Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ДМИТРИЙ ХАРИН: ЕСТЬ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО НАШИ «ПОВОЗЯТ» АНГЛИЧАН

Дмитрий Харин

Уже пятнадцать лет один из самых титулованных футболистов России Дмитрий Харин живет в Англии. С тех пор как в2002 году он завершил игровую карьеру, интервью Дмитрия в российских СМИ появляются очень редко. Немногие читатели знают, чем сейчас живет Харин, где работает, о чем мечтает… Корреспондент «Советского спорта» встретился с вратарем под Лондоном, неподалеку от его дома.

ЧЕЛОВЕК СЛОВА

Уговорить Дмитрия на беседу оказалось сложно. Одному из самых титулованных голкиперов страны, который уже давно живет и работает в Англии, думалось, что в России о нем не помнят. А раз так, то какие могут быть темы для беседы?

Уговаривать пришлось долго – и небезуспешно.

— Разве мало футболистов, которые завершили карьеру и с удовольствием ответили бы на любые вопросы? – по интонации очередного осторожного вопроса Дмитрия уже чувствуется: он почти поверил, что действительно интересен в России.

— Хватает, Дмитрий. Но во-первых, мало кто добивался таких успехов, как вы. А во-вторых, о вас так мало информации в последнее время, что хочется восполнить этот пробел.

— Ну что ж, тогда давайте встретимся. Когда вы хотите? – Харин сдался.

— В ближайшие день-два.

— Договорились. Но у меня условие: перед опубликованием я обязательно должен прочитать интервью.

— Без проблем!

Дмитрий просит оставить номер мобильного телефона и обещает перезвонить на следующий день. В отличие от большинства российских людей от футбола, которые, говоря «перезвоню», банально пытаются от тебя отделаться, Харин на следующий день звонит. Человек слова.

— Приезжайте в гостиницу The Grove. Это в городе Уотфорд, под Лондоном. У меня там дом недалеко, — указывает координаты Дмитрий.

Определяем время – 20.00.

В этом отеле, кстати, живет сборная Англии. Команда Стива Макларена поселилась там перед матчем с Израилем и продолжает подготовку к игре с Россией.

По моим расчетам, добраться до Уотфорда я должен за час. Однако лондонское метро даже после окончания забастовки рабочих продолжает работать с перебоями. В общем, опаздываю на сорок минут. Заблаговременно об этом предупреждаю собеседника и, удивительное дело, не слышу в голосе ноток раздражения.

— Не волнуйтесь, все в порядке. Я вас буду ждать за столиком в баре рядом с администратором.

СЫН БУДЕТ ЖУРНАЛИСТОМ

Первое впечатление при встрече: «Да он еще спокойно может играть!» На глаз у Дмитрия ни грамма лишнего веса. Одет в синие джинсы и модную черную футболку, волосы короткие, аккуратно уложенные. На столе – чашечка кофе и совсем не навороченный мобильный телефон.

— Спасибо, что дождались, — говорю Харину.

— Вам спасибо, что добрались сюда. Мне совсем не хотелось ехать в Лондон, — общение начинается вполне по-европейски, с обмена любезностями.

Договорились, что интервью продлится час. Кто же тогда знал, что мы разговоримся и закончим почти через два?

— В России вы прожили 24 года, в Англии – 15. Какая из стран ближе?

— Они обе одинаково близки. Но я не могу сказать, что «обангличанился». У меня по-прежнему русское мышление. Дома, например, мы разговариваем на русском языке.

— Тем не менее иногда в вашей речи проскакивают английские слова.

— Бывает. Все-таки много общаюсь по-английски. Но это ничего не меняет.

— Возвращение в Москву возможно?

— Знаете, моя родная Москва – это бизнес-сити. А мы живем себе тихонечко под Лондоном и английскую столицу используем только для развлечений: ездим туда с женой по выходным. Нам здесь комфортно. Спокойнее, чем в России. Если возвращаться, то снова придется строить все заново. На данный момент я к этому не готов.

С другой стороны, главное, что меня держит в Англии, – сын и работа. Когда приехали сюда, ребенку было всего два года. Игорь пошел в детский сад, затем – в school (школу. – Прим. ред.). Сейчас заканчивает ее и собирается поступать в университет. В Англии точно буду до тех пор, пока не поставлю его на ноги, пока он сам не начнет зарабатывать на жизнь. А вот после этого, возможно, подумаю и о возвращении в Россию.

— Куда сын хочет поступать?

— Игорь выбрал факультет журналистики. Уже написал несколько… как это по-русски… а, статей! Их опубликовали в журналах, рассказывающих о новинках в мире компьютерных игр.

— Если он здесь с двух лет, то, наверное, скорее англичанин, чем русский.

— Так и есть. На английском языке он говорит без акцента. Русский же у него не так хорош. Не вижу смысла забирать парня в Россию и ломать ему жизнь.

— Футбол – его хобби?

— Нет. Последние четыре года он увлекался баскетболом.

— Нетипичный для Англии вид спорта.

— Да. Просто у него школа американская.

— А чем занимается ваша жена?

— Лилия растила сына, пока он был маленьким, а теперь смотрит за нашим домом.

В РОССИИ ПО ПОЛЮ ПЕРЕДВИГАЮТСЯ ПЕШКОМ

— Гражданином какой страны вы являетесь?

— России. Как и вся моя семья.

— С кем-то из России связь поддерживаете?

— Если не считать родственников, то на регулярной основе – почти ни с кем. Разве что с Сергеем Кирьяковым.

— Как часто приезжаете на родину?

— Обычно раз в год. Но на этот раз не получилось, поскольку у ребенка были экзамены. Жить есть где – квартира осталась за нами.

— За новостями в стране следите?

— Да. Каждый день читаю в Интернете.

— А футбол смотрите?

— Изучаю результаты в газетах, читаю интервью. Но не смотрю. После английской премьер-лиги игры российской смотреть сложно: ощущение, что все передвигаются по полю пешком.

— Что-нибудь может поменяться?

— Безусловно. Ребятам необходимо уезжать в Европу. Я понимаю, что в России сейчас очень хорошо платят и никто не рвется покидать страну. Но если человек хочет расти в профессиональном плане, это надо делать. Тем более после пяти-семи лет игры в России, когда себе на жизнь по сути уже заработал.

Плюс должен измениться менталитет. В Англии, какое бы задание тренер ни давал, футболист выполняет его от «а» до «я». Недавно ездили на сбор на Кипр. Жара – сорок градусов. А у нас двухразовые беговые тренировки. Так никто слова не сказал! В России иначе. Хотя говорят, что подрастает новое поколение, отличающееся от предыдущего. Посмотрим.

ЧЕРЧЕСОВ ЗАНИМАЛСЯ САМОРЕКЛАМОЙ

— Проблем с работой по окончании карьеры не возникало?

— Никаких. Для меня, кстати, важно, что я не звонил людям и не просился на работу. Ко мне обращались и приглашали.

— Предложения из России поступали?

— Да. Года два назад в «Москву» звал Юрий Белоус. Но я ему объяснил то, что уже рассказал вам. Он – умный человек, понял меня.

— На какую должность приглашали?

— Это, как говорится, не для прессы.

— Вы завершили карьеру в 2002 году в «Селтике»…

— …и стал играющим вторым тренером полулюбительского клуба «Хорнчерч». Команда шестой лиги. Ее купил богатый человек и собрал одиннадцать профессионалов. Мы даже вышли в пятый дивизион. Однако затем я потерял с ним взаимопонимание и по окончании сезона ушел в «Лутон». Мне позвонил приятель и сказал, что клубу требуется тренер вратарей. Я ответил, что не буду подписывать соглашения, так как хочу проводить время с семьей. И мне предложили приезжать два раза в неделю. Так я работал полтора года. А затем все же подписал контракт. Уже почти три года в клубе. Договор действует до конца сезона.

— Вы по-прежнему тренер вратарей?

— Формально – да. Но на деле у меня больше функций. Расписываю, например, как мы действуем при стандартах, кто кого опекает, кто куда бежит.

— Каким видите свое тренерское будущее?

— Как карта ляжет. В футболе, сами знаете, нельзя загадывать. Я живу сегодняшним днем.

— Тренерскую лицензию получили?

— Да. На данный момент у меня категория «В». В октябре начнется обучение на «А». Это только в России и на Украине можно сразу PRO получить. Здесь же все очень серьезно.

— За карьерой Станислава Черчесова следите?

— Для чего?

— Все же вместе играли. Затем оба получали тренерскую лицензию за рубежом. Он уже «Спартак» возглавил.

— Известно, как в России становятся тренерами. Читал как-то интервью Титова, который сказал: Стас, мол, сделал конфетку из австрийского аутсайдера. Мне так и хотелось спросить: «Егор, а ты эту конфетку видел?» Уверен, что нет. Ее почти никто не видел. Зато все так говорили. А знаете почему? Потому что Станислав в каждом интервью занимался саморекламой.

Вот Андрей Кобелев – совсем другое дело! Коренной динамовец, долго шел к должности главного тренера. Сначала помогал иностранным и российским тренерам. А когда у них не получалось, вытягивал команду наверх. Сейчас же без больших денежных вливаний держит «Динамо» среди лидеров чемпионата. Вот это я понимаю – тренерская работа!

— Могут подумать, что вы завидуете Черчесову.

— Ни в коем случае. Я доволен тем, что у меня есть. Ведь я мог отказаться от работы в «Лутоне». И как я уже сказал, пока не рвусь в Россию. Просто говорю то, что вижу.

СТАНДАРТЫ – ГЛАВНОЕ ОРУЖИЕ АНГЛИЧАН

— Из нынешнего тренерского штаба сборной России кого-либо знаете?

— Да, Александра Бородюка. Уже звонил ему. Думаю, съезжу в гостиницу сборной России, повидаюсь с ним.

— Мы плавно перешли к теме сборной. Следующий соперник сборной России – Англия. Можно ли верить ее главному тренеру Стиву Макларену?

— Интересный вопрос. Апочему он возник?

— Сэр Бобби Робсон и Тони Адамс жестко покритиковали тренера в прессе за то, что он не поддержал Робинсона после ошибки в матче с Германией. И почти сразу после этого Макларен заявил: Пол остается первым номером сборной. Причем, по словам наставника, решение он принял давно, но не объявлял о нем, чтобы устроить вратарям проверку. И я вот думаю: он правду сказал или просто выкрутился после критики уважаемых людей?

— Думаю, что выкрутился. Макларен находится под очень большим давлением. Люди не поймут, если англичане не попадут в финальную часть чемпионата Европы. Этого никогда не происходило! Поэтому его карьера во многом определится в двух ближайших матчах с россиянами.

— Кстати, правильно ли он сделал, что доверился Робинсону?

— Ближайшие матчи покажут. Но я бы на его месте поставил в ворота Джеймса. Он выносливый, быстрый, стабильно действует на линии и не боится выходить из ворот. Самое главное, у него больше опыта, чем у Робинсона, что может сказаться в ближайших матчах. Бывает, конечно, и он допускает ошибки. Но в прошлом году и начале этого сезона «Портсмут» набирает очки во многом благодаря ему.

Робинсон, на мой взгляд, слишком много весит. Ему бы похудеть. Великолепен на линии, но на выходах играет неуверенно. Что касается Карсона, то он пока как основной вратарь не рассматривается. Он принадлежит «Ливерпулю», однако сейчас голкипер выступает на правах аренды в «Астон Вилле».

— Как будут играть англичане со сборной России?

— Думаю, они с первых минут постараются взять игру под свой контроль, так как понимают: дай русским пространство и свободу – за ними не угонишься. Знаете, у меня все же есть ощущение, что наши «повозят» англичан. Но этого, конечно, мало. Нужно еще забивать, чтобы не получилось, как у «Спартака» с «Селтиком».

Самое опасное оружие англичан – стандартные ситуации. Мне кажется, что они и сами всерьез на них рассчитывают.

— Есть ли оружие на втором этаже против двухметрового Питера Крауча?

— Однозначно! Против него прекрасно сыграл Пуйоль из «Барселоны». Питер прыгает, а Пуйоль не торопится: понимает, что выиграть воздух у него невозможно. Испанец отрывается от земли чуть позже и вступает в борьбу перед самым ударом. Касание легкое, еле заметное, судья не свистнет такое. Зато англичанин теряет баланс и попадает по мячу не тем местом, которым нужно.

— Какой из минусов игры англичан вы бы отметили?

— Отсутствие уверенности. Они давно потеряли свой стиль и часто не знают, как играть. Пытаются демонстрировать европейский футбол, но им не хватает изюминки.

— Прогноз дадите?

— Нет! Но есть чувство, что очко из Лондона мы увезем. А может, и больше. Поле на «Уэмбли» большое. А это именно то, что нужно нашим.

ВСТРЕЧА С ВЕНЕЙБЛСОМ

Выключаю диктофон. Почти двухчасовая беседа пролетает на одном дыхании.

Когда выходим из гостиницы, Дмитрий встречает тренера сборной Англии Терри Венейблса. Они тепло здороваются, и Харин что-то шепчет ему на ухо.

— Пожелал удачи. Но только не в ближайшую среду, — поясняет чуть позже Харин.

Дмитрий предлагает довезти меня до ближайшей станции. Соглашаюсь. Дороги пустые, на асфальте ни одной ямки, но едем мы ровно пятьдесят километров в час.

— Вот мы говорили о возвращении в Россию, — говорит он. – А я вот что скажу: когда моя жена ведет машину, я не боюсь, что какой-нибудь идиот выскочит на красный свет. Тут такого не бывает. А семья для меня, как я уже говорил, самое главное в жизни.

Олег Сокол. «Советский спорт», 11.09.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru