СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

СЕРГЕЙ КАПКОВ: ФУТБОЛ БЕЗГРАНИЧЕН

Сергей Капков о мандате Владимира Путина, интеграции футбольного пространства и инсталляции Гуса Хиддинка в российскую действительность.

Дмитрий Фёдоров:

Здравствуйте! Я Дмитрий Фёдоров. Вы смотрите программу «Прямая линия» на канале НТВ-ПЛЮС Наш Футбол. Это программа, в которой участвуют VIP персоны отечественного и в этом сезоне зарубежного футбола – мы несколько изменим формат. Представляем сегодняшнего гостя – Сергей Капков, председатель правления фонда "Национальная академия футбола". Спасибо большое, что пришли к нам в гости. У Сергей Александровича есть еще несколько должностей, о которых я обязательно скажу по ходу нашей программы. Будут некоторые изменения в этом сезоне. Сегодня вот у нас «Прямая линия» в прямом эфире, как положено. Но в силу того, что многие VIP персоны просто-напросто не могут приехать в Москву, прежде всего из-за занятости, не могут иногда придти в четверг в эту студию. Мы будем делать выездные сессии, то есть записывать заранее программы, а потом будем в записи их выдавать. Но вот сегодня у нас прямой эфир, и вы можете нам звонить и задавать вопросы Сергею Александровичу – прежде всего о Кубке Первого канала, потому что этот турнир организует, патронирует Национальная академия футбола. Перед тем как задать этот вопрос, я задам вопрос, который мне велела задать политически просвещенная часть нашей редакции. Владимир Путин передал Вам свой депутатский мандат. Как произошла эта церемония, как было принято это решение – расскажите поподробнее.

Сергей Капков:

Это произошло в силу ряда причин. Дело в том, что Чукотский автономный округ является единственным регионом, в котором не было представителей в силу того, что мало жителей, мало избирателей живет в этих регионах и не хватало суммарного количества избирателей от Чукотки и Магаданской области. Поэтому Владимир Владимирович Путин решил передать свой мандат в нашу политическую корзину. Получилось так, что я там был первым после губернатора в списке, и этот мандат достался мне.

Дмитрий Фёдоров:

Как произошла церемония? То есть, это же не он сам передавал?

Сергей Капков:

Он написал заявление в избирательную комиссию куда он хочет отдать свой мандат, так как он был единственным в федеральном списке, и избирательная комиссия, где он указал регион, приняла решение, на основании которого я получил этот мандат.

Дмитрий Фёдоров:

Можно сказать, что Чукотка и Магадан просто недоголосовали…

Сергей Капков:

Просто не могли изначально в силу математики. На Чукотке всего 35 тысяч избирателей, в Магадане больше – за 100 тысяч, но все равно этого не хватало, чтобы получить хотя бы один голос.

Дмитрий Фёдоров:

А теперь о Кубке Первого канала. Оценка турнира может состоять из нескольких элементов – это коммерческая составляющая, спортивный успех, имиджевый. По каждому из направлений я Вас попрошу пройтись.

Сергей Капков:

С точки зрения коммерческой: турнир стабильно собирает и зрительскую аудиторию, стабильно собирает спонсорские деньги. К сожалению, спонсорских денег не хватает на то, чтобы закрыть весь бюджет турнира. Из года в год процентов на 10-20 заработок турнира растет – в этом году это около 2,2 миллиона долларов. Сам турнир стоит намного дороже – около 7 миллионов долларов. Надеюсь, что за счет призового фонда и за счет приглашения команд, рано или поздно турнир перейдет на самоокупаемость. Соответственно тогда он может продолжать жить без Национальной Академии футбола. К тому году, когда турнир будет окупаемым, инфраструктура Российской федерации и Украины выйдет на такой уровень, что мы этот турнир сможем проводить и в Сочи, и в Крыму. Мы хотим это сделать. Просто Израиль – это такая временная площадка.

Дмитрий Фёдоров:

Мы переходим к имиджа турнира – как ситуация изменилась в этом плане?

Сергей Капков:

Не могу сказать, что команды относятся к этому турниру как у тренировочному, хотя он, наверное, все-таки является тренировочным и для них – после этого турнира они разъезжаются уже и в сборные, начинается Кубок УЕФА, начинаются уже чемпионаты. Все-таки турнир продолжает быть интересным. Этот год показал, что украинские команды намного лучше, намного сильнее подготовились к нему; российские команды просто по физическим показателям не были к нему готовы. Но год на год не приходится, поэтому я думаю, интрига будет намного больше. Я очень рад за Юрия Павловича Сёмина, который доказал и показал, что он великий тренер, большой профессионал, что он может выстроить команду, которую он недавно взял. И я очень доволен финалом, который был очень жестким, очень насыщенным. Победа киевского «Динамо» была заслуженной.

Дмитрий Фёдоров:

Таким образом, даем оценку спортивного происшедшего. Напомним, как проходили игры российских команд. Чем Вы объясняете столь небольшую посещаемость?

Сергей Капков:

Я объясняю это погодным фактором, потому что для такого климата было очень холодно – буквально 0 градусов, поэтому много людей не пришло. В этом году мы попробовали продать телевизионные права двум израильским каналам, которые показывали многие турниры – люди решили не тратить на билет и смотреть по телевизору. Но в следующем году, когда будут уже отменены визы, я думаю, многие приедут смотреть футбол в Израиль. Думаю, что мы еще изменим формулу турнира – чтобы он не был затянутым. Тогда турнир будет более интересным, более динамичным.

Дмитрий Фёдоров:

Наши корреспонденты, которые поехали на турнир благодаря Вам, за что хочу Вас благодарить, говорили о том, что рекламный бюджет турнира был очень большим. Какой бюджет был рекламный?

Сергей Капков:

Думаю, весь общий бюджет был около 300-400 тысяч долларов. Некоторые вещи уже просто сами клубы рекламировали, какие-то – министерство туризма. Просто для того же Израиля, где из 5 миллионов жителей 1,5 миллиона русскоговорящих, это уже большое событие.

Дмитрий Фёдоров:

Вы сказали, что нужно менять формулу турнира. Какая формула идеальна – расскажите.

Сергей Капков:

Думаю, что мы сделаем, во-первых, плей-офф, привлечем 3 команды из России, 3 команды из Украины, 1 команду израильскую – победителя и, может быть, одну европейскую команде. В итоге будет 2 игры в день, и победитель более непредсказуем.

Дмитрий Фёдоров:

Гайдамак, владелец «Бейтара» как раз нашему корреспонденту говорил, что целесообразнее проводить турнир в каком-то одном городе – например, в Иерусалиме. Например, в Тель-Авиве интереса матчи не вызывают.

Сергей Капков:

Дело в том, что если все-таки проводить матчи в Иерусалиме – все-таки это город не на
море, то там намного холоднее. Последние матчи, которые были с «Бейтаром» в Иерусалиме, то там было -2 градуса, и шел снег. Поэтому там просто может не собраться народ. И по вопросам с Иерусалимом есть израильская часть, есть арабская – там намного сложнее проводить этот турнир. Да и тренировочных полей там мало, есть один стадион – бейтарский. Все команды привыкли жить в Тель-Авиве: у них есть облюбованные гостиницы. Поэтому мы вынуждены будем проводить этот турнир в двух городах.

Дмитрий Фёдоров:

Может быть, за счет расширения географии этот турнир приобретёт популярность или это совсем нереально?

Сергей Капков:

Это реально. Просто география будет расширяться от Иерусалима, потому что там нет большой футбольной инфраструктуры. Он может расширяться в сторону Хайфы – там, где море, где есть футбольная инфраструктура. Это реально нужно командам.

Дмитрий Фёдоров:

Неучастие российских клубов в финале – это удар по имиджу, или для организаторов не имеет значения, кто выступает в финале?

Сергей Капков:

Нам, конечно, хотелось бы, чтобы финал был российский.

Дмитрий Фёдоров:

С национальной точки зрения или с коммерческой?

Сергей Капков:

С национальной. Дело в том, что если команды не готовы, если командам не повезло, то, к сожалению, здесь спортивный принцип проповедуется – значит побеждает сильнейший.

Дмитрий Фёдоров:

В прошлом году ЦСКА и «Спартак» очень качественно выступали на Кубке Первого канала, но потом они крайне невыразительно не только с точки зрения результата, но и с точки зрения качества выступили в Кубке УЕФА – были безжалостно раскритикованы. Можно ли сказать, что в этом году они просто изменили подготовку, и в какой-то степени не стали раскрывать карты на Кубке Первого канала?

Сергей Капков:

Не думаю. Думаю, просто команды в этом году собрались несколько попозже, и у них было меньше дней на подготовку. Думаю, они просто были менее готовы. Сейчас у них продолжаются сборы в Турции, поэтому я надеюсь, что и в чемпионате, и в УЕФА им повезет.

Дмитрий Фёдоров:

И ЦСКА, и «Спартак» уже давнишние участники Кубка Первого канала – это что-то привычное и рутинное. Может быть, поэтому они не смогли сыграть в полную силу?


Сергей Капков:

Я не думаю. Может быть, было некоторое предубеждение относительно того, что российский чемпиона сильнее украинского, футболисты более качественнее, профессиональнее, и им удастся по-легкому пройти. Но и «Шахтер», и «Динамо» (Киев), конечно, приехали побеждать. Я разговаривал с менеджером «Шахтера», и он сказал, что приехал побеждать. Я разговаривал с Юрием Павловичем Сёминым, и он сказал, что никаких тренировочных, никаких турниров детских, как он говорил, не бывает – надо выигрывать. Просто у украинских команд был сильнее настрой – они приехали побеждать, и это было видно с самого начала.

Дмитрий Фёдоров:

То есть ЦСКА и «Спартак» будут участвовать в следующем Кубке Первого канала – их позиции незыблемы?

Сергей Капков:

Нет. В следующем Кубке Первого канала будут участвовать 3 первых места российского чемпионата. И «Зенит» в этом году готов был участвовать, просто в силу некоторых причин (там был Кубок Содружества, они хотели получше подготовиться к чемпионату) – я понимаю их позицию. В этом году мы просто начнем заранее уговаривать клубы, понимая, когда уже расстановка в турнирной таблице под конец чемпионата. Думаю, что уговорим, и все будет хорошо.

Дмитрий Фёдоров:

Плюс 3 команды украинские, плюс одна израильская и плюс одна какая-то команда Европы.

Сергей Капков:

Да. Латинская Америка не отпадает. Мы в этом году вели переговоры. Просто это достаточно сложный регион – они не всегда готовы выставить первый состав.

Сергей Фёдоров:

А европейские команды?

Сергей Капков:

Европейских команд много было готово, но у многих идет чемпионат, и они были лучше готовы. Мы просто не хотели ставить команды в неравные условия. Были команды из Баварии, "Герта".Но решили, что лучше воздержаться. У нас были предложения и от «Левски», и от некоторых других.

Дмитрий Фёдоров:

Вам, как организаторам, хотелось бы, чтобы это была команда со звучным именем, или для Вас важна мотивированность?

Сергей Капоков:

Мотивированность. Вопрос в том, чтобы победитель Кубка Первого канала сыграл летом, например, с победителем английской Премьер-лиги.

Дмитрий Фёдоров:

То есть Вы считаете, что это тоже может смотивировать участников Первого канала?

Сергей Капков:

Конечно. Не только участников, тренеров, менеджмент клубов, но и самих футболистов – что они будут играть в той же Англии, Испании.

Дмитрий Фёдоров:

То есть этот матч может проведен не у нас, а там?

Сергей Капков:

Да, с трансляцией в России.

Дмитрий Фёдоров:

Вы сказали, что турнир может быть проведен в Сочи. Какие обстоятельства должны совпасть, чтобы это произошло?

Сергей Капков:

У нас изначально была идея, чтобы проводить этот турнир в Сочи. Один год в Сочи, а другой год – на Украине, в Крыму – там, где позволит климат. Но ситуация сложилась так, что стадион в Сочи находится в аварийном состоянии. Но я знаю, что под Олимпиаду планируют построить стадион – с футбольным покрытием, с футбольным полем. Поэтому как будет стадион, будем думать, как перевезти турнир туда.

Дмитрий Фёдоров:

Любой крупный турнир сейчас это не только матчи, не только спортивная составляющая, но и какое-то общение – приезжают VIP персоны. Чем был интересен Кубок Первого канала в этом отношении?

Сергей Капков:

В этом году приехало большинство президентов и владельцев украинских футбольных клубов, большое количество руководителей российских футбольных клубов, приехал Гус Хиддинк, который сам выразил желание приехать на Кубок Первого канала. Вообще мы в этом году планировали с Юрием Белоусом сделать там футбольную ярмарку, которая проходит ежегодно в России, просто мы не успели. Думаю, это вызвало бы интерес – большое количество желающих презентовать свои наработки было. Еще раз скажу, что Израиль отменит визы, и он заинтересован перевести часть команд из Турции, из Кипра.

Дмитрий Фёдоров:

А с какого числа отмена виз?

Сергей Капков:

По-моему, с 1 апреля. Поэтому там большой интерес есть, и год от года турнир будет развиваться. В этом году мы брали российских судей, которые помогали западным коллегам, ряд украинских судей. Мы привозили ряд футболистов из детских юношеских футбольных школ. Были еще параллельно спарринги между дублями и юношескими школами клубов, потому что клубы выезжают большим составом. Я знаю, что «Динамо» (Киев) играло с ЦСКА.

Дмитрий Федоров:

Насколько я знаю, в верхах, во власти речь идет если не об объединении чемпионатов – российского и украинского, а об интеграции футбольного пространства. Об этом говорилось?

Сергей Капков:

Я уверен, что чемпионат России и Украины при желании через какое-то время можно объединить – мы найдем союзников как в России, так и на Украине – почему нет. Интерес международный к нашему чемпионату совместному возрастет. Любая идея изначально кажется фантазией – надо попробовать. Говорилось много и о Кубке Первого канала, и о Кубке Содружества, на который из года в год приезжают дубли, дети. Идеи разные, просто мы не можем их навязывать. Просто Кубок Содружества тоже должен как-то развиваться – переезжать не только из Москвы в Питер, но и переезжать из тех стран, где участвуют футбольные клубы: если клубы из Узбекистана побеждают, то может быть, следующий Кубок Содружества провести в Узбекистане? Об этом тоже говорилось. Футбол безграничен. Все федерации постсоветского пространства говорят на русском, тяготеют к России – это надо использовать. Кроме того, сейчас Национальная Академия футбола при посредничестве Колоскова пытается добиться от УЕФА, чтобы русский язык стал 5-м официальным языком УЕФА. Официальными языками УЕФА являются испанский, немецкий, французский и английский. Но не надо забывать, что 15 федераций – от Армении, Грузии – до России и Украины разговаривают на русском языке, и он им намного ближе, чем тот же французский. Мы пытаемся убедить УЕФА и, насколько я знаю, у Вячеслава Ивановича это получается. Мы профинансируем перевод всех нормативных документов, наработок, а дальше УЕФА из своего бюджета будет переводить все на русский – то есть, откроют сайт на русском. Все материалы в Россию и на Украины будут приходить на русском языке – это очень важно для тренеров детских школ, для судей – можно зайти на сайт УЕФА и почитать на русском, а не переводить и сомневаться, так ли переведено. Это будет на русском языке, переведено на русский и заверено УЕФА – это будет большой прорыв для России.

Дмитрий Фёдоров:

С психологической стороны это очень важно: если это один из языков УЕФА, то и отношение к стране меняется.

Сергей Капков:

Конечно! Я же был даже на симпозиумах УЕФА – там есть переводчик на русский язык, который в микрофон переводит. Понятно, что его слушают остальные 15 федераций, и не важно, из какой республики они приехали. И кулуарное общение с этими федерациями ведется на русском языке.

Дмитрий Фёдоров:

Возвращаясь к идее интеграции футбольного пространства. Я хочу сказать, что в хоккее есть такая идея создания открытой хоккейной лиги, в которой пока неизвестно кто будет участвовать. Но пригашаются клубы из стран СНГ, даже из-за границы. Это опыт может придать импульс и футболу….

Сергей Капков:

Обязательно. После Советского Союза эти страны все равно тяготеют друг к другу – у нас общее общение, ментальность. Этот процесс просто неизбежен. Мы знаем всех тренеров на Украине, мы интересуемся украинских футболом. Нам интересно, хотя, конечно, он совсем не так развивается грузинский, армянский футбол – имею в виду не так, как в советские годы. Мы хотим общаться.

Дмитрий Фёдоров:

С другой стороны, если будет проводиться единый чемпионат, то сократится представительство в еврокубках. А для этих стран очень важно, что их команды хоть на предварительных стадиях Кубка УЕФА или Лиги чемпионов участвуют.

Сергей Капков:

Согласен. Я уверен, что это вопрос переговоров с УЕФА и ФИФА, потому что они заинтересованы в увеличении интереса футбола в любой точке мира. Объединение чемпионатов увеличит интерес к футболу. Это я говорю как идею фантастическую.

Дмитрий Фёдоров:

Но любая фантазия может в конечном итоге закончиться интересным проектом. Мы пытаемся с вами фантазировать. То есть, Вы считаете, что у УЕФА не может возникнуть никакого предубеждения, и УЕФА может пойти на встречу?

Сергей Капков:

Я считаю, что любое предубеждение УЕФА можно аргументировано развить. Считаю. Что мы, как Российская Федерация, должны играть большую роль в УЕФА – за счет просто политического давления на соседние регионы, исторической памяти к Советскому Союзу. Я понимаю, что это все в прошлом, но для меня заявка на чемпионат Россия-Украина звучит лучше, чем Россия-Польша.

Дмитрий Фёдоров:

Из Украины поступают сигналы, что там чемпионат могут чуть ли не отменить – по крайней мере, в некоторых городах.

Сергей Капков:

Об этом много говорят. Конечно, украинский коллеги уверены, что такого никогда не будет. Но я знаю, что у УЕФА есть вопросы по отношению Украины к подготовке в ЕВРО. Думаю, что это вопросы политических склок и волнений на Украине. Думаю, что любая группировка, которая придет к власти на Украине, конечно, за этот имиджевый проект будет бороться.

Дмитрий Фёдоров:

По поводу влияния на УЕФА. Влияние достигается за счет конкретных людей. Вот Вы сейчас упомянули Вячеслава Колоскова…

Сергей Капков:

В этом году он заканчивает свою деятельность в УЕФА. По-моему, это последний год, когда он вице-президент и представитель России.

Дмитрий Фёдоров:

И это пролонгироваться не будет?

Сергей Капков:

Это Российская Федерация должна делать, и этого, я так понимаю, не будет.

Дмитрий Фёдоров:

Реально ли увеличить количество российских представителей в комитетах? Что там происходит сейчас?

Сергей Капков:

Конечно, реально. В комитетах мы представлены достаточно весомо – там и Гинер, и Зуев. Но вопрос в том, что мы должны бороться за себя, Мы понимаем, что на ближайший Евро не заявлен ни один российский арбитр, а значит не будет ни практики, ни опыта, и имидж российского судейства не дотягивает до европейского уровня. Мы должны же признать, что хотя бы 1-2 порядочных, знающих язык судьи в России есть. Значит мы их должны лоббировать. На чемпионат мира в ЮАР тоже не приглашен ни один российский арбитр, значит до 2010 года для российского судейства подведена черта – УЕФА и ФИФА не верят. Следующий шанс в 2012 году. Мы должны конкурировать в УЕФА и в ФИФА в любых отраслях – в детско-юношеских школах, вот взрослом футболе, в клубном футболе.

Дмитрий Фёдоров:

Кстати, Сергей Александрович – вице-президент РФС. Вы в каком-то комитете УЕФА хотите работать?

Сергей Капков:

Нет. В силу того, что я отвечаю за развитие футбола в Российском футбольном союзе, то у меня просто нет времени. Я не смогу должным образом выполнять свои обязанности. Мне лучше ездить по России, встречаться с губернаторами, с департаментами спорта – это даст нам больший эффект. Наш принцип с Советских времен не изменился: от массовости к реформам. То есть, чем больше людей, детей будет заниматься футболом, тем больше знаковых, заметных футболистов у нас будет. Мы хотя бы должны дойти до уровня Германии. Например, в Германии занимается футболом в 2 раза больше детей, чем в России. Надо увеличивать количество детей, которые играют в футбол. У национальной академии футбола нет таких идей о том, что мы должны выиграть Евро через 5-7-10 лет. У нас задача одна: чтобы наши футболисты были востребованы в Европе, чтобы в России рождались Шевченко, Кака и чтобы они были востребованы. Мы исходим из принципа большого тенниса: каждый из нас гордится, что наша сборная очень заметна в теннисе.
Так что, может быть, за 5-7-10 лет такого успеха мы добьемся за счет улучшения материально-технической базы, за счет улучшения методик.

Дмитрий Фёдоров:


В Израиле были консультации с Гусом Хиддинком по поводу его нового контракта. Кто участвовал в этих обсуждениях, сколько продолжались эти переговоры?

Сергей Капков:

Это были достаточно короткие переговоры – мы просто подводили черту. До этого мы в Москве достаточно долго разговаривали. Гус Хиддинк и Александр Бородюк обсуждали, как нам дальше двигаться и развиваться. Там вопрос на самом деле очень сложный. К Гусу Хиддинку есть очередные претензии от налоговых органов, которые требуют от него дополнительных налогов. Поэтому мы должны просто пересматривать контракт. Самое простое – это чтобы контракт был увеличен 2-х годичный на 3 миллиона евро, тогда Гус Хиддинк будет получать свои чистые 2 миллиона. Либо мы должны изменить ему контракт, в соответствии с налоговыми органами Голландии. Мы должны обсудить закон о двойном налогообложении России и Голландии – у нас есть соглашение. Это большой достаточно процесс, но к маю мы, думаю, его согласуем, и Гус Хиддинк его подпишет. И там есть пункты, которые он просит внести, но есть пункты, которые мы, как Национальная академия футбола, как спонсор его контракта, как гарант выполнения перед ним обязательств, тоже просим – это методика, детские школы, подбор специалистов для детских школ, подбор специалистов для написания методики, адаптация голландской методики и адаптация зарубежных методик для России. У Хиддинка есть другие требования – увеличение тренерского штаба, набрать ему помощников из числа российских специалистов в футболе, которые знают язык, которые знают как играть и так далее.

Дмитрий Фёдоров:

У меня, как у человека, не сведущего в юридических вопросах, как и у большинства болельщиков, думаю, возникает странное ощущение, что между Европой и Россией возникает такая пропасть, что эти нюансы налогообложения не могут решить на протяжении уже такого длинного времени. Получается, что мы настолько оторваны от Запада, что даже не можем привлечь нужного нам человека для того, чтобы решать вопросы налогообложения.

Сергей Капков:

Думаю, что мы все равно привлечем Гуса Хиддинка. Европейское сообщество имеет похожую законодательную базу. В России какая история: когда мы заключали контракт, который был проверен юристами Гуса Хиддинга и нашими российскими, мы записывали 2 миллиона евро чистыми, плюс сопутствующие налоги. Но вышло так, что голландский налоговый орган считает так, что те дни, которые Гус Хиддинг проводит в России, в эти дни тоже надо платить налоги в Голландии. Так как там прогрессирующий налог, получается, что это гигантские деньги – за миллион евро. Просто надо находиться в диалоге, понимать, какие пункты изменить – это не нарушение закона. Мы просто можем понять форму – это будет не трудовой договор, а какой-то еще. Мы знаем, что у Хиддинка были проблемы с налоговым органом после Кореи. Просто это все уникально, и не может быть ошибки. Сейчас работают специалисты и Российского футбольного союза, и работают налоговые специалисты Голландии. То есть это нестандартный случай – вот в чем дело.

Дмитрий Фёдоров:

Открыл Ваше интервью 2006 года, и там Вы говорите, то Гус Хиддинк будет проводить не менее 200 дней в году.

Сергей Капков:

Именно так мы сначала обсуждали.

Дмитрий Фёдоров:

А потом эта цифра была снята. Вот сейчас, при обсуждении нового контракта, обговаривается конкретное число дней, которые Гус должен провести в России?

Сергей Капков:

У нас есть предложение для Гуса Хиддинка, которое он тоже будет рассматривать. Если Гус Хиддинк будет проводить больше 180 дней в России, то он не будет платить голландские налоги – он будет считаться резидентом России и будет платить только 13%. Но дело в том, что в этом году и в будущем у нас нет шансов, чтобы он провел такое количество дней: во-первых, Евро-2008 – это тоже за рубежом. Но на будущее мы обсуждаем. 3 варианта ответа: самый простой – платить ему больше, чтобы налогов с него забирали больше, и на руки он получал ту же самую сумму, второй вопрос – обсудить с налоговыми органами Голландии то, как поменять договор и какие у нас есть соглашения между странами, чтобы взять документы из Минфина – это самое сложное, потому что большая бюрократий; третий вариант – переделать контракт, чтобы это был не трудовой договор. Либо он должен проводить здесь 180 дней.



Дмитрий Фёдоров:

Он просит увеличить его контракт, или речи об этом нет?

Сергей Капков:

Он изначально сказал, что не требует больше денег. Поэтому я так уверенно говорю, что контракт Гуса Хиддинка мы подпишем, потому что принципиальной договоренности мы достигли.

Дмитрий Фёдоров:

Это говорит о том, что работа здесь ему по-человечески понравилась. Если он не требует повышения, тем более после того, как он добился для нас, для России, можно сказать сногсшибательного результата. Он был бы, наверное, в праве попросить себе какого-то увеличения, а он этого не сделал.


Сергей Капков:

Он другой человек в плане сознания. Он попросил чуть выше средней заработной платы для топ-тренера, и он ее получает и не видит, что ему надо больше платить за какой-то успех. Он же и брался за то, чтобы вывести команду – он это тоже всё понимает. Он когда нанимался на работу, он нанимался не номер отслужить – он нанимался вывести нас на Европу, и он это сделал. Сейчас если будет контракт, то он будет брать деньги за то, чтобы вывести нас на чемпионат мира. Он берет за решение задачи.

Дмитрий Фёдоров:

А бонусы и премиальные он получает?

Сергей Капков:

Получает. У него двойная ситуация. Нам объясняют, что это во всех сборных командах так: он получает за каждую победу на уровне футболистов – не такую же сумму, но как все футболисты, - и за выход из группы он получает тоже заметный бонус – это тоже все описано в контракте.

Дмитрий Фёдоров:

Такой вопрос: я понимаю, что предыдущий контракт финансово обеспечивала Национальная академия футбола.

Сергей Капков:

Сейчас тоже самое. Это просьба и Гуса Хиддинга, и наше добровольное решение.

Дмитрий Фёдоров:

А почему он просит? У меня ощущение, что психологически это не совсем правильно. Получается, что за результат его спрашивает Мутко как президент РФС. В то же время Гус Хиддинк знает, что деньги ему платит Национальная академия футбола и «тире» Абрамович…

Сергей Капков:

Не совсем так. Тоже мы с ним долго это обсуждали, и это он понимает. Мы его пригласили под некие гарантии, что ему здесь будут комфортно и приятно работать. Заработную плату платит ему РФС – он является сотрудником РФС, а мы, так как понимаем, что нам нужен западный тренер, и мы отстаиваем нашу позицию, мы гарантируем, что РФС не будет на это тратиться. Но если он работает в РФС, он знает о нашем существовании, но мы не влезаем в тренерский процесс, мы не лезем в раздевалку. Один раз в своей жизни я, тот же Абрамович, Мутко, заходили после Израиля поддержать ребят. Мы такие же спонсоры, как Газпром, как пиво «Старый мельник». Мы берем некоторые программы, мы не даем РФС деньги – мы берем некоторые программы, которые нам интересны, и тратим на это деньги.

Дмитрий Фёдоров:

В 2006 году Гус Хиддинк появляется в России, и многое говорится о том, что он займет не только сборной, но и выстраиванием пирамиды российского футбола. Результат есть. А вот с пирамидой серьезные проблемы. Я, например, считаю, что локальный результат не так важен. Кто сейчас вспомнит, что в 1938 году сборная Англии по хоккею становилась Олимпийским чемпионом? Никто. Но этот результат ни во что не трансформировался. У меня вопрос: в этом году, через год что-то изменится в этом плане у на с футболе или нет?

Сергей Капков:

Пирамиду строили рабы, а рисовали ее египетские архитекторы, поэтому здесь нужны теперь рабы, кто камни тесать будет. Гуса Хиддинка самого сначала надо встроить в систему российского футбола, тогда он вам сам нарисует систему. Чтобы ему слетать в регионы, ему надо билет купить. Когда ему купят билет, я не знаю, в Самару, он туда слетает.

Дмитрий Фёдоров:

То есть, Вы считаете, что проблема была не Хиддинке, а в окружении?

Сергей Капков:

Не в окружении, а в системе. Он десантирован сюда, в великую страну, понимая ее большой потенциал, но он должен быть окружен людьми, которые адаптируют его к российской действительности, которые помогут ему полюбить страну, понять российский менталитет.

Дмитрий Фёдоров:

Может быть, он сам не хочет идти на контакт. Лично я вспоминаю такую историю, которая задела меня до глубины души. Гуса Хиддинка спрашивают: почему Вы не поехали на чемпионат Европы среди юниоров? Он говорит, что у меня очень хорошие советники, и они слетали и посмотрели. Где Хиддинк был в тот момент? Он летал на открытие какого-то стадиона для детей в Корее. Мне это было неприятно. Понятно, что Александр Бородюк- очень хороший специалист, понятно, что он соберет очень хорошую информацию, но я думаю, что для тех же молодых ребят было бы очень важно, если хотя бы на один день туда прилетел Хиддинк. Это важно для болельщиков, для всех, а Гус совершено спокойно говорит, что не приехал – ничего страшного.

Сергей Капков:

Согласен с Вами. Есть 2 момента: надо было как с советским человеком издать приказ, что Гуса Хиддинка туда командируют, а он как европейский человек взял бы и полетел туда. Если бы он не полетел, это конфликтная ситуация, но Гус Хиддинк очень осторожный и неконфликтный человек – он бы не довел до конфликтной ситуации. Во-вторых, у него огромное количество прописанных еще до нас контрактных обязательств. Он комментирует Лигу чемпионов, когда играет ПСВ на голландском телевидении. Он предупреждал. Вопрос в том, что если бы мы заранее хотели его отправить на молодежный чемпионат, то надо было заранее ему сказать. Это вопрос в том, что с ним надо работать каждый день. Он как любой большой специалист, как высокооплачиваемый тренер, он в чем-то и капризный, и своевольный – он ничем от нашего российского тренера не отличается. С ним просто надо работать.

Дмитрий Фёдоров:

То есть, существует на некоторой дистанции. Зрителям можно ощутить: он приходит на трибуну – Бородюк и Корнеев рядом с ним. Но в общем целом он российских людей побаивается.

Сергей Капков:

В силу воспитания. Просто если он с ними не знаком, то на трибуне к ним подсаживаться не будет и на ухо шептать тоже не будет, хотя русские так могут. Поэтому надо представить со всем сообществом.

Дмитрий Фёдоров:

То есть, его надо инсталлировать в наш футбольный процесс - понял Вашу мысль. А в новом контракте как-то оговаривается, что он не должен совмещать работу?

Сергей Капков:

Мы это опишем, что он должен согласовывать с нами. Он понимает, поэтому сейчас он таких контрактов уже не заключает – это раз. А во-вторых, он доверяет тренерскому штабу. Его позиция, кстати, что если Вы мне доверяете, то дайте мне возможность сформировать тренерский штаб вокруг себя, и я буду делать дело. Вот это он просит обсуждать с ним. Давайте тоже будем откровенными: что такое тренерский штаб? Это Корнеев и Бородюк – 2 человека. Я тоже считаю, что этого мало. Должны быть селекционеры, должно быть общение – он должен смотреть и за молодежкой. Нужен сильный спортивный директор под Хиддинком. Он ничем не отличается – ни звездностью своих побед, ни высоким заработком. Он такой же наемный специалист в РФС, как я, как кто угодно, как Бородюк. Ставьте ему задачу. Мы с ним разговаривали об этом в Израиле – чтобы он поездил по регионам. Но он просит чтобы с ним поехал человек, который смог бы ему что-то показать, рассказать. Если мы с вами приедем в ПСВ, то мы тоже многое не поймем. Надо, чтобы поводили, сказали.

Дмитрий Фёдоров:

Насколько я знаю, у него даже собственного кабинета не было в РФС…


Сергей Капков:

Был, но как-то был…не совсем кабинет.

Дмитрий Фёдоров:

Но вот сейчас, насколько я понимаю, в Доме футбола у него будет собственный кабинет.

Сергей Капков:

Дом футбола еще не открыт, но конечно, будет.

Дмитрий Фёдоров:

Национальная академия футбола переезжает в этот Дом футбола?

Сергей Капков:

Мы же самостоятельная организация от футбольного союза. Пригласят – не против: мы же одна большая футбольная семья.

Дмитрий Фёдоров:


Сейчас так или иначе наше государство ведет борьбу за ограничение иностранной рабочей силы. Как-то на футболе это может сказаться?

Сергей Капков:

Никак. Уже так ограничили легионеров, что дальше никак не может сказаться.

Дмитрий Фёдоров:

Футбол существует по своим особым законам и будет существовать и дальше.

Сергей Капков:

Конечно. Власть туда не вмешивается, что делает очень мудро.

Дмитрий Фёдоров:

Сейчас предполагается обязательное внесение в заявку двух игроков не старше 21 года Насколько мне известно, 11 числа на исполкоме РФС все-таки не будут затягивать дела, и клубы будут заявлять одного игрока не старше 21 года.

Сергей Капков:

Одного они же смогут найти.

Дмитрий Фёдоров:

Да, мне интересно, как Вы относитесь к этому нововведению и как Вы относитесь, что многие тренеры из этого тренерского объединения – Гершкович, Газзаев – выступили против?

Сергей Капков:

К сожалению, эти пункты регламента важны и нужны, и это даст импульс детским школам, чтобы воспитывать. Но если нет молодых талантливых футболистов, то они в заявку будут попадать, но будут сидеть на лавке. Акинфеев, как я помню, ему еще 18 лет не было, а он уде стоял за ЦСКА в воротах. Нормами не решить этот вопрос.

Дмитрий Фёдоров:

Но ведь таким образом тренеры будут стимулировано работать с молодежь. Можно работать с готовыми футболистами – покупают за границей. Сейчас лимит на легионеров подразумевает что надо покупать в России игроков. Но, тем не менее, получается, что не надо напрягаться, потому что работа с молодым футболистом – это очень кропотливый момент. Тут нужно быть педагогом. Получается, наши тренеры не хотят заниматься своими прямыми обязанностями.

Сергей Капков:

Иностранные тренеры тоже не очень хотят так делать. Жозе Моуринью в «Челси» тоже хотел покупать только готовых футболистов. Поэтому мне кажется, что в клубах нужно сменить подход: должен быть руководитель академии, который растит бойцов, футболистов. Тренер большой команды никогда не будет заниматься воспитанием молодых – всегда он будет хотеть купить уже готового. Ему нужен результат завтра, поэтому просто надо менять систему: главный тренер никогда не будет заниматься молодежью. Ему нужно иметь при себе помощника, руководителя академии, которому будут ставить задачу: расти, дорабатывай мне молодого специалиста.

Дмитрий Фёдоров:

Кстати, и в ЦСКА, и в «Динамо» работают голландские специалисты.

Сергей Капков:

А это Вы приводите пример с ЦСКА, потому что Газзаев уже долго работает в ЦСКА, и он понимает, что его завтра не выгонят. Поэтому он строит эту систему. А когда тренер приходит на сезон, волнуясь, выгонят его или нет, то конечно, он будет требовать от руководителей….


Дмитрий Фёдоров:

Я так понимаю, что здесь не только тренеры решают, но и менеджмент. Например, в «Динамо» Дмитрий Иванов.

Сергей Капков:

Да, надо строить. Я вижу, например, по играм детских команд «Шахтер» - они приезжают к нам в "Крылья Советов", в нашу школу, и проигрывают нам все игры, потому что они небольшие ростом дети, но техника у них на высочайшем уровне – у них давно работает голландский специалист. Мы с вами знаем, что время пройдет, ребята вырастут, станут такие же высокие, как наши российские парни, а техника у них останется. Посмотрим, что будет через 5 лет.

Дмитрий Фёдоров:

Да, мы часто говорим, что наши юниорские команды – 14-15-16 лет выигрывали какие-то турниры – там, в Латинской Америке. Но мы прекрасно понимаем, что там паспорта не совсем легетимные бывают.

Сергей Капков:

Обыгрывали сборную Португалии, в которой Луиш Фигу был.

Дмитрий Фёдоров:

Просто наши раскаченные – практически взрослые, а те потом раскачиваются.

Сергей Капков:

Наши всегда накачены: надо выиграть, надо привести этот кубок. И ребята бьются, забывая о технике. Потом в 20 лет это дает ту проблему, о которой мы с вами знаем.

Дмитрий Фёдоров:

Хочу поговорить о делах НАФ – о делах стадиона. Вы строите, потом они эксплуатируется, там функционируют детские школы. Расскажите о самых удачных примерах, где Вы построили, и люди были довольны и расскажите, где Вас покритиковали, и вашим даром не воспользовались в полной мере.

Сергей Капков:

Нельзя сказать, что где-то не воспользовались. Мы даем импульс. В Ижевске мы построили школу, а президент Удмуртии построил крытый манеж. Мы положили поле, а президент положил еще 2 рядом. Это дает импульс. Мы построили около 80 полей, но если суммировать, что рядом положили власти Татарстана, города Казани, другие люди, то можно умножать на два – мы даем импульс, мы показываем где: как в Пятигорске, как в Туапсе сделано, как в Орехово-Зуево – я могу много регионов хвалить. Мы кладем поле, сразу понятно, что будут отремонтированы трибуны и раздевалки. Часто власти посчитают и найдут спонсора, чтобы построить административное здание школы – так было в Пятигорске: появился попечительский совет ФК «Машук», и он построили административное здание для футбольной школы.

Дмитрий Фёдоров:

То есть, исходя из Ваших слов, ситуация очень благоприятная, и не было таких регионов, где не сумели бы развить то, что Вы им предложили.

Сергей Капков:

А мы отслеживаем – мы боремся только за качество. У нас точка роста, точка опоры: сначала футбольное поле, затем мы берем часть тренеров из этой школы, учим их, часть из них едет в Голландию. Испанию. Англию. Они проходят курсы, мы обеспечиваем их методикой, формой, мячами. То есть, если у нас заработают те 80 школ, которые мы построили, это будет большой успех для страны.

Дмитрий Фёдоров:

Есть такое мнение, что в футбол вкладываются такое мнение, но в 90-х у нас был такой провал и в подготовке тренерских кадров, и вообще в подготовке футболистов, что сейчас лимит на легионеров ужесточается, но результата не будет просто из-за того, что за это время восполнить те пробелы, которые не возникли, невозможно.

Сергей Капков:

За это время не успеем. У нас есть 5-7 лет. И мы не ставим себе цели выиграть Европу, ЧМ, но со временем будет так.

Дмитрий Фёдоров:

То есть, Вы считаете, что в ближайшие 5-7 лет качественного скачка у нас не будет в футболе, а потом вполне реально?

Сергей Капков:

Почему? Скачки будут, и движение поступательное наверх, конечно, есть. В полной мере те результаты, которые мы сейчас планируем, появятся через 5-7 лет. Просто будет больше занимающихся футболом и интересующихся футболом. Я говорю искренне, никого не обманывая. У нас будут футболисты, которые востребованы на Западе, в Европе, их будут приглашать в сборную. Но для этого надо определиться, в какой футбол играет Россия, а это уже методика, методика. Мы знаем, что в Бразилии играют в открытый футбол, в Италии в закрытый, в Германии – в техничный. Мы должны ответить себе на вопрос, в какой футбол играет Россия – от этого будет все хорошо. Нужна программа. В той же Голландии есть Королевская программа обучения футболу. И если тренер ее нарушает или вводит какие-то нововведения, то он может лишиться лицензии. Это как в школе у ребенка в первом классе: у него должен быть такой объем чистописания, арифметика, рисование. Во втором классе – другое. В футболе тоже самое: никто как хочет и как видит, а должна быть одна большая программа

Дмитрий Фёдоров:

У нас получается очень интересная концовка – не точка, а многоточие – поиск собственного стиля, поиск своей футбольной идеологии. Это поиск продолжается, он происходит на наших глазах. Я благодарю Сергея Александровича за визит к нам в студию, напомню, председателя правления фонда НАФ, один из организаторов Кубка Первого канала и человек, который занимается развитием детского футбола в России. Ну и депутат Государственной Думы, если уж вспоминать все регалии.
Благодарю за визит к нам. Всего хорошего, до свидания, пока! Следующая «Прямая линия» через 2 недели.

Сергей Капков:

До свидания!

«НТВ-Плюс», 08.02.2008

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru