СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

СЕРГЕЙ ОВЧИННИКОВ: БОСС ОСТАЛСЯ В ПРОШЛОМ

Сергея Овчинникова никто и никогда не видел растерянным. Независимо от обстоятельств. Страшным и ужасным в гневе — да, философом в диспутах — сколько угодно, мягким и послушным в семейной жизни, судя по отзывам близко знающих его людей, — неизменно. Но абсолютная уверенность в самом себе всегда была и остается его визитной карточкой.

Свой среди своих

— Киевское «Динамо» отличается чем-то от клубов, в которых вам доводилось работать раньше?

— Особенность моей карьеры такова, что я, как вы говорите, работал в очень серьезных клубах. А жизнь серьезных клубов — она, по большому счету, универсальна. Люди занимаются одним и тем же бизнесом — футболом. Другое дело, что все чтут свои традиции, в том числе и национальные, у всех есть особенности и приоритеты — в стиле игры, в селекции, в имиджевой политике. Мне кажется, это слишком специфичный вопрос для того, чтобы отвечать на него поверхностно, в рамках интервью.

— Принимая приглашение из Киева, вы наверняка понимали, что «Динамо» — команда не без комплексов и не без проблем, особенно обострившихся на фоне провальной Лиги чемпионов — 2007.

— Наверное, правильнее думать не о том, что проблемы существуют, а о том, как их решать. «Динамо» — мировой бренд, абсолютно сопоставимый с другими великими футбольными брендами. А временные трудности - это всего лишь временные трудности, и не больше. Для того чтобы «Динамо» вновь заблистало, в том числе на европейской арене, мы все здесь и работаем. Тренеры, футболисты, менеджмент, болельщики, журналисты - все.

— Что требуется сделать, чтобы «Динамо» заблистало?

— Не нужно вытягивать из меня лишнего. Вопрос, который вы сейчас задали, находится в компетенции президента и главного тренера. Если хотите, я могу ответить стандартно: тренерский штаб под руководством Юрия Семина старательно выполняет всю ту работу, которая, как мы все надеемся, должна привести клуб к успеху.

— Успели почувствовать себя в своей тарелке?

— Меня позвали в большой клуб. Это счастье, фарт, везение — называйте, как хотите. И, безусловно, огромная честь. Далеко не каждому выпадает в жизни такой жребий. Я благодарен Игорю Михайловичу Суркису и Юрию Павловичу Семину за то, что они сделали мне такое предложение. Оно ведь, в принципе, лишено всякой логики, согласитесь, ни на чем не базировалось, если уж откровенно. Если бы я оказался в какой-нибудь российской команде — все было бы понятно, цепочка по-любому прослеживается. А Украина вообще при чем? Я никогда здесь не играл, не знаю местных реалий. Это приличный риск — вдруг взять и позвать Овчинникова в киевское «Динамо». Но мне очень нравится все, что сейчас со мной происходит. «Динамо» — единственная на данный момент команда, которую я готов назвать своей.

Шире круг

— В чем состоит ваш личный вклад в общее дело?

— Это чемпион среди тех вопросов, которые задают мне журналисты. И я, признаться, до сих пор не могу понять, в чем же тут предмет интереса? Ведь функции помощника главного тренера — они везде одинаковые. Они заключаются в том, чтобы помогать главному тренеру. Сегодня ты помогаешь в одном направлении, завтра оно меняется незначительно, послезавтра — кардинально. Тренировочный процесс и жизнь команды вообще — это гораздо более широкие и глубокие понятия, чем может показаться со стороны даже самому грамотному и информированному человеку. А если прессу интересует, кто футболистов будит по утрам, — это несерьезный интерес. Футболистов и главный тренер может по ситуации будить.

— Почему вы не выбрали более конкретное направление в своей работе?

— Почему не работаю с вратарями, вы хотите узнать? Узкая специализация мне неинтересна. Я уверен в том, что сегодня стократ правильнее быть именно помощником Юрия Семина.

— Можно сказать, что ваши планы сформировались под влиянием карьер Дино Дзоффа и Станислава Черчесова, например?

— Нет. У меня свое восприятие футбола. Я четко знаю, чего хочу и как идти дальше, хотя понятия сегодня не имею, быстро мне предстоит идти или медленно, спотыкаясь. Но идти буду. По крайней мере задачи я себе поставил очень высокие. Я хочу не просто тренировать хорошие команды, а выигрывать с ними. В том числе и в Европе.

— В любом случае вы не можете не обращать внимания на особенности работы с вратарями в «Динамо». Есть что отметить в этом плане?

— Если и есть, я стараюсь абстрагироваться от самой темы. На мой взгляд, у нас очень неплохая вратарская линия. Но в клубе трудится прекрасный тренер, которого зовут Сергей Краковский. Вратари — его радость и боль, его зона ответст­венности. Нет, я могу, конечно, помочь Сергею, если в этом есть производственная необходимость, и делаю это с большим удовольствием. Вот, кстати, один из нюансов работы ассистентов: они должны помогать не только главному тренеру, но и друг другу.

Возьмитесь за руки, друзья!

— Не могу не задать еще один вопрос из разряда «чемпионских»: как получилось за короткое время установить в команде новый микроклимат — более приемлемый для работы, для прогресса?

— Мне кажется, пресса немного идеализирует ситуацию.

— Пресса тут ни при чем, Сергей. Футболисты сами об этом не устают говорить.

— Вы понимаете, нет в мире серьезной команды, жизнь которой тиха и беззаботна, как в инкубаторе. Другое дело, что, на мой взгляд, в «Динамо» ценятся сегодня такие вещи, как взаимоуважение, доверие и интерес к совместной работе. Это совсем не значит, что футболисты должны ходить по улицам, взявшись за ручки, или непременно дружить семьями. Но на поле они — да, обязаны быть одной семьей. Зная Юрия Павловича уже много-много лет, могу вас заверить, что внутрикомандная атмосфера — его личная заслуга. Люди начинают думать о больших победах — я подчеркиваю: о больших, — начинают понимать, что эти самые большие победы им по плечу. Вот что, как мне видится, Семин сегодня делает: прививает победный дух. Он очень хорошо умеет ставить такие прививки.

— При этом Семин — первый в истории «Динамо» тренер, не нюхавший футбольного пороха именно в динамовской футболке. А как же клубный дух, традиции и все такое?

— Юрий Павлович к динамовской футболке имеет самое прямое отношение — он и выступал за «Динамо», и тренировал его. Другое дело, что это было московское «Динамо», а не киевское. Но эмблема с буквой «Д» — не пустой для него знак, если кого-то и вправду волнуют такие вещи. Разумеется, традиции «Динамо» надо чтить и беречь. И ответственность, которую взял на себя Семин, просто огромна, это следует понимать. Нельзя, на мой взгляд, не уважать человека, который, понимая и осознавая все риски, убеждает всех в своей правоте. И словом, и делом.

Мои года — мое богатство

— На протяжении всей футбольной жизни вас в глаза и за глаза называли Босс и никак иначе. Что изменилось сегодня?

— Многое. И зовут меня теперь по имени-отчеству. Босс остался в прошлом.

— Сергей Иванович, пожалуй, не будет всю жизнь работать вторым, даже у Семина…

— Конечно, нет.

— Так какой вы себе наметили временной шаг в дальнейшем развитии карьеры? Хотя бы приблизительно?

— Я бы и сам не возражал узнать ответ. Но дело в том, что от тренера ведь мало что зависит. Не мы выбираем - нас выбирают. Вы хотите спросить, готов ли я прямо сегодня, сейчас возглавить какой-нибудь клуб?

— Это крайность, конечно, но было бы интересно услышать.

— Готов. Внутренне — да, готов. Отдаю себе отчет в том, что звучать это может чрезмерно самонадеянно, но ведь каждый человек сам для себя определяет, для чего он царапает землю. У каждого своя внутренняя мерка, разве нет? Я считаю, что могу работать самостоятельно. Понимая при этом, конечно, что вопрос как минимум дискуссионный и мне непременно поставят в упрек отсутствие опыта. Такая точка зрения тоже правомерна. Но вот я недавно наткнулся на размышления кого-то из больших тренеров — к сожалению, не вспомню сейчас, кого именно, — и нашел то, о чем думаю сам: какой особенный опыт нужен человеку, который тридцать лет подряд неплохо играл в футбол?

— Опыт — вещь сложная и многогранная.

— Да, конечно. Но вот вы мне скажите: какого конкретно опыта я должен набраться? Как правильно делить очки?

— Например, опыта общения с людьми, которые называют вас не Боссом, а Сергеем Ивановичем.

— Понимаю. Но тут есть и обратная сторона вопроса: дальше разница в возрасте между теми, кого я буду тренировать, и мной будет только увеличиваться. А мне кажется, что легче донести свои мысли до людей, которым ты почти ровесник. Футболисты очень восприимчивы к тренерам, которых они недавно видели на поле. Словом, возрастные категории я в данном случае не рассматриваю как серьезный аргумент. Готов на эту тему с кем угодно спорить. Потому что можно в двадцать лет быть ветераном, а случается, что и к сорока в мальчиках ходят.

Седина в бороду

— Тогда такой поворот: есть существенная разница, где могла бы развиваться ваша карьера, — в России, на Украине, в дальнем зарубежье?

— Географически — не принципиально. У меня есть мечта всей жизни, может быть, даже конечная ее цель: тренировать «Локомотив». Но это личная, сокровенная мечта, и она пока никак не пересекается с действительностью. Я вообще не могу знать, осуществится она когда-нибудь или так грезой и умрет. По логике, я должен, конечно же, когда-нибудь вернуться в «Локомотив», здесь меня никто и ничем не переубедит.

— Ну а если интересное предложение поступит в ближайшем будущем? И не от «Локомотива»…

— Буду его внимательно рассматривать.

— Это и ко вторым-третьим лигам относится?

— Сложный вопрос. Жизнь научила меня в последнее время никогда не говорить «никогда», но сегодня я думаю, что во вторую лигу не пойду. Не потому, что там футболисты слабые или денег платят мало. И в России, и в Украине вторая лига — это, как бы правильнее сказать, не совсем профессиональный уровень. Внизу много странных вещей происходит, и я точно знаю, что тренерам там очень сложно работать творчески. А меня интересует именно творчество, а не тупое добывание очков.

— Кроме отказа от слова «никогда» в последние годы вы столкнулись и с другими вещами, о которых прежде не думалось, наверное.

— Я не маленький беззащитный мальчик. Я знаю, что всякое в этой жизни возможно, но никогда не примеряю на себя такие вещи, как подлость, интриганство, зависть. Мне просто в голову такое не заходит, понимаете? Все, что делается вокруг, имеет это отношение к футболу или нет, я проецирую на свой внутренний мир, на свои персональные установки. И я не желаю понимать многое из того, что происходило, например, в последние годы в «Локомотиве». Я просто не в состоянии этого сделать — как человек, как член социума. Мозг отказывается мне служить.

— Седина у вас давно появилась? И не по этому ли поводу?

— Давно. Лет уже семь, наверное. Волосы длинные, седину хорошо видно.

— Может, пришла пора стрижку поменять для солидности?

— Нет, не пришла. Не хочу работать над имиджем, подстраиваясь под обстоятельства.

— Но когда-то ведь придется это сделать...

— Начну лысеть — подумаю над проблемой. Я всю жизнь поступаю не так, как кому-то хочется, а как сам считаю правильным.

Дословно

— Из-за моего характера мы часто раньше конфликтовали с Юрием Палычем. Но, во-первых, только по рабочим моментам. А во-вторых, последнее слово всегда остается за ним. Это тренер, к которому я испытываю огромное уважение. Для меня Семин — идеал, в котором сочетаются человеческие, тренерские и педагогические качества. Разные бывают ситуации, Юрий Палыч частенько позволяет себе кричать на ребят, но всегда извиняется после игры, давая понять, что иначе нельзя: это конструктивный рабочий диалог, непереводимый на русский язык.

Константин Столбовский, Герцлия — Тель-Авив — Иерусалим — Москва. «Спорт день за днем», 05.02.2008

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru