СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

В ОДНО ДЫХАНИЕ

Виктор Понедельник с подачи Михаила Месхи забивает "золотой" гол

113-я минута матча. Виктор Понедельник с подачи Михаила Месхи забивает "золотой" гол.

Они уходят, как участники войны... Их осталось четверо - творцов той победы 1960-го на парижском стадионе "Парк де Пренс". Валентин Иванов, Валентин Бубукин, Анатолий Крутиков, Виктор Понедельник. Наше национальное достояние...

Для автора, пишущего об отечественных футбольных звездах "давно минувших лет", Виктор Понедельник - один из очень немногих героев, писать о которых легко и приятно. Во-первых, жив и здравствует, что самое главное. Не потерялся после окончания спортивной карьеры, по-прежнему занимается любимым делом. В семье и в личной жизни, похоже, тоже всё в порядке. Ну чем не жизненный путь "настоящего советского спортсмена" - такой, каким его представляли газета "Правда" или программа "Время" советских времен, но, увы, не такой, каким он был у большинства коллег Виктора Владимировича?..

Он и внешне был похож на такого героя. Высокий, статный, с открытым, красивым лицом - ну просто Никита Крутиков из кинофильма "Первая перчатка". Но в отличие от кинематографического героя, наш имел еще и задатки лидера, благодаря которым он бессменно "капитанил" в родном ростовском СКА, а также твердые жизненные принципы и умение их отстаивать. Показательна здесь история с его несостоявшимся переходом в ЦСКА в 1961 году - мало кому из игроков тех лет хватило бы твердости, мужества и сообразительности противостоять партийно-административному нажиму, "запустив" для этого свои собственные личные связи в той же системе. Да и устоять от соблазна...

В той истории, словно две воюющие армии, противостояли друг другу с одной стороны - высший генералитет и "главный комсомолец" страны Сергей Павлов, с другой - всемогущий в те времена "великий и ужасный" донской писатель Михаил Шолохов, министр культуры Фурцева и, говорят, даже "Сам" - Генеральный секретарь ЦК КПСС, мнение которого, понятное дело, и стало в итоге решающим...

Виктор Понедельник принадлежал к тому, сегодня уже практически вымершему типу игроков, которые были столь типичны для отечественного "любительского" футбола, являясь одной из характерных его особенностей, если угодно - визитной карточкой. Тех, которые были привязаны душой к своему клубу, к своим болельщикам. Ради которых болельщики и ходили на стадионы. А порой и шли на открытые бунты. Беспорядки в Ростове, сопровождавшие ту историю с его переходом в ЦСКА, были тем "гласом народа", к которому даже тогда чиновники вынуждены были прислушаться.

* * *

Пожалуй, после него в нашем футболе уже не было центрфорварда такого уровня. Он отлично играл головой, одинаково хорошо "владел" обеими ногами и обладал той самой голевой интуицией, которая помогает нападающему всегда оказываться в нужное время в нужном месте. А его гол в падении через себя в ворота сборной Аргентины в 1961 году, наверное, до сих пор остается самым красивым из всех голов, забитых нашей сборной. Такие голы встречаются и сегодня, хотя и реже. Но Понедельник, обладая отличной координацией, за свою карьеру забивал таким образом семь раз...

Он закончил играть, когда ему не было еще и тридцати. "Преждевременно завершил выступления из-за тяжелой болезни", - как сказано в энциклопедическом справочнике "Российский футбол за 100 лет". "Из-за приступов бронхиальной астмы", - как сегодня уточняет сам Виктор Владимирович. Из-за этого не попал и на чемпионат мира в Англии в 1966-м. Невольно вспоминается фильм "Гол", в котором герой сначала пытается скрыть от руководства клуба, что болен астмой, а затем узнаёт, что это вовсе не препятствует карьере футболиста. Но, возможно, в те времена еще не было таких медицинских препаратов и технологий...

Сезон 1965 года выдался для Понедельника очень трудным. Еще до его начала он получил травму и пропустил первые несколько матчей в чемпионате страны. А затем начались приступы астмы. Он, тем не менее, играл, но поддерживать прежний уровень в таких условиях было, конечно, невозможно. В конце года он, как известно, перешел в московский "Спартак" и в Ростове уже не было, как пять лет назад, забастовок по этому поводу... В апреле 1966-го Понедельник сыграл свой предпоследний матч за сборную с командой Швейцарии и даже забил гол, но на чемпионат мира в команду включен не был.

* * *

То, что человек, закончив играть, нашел себя в новой профессии, само по себе редкость для нашего футбола. То, что он сумел сделать карьеру и в этой, новой профессии - случай и вовсе уникальный. За всю историю отечественного футбола, пожалуй, лишь Владимиру Маслаченко удалось нечто подобное. Но именно - лишь "подобное"...

Популярность еженедельника "Футбол-Хоккей", когда его главным редактором был Понедельник, я испытал, что называется, на себе - каждое воскресенье за ним приходилось выстаивать длинную очередь. В те годы вполне пресная до того газета превратилась, можно сказать, в политическое издание - почти в каждом номере были острые аналитические материалы о тех сторонах футбольной "кухни", о которых в то время писать было не принято. Видимо, и тут сказался характер...

Кажется, в 1986 году, после чемпионата мира, в спортивной печати шло очередное обсуждение его итогов для нашей сборной, лейтмотивом которого, как всегда, было сакраментальное: "Кто виноват? И что делать?" И Виктор Понедельник - единственный - сказал то, о чем думали тогда уже все: предложил сделать наш футбол профессиональным, хотя слово "профессионализм" в статье и не употреблялось. Но и предложение ввести для футболистов зарплаты, трудовые книжки и писать в них в графе "должность" - "футболист" было по тем временам равнозначно покушению на святыни.

Если смерч, поднявшийся вслед за этой статьей, не смел Понедельника с его редакторского кресла, то, наверное, только благодаря уже начавшейся перестройке. Предвидел ли он такие последствия? Наивно было бы предполагать, что нет. Мог ли, как другие, промолчать и не "лезть в пекло"? Наверное, но тогда он не был бы тем Понедельником, который четверть века назад сумел сказать "нет" высоким партийным чиновникам и наперекор им остаться в Ростове.

* * *

Любопытно, что, обладая отлично поставленным и очень сильным ударом, он, тем не менее, никогда не бил пенальти. Сам объясняет это просто: "Вот я рыбак, но не охотник. Хотя у меня и есть именное тульское ружье. Не могу стрелять в беззащитное животное". (Кстати, хорошо помню популярную во времена моего дворово-футбольного детства не то сказку, не то быль про то, как Понедельник убил мячом обезьяну-вратаря. Звучала она тогда красиво и таинственно. Но, как часто бывает, в жизни всё оказалось куда прозаичнее. Несколько лет тому назад Виктор Владимирович рассказал, как в одном из матчей в Мали хозяева посадили на перекладину ворот обезьянку - символ страны, - которая в шоке свалилась на землю после его удара в крестовину.)

Сегодня он сам с ностальгией вспоминает те времена: "…Думаю, что истинно всенародную любовь к футболу уже не вернуть, как не вернуть и то противоречивое, но славное время. В Ростове, чтобы достать билет на открытие сезона (к нам приезжали со всеми звездами в полном составе армейцы Бориса Аркадьева!), люди в ростсельмашевском парке ночь напролет жгли костры, заняв место в очереди за билетом. Рассказываю сейчас молодым - не верят. Мыслимо ли нынче такое?! Мы, команда СКА и болельщики, не только Ростова, а всего Дона, жили в одно дыхание".

"Жили в одно дыхание"... Какая старомодная фраза!

Григорий АГРАНОВСКИЙ. «Спорт уик-энд», 07.02.2008

"ВЫПРЫГНУЛ НА НАВЕС, И ГОЛОВОЙ - В ДАЛЬНИЙ УГОЛ..."

"золотой" гол в финальном матче первенства Европы-1960

Когда мы попросили Виктора Понедельника вспомнить обстоятельства, при которых он забил "золотой" гол в финальном матче первенства Европы-1960 с югославской командой, - гол, принесший сборной СССР единственный в ее истории чемпионский титул, легендарный форвард с удовольствием согласился.

- Атаку, как всегда, начал Лев Иванович Яшин. Рукой он обычно выбрасывал мяч на 50-60 метров! Отмечу, что благодаря этой его способности сборная СССР в то время частенько проводила острейшие контратаки. Так было и в этот раз. Наш вратарь выбросил мяч почти в центр поля, где им завладел Валя Бубукин, обработал, чуть продвинулся вперед. И включился механизм нашей атаки: слева сразу же открылся под передачу набиравший скорость Миша Месхи. Последовал точный пас, Миша развернулся и пошел прямо на "своего" защитника. А мы уже бежали вперед - я, Валентин Иванов и Слава Метревели. Словно чувствовали: оппонента Месхи "накрутит", и надо как можно быстрей и удобней расположиться по фронту атаки. А сил почти не оставалось, шел уже четвертый тайм, к тому же погода стояла тогда мерзкая в Париже, на целый день зарядил нудный, мелкий дождь, трава скользкая.

А Миша уже обыграл своего визави, и когда мы увидели, что он сейчас верхом отправит мяч в штрафную, Валя Иванов - он же умница был, понял, что я первым к мячу успеваю, - резко рванулся вправо, увлекая за собой защитника, и оставил мне свободной всю зону в районе одиннадцатиметровой отметки. Месхи сработал ювелирно, и я действительно первым оказался "на мяче". Югославы, как я уже сказал, благодаря "закидушке" Яшина напоролись на нашу контратаку, их полузащитники застряли в центре поля, не успели организовать перед нами первую линию обороны - так мы оказались лицом к лицу с защитниками. Практически - один в один, у них уже не было шанса на подстраховку. Плюс ко всему они пятились спиной к воротам, им трудно было выйти на перехват, и в этот момент я прыгнул и пробил головой со "второго этажа", как сейчас говорят.

Знаете, когда сейчас иной молодой форвард утверждает: я, мол, отчетливо видел, куда именно надо было ударить головой, просчитал, где в это время находился вратарь и в чем была уязвимость его позиции, не верьте (смеется). Так в футболе не бывает. Или бывает на тренировках. А когда идет жесточайшая борьба... Вы даже не можете себе представить, какие были битвы с югославами в то время. Футбол - как продолжение политики иными средствами. И они нас били со страшной силой. Судил матч английский арбитр Эллис, который давал им такую возможность... Так вот, когда я выпрыгнул, в подсознании где-то промелькнула мысль: вратарь соперника Видинич - он ведь двухметрового роста, и вверху, понятно, король. Поэтому я постарался, в целом видя ворота, пробить все же в дальний угол. И удар получился.

Как мяч попал в ворота, я уже не видел - меня сбили с ног и навалились сверху два югославских защитника. Потом слышу: публика закричала. Так я только тогда и понял, что это - гол! Едва вскочил на ноги, на меня гурьбой навалились уже наши...

Кстати, свой гол я еще долго потом не видел - лет пятнадцать, наверное. Позже нашлась пленка, которую где-то за рубежом приобрел Николай Николаевич Озеров. Он показывал ее, когда ездил с выступлениями по стране, потом она попала на телевидение. А в Госфильмофонде, оказывается, сейчас обнаружили запись нашего матча с Аргентиной, который состоялся в 1961 году во время первого турне сборной СССР по Южной Америке. Мы тогда выиграли 2:1 на стадионе "Ривер Плейт" в Буэнос-Айресе в присутствии 110 тысяч зрителей, и один из двух мячей я забил в падении через себя. Не хвалюсь, но получилось красиво...

Хорошие были времена. Футболисты были любимы народом. В то время, кстати, и сочинили обо мне частушку - ваш, ленинградский знаменитый актер, чтец и декламатор. Люди старшего поколения его хорошо помнят - Бен Николаевич Бенцианов. Она так звучит (смеется):

Понедельник - день тяжелый.
Знает каждая семья:
Понедельник для футбола
Лучше воскресения!


Андрей БАРАБАШ. «Спорт уик-энд», 07.02.2008

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru