Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ДМИТРИЙ ХОХЛОВ: АДВОКАТ ПЕРЕДО МНОЙ ИЗВИНЯЛСЯ...

Дмитрий Хохлов

Все лишние разговоры мы сразу отмели, договорившись сосредоточиться на актуальном – матче 1-го тура Лиги чемпионов между голландским ПСВ и нашим ЦСКА, что состоится 19 сентября в Эйндховене. Ведь по иронии футбольной судьбы нынешний капитан московского «Динамо» Дмитрий Хохлов в свое время поиграл за обе эти команды.

ВЕТЕР В ГОЛОВЕ

- Говорят, вы до сих пор себя армейцем считаете?

- Что значит – армейцем? Начнем с того, что я вообще-то динамовец сегодня. Ах, в душе… Так это другое дело. Действительно армейский клуб оставил в моей судьбе особый след. По большому счету – это команда, давшая мне путевку в большой футбол. В ЦСКА я состоялся, как футболист, и всегда буду обязан этом клубу.

- Если бы не Александр Федорович Тарханов могли ведь в ЦСКА и не заиграть…

- Мог. До Тарханова команду возглавлял Копейкин, при котором я вообще не играл. Больше того – даже не рассматривался, как игрок основного состава. Дошло до того, что в конце сезона реальным был вариант с моим отъездом в Израиль. Почему именно туда? Не знаю, все тогда в Израиль ехали. Налажена была дорога. В принципе, я уже процентов на девяносто был готов к отъезду. Тогда еще семейный вопрос достаточно остро стоял. Мы ведь с женой первый год раздельно прожили – она в Краснодаре, я в Москве. Перевести семью в столицу - у меня на тот момент такой финансовой возможности не было. А тут еще и первый ребенок родился… Надо было как-то зарабатывать, и я практически решился – еду! Но пришел Тарханов и попросил не торопиться. Его помощник – Назар Самвелович Петросян посмотрел меня в деле и вынес вердикт: «Оставайся, посмотрим, что получится». Остался. Получилось…

- Еще до Тарханова, знаю, вы в самоволку из ЦСКА убегали…

- Это в самом начале было. В семнадцать лет, сразу после окончания школы, меня пригласили в ЦСКА. Ну, как пригласили – уговорили скорее. Гузиков – тогдашний пресс-атташе армейцев у меня четыре дня жил – все о Москве рассказывал. В итоге порешили так: полечу, посмотрю, не понравиться – уеду. Я приехал, мне даже подъемные выдали – пять тысяч рублей, по тем временам неплохие деньги. Но тратить я их не стал – а ну как возвращать придется? Так оно в итоге и получилось – неделю я честно пробыл в столице, а потом вернул Костылеву эти пять тысяч, сел на самолет и улетел обратно в Краснодар. Ветра в голове много было - вовсе решил с футболом закончить. Причины? Из родного города уезжать не хотелось. А главное - расставание с будущей женой тяжело переживал. Нет, о том, чем буду заниматься, в тот момент даже не думал. Приехал домой и сразу на море махнул. К любимой. Просто хотелось быть рядом с Ульяной, видеть ее…

Так прошло лето. А потом оглянулся – все одноклассники при деле – кто учится, кто работает – один я баклуши бью. Настало время принимать решение. А на поле-то тянуло! Да и не умел я больше ничего. Походил я, значит, несколько дней вокруг телефона, а потом решился, набрал номер Костылева. Геннадий Иваныч сразу предупредил: «Если еще раз такой фортель выкинешь – лучше не приезжай». Ульяна поддержала – нужно ехать…

Первое время, конечно, тяжело было. Во-первых, условия в которых мы тогда жили, оставляли желать лучшего – общежитие, комната на четверых на паях с тараканами… А, во-вторых, если основному составу того ЦСКА уделялось достаточное внимание, то мы, дублеры фактически были предоставлены сами себе. Вплоть до того, что в случае поражения нас могли и… не покормить. А посылки из дома быстро заканчивались. При такой ораве-то! За два вечера все уходило…

- «Если бы не моя Ульяна, не знаю даже, состоялся бы я как футболист». Ваши слова?

- Мои. Я под ними и сегодня подпишусь. Ранняя женитьба (свадьбу Хохлов сыграл в родном Краснодаре в 1993 году, когда им с женой Ульяной было по семнадцать лет – Прим. авт.) придала мне недостающей ответственности.

«ПСЖ» НА ПСВ

- С Тархановым когда последний раз виделись?

- Зимой еще, на сборах. Он тогда литовскую «Ветру» тренировал. Обыграли мы прибалтов – 2:0, и надо же такому случиться оба мяча тархановские воспитанники забили – я да Игорь Семшов. Ирония судьбы…

- Дружба трех тархановских мушкетеров – Хохлова, Радимова, Семака со временем не ржавеет?

- С Серегой мы в последнее время меньше общаемся. Дружим, встречаемся, но гораздо реже, чем с тем же Владом. С чем это связано? Мне сложно сказать…

Изменились ли мы? Конечно. Все люди с годами меняются. Хотя у того же Радимова задора и сейчас с лихвой. Я, кстати, на прошлой неделе к нему в Петербург ездил – сына крестить. Мне, конечно, безумно приятно (наверное, мой опыт сказался – все-таки для меня это уже третьи крестины), но и ответственность большая.

- Вы сами как-то признавались: «Мне очень жаль, что распался тот ЦСКА. У нас тогда подобрался очень хороший коллектив, и если бы он сохранился, я бы еще года 2-3 и не думал об отъезде за рубеж».

- Все так и было. Коллектив у нас тогда был просто великолепный! Много ровесников, общие интересы… Ребята между собой очень дружили. После каждой игры куда-то выбирались вместе, по выходным семьями встречались… Что самое обидное – команду-то в итоге развалили все эти непонятные дрязги наверху. И я ушел в «Лужники» вместе с Тархановым. Черно-белую футболку должен был примерить и Семак, но Серегу прямо из аэропорта («Торпедо» улетало на сборы) люди в форме увели. В отличие от меня, он был военнообязанным…

- Уже из «Лужников» вы отправились на Запад.

- У нас договоренность была с Александром Федоровичем, что если будет хорошее предложение - меня тут же отпустят. Знаю, был вариант с Францией – с «ПСЖ». Но уехал я в итоге в команду с похожей аббревиатурой – голландский ПСВ. Когда возник вариант с голландцами, ни руководство «Торпедо-Лужников», ни я лично долго не думали. Более того – Тарханов и Петросян помогли с агентом, которые вел мои дела при переходе.

- Вы ведь даже окончания чемпионата не дождались. Так рвались на Запад?

- Чемпионат я доиграл, но действительно – всего через пару дней после его окончания, вылетел в Эйндховен. Все дело в том (открою сейчас небольшой секрет), что еще летом мы подписали с ПСВ предконтракт, согласно которому я 1 ноября 1998 года должен был появиться в расположении своей новой команды.

«КИПЯЩАЯ» ГОЛОВА И 80 КРУЖЕК ПИВА

- Чье-то мнение – кажется, того же Радимова – «Хохлову везло, он в Европе всегда попадал в команды, где уже были русские». Согласны?

- С везением-то? В принципе, да. В том же ПСВ у нас одно время настоящая «славянская колония» сложилась. Восемь человек русскоязычных! Я, Никифоров, Темрюков, Корчагин, литовец, грузин, плюс поляк с чехословаком, прекрасно по-русски говорящие. С одной стороны, все это помогало - всегда проще играть, когда тебя понимают. С другой - мешало. Мешало, прежде всего, самим голландцам. Кое-кто из них даже разговоры соответствующие заводил – мол, а не начать ли нам русский язык учить? В шутку, конечно, но в каждой шутке, как известно… Сегодня я этих голландцев прекрасно понимаю – благо, сам через все это прошел. История моя называлась – «португальское» «Динамо». Помните такую?

И еще. В такой компании толком выучить голландский язык мне так и не удалось. Хотя занимались мы усердно. Мягко говоря. Помню, собрали нас всех летом – остальная команда еще отдыхала – и заставили за десять дней пройти объем четырехмесячного курса!

Уроки проходили – вы только не падайте - с 10 утра и до 10 вечера! 12 часов! Обед нам приносили прямо в аудиторию. Хотя какой там обед – одни сэндвичи. Уже к третьему часу занятий голова «начинала» натурально кипеть! Сами учителя удивлялись: «Как при таких нагрузках можно что-то запомнить?! Это же нереально!» Но клуб дал соответствующую директиву, и мы ее честно выполняли.

В результате максимум чего я добился – мог общаться на бытовые темы. Но опять-таки – прежде чем что-то сказать, мне для начала нужно было это предложение выстроить в голове. Хотя сертификат об окончании курсов голландского языка у меня до сих пор где-то дома валяется…

- Одно из «голландских» признаний Дмитрия Хохлова - «Дик Адвокат, с которым я пересекся в ПСВ - тренер высочайшего класса и самый сильный из всех, с кем мне довелось поработать».

- Теперь поправлюсь - один из самых сильных. Все-таки после Адвоката в моей карьере было много других тренеров.

Не знаю, как он сейчас работает в «Зените», но тот Адвокат, эйндховенского периода, мне действительно очень нравился. Чем? Методами работы, подходом… Да теми же тренировками! И потом, он в общении – очень простой и открытый человек. Никогда не шушукается за спиной, все говорит в лицо. У него не было любимчиков! Он любому мог высказать все, что о нем думает. Также и наоборот – футболисты имели право высказаться в отношении тренера. С тем же Филиппом Коку у Адвоката были серьезные зацепки. Один раз, помню, в запале Коку вскочил, выбежал из клубного автобуса, сел в машину и уехал. А уже через день – как ни в чем не бывало, они мило общались…

Была еще история – совершенно меня шокировавшая. Я тогда только-только приехал в Эйндховен – буквально пару дней прошло, и Адвокат включил меня в число запасных на матч с «Витессом». Игра была принципиальная – мы тогда с ними очко в очко шли. По ходу матча ПСВ вел 2:0, потом стало 2:1, и в концовке они нас «душить» начали. Запара приличная! И тут Адвокат выпускает меня. За восемь минут до конца игры. На какую позицию – непонятно, что делать – неясно. Я всего два дня в команде! Как следствие - вышел, сделал обрез, 2:2…

На следующий день - собрание. Адвокат выступает: «Хохлов – тра-ля-ля – Хохлов – бу-бу-бу…» Смысл сказанного я не понял, но свою фамилию разобрал отлично. Ну, думаю, сейчас влетит мне по первое число! Скажут – собирай вещи, возвращайся откуда прибыл. Закончилось собрание, все пошли на тренировку, Адвокат подзывает меня и поляка. Обращается к последнему: «Переведи. Я сказал команде, что виноват – не надо было выставлять неготового Хохлова на игру, и попросил у всех прощения. Признаю свою ошибку». У меня, после наших-то реалий, натурально шок был. Чтобы тренер, да с таким именем, при всех свои ошибки признавал?! Что называется: век живи – век учись…

- Адвокат в «Зените», было дело, с игроками в гольф играл. В ПСВ за ним такого не замечалось?

- Как же – любил он это дело. Частенько с ребятами собирались, играли. Помню, когда Адвокат в «Глазго» уезжал – мы ему на прощальном ужине супернавороченный набор клюшек подарили. Я? Нет. Мне гольф в принципе не нравится. Вот в пейнтбол – да, доводилось.

Вообще неформальные встречи в ПСВ ценились. Так, два раза в год мы собирались всей командой (явка была обязательна), и выезжали в Бельгию «отрываться». Без жен и тренеров – только игроки. Почему в Бельгию? Наверное, чтобы подальше от чужих глаз. После утренней тренировки на автобус, в Бельгии для нас уже была зарезервирована гостиница – мы кушали, спали. Просыпались к ужину, шли в бар и… Гуляли до пяти утра! Дискотека, спиртное… Потом Люк Нилис – на правах капитана и лидера команды – расплачивался с карточки, любезно предоставленной ему клубным руководством. Ага, в баре выпито 80 кружек пива – получите…

МУЖИК ГЕРЕТС И СЭР БОББИ

- Известно, что причиной вашего ухода из ПСВ послужил конфликт с другим главным тренером команды – бельгийцем Эриком Геретсом?

- Да, это был мой первый и единственный конфликт с тренером. Разгорелся он после того, как в одном из интервью Геретс заявил, что, мол, русские - люди замкнутые, холодные и нас трудно понять. И как выход из положения: «Может, для сближения нам стоит сходить в ресторан, поужинать вместе, выпить пива или чего покрепче?» Когда Геретс выдвинул такое предложение, меня оно сильно задело. Непонятно, почему, но мы в Европе только с выпивкой ассоциируемся. Там пьют не меньше нашего – даже больше! Мне обидно стало. Я вообще, по жизни, на все выпады в сторону России болезненно реагирую. А тут еще местные журналисты не вовремя на разговор вытянули. Ну, я им и выдал: «Если мы будем по ресторанам ходить, пить, когда же играть-то?». И понеслось – Геретс меня в прессе поливает, я его… Закончилось все тем, что бельгиец подошел ко мне и честно признался: «Дима, уезжай, у меня ты играть не будешь». За это я до сих пор его уважаю. Пусть у нас отношения и не сложилось, но Геретс поступил, как настоящий мужик. Все сказал в лицо. Увы, зачастую в футболе бывает наоборот. «Давай-давай, я на тебя рассчитываю, работай на тренировках». Тренер «кормит» игрока обещаниями, маринует на лавке, а играть не дает. Это – «сейчас-сейчас» - заканчивается ничем. И таких примеров - масса.

- О тренировках Геретса легенды ходят…

- Это - да! Любил он народ «припахать». После его кроссов лично я пластом в номере лежал. Очень тяжело было. И очень плохо. Случалось, конечно, и после этого приличные нагрузки получать, но те – от Геретса – мне почему-то особенно запомнились.

- Еще один знаменитый тренер, с кем вам довелось пересечься в ПСВ – сэр Бобби Робсон. Титульная принадлежность англичанина каким-то образом проявлялась?

- То, что он сэр – это сразу чувствовалось. Воспитанный человек, очень деликатный. Хотя в раздевалке, бывало, и бушевал. Но опять-таки – никаких оскорблений. Только повышенный тон. В любом случае, выходя со стадиона, он все эмоции отставлял там. Превращаясь в сэра Бобби Робсона.

- А зачем вы, кстати, предсезонные тренировки за ним конспектировали?

- Да, было и такое… Это меня знакомые ребята из России попросили – вот и записывал. В тетрадочку, все чин-чинарем. А потом как-то пропустил пару занятий, подошел к помощнику Робсона: «Вы мне не поможете наверстать упущенное?» Тот: «Никаких проблем!» И протягивает дискету. А там – вся предсезонка, от и до! А я корпел…

- При каком тренере вас в ПСВ капитаном-то выбрали?

- При Робсоне, кажется, и было. В межсезонье ПСВ почти все ветераны покинули. Нилис, Коку, Зенден, Стам, де Бильде… Англичанин подумал-подумал и решил меня на первую игру сезона капитаном назначить. Я к тому времени почти год в команде провел и, как ни странно, считался одним из главных ее старожилов. Конечно, факт запоминающийся. Памятный и приятный. Пусть даже я всего на один матч с повязкой выходил. Зато - какой матч! На Суперкубок Голландии бились с «Аяксом», выиграли, а я еще и гол забил победный! Получается, как капитан стопроцентный результат выдал!

КОФЕ-ШОПЫ И БАННЫЕ ДНИ

- Эйндховен в трех словах?

- Дождь, дождь и еще раз дождь. Сыро, промозгло. И море велосипедов!

- К такому климату, поди, долго привыкали?

- Человек ко всему привыкает. Постепенно привыкли и мы. И даже понравилось. Мне же, как футболисту, такая погодка с самого начала только в радость была. Ненавижу в жару играть!

- Это вы в Голландии научились так легко с прессой общаться?

- Да я, в общем-то, всегда для прессы открыт был. Никогда и никому старался не отказывать. Другое дело, что голландские журналисты мне как-то с ходу стали непонятные вопросы задавать, типа: «А, правда, что в российском футболе все коррумпировано, и результаты матчей заранее определяет мафия?» Я, конечно, недоумевал. Но и эта тема постепенно сошла на нет.

- Вообще доводилось когда-нибудь с журналистами конфликтовать?

- До судебных исков дело, слава Богу, не доходило. Хотя было парочку неприятных - инцидентов. Первый – в Испании, когда меня чуть было с террористической организацией ЭТА не стравили. Но это отдельная история*. А другой - в этом году, в России. После матча на Кубок страны с «Локомотивом» (мы выиграли – 1:0, я единственный мяч забил) корреспондент подошел: «Можно интервью?» А я опаздывал жутко. Говорю: «Сейчас не могу, наберите меня попозже – пообщаемся по телефону». Он или не понял, или не захотел понять: «А почему не сейчас?» И знаете – так вызывающе. Разумеется, я точно так же отреагировал: «Потому что не хочу!» И вышла статья, где написали, мол, Хохлов покинул стадион весь на пафосе, как будто не «Локомотиву» забил, а три положил «Реалу»! Обидно было? Спрашиваете! Я же не отказывался, все по-человечески объяснил. После таких моментов желание общаться с прессой естественным образом улетучивается.

- Вы как-то признавались в крамольном: «В Голландии я научился проигрывать».

- Немного не так – я научился быстро отходить от поражений. Проигрывать-то я еще в России умел (смеется).

- А в житейском плане? Есть что-то такое, что только в Голландии для себя открыли?

- Снукер тот же. Я только там в него впервые сыграл. Очень понравилось. Еще – боулинг. Это сейчас клубы в Москве практически на каждом углу, а в то время в столице только парочку мест было, где боулинговые дорожки имелись. Совсем другое дело – в Голландии.

- У вас ведь младший сын в Эйндховене родился? Подданство Нидерландов получить не желаете?

- Сейчас он гражданин Российской Федерации, но при получении паспорта, как нам объяснили, сможет вернуться к этому вопросу – нужно ли ему второе гражданство, голландское? Лично меня здесь другой нюанс волнует – поскольку в Голландии нет отчеств, Сергей у нас по всем документам без отчества проходит. А я тут недавно по каким-то делам заходил в паспортный стол, так меня там предупредили – у вашего сына могут быть проблемы с получением российского паспорта. Ситуация, с одной стороны, смешная. На одном листке написано: «Ребенок - Сергей Хохлов, отец – Дмитрий Хохлов». Разве трудно сопоставить? С другой стороны, зная, насколько сильна в России бюрократическая машина – не удивлюсь, если мне скажут, мол, езжайте в Голландию и собирайте документы. По прошествии восьми лет такая перспектива меня, если честно, абсолютно не греет.

- Свободные голландские нравы стали уже притчей во языцах. Тренер сборной России Игорь Корнеев, до сих пор живущий в Роттердаме, как-то рассказывал – мол, зашел в баню, а там, оказывается, мужчины вместе с женщинами парятся…

- И у меня такая история была! Как-то пошли всей командой в баню (опять-таки без жен и без руководства – одни игроки), а это был как раз такой вот «общий день». Женщины с мужчинами, все в порядке вещей... Для меня же, русского человека, это был реальный культурный шок! Самое интересное во всей этой истории – наши жены все это дело решили на себе проверить. Пришли туда в купальниках, а им говорят: «Извините, вон раздевалка, или вы раздеваетесь полностью, или уходите»…

- Кофе-шопы, часом, не посещали?

- Приехали ко мне как-то знакомые из России – пошли мы вечером гулять. А какая прогулка в Голландии без кофе-шопов? Зашли, естественно. Хотя я еще какое-то время раздумывал – можно, нельзя? Но постепенно вся скованность прошла – ко мне подходили, узнавали, фотографировались… То есть прятаться было бесполезно. И потом, реакция у людей была абсолютно нормальной. «Хохлов? Футболист? Как ты можешь?!» - ничего подобного и в помине не было. Хотя, может, если бы я туда в четыре утра завалился, реакция была бы совсем другой. В итоге ребята чего-то там себе заказали, а я не стал. Посидели и пошли дальше гулять…

- Еще, говорят, в Голландии дорожная полиция очень строгая.

- Там вообще законы строгие. В том числе, и вождения. В этом отношении «голландская акклиматизация» мне, если честно, тяжело давалась. Пару раз в месяц обязательно штрафы платил. Причем – за парковку. Там ведь какие правила – оставляешь машину и сразу платишь за то время, что она будет стоять. Скажем, идешь в магазин на два часа, значит, покупаешь на эти два часа парковочный талон. Но стоит тебе хоть на две минуты опоздать – все, раскошеливайся…

Еще было дело – попал «под рейд». Это когда дорожная полиция ловит водителей, находящихся под шафе. Но в Голландии все это проходит быстро и вежливо. Подходишь к доктору, дуешь в трубочку – «пожалуйста, спасибо…» Меня узнали, даже документы не спросили: дунул - поехал.

ПОСТЕЛЬНОЕ БЕЛЬЕ ОТ ГОЛЛАНДСКОГО ГРАНДА

- Самое яркое футбольное впечатление от времени проведенного в ПСВ? Не сильно ошибусь, если назову лигочемпионскую победу в Мюнхене над «Баварией» и гол Оливеру Кану?

- Не ошибетесь. У меня и сейчас этот мяч перед глазами стоит. Красивая там комбинация получилась! А мне ее завершать довелось – ударом в ближний угол. Конечно, забить самому Кану, да в Лиге чемпионов, да на переполненном «Олимпиаштадионе»… Дорогого стоит.

- В домашней видеотеке запись гола имеется?

- Есть где-то, но я, если честно, свои матчи не пересматриваю. Хотя и в Голландии мне работники клуба постоянно что-то записывали, и в Испании… Сам не смотрю, а кому-то показывать… Как вы себе это представляете? Приходят гости: «А давайте-ка я вам свое видео покажу?» Попросят – одно дело. А напрашиваться я не собираюсь. Состарюсь – вот тогда и буду смотреть, внукам показывать.

- Правду говорят - кто однажды почувствовал на себе что такое Лига чемпионов, не забудет этого никогда? Гимн, антураж, уровень…

- Точно. Раз окунулся - хочется снова и снова.

- У Владимира Федотова в свое время звонок стоял на мобильнике – гимн Лиги чемпионов. У вас такого не было?

- Никаких гимнов и клубных заставок. Не люблю. В отличие от своего соседа по динамовской базе – Игоря Семшова. Вот у кого полно всяких динамовских гимнов. А по мне так лучше популярная музыка. Причем, зачастую я даже не знаю, кто исполняет ту или иную песню. Просто нравится и все. Качаю, ставлю, потом меняю.

- Ваш прогноз на исход борьбы в армейской группе?

- Сейчас шансы всех команд равны. Я даже «Интер» выделять не стану. Прогнозы, тем более на таком уровне – дело вдвойне неблагодарное. Скажем, кто мог в 2003 году прогнозировать, что наш «Локомотив» выйдет из группы, куда жребий отрядил все тот же миланский «Интер», лондонский «Арсенал» и киевское «Динамо»? А мы вышли! Пусть со скрипом, но вышли…

Особый колорит армейской группе придает то, что здесь собраны, во-первых, исключительно чемпионы своих стран, а, во-вторых, команды проповедующие разный футбол. Турецкая школа, итальянская, голландская… Посмотрим. Очевидно одно – будет очень интересно!

- ПСВ, каждое межсезонье теряющее лидеров, все равно на плаву держится, до полуфинала Лиги чемпионов добираясь. За счет чего?

- Прежде всего, за счет прекрасного скаутинга. Не зря сейчас со скаутами ПСВ тесно сотрудничает «Челси» - оценили англичане голландский профессионализм в этом вопросе. Ведь сколько талантов отыскал в свое время ПСВ! Одни только бразильские бриллианты - Ромарио с Роналдо, чего стоят.

Ну и, конечно, собственная школа. Условия для роста молодежи там превосходные. Множество полей, масса турниров…

Самое же главное – голландский клуб сам не скрывает того, что работает он, как фабричный конвейер. Воспитал-вырастил, продал, получил барыши. И по новой. И желательно, чтоб не в ущерб себе. Такая у этой команды стратегия. Я считаю – пример для многих.

- С кем-то в ПСВ контакт поддерживаете?

- Нет. Одно время созванивались со знакомыми в Эйндховене – русскими ребятами, но в последнее время тоже как-то потерялись. И из атрибутики ПСВэшной у меня почти ничего не осталось – все раздал. Хотя, надо признать, в Эйндховене это дело хорошо поставлено. Огромный клубный магазин весь забит высококачественный товаром. Кружки, футболки, постельное белье… Я, в свое время, всех друзей и родственников подарками обеспечил! Один раз даже на нарушение пошел – там на футболках можно только имена игроков ПСВ писать – действующих или бывших, а я уговорил голландцев исключение сделать - друга инициалы нанести.

- Если бы летом 2003-го не приняли предложение «Локомотива», сейчас бы, глядишь, вместе с ЦСКА в Эйндховен летели. Звал ведь Газзаев?

- И Газзаев звал, и Чернышов, и Прокопенко. Но что теперь гадать? Я ни о чем не сожалею. Повторюсь - на данный момент я динамовец, и меня это полностью устраивает…

* - БАЙКА ОТ ХОХЛОВА

- В Сан-Себастьян как-то приехал один российский журналист (не буду называть его фамилию) - делать обо мне материал. Значит, сидим мы, разговариваем, и вдруг он меня про испанскую террористическую организацию ЭТA спрашивает. Я отвечаю, дескать, на эту тему если и буду разговаривать, то только не для прессы. Он кивнул, и я ему рассказал все, что сам по этому вопросу знал и что слышал. «А за счет чего террористы живут?» – журналист не унимается. «Да откуда ж мне знать?» – отвечаю. «Нет, а все-таки?» «Ну, кто их знает, может, коноплю выращивают, может, детей воруют», – в шутку отрезал я. На том и расстались. А тут как раз Рождество – у нас всю команду распускают в отпуск на четыре дня, и я улетаю с семьей в Голландию. Вдруг звонок. Парень знакомый орет в трубку: «Дима, ты что, обезумел?» «А что случилось?» – спрашиваю. «У нас тут главного тренера сняли, но об этом материал только на второй полосе, а на первой твое интервью. С заголовком – «Терроризм в Сан-Себастьяне». Я ему: «Ну-ка читай». И он цитирует: «Русский полузащитник «Реал Сосьедада» не представляет себе, как можно жить в условиях, когда детей воруют на каждом шагу…» Сказать, что я был в шоке, значит, не сказать ничего. Прилетаю в Испанию, в аэропорту жене говорю: «Ты с детьми отойди», – а сам к машине чуть ли не ползком… Мало ли что, дураков хватает – укоротят язык. Примеров-то уйма – парень один на телевидении как-то высказался против ЭТA, так однажды к нему средь бела дня на улице пацан с девчонкой подошли, всадили в лоб пулю и спокойно себе скрылись. Я как вернулся в Сан-Себастьян, сразу пресс-конференцию созывать (а там газеты зубастые!): дескать, родился в многонациональной стране, ни к кому претензий не имею. Как-то замяли…

Роман Вагин. «Советский спорт. Футбол», 19.09.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru