Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ЭДУАРД МАЛОФЕЕВ: ИСКРЕННЕ ВАШ

Эдуард Малофеев
 
 

В Москве, в старой своей квартире на Верхней Масловке, неугомонный Эдуард Васильевич нынче на правах гостя. Проездом из Эдинбурга в Минск. Мелькнет в столичных коридорах знакомый силуэт, донесется обрывок хрипотцы, будто ветром занесенный из 80-х, да и только.

А день спустя снова: временно недоступен Малофеев. Пароли недействительны, явки провалены, телефоны молчат. Только слух несется, что обучен искреннему футболу "Каунас", "Хартс". Еще кто-то.

Заехав как-то в столицу на два дня, 65-летний тренер-консультант белорусского МТЗ-РИПО отыскал час и для корреспондента "СЭ". В разговоре нашем преобладали восклицательные знаки - иначе быть не могло.

Не обессудьте.

"ЧЕТЫРЕХПРОЦЕНТНЫЙ"

- Между прочим, у нас в "СЭ" висит майка "Хартс" с вашим, Эдуард Васильевич, автографом. Дорожим подарком.

- И я дорожу, - Малофеев приподнял рукав. - Видите, какие часы? "15 лет "Спорт-Экспрессу", юбилейные. Мне приятно.

- Есть что-то, мешающее назвать сегодня себя самого счастливым человеком?

- Нет, я все-таки счастливый человек. С самого детства занимался любимым делом - в нашей жизни это большая редкость.

- Говорят, четыре процента людей совмещают хобби и работу.

- Значит, я - "четырехпроцентный". А многие люди занимаются работой, которая им не нравится, я это часто вижу.

- Недавно вы поработали в Шотландии. А ведь и прежде на тренера Малофеева приходили вызовы из-за границы.

- Совершенно верно. Только вы, наверное, не знаете, что отвечали за меня на эти вызовы.

- И что же?

- Я вам расскажу. В 90-х меня приглашали на Кипр, в итоге вместо меня туда отправился Бышовец. Мы обо всем договорились с президентом АЕЛ. Жди, говорит, через неделю вопрос решим. Уж устал готовиться, а от киприотов ни слуху, ни духу. Думаю: что ж такое? До этого были похожие истории: команды вроде бы приглашали, а потом, раз, - молчок... Но в истории с Кипром мне со временем многое стало ясно, случай помог.

- Что за случай?

- Уже тренировал то ли "Анжи", то ли "Тюмень", повез команду на кипрские сборы. Сталкиваюсь лицом к лицу с тем самым президентом. Тот отпрянул: "Ты жив?!" - "Как видите, - отвечаю. - А что?" - "Нам прислали ответ, что у тренера Малофеева в связи с чернобыльской аварией рак крови..."

- Ничего себе ответ.

- Поразился поначалу, а потом подумал - это, наверное, хорошее предзнаменование. Долго жить буду.

- В самом деле счастливый вы человек, если смотрите на вещи под таким углом.

- Самое важное - не затаиваться, побыстрее выгонять из себя досаду. Если обида остается в душе, злобу не изгонишь, - в жизни будет тебе тяжело. Самоедством начинаешь заниматься.

ЧЕМ ЗЛОВЕЩ АД?

- Но не о потерянных же деньгах жалеете?

- Да что вы, о каких деньгах?!

- Вот и шла молва: мол, не для себя Малофеев заработать не может, ни для футболистов.

- Говорили, да. Я упирал не на деньги, находил другие моменты воздействия. Воспитательная работа, духовно-нравственное воспитание... Человек как устроен? Любой, вы или я, однажды падает на колени. И в этот момент надо в духовном плане поработать над собой и встать. Не каждому дано. Причем встать с колен никогда не поздно.

- Уверены?

- Конечно! Страшнее всего потерять надежду. Это ад. Чем он зловещ?

- Чем?

- Безнадежностью.

- Вы никогда надежду не теряли?

- В какой-то момент, может, и было. Когда меня психологически били, оттирали из футбола, - но спасла семья. Она у меня очень дружная - и батька, и супруга помогли. Я быстро вышел из печального состояния.

- С женой у вас союз, говорят, близкий к идеальному.

- Идеальный. Мы на катке познакомились, я был очень стеснительный парень, но тут решился подойти. Уже играл тогда за дубль "Спартака". Дина Антоновна на четыре года моложе меня. В 64-м году поженились. 43 года пролетели так быстро, что и не веришь, - будто вчера встретились.

С ИВАНАУСКАСОМ КОНТАКТА НЕ ВЫШЛО

- Вы год провели в Шотландии. Но главное ваше тренерское оружие - язык. Не представляю малофеевскую установку через переводчика.

- Так я пару-тройку фраз на английском освоил. Заходишь, здороваешься: "My dear friends, I`m glad to see you..." Потом к каждому игроку подходил и пожимал руку. Всегда так делаю, в любой команде. И обязательно смотрю каждому в глаза. В Минске так работу начинал - в раздевалке всем посмотрел в глаза. Тогда только окончил ВШТ - горел желанием знания применить на практике. Сколько же я экспериментировал!

- Помню, как вы циркача привели в команду. И заставили за ним трюки повторять.

- Цейтин - изумительный человек! Воспитал первых чемпионов мира по акробатике, Тумановых. И не только Михал Ильича я приводил в команду, еще и тяжелоатлетов. Тренеров по скоростно-силовой подготовке, по выносливости. Даже каратистов приглашал.

- Их-то зачем?

- Чтобы показали, как освободиться от опеки. Мне самому было интересно посмотреть, что они предложат. Много перепробовал, для меня это большущий опыт. Сегодня уже сам могу все это донести, чему тогда учился.

- В Шотландии вы поняли, что энергетический заряд может передаваться и без всякого языка?

- Людей не обманешь - нельзя лишь кривить перед ними душой. Когда говоришь, не отводи глаза. Если тебе неловко - значит, что-то не то сказал. А энергия передается, это правда. Шотландские ребята подзаряжались, когда с бровки слышали мое: "Давай, играй в одно касание!"

- Вы им по-русски кричали с бровки?

- Конечно, по-русски. И тренеров, которые работали в "Хартс", подгонял.

- Чувствовали, что нравитесь зрителям?

- Когда человек не рисуется, трибунам всегда нравится. Естественность! Помните, как я говорил про "искренний футбол"? Ведь я очень долго искал смысл этого слова...

- И что такое "искренний футбол"?

- Вот пример - я люблю ходить в театр. Как-то пришел на спектакль, все мне нравилось, но чувствовал - немножко я равнодушен к тому, что происходит на сцене. И вдруг - выходит Ульянов! Как он только вышел - я стал сопереживать! Вы меня понимаете?

- Стараюсь.

- Если команда вызовет такое же сопереживание - это и есть искренность!

- Самая большая сложность, кроме языка, с которой столкнулись в Шотландии?

- Я попал туда в начале подготовительного периода, но у меня не было рабочей визы. Не мог тренировать, был кем-то вроде консультанта. С Иванаускасом сложились добрые отношения, он хороший мальчик, толковый, но тесного контакта не получилось.

- Почему?

- Я ему что-то хотел преподать, но вкусы не совпали, наверное. Нельзя на это обижаться ни мне, ни Вальдасу.

- Чему вас научил год в Шотландии?

- Понял, что западный футбол - небездушен. Хотя всегда говорил, что мы, славяне, более духовны, в этом до сих пор уверен. Но прежде полагал, что там деньги и только деньги - а, оказалось, все не так. Как там болеют зрители! Как болеют сами игроки! Это - духовность.

В ЦЕРКОВНОМ ХОРЕ

- Вы верующий человек, как известно. Как зарождалась ваша вера?

- У меня бабуля в Коломне была очень верующая. С ней каждую субботу и воскресенье ходил в церковь. Я и пел в церковном хоре.

- В самом деле?

- Да. Стоял с певчими. И сейчас могу спеть. Молитв очень много знаю, религиозные стихи наизусть читаю. Мне это доставляет огромную радость. Когда тяжело - начинаю читать и быстро успокаиваюсь. Спасаюсь молитвами и духовными песнями. Знаете, в какой момент любой к Богу приходит? Когда жизнь на волоске висит! Вспоминаю, как со сборной СССР летел в самолете и отказала турбина. Только поднялись - огонь из двигателя. Не знаю, как пилот погасил, но спаслись.

- Вы наверняка были членом партии.

- Был.

- И подполковником были.

- Тоже был, все правильно.

- С верой вашей в противоречие это не входило?

- Ни в коем случае. Коммунисты совершили одну ошибку: хотели человека сделать Богом. Такая глупость... Паскаль, кажется, говорил, что это - идея бредовая. А самая главная глупость - думать, что Бога нет. Сейчас я вам стихи прочитаю.

- Сделайте одолжение.

- "Есть мир, есть Бог -

они живут вовек.

А наша жизнь -

мгновенна и убога.

Но все в себя

вмещает человек,

Который любит мир

и верит в Бога".

Понимаете меня?

- Да, замечательно. Среди футболистов верующих людей встречали?

- А как же! Верует большинство футболистов. Да, наверное, все. Другое дело, некоторые не показывают, стесняются... А напрасно: бояться не надо. И стесняться не надо. Вера помогает играть в футбол.

- Как?

- Выходит команда на поле. Я как тренер дал задание: играть так-то и так-то. Верующий человек и сам выполнит установку, и за товарищем присмотрит. Самодисциплина!

- Тренер Малофеев в прежние времена умел быть жестким...

- Тут надо различать. Я жестким был в одном: по-человечески какие-то моменты мог позволить, простить. Жену, например, на базу пригласить.

- Или выпить.

- Нет, выпить я не дозволял. Это глупости.

- А кто-то из чемпионского состава минского "Динамо" повторил вслед за Анатолием Тарасовым: "Кто не пьет - тот не играет".

- Не-е-т, это чепуха! Я эту поговорку не одобряю. Для меня игра слов, не больше. Вот, допустим, пойдем мы с вами, корреспондентом, выпить по фужеру шампанского.

- Отличная идея.

- Рядом лежат два яблока - большое и малое. Я быстрее шампанское выпиваю и хватаю большое.

- На здоровье, Эдуард Васильевич.

- Нет! Говоришь: "Как тебе не стыдно, Эдуард?! Ты не уважаешь меня! Почему взял большое?" - "А ты какое взял бы?" - "Маленькое". - "Так и бери, оно осталось..."

- Вы покойного Александра Прокопенко выгнали однажды из команды, так он пришел к вам каяться. Рядом жена, на руках ребенок, а на шее - чемпионская медаль... Но вы все равно его не простили.

- Все не так. Прокопенко не я отчислял из минского "Динамо". Но Саша - никакой не алкоголик, как его кто-то пытался представить. Он чудесный был парень, порядочный... Раз завелся - и я ему сказал: все, ты больше команде не нужен. Воспитывал! Не отчислял!

- А он?

- Он заикался немножко: "В-в-васильич, я от-т-плачу..." Я гневаться было начал: "Да чем ты мне отплатишь?! Иди отсюда!" А Прокопенко чуть ли не сквозь слезы: "Г-г-голами..." Ладно, отвечаю, чертенок. Выходи. И в следующем матче он действительно гол забил. Кто умел играть, но иногда спотыкался, - тех я прощал. Минское "Динамо" в 1982 году было очень дисциплинированной командой.

- Как, кстати, Прокопенко умер?

- Сердечко у него не справилось. Я на похороны ездил. Когда в Белоруссии бываю - всегда на кладбище к Саше заезжаю.

Вечная ему память, хороший был мальчик. Лучший футболист Белоруссии на все времена. В Минске его "Пеле" звали.

"ИНТИМ"

- Вы, верующий человек, находили объяснение: за что Господь с вами так обходится, как в 1986 году - когда сборную на чемпионат мира вывели, а повез ее туда Лобановский?

- Получилась такая ситуация: я вспомнил 1982 год, когда в сборной СССР командовали три тренера разом - Бесков, Ахалкаци и Лобановский. Константин Иванович - мой учитель, я его очень любил и сейчас воздаю ему в утренних молитвах за упокой. Свечки в церкви за него ставлю непременно. Когда они вернулись с испанского чемпионата мира, я выступил на совещании в федерации футбола.

- Что сказали?

- Сказал о беспринципности Константина Иваныча. А он потом меня окликнул: "Молодой, как же ты можешь говорить, со мной не пообщавшись?" И я вынужден был просить извинения. Вот он мне тогда и сказал: если, дескать, сложится в жизни такой момент - не соглашайся ни на каких "помощников". "Отвечай один за все, Эдик! Не бери! У нас такая неразбериха царила в Испании - по сути, я не был главным тренером..."

- В 86-м вам кого-то навязывали?

- Да, перед самым чемпионатом меня вызвали в ЦК и сказали: "Возьми Валерия Васильевича помощником, в сборной много ребят из Киева..." На том разговоре в ЦК и пара человек из Политбюро присутствовали.

- Отказались?

- Разумеется. Сказал - был печальный опыт в 82-м, поэтому никого брать не буду. А вечером из программы "Время" узнал, что "в связи с болезнью Малофеева сборную возглавил Лобановский..." Вот и весь сказ.

- Николай Русак, спортивный министр тех лет, вспоминал: ходил, мол, тренер Малофеев по новогорской базе в разных носках, а футболисты посмеивались. Вот и пришлось поменять его на Лобановского.

- Никогда этого не было! Во-первых, не Русак приезжал на базу в Новогорск, а Грамов. Русак, между прочим, белорус... У нас даже интимные были отношения, не мог он такого про меня сказать!

- Не понял, простите, насчет "интимного".

- Был случай: со мной один молодой человек поехал руководителем делегации, когда я сборную тренировал. Потом написал на меня бумагу, а Русак мне ее отдал. Вот что под "интимом" подразумеваю. Он мне помогал, Русак!

- Годы спустя кажется, что вас накануне мексиканского чемпионата мира команда просто "плавила" - проигрывая товарищеский матч румынам, играя с финнами в Лужниках 0:0...

- "Плавили", конечно! Кто-то из-за кулис ими дирижировал. Никогда, правда, об этом не говорил - потому что за руку не поймал. Но чувствовал, что это есть.

ОБИЖЕННЫЙ МАЛЬЧИК

- Можете сегодня сказать, что не запачканы ни в одном договорном матче?

- В этом - да! Все боялись ко мне подойти с таким разговором. И по сей день, думаю, боятся. А то, что слухи идут или кто-то из моей команды помогал, - так я никогда не знал. Или я - не тренер. Однажды мы московское "Динамо" обыграли 7:0. К перерыву 3:0, по-моему, вели, и ко мне подошли люди из нашего же начальства: "Хватит, не надо больше забивать!"

- Что ответили?

- Говорю - идите сами к команде и скажите ребятам, что забивать больше не надо.

- Александр Хапсалис, у вас игравший в московском "Динамо", рассказал в интервью, что тренер Малофеев регулярно напивался и в таком состоянии называл его, Хапсалиса, Гоцмановым...

- Ну этот мальчик - обиженный. Я бы на его месте так не поступал, не осмелился. Да и не было такого. Я старше Хапсалиса, а старших судить нельзя, не имеешь права. Или ты забываешь закон человеческий. Дай Бог ему здоровья, я даже перекрещусь.

- Перед кем-то из игроков годы спустя есть чувство вины?

- Только перед одним человеком, и я принес ему извинения.

- Кто такой?

- Юра Курненин. Я уже был тренером, и как-то меня спросил председатель Федерации футбола Белоруссии Шунтов: "Эдуард Васильевич, кого в Гродно отправить тренером, Курненина или другого парня?" И я выступил против Юры, порекомендовал другого.

- Почему?

- Мне того, другого, было жалко. А Курненин, казалось, и без моих рекомендаций без дела не останется. Но я был не прав, обидел человека. Причем человека, который мне очень в жизни помог.

- Чем?

- Сделать "Динамо" в начале 80-х чистой командой. Он и Пудышев сумели остальных на правильный путь поставить.

- Минский вратарь, Геннадий Тумилович, вам поражался: даже шамана с огромной бородой при сборной Белоруссии держали, который игроков молитвами лечил.

- Этот человек - самый первый мастер спорта в Белоруссии по классической борьбе. Еще он - ученик Касьяна, занимается мануальной терапией. Кроме того, очень верующий человек. Объездил все монастыри. Какое же здесь шаманство?!

- Никакого?

- Никакого. Человек знает дело. Бывает, я 10 - 12 сеансов приму, он меня поломает от души, шея трещать начинает, все позвонки ставит на место, тазобедренный сустав, коленки. Я и так себя хорошо чувствую, а после этого - просто летаю! И ребятам он все это делал. Мужик эрудированный, порядочный, преподавателем в школе милиции был, но язычок у него такой... Старославянский.

ДЕНЬГИ - НАВОЗ

- Была книга, всерьез изменившая ваше мировоззрение?

- Мне душу переворачивают духовные вещи, сотни их пропустил через себя. Жития святых, Евангелие как читал, так и продолжаю читать - учит это аскетизму. Положительно на меня действует.

- Удивительный вы человек.

- Господь дал мне здоровье - я родился 5 килограммов! Батюшка меня крестил, а он старенький уже был, - раз, в купель меня уронил! О, говорит, этот парень родился в рубашке! Может, он и прав был. Чувствую, Господь меня бережет.

- Не жалеете, что в 1990 году на разборе итогов итальянского чемпионата мира встали из своего последнего ряда и призвали Лобановского к покаянию?

- А как иначе? Еще говорил: "Не передо мной покайся, а в церковь иди, за грехи содеянные!"

- Были грехи, полагаете?

- Конечно. Если нам не удается что-то сделать - значит, мы шли неправильной дорогой. Надо каяться, непременно надо.

- Про установки ваши легенды ходят. Помните самую знаменитую, про тигров и павианов?

- Так у меня много установок было, я не про одного павиана рассказывал! Их сотни! Сколько было матчей - ни разу не повторился.

- Хоть одну можете рассказать?

- Пожалуйста. Сначала, как всегда, всех спросил, могут ли играть. Потом встаю посередине раздевалки: "Внимание, господа мои дорогие! Радость! Ребята мои, - радость! Она не дается даром, она требует искупления пОтом! А иногда - и кровью. Сегодня матч, в котором мы можем зрителей приподнять от повседневной жизни..." И так далее. Пробирает?

- Еще бы!

- Обычно никого постороннего не пускал на установку, но разок устой нарушил. На матч с "Локомотивом" пустил Якушина Михал Иосифовича. А уж чтобы дать говорить после себя - ни-ни.

- Усидел в молчании Якушин?

- Выслушал меня, встал. Я и слова вымолвить не успел: "Михаил Иосифович, я же..." - "Ничего! Ребята, я уже пожилой, учитель вашего тренера, - и то после такой установки палку отбросил бы, сам бы побежал на поле. Неужели не выиграете?!"

- Выиграли?

- 3:0.

- Полагаете, ваши установки из 82-го сегодня действуют?

- Да они вечные! Думаете, деньги нынче, что ли, действуют?

- Конечно.

- Деньги - навоз, сегодня их нет, а завтра целый воз. Если Господь даст. Кому они нужны? Учтите: все, что завязано на деньгах, - непрочно. Есть такое выражение - "что быстро растет, то непрочно".

- В Шотландию вернетесь?

- Это от Романова зависит. Как скажет, так и будет, я сейчас у него работаю. Белорусский МТЗ-РИПО тоже его команда, я дал согласие трудиться в ней тренером-консультантом.

- Чувствуете, что помнят вас в Москве?

- Да по всему бывшему Союзу узнают. Недавно в Ташкенте был - признавали на улицах. Когда на Кубок Содружества "Каунас" привозил, почувствовал, как народ всколыхнулся. Приятно. Я рад. Значит, ждут меня, не рядовой. Ждут - может, буркнет что-то Малофеев...

Юрий ГОЛЫШАК. «Спорт-Экспресс», 28.09.2007

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru