СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ИГОРЬ ЕГОРОВ: ГОТОВ БЕГАТЬ ПО ПОЛЮ С ТЕЛЕКАМЕРОЙ НА ГОЛОВЕ!

Игорь Егоров, думаю, самый интересный собеседник в российском судействе. В отличие от коллег, он не боится остро высказываться на злободневные темы. Корреспондент «Советского спорта» побеседовал с нижегородцем на рейсе Москва – Тель-Авив. В Израиль рефери летел судить Кубок Первого канала.

НОРМА РЕФЕРИ – 12 КМ ЗА МАТЧ

– В разгаре подготовка к сезону. О работе клубов информации полно. О судьях – наоборот.

– Методика у каждого своя. Лично я по ходу сезона тренируюсь пять раз в неделю, в межсезонье – два-три. Зимой делаю упор на длинные кроссы и тренажеры. Заниматься начал третьего января. Наращивая нагрузки, перешел на двухразовые тренировки. В Нижнем Новгороде, увы, нет манежа. Приходиться бегать то по снегу, то по дорожке в тренажерном зале.

– Сколько матчей до старта сезона вам необходимо провести, чтобы набрать форму?

– С каждым сезоном их число уменьшается, поскольку прибавляется опыт. Думаю, пять-семь игр. А ранее не меньше десяти.

– Клубы сами выбирают число контрольных матчей и соперников. Судьи в этом ограничены.

– Вы правы. Особенно провинциальные арбитры. До Кубка Первого канала я отсудил всего один матч в Саранске, где встречались «Лисма-Мордовия» – ФК «Нижний Новгород».

– А дальше как готовиться?

– КФА организует сбор в Турции. Надеюсь, там удастся посудить. Затем мини-сбор в Сочи.

– Хорошо известна средняя дистанция, которую хорошие футболисты преодолевают за игру – она превышает десять километров. А сколько судьи?

– Считается, что нормальный рефери пробегает от 11 до 13 километров за матч. Но я не подсчитывал.

НАШИХ АРБИТРОВ ГНОБЯТ

– Николай Левников в прошлом году говорил о слабой физической подготовке судей. Что скажете?

– Николай Владиславович – классный специалист. Со стороны виднее.

– Сформулируйте главную проблему российского судейства.

– Недоверие руководителей клубов к арбитрам. Нас пытаются гнобить. Из-за этого у ребят появляется мандраж. Когда человеку постоянно втолковываешь, что он – дурак, начинаешь в это верить. В моей практике масса подобных примеров. Допустим, Егорову на это наплевать. Но есть и те, кто обращает внимание. Многие не думают о последствиях своих слов. Забывают, что футбол – лишь игра.

– На кону огромные деньги!

– Тогда пусть вложат их в роботов, которые будут играть и судить без ошибок! Только если ошибки исчезнут, что тогда станут обсуждать?

– Недоверие клубов вряд ли появилось просто так?

– Вопрос к людям, которые не доверяют. Что, иностранцы в прошлом году отсудили лучше россиян? Все прекрасно видели, что это не так. Тот же датчанин Бо Ларсен грубо ошибся. И ничего. Будь на его месте российский рефери, его бы закопали.

– Зато все уверены: если ошибется иностранец – это случайность. Если наш – чаще наоборот.

– Российский менталитет! О чем говорить, если президенты клубов обнимаются, но при этом друг другу не доверяют?

– И все-таки, может, причина недоверия в том, что судьи дают повод?

– Не только судьи! Все дают повод. Не нужно замыкаться на клубах или арбитрах. Есть еще и газеты, и телевидение. А то снимают игру с 14 камер и находят через два дня какие-то ошибки. Давайте, в таком случае, наденем еще одну камеру арбитру на лоб – чтобы все понимали, как он видит эпизод.

– Вы серьезно?

– А как иначе доказать болельщикам, что судья видит эпизод иначе? Не так, как они, лежа дома на диване и после просмотра пяти повторов. Судья свистит то, что видит.

– Вы готовы сами побегать с камерой на голове?

– Да хоть в шахтерской каске! Вот все считают себя профессионалами. Но мало кто помнит, что в самом начале книги футбольных правил написано: «По мнению судьи». Правильно так, как трактует правила он.

СЫН НОЧАМИ ПИСЬМА ПИСАЛ

– Как решить проблему мандража у арбитров?

– Никак. Наш российский менталитет столь примитивен, что я не вижу решения. Проблема с каждым годом обостряется. Если я ошибусь, то найду мужество признать это. А многим в российском футболе это не под силу. Они ищут виновных на стороне. И находят в судьях.

Помню, как в 2005 году после игры «Зенит» – «Локомотив» приехал к себе в Нижний Новгород. И дети из футбольной академии, которой я руковожу, говорят мне: «А-а-а, Игорь Вячеславович, вы ошиблись!» Чуть ли не «взяточником» называют.

Никто не задумывается: чему после публичной грязи в мой адрес я смогу научить этих мальчишек? И как все это воспринимает моя семья?

Сын по ночам писал мне письма, подписываясь чужими именами. Просил, чтобы я не заканчивал судить! Только когда решил остаться, ребенок рассказал мне об этом.

Я не понимаю, почему в матче, в котором рефери ошибся, нельзя найти хорошие моменты? К счастью, в моей практике случалось, когда после матчей, в которых допускал ошибку, подходили руководители и говорили: «Ты один раз ошибся, но в остальных эпизодах отработал здорово. И честно». Жмут руку. Такое отношение дорогого стоит.

– Кто вас таким образом поддерживал?

– «Амкар», «Томь», другие клубы… Вот сейчас много молодых арбитров стучатся в двери. Если мы их встретим негативом, большую часть из них потеряем.

– Вы можете отличить: специально человек ошибся или нет?

– Да. Опыта хватает.

– Замечали умышленные ошибки в премьер-лиге или первом дивизионе?

– На сто процентов не уверен. В том же эпизоде с Алексеем Тюминым, когда за пределами штрафной площади рукой сыграл Акинфеев (в матче ЦСКА – «Луч» сезона 2006 года. – Прим. ред.). Судья просто был перекрыт другим футболистом.

– А помощник в такой ситуации на что?

– Cегодня ассистенты зачастую боятся принять решение в ключевом эпизоде. КФА, кстати, обращает на это большое внимание.

ЗУЕВ РУКОВОДИТ СРЕДНЕ

– В конце 2007-го на Исполкоме РФС была принята за основу концепция развития судейства и инспектирования до 2012 года. В курсе?

– Нет.

– То есть при ее разработке с арбитрами не консультировались?

– Со мной – нет. Быть может, беседовали с арбитрами более высокой квалификации…

– Не считаете, что нынешнему руководству КФА не хватает самостоятельности?

– Не хотел бы это обсуждать. Спасибо Николаю Левникову за то, что при нем я начал работать в премьер-лиге. Многому у него научился. Не хочу говорить плохих слов про Сергея Зуева. Это коммуникабельный человек. Как может, так и руководит. Не могу сказать, что плохо. Средне.

– Не кажется ли вам, что пост президента КФА должен занимать более авторитетный и независимый человек?

– Для меня очень хорошим вариантом был Левников. Я перенимал опыт, мне доверяли.

– Зато ему, судя по всему, не доверял Виталий Мутко. Кто, на ваш взгляд, является оптимальной фигурой на пост главы КФА?

– Лично для меня – Валентин Иванов. Авторитетен, судил финальную часть чемпионата мира.

НАС НЕКОМУ «ПРОДВИГАТЬ» В ЕВРОПЕ

– В этом году российские арбитры остались без чемпионата Европы. В чем причина?

– Не знаю. Но это большая неожиданность. И очень больно, что такая страна осталась без судьи на Евро. Похоже, и на чемпионат мира-2010 тоже никто не поедет. В чем причина? Не может поезд под названием КФА двигаться вперед без паровоза. А такого человека, который бы «продвигал» нас в Европе, нет.

Привлечение иностранных арбитров, кстати, тоже сыграло негативную роль. Задумайтесь: в стране восемь судей категории ФИФА, но ключевые матчи судят иностранцы. В УЕФА этого не понимают.

– И все-таки, специалисты говорят, что на первом месте именно отсутствие нашего лобби в УЕФА.

– Да. Для того чтобы поехать на чемпионат мира, нужно попасть в элитную группу арбитров. У нас там Юрий Баскаков, который по возрасту скоро заканчивает. В первой группе – Николай Иванов. Во второй – Егоров и Сухина. Чтобы появились шансы на поездку в ЮАР, нужно было постараться продвинуть нас в первую группу. Но, увы...

МЫ – САПЕРЫ

– В упомянутой концепции развития говорится о профессиональном статусе судей. Поддерживаете?

– Арбитры – социально незащищенная часть российской футбольной элиты. У нас нет контрактов. Нет, по сути, ничего. И чтобы повысить доверие, нужно заключить договоры. Чтобы все знали: отсудишь столько-то матчей – заработаешь столько-то денег. Необходимо пенсионное вознаграждение, медстрахование. А сейчас, даже если получаю травму, лечусь за свой счет.

Арбитры должны знать: на год у них контракт. Если кто-то начнет «пороть», вести закулисные игры, то в следующем сезоне его семья останется без хлеба.

О переходе на профессиональные рельсы речь идет с момента прихода Виталия Мутко на пост президента РФС. Но пока все разговорами и остается.

– Лично у вас нет желания в будущем поруководить КФА?

– Если ничего не изменится, то желания нет. То, что у нас сейчас, нужно хоронить, а не развивать. Концепцию, вы говорите, приняли до 2012 года? А делать все нужно к 2009. Чего тянуть-то?

– Вы не жалеете, что передумали завершать карьеру?

– Ни в коем случае. Более того, самостоятельно я теперь точно не уйду!

– А кто вас может «уйти»?

– Да кто угодно! Сегодня почти каждый президент клуба может снять любого судью. Вы знаете, где сейчас Тюмин? А Гончар? Их отстранение от судейства – дело рук президентов. В том числе, наверное, и руководителей РФС с КФА. Они их не защитили.

А я вот жалею, что некоторые не судят. Потому что считаю их зрелыми и квалифицированными. В следующий раз по такой же схеме могут убрать и Егорова. Мы все – саперы. Можем «подорваться» в любой момент.

– Так и в контракте тоже можно прописать: две «двойки» – и на выход!

– Нет необходимости что-либо выдумывать. Система уже давно работает в Англии, Франции, Германии… Например, заключается контракт на 110 тысяч евро в год. Хорошо отработал – получи бонус. Нарушил пункт контракта – можно и штраф заплатить. Вот это – профессиональный подход.

Поверьте, некоторые судьи уже сейчас живут одним лишь футболом. Тренируются по два раза в день. Видел как-то, что Гончар просыпается и полтора часа монотонно бегает по дорожке. Я у него спрашиваю: «Сань, как тебя хватает?» Я только тридцать минут смогу так побегать. Потом лучше сделаю 20 ускорений по 80 метров, чем так вот бегать. Евстигнеев, Гвардис, Колобаев – то же самое. А Эдик Малый? У него в прошлом сезоне хрящ разрушился, так он доработал до конца года на уколах. Разве не профессионал? Ему сейчас нужно делать сложную операцию, и все – за свой счет. Это неправильно.

КОГДА БРАНКО СЕЛ НА МЯЧ, БЫЛ СТУПОР

– В прошлом сезоне вы начали использовать переговорные устройства. Как их оцените?

– На каждом стадионе они работают по-разному. На «Динамо», например, вообще ничего не слышно. Только шипение. Есть проблемы на «Локомотиве». Зато в провинции с ними очень хорошо. А за границей – и вовсе идеально.

Мне устройства очень помогают. Резервный арбитр или лайнсмен подсказывают, и ты принимаешь верное решение.

– Можете привести примеры?

– В случаях с положением вне игры значительно легче – помощник поднимает флажок и говорит в микрофон: «Вне игры». Мне даже смотреть на него не нужно. Или подсказывают, где нарушение произошло – до штрафной или в ее пределах.

А вот другой пример: ты отлично разобрался в сложном эпизоде и слышишь в наушник: «Красавец!», «Молодчина!» В такие моменты словно крылья вырастают!

В игре ведь много спорных и сложных эпизодов. Книга правил – очень толстая. И все нужно не только знать, но и уметь быстро применить. Я никогда не видел, чтобы футболист во время игры садился на мяч, как Бранко. У меня – ступор: что делать? Чуть позже понимаю – это элемент неспортивного поведения. Даю свисток. А сделай я это чуточку пораньше, глядишь, и не пришлось бы удалять Карвальо.

ИГОРЬ ЕГОРОВ ОСТАВИЛ НАШИМ ЧИТАТЕЛЯМ ПОСЛАНИЕ:

«Уважаемые читатели «Советского спорта»! Болейте за российский футбол и, пожалуйста, не ругайте судей. Они люди, которые помогают развивать футбол. С уважением, арбитр ФИФА Игорь Егоров».

Олег Сокол. «Советский спорт», 28.01.2008

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru