Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

 

СБОРНАЯ РОССИИ' 2007

НОВОСТИ

ГЕННАДИЙ ЛИТОВЧЕНКО: НАШЕ ПОКОЛЕНИЕ ЛЕЧИЛИ ЗЕЛЕНКОЙ ДА ЙОДОМ

Геннадий Литовченко

Один из специальных корреспондентов "СЭ", которые завершают тур по Украине, встретился в Киеве со знаменитым футболистом Советского Союза 80-х, а ныне старшим тренером киевского "Динамо-2" Геннадием Литовченко.

Как же я болел за эту команду из 80-х! Вечерами гонял мяч на детской площадке спартаковской базы - а болел за киевское "Динамо" и персонально за Литовченко. Что не мешало знать назубок состав даже киевского дубля. И был я такой не один. Знали бы Бесков со Старостиным, что в ста метрах от главного корпуса творится такое, - наверняка самый высокий забор Тарасовки возник бы лет на пять раньше.

- А вы думаете, у нас в Киеве мало было странных людей, болевших за "Спартак"? - смотрит иронично Литовченко двадцать лет спустя. - Эх, хорошее было время...

Замечательное. А нынешний Киев оказался городом легким и смешливым. В первом же сувенирном магазине на Крещатике наткнулся глазами на магнит оранжево-черных цветов: символика "Шахтера" и портрет Лобановского рядом. Купил, разумеется.

День спустя на тренировке второго состава видел, как работал молодой тренер дубля Калитвинцев, костылем указывая расстановку на поле. Во время двусторонки сам отсел подальше от ворот и корреспонденту "СЭ" посоветовал сделать то же самое: "За качество ударов не отвечаю". А чуть раньше Литовченко, заметив меня у изгороди, предложил не робеть и усаживаться прямо на тренерскую скамейку. И подслушивать все-все секреты. Хоть записывать - никто слова не скажет.

Удивительный город Киев! Не зря болел за него и за Литовченко двадцать лет назад.

САМЫЙ ЖЕСТОКИЙ ПРИЕМ

- Вы, Геннадий Владимирович, недавно обмолвились, что старые травмы не пускают гонять мяч с ветеранами. Так сильно страдаете?

- При этом всю футбольную жизнь прошел без серьезных повреждений - только один раз приключилась беда. Когда уже заканчивал, нашли артроз тазобедренного сустава, кость начала крошиться. Пришлось ставить протез. Вот тогда узнал, что такое настоящая боль - из-за нее и закончил. За нами не так смотрели, как за нынешними футболистами. Прохлопали момент, когда надо было лечить, а потом - только под нож.

- Вы в шортах работаете - и ни одного шрама на ваших ногах не вижу. А Бессонов на днях брючину передо мной приспустил, так у него по шрамам можно географию учить: "Это во Франции порвали, это в Германии оперировали..."

- Так Бессонов вообще парень особенный. Очень своеобразный, душа того "Динамо". У меня шрам только один, несерьезный - память о киевском матче со сборной ГДР. 3:0 выиграли. Знаете, какой прием защитника для меня самым страшным был?

- Какой?

- Готовишься бить, размахиваешься - а защитник под твой замах выставляет шипы. Tы все видишь, а собственную ногу остановить не можешь. У меня даже шишка до сих пор в том месте, куда такой удар приходился.

- Говорят, многие травмы футболистов - из-за скверных врачей.

- Мы на докторов не жаловались, но что лечили нас зеленкой и йодом - факт. И ничего, как-то восстанавливались.

РАЗМЯТЬСЯ ДЛЯ АППЕТИТА

- Последний свой матч помните?

- Сейчас вспомню... Кажется, за одесский "Черноморец". Только понятия не имел, что он последний. Вообще смешно получилось: я совсем уж было завязал с футболом, поиграв в Греции, Австрии и "Борисфене". Поехал отдыхать в Грецию, а моими попутчиками случайно оказались два украинских игрока, они на просмотр в те же края собирались. В команду Блохина. Побегай, говорят, Гена, с нами в двусторонке, разомнись для аппетита.

- Размялись?

- Так размялся, что подошел ко мне кум, грек по национальности. Он дочку крестил, которая у меня в Греции родилась. Не хочешь, говорит, еще поиграть? Отвечаю: какое там играть, у меня нога не разгибается!

- Уговорил?

- Уговорил. На игре, говорит, какие-то киприоты сидели, загорелись меня купить. И купили, чего я совсем не ожидал. Полгода провел в АЕЛ. Так и вернулся в футбол.

- Если вернуться в 1984-й, когда Литовченко признали лучшим футболистом СССР, что изменили бы в собственной жизни?

- Абсолютно ничего. Я прожил в футболе шикарную жизнь.

- Кто был в тот год вашим конкурентом за звание лучшего?

- Демьяненко. И Федя Черенков, кажется.

- Вы уже тогда занятия конспектировали?

- Нет, тогда все в голове откладывалось. У Лобановского и Емеца такие занятия были, что их до смерти не забудешь, никакие блокноты не нужны. Вот в Австрии начал записывать.

- Вы лучше всех знаете, в чем футболист Литовченко был особенным. Не постесняетесь рассказать?

- Понятия не имею. До сих пор гадаю, почему меня в 21 год выбрали капитаном "Днепра". Но я справедливый был, это правда. И не предавал никогда.

ИСПУГАННЫЕ ГОЛЛАНДЦЫ

- К каким матчам из прошлого особенно часто возвращаетесь памятью?

- К игре против Италии в 88-м. Состояние было сумасшедшее, мы просто летали. В нынешней жизни мне таких стрессов, эмоций иногда не хватает. Как и многим. А после финала Райкард сидел на допинг-тесте вместе с Протасовым, рассказывал, как голландцы, посмотрев, что мы с итальянцами сделали, нас боялись. Даже при счете 2:0 неуверенно смотрелись. Да я сам чувствовал, что Голландия со страхом играла.

- Запись того матча у вас осталась?

- Финал я ни разу не пересматривал, а вот кассета с итальянцами у меня была. Потом пропала куда-то, так тот же кум грек нашел греческого фаната, у которого запись сохранилась. Скопировал для меня - правда, комментарий на греческом. Я как-то на ОРТ звонил, чтобы помогли мне некоторые матчи восстановить, но мне сказали, что все старые записи разворовали. Приходится доверяться памяти. Хорошо, некоторые матчи за "Олимпиакос" догадался записать.

- Какие голы особенно приятно снова видеть?

- Те, что издали забивал.

ТЕЛЕВИЗОР ЗА ЧЕМПИОНСТВО

- Если бы на вашем счету лежали огромные деньги, вы все равно занимались бы тем, чем занимаетесь сейчас?

- Понятия не имею. Играли мы по сравнению с нынешними временами за копейки. Но для меня и тогда, и сейчас деньги были на втором плане - есть веши поинтереснее. Стараюсь жить той же жизнью, что и мои футболисты. Приятно чувствовать себя моложе. По мне - не было бы денег вовсе, было бы здорово. Вижу как людей "клинит" на денежных моментах - аж страшно становится.

- К вам часто игроки подходят с денежными темами?

- Редко. Иногда возникают вопросы по премиальным, а со всеми остальными проблемами идут к президенту: контракты он подписывает.

- В "Динамо" вашей молодости все получали одинаково?

- Не знаю - я в "Динамо" денег не получал. Как игрок сборной стоял на ставке в спорткомитете, в Москве. Вот в "Днепре" все получали по-разному, но в команде прекрасно знали суммы. Такие новости в футболе разносятся быстро.

- И кто зарабатывал больше всех?

- Мы с Протасовым. Завод "Южмаш" был настолько могуч, что и с машинами в команде проблем не знали.

- Спасибо Леониду Кучме?

- Наверное, все-таки он тогда директором был. Совсем недавно на чемпионат мира в Германию летели чартером, захожу в самолет - и встречаюсь глазами с Кучмой. Поздоровались, он меня вспомнил.

- Что получили от завода за чемпионство "Днепра"?

- Телевизор "Славутич". До сих пор стоит у родителей, что-то ловит. Но скорее тумбой служит.

- Вы говорили про установки Емеца. Легенды про них складывают.

- До сих пор вспоминаю, как Емец доводил до истерики Колю Павлова - тот просто хохотал, остановиться не мог. Лобановский в этом смысле построже был. А раз приключился случай в "Днепре": Дамин с Надеиным ехали по улице, а на развилке стоял монумент в виде серпа и молота. Так они прямехонько в этот серп и въехали, через клумбу. Весь город на ушах стоял, а Емец на следующий день устроил собрание: "Не думал, что у нас в команде политические есть, на серп и молот покушались..." А когда в Сочи товарищеские игры были у "Металлиста" с "Днепром", Лемешко с Емецем встречались на бровке - и народ о футболе забывал. Только этих двоих слушали - настоящие концерты.

ОРДЕН ОТ ЦЕРКВИ

- Чьи методы у молодых коллег кажутся особенно остроумными? За кем интереснее всего наблюдать?

- За Калитвинцевым. Здорово, что мы бок о бок работаем, приятно общаться. Он больше меня, кстати, ездил по европейским тренерским семинарам. У меня такой возможности не было, работал в клубе и сборной. Мы хорошо друг друга понимаем. Юрий меня крепко удивил, когда вывел сборную своего возраста из группы, в которой оказались Италия с Чехией.

- Лобановский, говорят, на удачу носил большой крест в кармане. Что носите вы?

- Тоже крест, но на груди, не в кармане. Видите, какой необычный? На нем иконки с одной и с другой стороны. Я в эту тему Божью, вник, когда уже закончил с футболом. Часто общаюсь с отцом Петром из Владимирского собора, он мне от имени патриарха даже орден вручил.

- За что?

- "За заслуги перед церковью". Ни у кого из футболистов и тренеров такого нет. Я, когда тренировал молодежную сборную, всегда ее в церковь водил, приобщал к вере. Сам-то в детстве был крещен, а вот Олега Протасова крестил уже взрослым парнем. Мы в "Днепре" играли, что-то долго он не мог забить, и я убедил покреститься. Отвел на исповедь, все как положено.

- Люди к серьезной вере приходят после чего-то. Вы - тоже?

- Правильно. Я работал в "Кривбассе", и на нервной почве пошло сильное раздражение по коже, сыпь. Как ни лечился - не помогало.

- И обратились к Богу?

- Да. Кто-то говорит, что в таких случаях надо просто успокоиться, но этот рецепт не для меня. Когда моя команда играет - переживаю страшно. Спокойнее не стал, но никакой сыпи больше нет в помине. Хоть тогда же был момент - я вообще два года не работал.

- Чем занимались?

- А ничем. Потом пришел в "Динамо", отвечал за интернат, детишек. Контролировал, чтобы никуда из клуба не уходили. Но период, когда бездельничал, был жутким. Уже жена стала говорить: "Давай уезжай куда-нибудь, работай..."

- Таблетки от нервов в вашем тренерском столе появились?

- Нет. Для снятия стресса ничего лучше алкоголя пока не придумали. Только не подумайте, что я напиваюсь до поросячьего визга. Могу месяц вообще к спиртному не притрагиваться. Свое мы уже выпили.

- Говорят, все игроки киевского "Динамо" вашей поры курили. Только вы были исключением.

- Были еще ребята, которые дым не переносили. Рац, Яремчук, Беланов... Но все остальные действительно дымили.

- Кто-то, как Яремчук, заработанное оставлял в казино. Вы этим не увлекались?

- Даже не знаю, как там играть, ей-богу! Заходил пару раз - так за меня кто-то ставил. Баловство. Даже в карты на деньги сроду не играл, хоть молодость на базе прошла. Вот теннисбол обожал да еще фильмы не пропускал. Каждый день в Конча-Заспу что-то новое привозили. У нас свой кинозал был, свой киномеханик. А когда он напивался - Бессонов кино крутил. Весело жили.

- Какую ошибку молодости сегодня ни за что не повторили бы?

- Очень доверчивый и добрый был. В некоторых людях потом разочаровался. Кое-кто исчезал с моими деньгами. Возле футболистов много проходимцев крутилось. Да тот же "Олимпиакос" вспомнить - как меня "кинули"... И смешно, и горько.

- В мировом футболе есть такой большой агент, Пини Захави. Так он как-то сказал: "Мне достаточно услышать голос человека по телефону, чтобы понять, что он собой представляет". Вам - недостаточно?

- Нет, конечно. Я вам больше скажу - наблюдаешь, например, за парнем с мячом. Если он в возрасте, пятнадцати минут достаточно, чтобы понять его возможности. Но с молодыми такая система не работает: у них случаются функциональные провалы на месяц-два.

- Вы за границей стажировались?

- Только в Киеве, здесь же проходил лицензирование. Чтобы ехать стажироваться за границу, надо язык знать, а у меня нет к этому тяги. Правда, греческий освоил - хотя не учил вовсе.

- Горлукович в Германии выгнал учителя немецкого. Сказал: "Я язык лучше выучу, если каждый вечер в пивную буду ходить".

- Вот-вот, отличный способ. Я по пивным не ходил, просто старался с греками больше разговаривать. Потом приехал в Австрию, так со всей командой тренер общался по-немецки, а со мной - на греческом.

АГЕНТЫ - СТРАШНЫЕ ЛЮДИ

- У вас в "Динамо" 80-х отличный, говорят, был коллектив. А в другом звездном составе "Динамо", 75-го года, люди между собой не разговаривали.

- Совершенно верно. Все "Динамо" году к 91-му в полном составе разъехалось. Но, наведываясь в Киев, непременно собирались вместе. Тогда летом никто по Канарам не ездил - все домой стремились. Приезжали в Конча-Заспу, делали плов, пиво пили. Как-то в нашу компанию попал Мунтян, поразился: "Глазам не верю. Понять не могу почему вы такие дружные".

- И ни одного непьющего в "Динамо" не было?

- Были, как ни странно. Яремчук и Рац. Балтача, кажется, не употреблял. Может, я просто не замечал?

- В вашей тренерской биографии были моменты, ставившие вас в тупик?

- Был один - когда меня из ФК "Харькова" внезапно убрали. Только сделал команду набрал молодых ребят, шестеро моих пацанов съездили на Европу и стали там серебряными призерами. Но потом вдруг вызвали: "Ты амбициозный тренер, запросы потянуть не можем". Хотя запросы были смешные. Платили вообще гроши, и просил я всего-навсего купить футболистов. А то детский сад на поле выходил, чуть не вылетели. До этого по своей же доброте ушел из "Металлиста" вслед за этим бизнесменом, Даниловым, который меня уволил. Решили создавать новую команду. И создали... Я в шоке был, конечно. Бог ему судья.

- Во всем доброта виновата?

- Она самая. Да вспомнить хотя бы скандал с греческими деньгами - ведь вполне можно было их получить. По доброте послушал некоторых товарищей - и снова потерял то, что, казалось, "отбили" у "Олимпиакоса".

- Для вас, молодого тренера, кто более серьезная проблема - жены футболистов или их агенты?

- Вот это вы спросили... В союзные времена первой проблемой были жены, это понятно. Но у меня в команде сейчас одна молодежь, почти все неженатые. А в Харькове я жен и детей даже пускал на сборы вместе с игроками. В Алушту, помню, семьями заехали. Вот агенты - страшные люди.

- Почему?

- Большинство работает, понятия не имея ни о каких лицензиях. Они должны о футболистах заботиться, правильно я понимаю?

- Пожалуй.

- А в киевском "Динамо" у некоторых футболистов такие агенты, которые звонят тренеру: "Пойдите, скажите Суркису это и то..." А ты-то, думаю, для чего? За что деньги получаешь? До абсурда доходит. Многие только одно ремесло освоили - снимать проценты с контрактов.

- Много встречали агентов, которых всерьез интересовала судьба футболистов?

- У меня агента не было, но одного такого, интересующегося, встречал в Греции. Тот по-настоящему переживал.

- У многих тренеров тоже есть агенты. А у вас?

- Это смешная история. Сейчас-то понимаю: если ты нормальный тренер - на тебя будет спрос без всяких агентов. Люди станут звонить напрямую. Пригласили же меня в "Динамо" без всякой помощи. Хотя агенты звонили: "Не хочешь туда-то поехать? А туда?" Поддался раз на уговоры, поехал в Россию с одним таким товарищем - якобы на переговоры...

- В какую команду?

- В "Шинник". Так клуб не соизволил даже за проезд заплатить. И я заставил это сделать самого агента. Куда же ты меня везешь, если толком ничего не знаешь?

- Посидели на футболе - и назад?

- Да. С "Торпедо", кажется, играли. Я в таком шоке был, что этому агенту сказал: близко ко мне больше не подходи.

ФАМИЛИЯ В МУЗЕЕ

- На Грецию после обмана с деньгами у вас аллергия не появилась?

- Да вы что! Постоянно туда езжу отдыхать. Недавно Калитвинцев со мной отправился, когда перерыв в чемпионате был. Даже на футбол попали, "Олимпиакос" мне билеты дал в VIP-ложу карточку почетного члена клуба. Зашли в музей команды - там Калитвинцеву фамилию свою показал. Приятная была поездка.

- Удивительно вам такое отношение?

- Еще как удивительно! Года через четыре после того, как завязал с футболом, попал в Грецию. Ночью, после матча "Олимпиакос" - "Реал", мою машину облепили фанаты, расспрашивали о жизни. А я полагал, ни одна живая душа не узнает. Больше скажу: в Греции узнают чаще, чем дома.

- И в тавернах?

- В таверне ко мне подошли недавно: "Вам, как обычно?" Когда-то в это заведение мы часто с женой ходили, оно было недалеко от дома. И не важно, что пятнадцать лет туда не наведывался.

- Миллион в Греции заработали?

- Вы смеетесь, какой миллион?! Мы смешные деньги получали. Гроши. Когда домой вернулся, пришлось машину продавать, чтобы дом достроить. У меня хороший BMW был, в Германии заказывал. Пришлось какое-то время на трамвае ездить.

- Да еще, наверное, и советские сбережения сгорели при реформах.

- Угадали. Все пропало. Батя говорит: "Сними деньги с книжки, хоть мешок картошки купи". А лежало там прилично, тысяч девять рублей. Пять лет копил.

- Проблемы с греческими фанатами в вашей жизни случались?

- Как-то 2:0 вели против слабой команды, а она счет сравняла. Толпа наших фанатов прорвала оцепление, выскочила на поле. Все, думаю, конец нам. Но досталось почему-то соперникам. Как-то неудачная серия приключилась, так фанаты явились на тренировку - кричали, бегали по полю... Неуютно себя чувствовал. Но и подарки от греков в моем доме остались. Кувшинчики симпатичные.

- Самая нелепая тренерская претензия в жизни?

- В том же "Олимпиакосе" работал югослав, хотел места легионеров занять своими соотечественниками. За полгода до окончания контракта устроил нам с Протасовым "сладкую жизнь". Например, вся команда в 11 утра приезжает на тренировку а нас он заставлял бегать с восьми - под присмотром юношеского тренера, который вместе с нами над этим югославом смеялся.

- Еще чему Греция научила?

- Быть осторожным со всякими чеками. Верить нельзя, даже если стоит эмблема "Олимпиакоса". Мне как-то дали такой, так я говорю: "Нет, вы мне выпишите именной, с подписью Коккалиса, президента". Еще тонкость: если в Греции иностранец берет машину, то платит меньше налогов. "Олимпиакос" оформил на меня клубный автомобиль. Так после того как клуб меня с деньгами "кинул", я с адвокатом посоветовался - и машину себе оставил. Как ни пытались греки у меня ее назад забрать. Хоть что-то вырвал.

- Вы там и Андрею Балю, слышал, помогли.

- Да. Когда Израиль бомбить начали, он ко мне в Грецию семью отправил. А семья Чанова жила у Миши Михайлова, тот за "Паниониос" играл.

ДОБРЫЙ ЛОБАНОВСКИЙ

- Говорят, при советской власти Лобановский каждое интервью своего игрока внимательно изучал - и многим потом доставалось за неосторожное слово.

- Чушь! Никогда такого не было. Лобановский ни разу в жизни не вводил обета молчания: что хотите - то и говорите. Сейчас время от времени нелепицы про Валерия Васильевича читаю. Один корреспондент, когда-то близкий к "Динамо", начал вдруг писать: то Лобановский делал неправильно, это, загонял игроков... С годами не приходит спокойствие к утратам - мне Валерия Васильевича до сих пор не хватает.

- Хоть раз сорвавшегося Лобановского видели?

- Никогда. Хотя разок был случай, когда после выходных Беланов носился по полю, а Заваров никак его поймать не мог. Так Лобановский на него осерчал - очень смешно это смотрелось. Валерий Васильевич был очень добрым человеком, хотя со стороны предположить такое было сложно. Вникал в наши жизненные проблемы.

- Например?

- Опять - алкогольная тема. "Динамо" проиграло в Киеве "Порту" - 1:2, а вскоре мы с Протасовым из Днепропетровска приехали готовиться к матчу с ГДР. Некоторые известные футболисты от расстройства прибыли под градусом - и Лобановский, прознав, убрал их с базы. Устроил собрание, Хидиятуллин поднялся: "Ребят можно понять, после такого-то поражения..." Симонян руководил собранием, Лобановский до поры молча наблюдал. Усадили Хидю с его заступничеством, Дасаев встает - говорит то же самое. И ему: "Садись..."

- А дальше?

- А дальше - поднялся нежданно-негаданно Заваров. К Лобановскому повернулся, выдал: "А шо такого, Васильич?! Кто не пьет, тот не играет!"

- Как Лобановский отреагировал?

- Даже приподнялся: "Сядь немедленно! Зайдешь ко мне в кабинет!" Заваров как стоял, так и плюхнулся на стул - он сам не дурак погулять был, просто его не поймали. Потом пересказывал в лицах, какой у них разговор в кабинете Лобановского состоялся. "Это что, Саша, за новая теория: "кто не пьет, тот не играет"?" - "Разве не так, Васильич?" - "Это понятно, но при всех-то зачем?" Я даже не припомню, чтобы кого-то из нас серьезно наказывали.

"ПЯТЬ ПО ТРИСТА"

- Самое тяжелое упражнение Лобановского?

Геннадий Литовченко

- "Семь по пятьдесят", "пять по триста". Челночный бег. И тест Купера, конечно. Как-то в Чокко были на сборах, так Хидиятуллин после тренировки Лобановского пришел в раздевалку лег на массажный стол, руки свесил: "Константин Иванович, я вас люблю!"

- Самый большой нераскрывшийся талант на вашей памяти?

- Леха Еременко, чей сын сейчас в "Сатурне" играет. Данные были сумасшедшие, а как-то потерялся.

- Он до сих пор играет.

- Значит, рано я его в "нераскрывшиеся" записал. Может, еще раскроется.

- За чемпионат Европы вы получили пять тысяч марок. Что купили?

- Дачу в Киеве. На Днепре, в центре города. Бессонов моему примеру последовал. Но потом пришлось продать, когда другой дом строил. Все тогда распродавал: машину, дачу..

- Есть что-то, мешающее назвать себя счастливым?

- Все у меня хорошо - и дома, и на работе. Но, как мы шутим, "куда бы еще этих футболистов деть". Молодежь сменяется, постоянно приходится начинать все заново.

- Самый трогательный момент из жизни старого "Динамо", который чаще всего вспоминаете?

- Заваров, уже игравший в Италии, приехал в Симферополь на матч сборной. Потом все вместе вернулись в Киев, и Сашка говорит: "Пацаны, завтра в 7 утра улетаю, айда ко мне домой, посидим". Нас долго уговаривать не надо. Приезжаем - дети спят, жена на чемоданах. В заваровском холодильнике нашлись только яйца. Я сделал яичницу из десяти яиц. Ели всей командой, аж нагар соскребали. А динамовский автобус стоял под окнами, нас ждал. Наутро на этом же автобусе Заварова и провожать поехали...

Юрий ГОЛЫШАК из Киева. «Спорт-Экспресс», 25.07.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru