например, сборная Украины выиграла, сборная Белоруссии сыграла вничью, а сборная Грузии проиграла. Соответственно, в Днепропетровск футболисты возвращаются в различном эмоциональном тонусе. Кто-то приехал, а собственные мысли оставил в расположении своей сборной. Вот и приходится ему их возвращать и приводить команду в нужный ритм.

— Не пора ли вам перевезти из Греции свою семью?

— Наверное, пора — в конце лета родные приезжают в Украину. Пусть детям первое время будет нелегко, но к этому шагу я уже готов. Кстати, интересная ситуация получается: мой старший сын 12-летний Никита родился в Японии, всю свою сознательную жизнь прожил в Греции, там же родился и воспитывался 8-летний Илья. И вот теперь они вместе с супругой Наташей переедут в Украину.

— А кто же будет приглядывать за собственностью Олега Протасова в Греции — роскошным трехэтажным особняком под Афинами и «Протасов-клабом»?

— За «Протасов-клаб» не волнуйтесь — у него есть квалифицированный директор. Напомню, свою футбольную школу в Греции с парой полей с искусственным покрытием я открыл после завершения активной карьеры. Набрали 120 ребят со всей округи, организовали команды по возрастам. Учил детей футболу и получал от этого удовольствие. А по вечерам сдавал поля в аренду любительским коллективам, которые проводили на них всевозможные турниры. Это уже был маленький бизнес.

— Правда, что, после того как Греция вошла в Евросоюз, ваш маленький бизнес пошатнулся?

— В стране действительно были резко взвинчены цены на бензин и продукты. Больше всего это ударило по среднему классу — он просто уменьшился. Произошло разделение между богатыми и бедными. Богатых стало больше, бедных — гораздо больше. Соответственно, когда жизнь резко подорожала, многим грекам стало не до развлечений. Некоторые подобные клубы закрылись (их было очень много). Сократился наплыв команд, арендовавших поля, и у меня.

ВЕРА В ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ДУШ

— От такого развития событий и стресс не мудрено получить. Вы, к слову, стрессы часто снимаете алкоголем?

— Нет, но употребить иногда могу себе позволить. Люблю пиво. А со своим тестем, известным футбольным тренером Евгением Филипповичем Лемешко, можем опрокинуть по паре стопок водочки. После чего он мне часами рассказывает футбольные, и не только, байки. Тесть — настоящий кладезь историй.

— Сейчас вы думаете на греческом или на русском языке?

— На русском. С ним проблема возникает только тогда, когда возвращаюсь из Греции, — требуется какое-то время, чтобы плавно войти в русскоговорящую среду. И точно так же обстоит дело с греческим — после возвращения из Украины несколько дней испытываю небольшие сложности в общении с греками.

— Хотелось бы, чтобы вы сравнили, насколько актуальны проблемы судейства в греческом, румынском и украинском чемпионатах.

— Скажу за Грецию: раньше эта проблема была более острой. Но несколько лет назад гордиев узел распутал греческий журналист, сумевший записать телефонные разговоры руководителей нескольких команд с представителями Фемиды. Бомба взорвалась, многие понесли заслуженное наказание. И ситуация в этом вопросе изменилась в лучшую сторону. Однако идеальной ее назвать нельзя и сейчас. Может быть, поэтому мне импонируют английские судьи. Они, как и все люди, ошибаются. Но говорить об их предвзятости не приходится.

— В свое время в Китае внутреннее первенство тоже сотрясали судейские скандалы. Но затем местная федерация быстро навела порядок в собственном доме. По словам тренировавшего в Поднебесной украинского специалиста Леонида Колтуна, судьям было официально объявлено: в течение недели сдать в федерацию все взятки, полученные от клубов. Принесли около 3 миллионов юаней. Один рефери не сдал 45 тысяч, так его посадили на десять лет. Говорят, он и умер в тюрьме. А какой рецепт борьбы с судейской предвзятостью в Украине?

— Не боясь показаться наивным и неоригинальным, выскажу свою точку зрения: представителям наших клубов нужно найти в себе силы не предлагать судьям деньги. Тогда проблема исчезнет сама собой. Для этого многим нужно менять свой менталитет.

— Вы ходите в церковь?

— Нет. Хотя с возрастом, наверное, у всех наступают моменты, когда хочется быть поближе к Богу. Однако у меня есть свое собственное восприятие мира и жизни. Факт, что я особой помощи сверху не жду, — самостоятельно стараюсь быть кузнецом собственного счастья.

— Верите в переселение душ?

— По крайней мере, хотел бы, чтобы все это на самом деле существовало. С верой в это легче жить и относиться к смерти.

— Олег, а вы сами себя считаете открытым человеком?

— Безусловно. И, думаю, не в последнюю очередь благодаря этому в рабочих и приятельских отношениях крайне редко довожу дело до крайности. Даже когда поступки людей мне откровенно не нравятся, стараюсь представить себя на их месте и найти им объяснение. И, должен сказать, весьма часто их нахожу. Очень легко судить человека со своей колокольни. А вот войти в его положение — гораздо сложнее. Как мне кажется, возникшие разногласия лучше всего обсуждать с глазу на глаз. Ссоры часто возникают из-за непонимания и недоговоренностей. И нередко проблема оказывается просто раздутой.

Максим РОЗЕНКО, Киев — Днепропетровск. Еженедельник «Футбол», 07.07.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru