СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ЮРИЙ ПШЕНИЧНИКОВ: УВЕРЕН, НА «ПЕТРОВСКОМ» МАЛАФЕЕВ НЕ ПОДВЕДЕТ

Юрий Пшеничников

Мало кто знает, что голкипер сборной СССР по футболу второй половины 60-х Юрий Пшеничников причастен к вратарскому становлению Романа Березовского, Вячеслава Малафеева, Игоря Акинфеева…

«В сборную Малафеева рекомендовал именно я»

- Кого из нынешних вратарей сборной и клубов премьер-лиги вы могли бы отметить?

- Когда тренером юношеской сборной работал Александр Михайлович Пискарев, я ему помогал с вратарями. Как-то он попросил меня просмотреть вратаря питерской «Смены», я заявился к своему старому знакомому Бесову - тогдашнему директору школы, и он меня как раз в день приезда привел на игру. Нагрузки у вратаря «Смены» в том матче почти не было, соперники не создавали достаточно острых моментов, но по его манере вести себя, по тому, как парнишка занял свое место, сразу вышел не на линию, а за 11-метровую отметку, я понял, что он чувствует себя очень уверенно. По возвращении в Москву, честно рассказал Александру Михайловичу, что работы у парня почти не было, но все же рекомендую взять его в «молодежку». Парнишкой оказался Слава Малафеев. Он сам, я думаю, не знает о том, кто дал ему «зеленый» свет в юношескую сборную, но тренера Вячеслав не подвел. И дальше прошел через все сборные - до национальной. И коль мы коснулись вратарской темы, то я бы хотел отметить, что Хиддинк - большой психолог, тонкий педагог, великий тренер - в игре с Израилем допустил один просчет. Надо было ставить вместо травмированного Акинфеева именно питерца Славу Малафеева. Потому что у Габулова мотивация была на нуле, его команда вылетела из премьер-лиги. На мой взгляд, именно его «ненастроенность» позволила Израилю забить первый гол, сломавший характер игры. Зачем Габулов побежал навстречу нападающему, под контролем которого был мяч - не понятно. Это, конечно, ошибка из-за отсутствия должного игрового опыта. Малафеев, на мой взгляд, таких промашек не делает. Да и настроение у него было совсем иное: чемпион страны, обладатель престижного приза «Огонька». Этот кураж Хиддинку надо было использовать. А в итоге получилось, что нам необходимо было отыгрываться, возникла ненужная спешка - ну и итог известен.

- Как бы вы оценили уровень игры Малафеева в недавнем матче с «Марселем»?

- Знаете, я считаю, что классным является тот вратарь, который из 10 игр подряд примерно восемь проводит на «четверку» и «пятерку», одну - посредственно и еще одну заваливает. Может, это был не его день, ведь первый и третий удары, прошедшие в ворота «Зенита», вполне можно было отразить. Сиссе не показал при их исполнении ничего сверхестестественного, а поскольку Слава пропустил первый мяч по ходу впереди себя под рукой, третий - под ногой, то справиться с ними было в его власти. Уверен, что на «Петровском», при мощной поддержке своих болельщиков мы увидим другого Малафеева. У нас все же только начало чемпионата, точнее даже - финал подготовительного периода, а «Марсель» - на ходу, на финишной прямой.

С «Зенитом» я пересекался и еще вот по какому поводу: мы старались на ранней стадии замечать молодежь. В свое время я работал с ЦСКА, из Армении привезли туда на просмотр вратаря. Главным тренером армейцев тогда был Тарханов, и он решил, что смотреть должен специалист по голкиперам, предложил мальчика Чанову. В итоге парня решили не брать, а вратарь был перспективный, из армянской «молодежки». Я посоветовал ему съездить в «Зенит». Мальчик в Питере прижился, это был Роман Березовский. Из молодых ребят я работал еще и с Акинфеевым - с 7 до 12 лет до 1999 года, позже с ним занимались другие…

Два гола «по заказу» отыграть сложно

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы нашей сборной на Евро-2008?

- Будучи патриотом, все же скажу, что мы не дойдем до полуфинала. Но у нас есть все для преодоления предыдущих барьеров. Я не согласен с людьми, утверждающими, что наша сборная проскочила «на халяву», ее вывез «волшебник Гус» - везет-то сильнейшим. Мы набрали все же 22 очка, не все получалось, но в целом игроки радовали. Конечно, я надеюсь, что мы выйдем из группы и поиграем в четвертьфинале, хотя и не люблю делать прогнозы. Все матчи будут очень напряженные, но играть надо не боясь никаких авторитетов. Если мы станем опасаться кого-то, помнить обо всех предыдущих встречах и поражениях, толка не будет.

- В отборочном цикле чемпионата Европы-1968 вы считались основным вратарем сборной, однако в первой четвертьфинальной встрече с венграми в «рамке» оказался Анзор Кавазашвили…

- На последней тренировке в «Лужниках» дул очень сильный ветер, меня протянуло. Еще в самолете по дороге в Будапешт стало ломать страшно... Стюардесса собрала одеяла со всего салона - меня укутывала. По прилете разместились в гостинице, но расслабиться нам не дали: надо было ехать в посольство. А какой же прием в таком состоянии? Ко мне доктор вместе с главным тренером сборной Якушиным пришли, врач давай температуру измерять, а я отпрашиваюсь у Михаила Иосифовича: так плохо себя чувствую, говорю, не могу собраться, послезавтра игра, а меня ломает. Тут доктор и говорит: «Да у него температура - сорок!» На Якушина это не подействовало, крут был, выругался: «Самострел себе устроил! Доктор, ну-ка дай ему таблеток побольше!» Наш эскулап не поскупился, у меня, помню, весь нос обсыпало какими-то прыщами от передозировки антибиотиками - сбил, короче, температуру.

В день игры во время тренировки на стадионе я размялся, пропотел, лучше себя почувствовал, говорю: «Михаил Иосифович, я готов играть». Но на установке Якушин назвал Анзора Кавазашвили. Ребята все смотрят на меня: мол, чего же ты, сказал, что готов… А я только руками развел - не я же состав определяю. Не хочу сказать, что будь Пшеничников в воротах, мы бы не проиграли в Будапеште 0:2. Может, учитывая мое состояние, счет был бы еще крупнее, но так сложилось, что мы уступили.

Ответную игру обязаны были выигрывать с разницей в три мяча, а ведь у венгров тогда была очень сильная команда с лучшим игроком Европы Флорианом Альбертом в атаке. Однако и трижды забить, и сохранить свои ворота в неприкосновенности удалось.

- Задача посложней стоящей сегодня перед «Зенитом» в ответном матче 1/8 финала Кубка УЕФА c «Марселем»…

- Совершенно верно, 3:0 по «заказу» сыграть неимоверно сложно. Ответный матч у нас был через 10 дней в «Лужниках», начали подготовку, зная, что противник очень серьезен. Это была одна из сильнейших сборных Европы в те времена: Ракоши, Фаркаш, Месэй, Альберт… В общем, очень мощная команда, и особенно заставляло напрягаться их стремительное нападение. Я хорошо помню, когда при счете 3:0 минут за пять до конца игры судья назначил в нашу сторону очень опасный штрафной. Я сам выставил «стенку», встал, как полагается, в дальний угол… Бил Месэй - в самую «девятку», «под обрез» - как мне удалось парировать, до сих пор не знаю. Даже сам не ожидал, что так смогу. А пропусти мы этот гол - венгры бы поехали в Италию.

После четвертьфиналов мы попали в полуфинал на хозяев поля - итальянцев, а вторую пару, как вы помните, составили югославы и англичане. Эта игра проходила на день раньше, и Югославия выиграла со счетом 1:0, а англичане были все-таки чемпионами мира в тот момент. Ну а мы в основное время - 0:0, два дополнительных тайма тоже не изменили результат. Победитель тогда определялся не серией послематчевых пенальти, а по жребию. В итоге все решила, ставшая знаменитой, история с монеткой и «тормознувшим» от психологического напряжения капитаном нашей сборной Альбертом Шестерневым, не сделавшим свой выбор «герба» или «короны».

- А вы где находились, пока Факкетти с Шестерневым решали судьбу финала?

- Обе команды ждали в раздевалках. Тут я хочу сделать отступление: не было игры, в которой Альберт не выходил бы победителем: преферанс, кинг, подкидной «дурачок», шашки, шахматы, теннис настольный - везде он брал верх. Память изумительная у человека была, все карты, все ходы запоминал, все просчитывал наперед. А вот самую важную игру в своей жизни он завалил…

Судья несколько раз обращался к нему: «Выбирай - «герб» или «корона?» Шестернев окаменел просто, арбитр улыбнулся и предложил сделать выбор Факкетти, тот сразу выпалил - «герб»! В «орлянку» мы проиграли - монетка упала названной им стороной кверху.

Конечно, нынешняя система с пенальти - более справедливая, хотя в ней тоже есть элемент лотереи, но все же этот принцип отбора существенно спортивней. От вратаря больше зависит исход. У итальянцев основным вратарем был Альбертози, которому на предыдущем чемпионате мира в Англии победный гол забил Игорь Численко. А в том памятном полуфинале в Неаполе итальянцы на ворота выставили начинающего Дзоффа. Мы оказались с ним рядом в туннеле перед выходом на поле. Дино очень переживал из-за свалившейся на него ответственности, стоял весь бледный, буквально дрожь его била. Я подошел к нему, похлопал по плечу: мол, возьми себя в руки, чего ты волнуешься... Заканчивавший карьеру Альбертози стоял рядом и очень внимательно в упор на меня смотрел: видно, удивлялся, какие все же нервы у этого русского, что-то же должно дрогнуть… Но он ничего так и не дождался. Жаль, что наши нападающие так и не смогли огорчить молодого итальянца. Причем и в следующем матче за 3-е место с англичанами форварды также не смогли отличиться ни разу. Обидно, ведь по итогам 1967 года нашу сборную представляли не иначе как «лучшая команда Европы».

Выиграть чемпионат Европы помешала политика

- Валерий Афонин рассказывал, что, по его мнению, этот чемпионат континента мы еще до матчей в Италии проиграли в Чехословакии…

- Абсолютно с Валерой согласен - поломали наших в Остраве здорово. 1 июня мы проводили отборочный матч XIX Олимпиады с чехословаками, а 5-го – тем же составом полуфинал первого чемпионата Европы в Неаполе.

Играли в Остраве как раз накануне ввода наших войск в Чехословакию, это был расцвет «пражской весны», и к СССР в этой стране относились тогда, мягко говоря, недружелюбно. Там такая обстановка была - ну не для футбола, конечно. Но играть надо, нас перед игрой даже вызвали на Старую площадь (комплекс зданий в Москве на Старой площади, где размещался ЦК КПСС. - В. К.), говорили: «Вас будут ломать, бить, быть может, даже убивать - вы должны все равно стоять и не реагировать. Если кто-то не готов, откажитесь сразу же». Но никто из нашей сборной, конечно же, не отказался…

- Ничего себе - постановка партийных задач! Что значит - «даже убивать»?

- Разговаривавший с нами представитель дал ясно понять, что нельзя было всему миру показывать, как далеко зашли разногласия партийного руководства двух соцстран, поэтому и формулировки были предельно жесткими: никаких конфликтов на поле. Чехов, видимо, так не инструктировали. Как только мы вышли на поле, мяч на первых минутах справа получил Игорь Численко, а Гагара с ходу обеими ногами прыгнул ему прямо в колени, именно в колени, а не в мяч, который был внизу. У Игоря сразу - разрыв связок, а замены тогда делать было нельзя… Численко после этой травмы так и не восстановился, был вынужден очень рано закончить свою игровую карьеру. А судья даже не отреагировал (судил встречу арбитр из Уэльса Гоу. - В. К.), тоже явно не придерживался нейтралитета в своих оценках, что и позволило соперникам распоясаться еще больше. Позже точно такая же ситуация повторилась с Хурцилавой - ему чуть ступню не оторвали, а в футбол на одной ноге не играют. Якушин вынужден был переставить Муртаза на фланг, а ключевую позицию отдать полузащитнику. Затем «сломали» Аничкина. Так через десять минут матча мы фактически потеряли троих ведущих игроков! Ну и наколотили нам чехословаки три мяча, не пустив на Олимпиаду…

Через три дня надо было играть уже в полуфинале чемпионата Европы с итальянцами. А ведь и кроме «поломанных» в Остраве были существенные потери: Валера Воронин попал в автокатастрофу, Эдуард Стрельцов в том году уже заканчивал играть в футбол, плюс история с дракой и отчислением Сабо…

- Что за драка, Юрий Павлович?

- Валерка Воронин на тренировке перед первой еще четвертьфинальной игрой зацепился с Йожефом Сабо - вроде ничего особенного, но после того как ему Валера в шутку навалял, Сабо, закарпатский венгр по национальности, в сердцах брякнул: «Ну, ничего, езжайте - вам там мадьяры задницы надерут». Михаил Иосифович Якушин это услышал, выстроил всю сборную у кромки поля, вывел Сабо пред строем и давай чехвостить: «Что я слышу? Кто такие твои мадьяры и кто мы?» А Йожеф уперся: «Наваляют - и точка!» Якушин тоже завелся, еще и закарпатец Медвидь ему под горячую руку попал… Так в общей сложности семь человек основного состава мы потеряли. И вышли на матч с итальянцами игроки из запаса, но сыграли достойно, уступив лишь в «орлянку».

- В матче за третье место с Англией как получилось, что вы дважды пропустили?

- Первый гол на совести Бобби Чарльтона, он вышел по месту правого инсайда и с левой пробил - коронный его удар. Я знал, видел, но достать такие его мячи практически невозможно. Расстояние было метров десять всего до ворот…

А со вторым голом просто не повезло: удар в створ, мяч отскочил от спины Альберта Шестернева и попал прямо в ноги набегающему Херсту: выход один на один, он меня обыграл и забил. Удачный рикошет все решил. К тому же венгерский судья Жолт тогда был весьма не лоялен к нам.

Конечно, жаль, что мы не взяли медали. Я думаю, если бы Шестернев не проиграл в «орлянку», то с югославами в финале наша сборная разобралась бы, справились, несмотря на несыгранный состав. Они страшно нас боялись, потому что СССР всегда был для них очень трудным соперником, а для нас все матчи с югославами складывались удачно. Помню, Джаич позже сам признавался - он прекрасно говорил по-русски: «Мы так боялись, что нас выведет на Советский Союз, но повезло - выпало играть с итальянцами». Правда, и им немного подпортил игру арбитр, вытащивший Италию на первое место в переигровке.

После чемпионата «Франс футбол», по-моему, дал мне такую характеристику, оценивая игру четырех вратарей финала: «Очень понравился Пшеничников с его латиноамериканской манерой игры» - как будто я за океаном родился (смеется), а не в Ташкенте. Первое место дали Дино Дзоффу, второе - Пшеничникову, третье - англичанину Бенксу, четвертое - югославу Пантеличу.

- Якушин поплатился в итоге за четвертое место, занятое сборной на Евро-1968. Вам тоже досталось?

- Для сборной СССР этот финал был признан крайне неудачным, Якушин еще во время отъезда из Италии знал, чем для него это поражение обернется, и когда наш самолет сел в Белграде на 40 минут для дозаправки, сразу отправился в бар. Мне Численко вскоре сказал: «Юрок, забери Михаила Иосифовича оттуда, мы опасаемся к нему идти». У меня нормально получилось - не укусил тренер, хотя мрачнее я его не видел…

Буквально через неделю после чемпионата Европы первая игра сборной была в Ленинграде, на стадионе имени Кирова - товарищеский матч со сборной Австрии, и вместо меня Якушин уже поставил Женю Рудакова, который раньше был в запасе. Сам Михаил Иосифович продержался еще одну игру. После той отставки меня вновь «призвали» только в феврале 1969-го на матч с Колумбией…

- Какой матч за сборную стал для вас самым памятным?

- Таких игр несколько: об одной из них я уже рассказал - с Венгрией, другая - товарищеский матч с чемпионами мира англичанами 6 декабря 1967 года на старом «Уэмбли». Снег шел, поле было не привычно зеленое, а совсем белое. Нам тогда англичане даже не дали провести предматчевую разминку - сразу вышли играть. Но результат - 2:2 - нас очень порадовал, а хозяева были не довольны. На банкете после матча, где англичане собрали обе сборные, посол Советского Союза Воронков обратился к присутствующим: «Я знаю, что нарушаю протокол, но прошу вашего разрешения вратарю нашей команды Пшеничникову сесть слева от меня». Англичане встретили эти слова аплодисментами, а когда я пересел от команды к послу, он шепнул мне: «Спасибо, сынок, за то, что ты сегодня сделал. Может быть, ты пока не понимаешь, но скажу тебе так: я здесь уже четыре года, но завтра все вопросы, что не смог за это время решить, отщелкаю за пять минут…» Спорт всегда был политикой, раньше, быть может, учитывая идеологию и противостояние двух систем, в большей степени, чем сейчас.

Три автогола… «Зениту»

- В истории противостояния вашего родного «Пахтакора» с «Зенитом» есть памятный матч, в котором ваши ташкентские коллеги установили антирекорд высшей лиги: три автогола в одном матче!

- Прекрасно помню эту встречу в Ташкенте, закончившуюся с итоговым счетом 0:5. 20 апреля 1960 года у «Зенита» на воротах стоял Анзор Кавазашвили. Два автогола заскочили мне от пахтакоровского защитника Станислава Семенова, один - от Виктора Суюнова. Был очень сильный ветер, в протоколе матча арбитр даже сделал отметку о пылевой буре. Два мяча из трех заскочили именно по ветру, отрикошетив от своих. Я этого совсем не ожидал: то была всего вторая игра «Пахтакора» на высшем уровне, все очень волновались, особенно, наверное, я сам - всего-то 19 лет мне было. В сентябре мы отыгрались: 2:0, я ликвидировал тогда два выхода один на один.

- На родине, в Ташкенте, давно были?

- В мае 2006-го отмечалось 50-летие «Пахтакора», собирались все ветераны, организовали матч нынешних ташкентцев и московского «Торпедо», «Пахтакор» выиграл - 2:1. Собираюсь сейчас вновь поехать, я работаю с фирмой Joma, поставляющей футбольную экипировку, буду в Ташкенте налаживать связи. Спасибо генеральному директору российского представительства этой фирмы Алине Викторовне Александровой, взявшей меня заниматься маркетингом. Кстати, она поддерживает идею возобновить «Школу вратарей Пшеничникова», имеет хорошие связи с голландцами, где существуют подобные учебные заведения, но пока все упирается в финансирование.

Валерий Коваленко. «Спорт уик-энд», 09.03.2008

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru