СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

CHERBA, МЫ ТЕБЯ ЛЮБИМ!

Сергей Щербаков

О футбольных ветеранах принято вспоминать либо к какой-нибудь дате, либо к праздникам. Этот материал ни к чему не приурочен. Просто наш корреспондент, большой поклонник Сергея, оказался по случаю в лиссабонском «Спортинге» и не мог не пройти «по местам славы» талантливого футболиста. Карьера которого закончилась так печально…

14 декабря 1993 года нападающий «Спортинга» Сергей Щербаков возвращался домой после прощального ужина главного тренера команды Бобби Робсона. На центральной улице Лиссабона – Авенида да Либердаде – «Рено» россиянин, проехав на красный, столкнулся с машиной известного радио-ведущего. Травма позвоночника оказалась слишком серьезной, и врачи поставили страшный для футболиста диагноз – паралич обеих ног. Щербакову было всего 22 года…

И ТУТ У РОБСОНА СЛУЧИЛСЯ ИНФАРКТ…

Летом 1991-го Сергей Щербаков, двадцатилетний форвард сборной СССР и донецкого «Шахтера», забивает пять мячей на юниорском чемпионате мира в Португалии (приз лучшего снайпера турнира), моментально попадая на карандаш к скаутам ведущих клубов Европы. А через несколько месяцев распадается Советский Союз…

Для футбольных купцов Старого Света рынок, открывшийся на просторах некогда великой и могучей страны, становится настоящей золотой жилой. Игроки, хватавшиеся за первый приличный контракт, стоят дешево, а класс их достаточно высок. Щербаков получает приглашение от самого Бобби Робсона приехать на просмотр в возглавляемый британским специалистом голландский ПСВ. Полуторамесячные смотрины проходят удачно, но тут у Робсона случается инфаркт – англичанин вынужден на время оставить работу. Руководство же ПСВ в отсутствие тренера подписывать контракт с легионером не рискует. Сергей возвращается в Донецк, чтобы помочь «Шахтеру» в первом чемпионате Украины. В августе 1992 года Робсон возобновляет активную деятельность и убеждает руководство своего нового клуба – лиссабонского «Спортинга», купить Щербакова за 200 тысяч долларов.

В своем дебютном португальском сезоне-1992/93 Щербаков попадает в основной состав «львов» (историческое прозвище игроков «Спортинга». – Прим.авт.), забивает четыре мяча, а «Спортинг» финиширует на третьем месте. Следующий чемпионат начинается для лиссабонцев сверхудачно: команда идет во главе таблицы, играет красиво и результативно…

ПРОИГРЫШ В «КАЗИНО»

То, что происходит дальше, похоже на рок. В 1/8 финала Кубка УЕФА соперником «Спортинга» становится австрийский клуб «Казино» из Зальцбурга. В первом матче в Лиссабоне команда Робсона побеждает со счетом 2:0, а один из мячей забивает Щербаков после блистательного сольного прохода от центра поля. В Австрию «Спортинг» отправляется расслабленным: ответный матч выглядит простой формальностью. Однако «Казино» забивает три безответных гола, выбивая португальцев из борьбы за кубок!

Поражение настолько шокировало президента клуба Соузу Синтру, что на следующий день Робсон был отправлен в отставку. А 14 декабря 1993 года Сэр Бобби собрал всех игроков «Спортинга» на тот самый прощальный ужин, закончившийся для Щербакова трагически…

ИГРОК В ОБЪЯТИЯХ ТЕНИ

Четырнадцать лет – немалый срок. Первая мысль, которая приходит в голову: тяжело будет найти в Португалии свидетелей блестящей игры Щербакова. На дворе 2008-й, и в «Спортинге» все по-новому: команда сменила прописку (стадион, то есть), в ее составе выступает другая российская звезда – Марат Измайлов. Руководство клуба за эти годы менялось бесчисленное количество раз и, кажется, замело за собой все следы...

Решаю начать поиски с клубного музея «Спортинга», который находится прямо на новой арене – «Жозе Алваладе».

Внутри – ни души, даже билет на входе никто не проверил. Брожу в течение получаса среди кубков, медалей, золотых и серебряных бутс, в надежде найти хоть какой-нибудь экспонат, посвященный Щербакову, но – тщетно. Единственное, что напоминает о России – огромная бутылка водки, подарок от соперника по Лиге чемпионов, московского «Спартака». Вдруг, откуда ни возьмись, появляется гид Лусия (как потом выяснилось – она же и директор музея).

– Я журналист из России, ищу что-нибудь о Сергее Щербакове.

– Щербаков?.. (после паузы) Авария?

Я киваю.

– К сожалению, тут в музее у нас про него ничего нет, но я знаю, кто тебе поможет. Пойдем ко мне в кабинет, я дам телефон моего друга. Он известный журналист, опубликовал недавно свою книгу, где есть поэма о Щербакове.

Через каких-то полтора часа я сижу в кафе и беседую с Жозе ду Карму Франсишку – в девяностые годы он был редактором клубного журнала «Спортинга».

– Как сейчас помню представление Щербакова болельщикам. В этот день на Алваладе проходил легкоатлетический турнир, с шестом прыгал Бубка. Его ведь тоже зовут Сергей: символично, не находите? – вспоминает, улыбаясь Жозе. – Так вот, появился президент, а рядом с ним парень, совсем мальчишка с необъятной детской улыбкой. Они сделали круг перед переполненными трибунами по беговым дорожкам и ушли. Я уверен, большинство болельщиков полюбило Щербу в тот самый день. Колоссального обаяния человек!

– А голы его помните?

– Еще бы! Тот гол, что Щербаков забил в ворота «Бейра-Мар» все газеты признали самым красивым в сезоне-1992/93. – Жозе достает ручку и рисует на салфетке. – Передача Балакова с углового к линии штрафной, и Щерба, не давая мячу опуститься, слета вколачивает его в дальний угол. Вратарь «Бейра-Мар» был просто шокирован, он думал, что это ему приснилось! Говорю абсолютно искренне: это самый впечатляющий гол, который я видел! Все-таки Щерба был особенным футболистом.

– И в чем же заключалась эта особенность?

– Он был породистым игроком. Я бы даже сказал «львиной породы», мы ведь «львы». Каждой своей клеткой он был в игре, отдавался ей полностью. В то время за «Спортинг» играл польский нападающий Анжей Юсковяк. Прекрасный игрок, много забивал, но он был наемным рабочим: сделал качественно свое дело, получил гонорар и умыл руки. А Щерба – Игрок! У него азарт в глазах, весь горит, весь в борьбе – падает, встает, бежит дальше, опять падает, поднимается, и снова вперед, – Жозе жестикулирует, показывая, как все это происходило, и едва не опрокидывает чашку с кофе.

– Говорят, вы написали о Щербакове поэму?

– Да, но это скорее не поэма, а стихотворение в прозе. Я как раз принес мою книгу, дарю ее вам. Она о футболе и о жизни. Здесь рассказы, стихотворения и воспоминания, навеянные различными футбольными событиями. Называется книга «Os guarda – redes morrem ao domingo» («Вратари умирают в воскресенье». – Прим.авт.). У нас ведь один вратарь действительно умер в воскресенье…

Стихотворение же, посвященное Щербе «Um Jogador nos Brasos da Sombra» («Игрок в объятиях тени». – Прим.авт.), оно трагичное. Я был сильно потрясен той аварией. Но Щерба и здесь показал себя бойцом. Как он сумел пережить это несчастье, с каким достоинством! Помню, как на следующий день после аварии первым, кто пришел в палату к Сергею, был новый тренер «Спортинга» Карлуш Кейрош. Тот самый, что работает сейчас в Манчестере. Выйдя потом к журналистам, он сказал: «Щербаков – настоящий чемпион, и теперь у него впереди еще один великий чемпионат. Знаю, что Щерба его обязательно выиграет».

ФИГУ КРИЧАЛ ЧТО ЕСТЬ СИЛ: «CHERBA!»

Под впечатлением от рассказа Жозе иду в бар, чтобы почитать его книгу. Сажусь за столик, и тут меня кто-то окликает. Поднимаю глаза и вижу колоритного сеньора с усами.

– Что читаешь, чемпион?

– Да вот… (не успеваю ответить)

– Знаю эту книгу, у меня дома есть. Эх, футбол!

– Я из России, пишу статью про Сергея Щербакова. Помните такого?

– Издеваешься, чемпион? Я фанат «Спортинга» с детства. Как пацан играл, а! Чудо просто! Статный, скоростной, а какая левая… Мама моя! Та команда, что была при Робсоне – одна из лучших в истории «Спортинга». До сих пор у меня в голове не укладывается, как мы ничего с ней не выиграли? – за стол подсаживаются еще два болельщика и присоединяются к рассказу. – Пиво будешь? Держи. Кто же тогда был? Балаков, Иорданов, Юсковяк, Щербаков, Фигу, Паулу Соуза. Вот как раз Щербаков и Паулу Соуза составляли блестящую связку в полузащите.

– Вы знали, что Робсон перед уходом пообещал взять Щербакова в свою новую команду?

– Он же «Барселону» потом тренировал, верно? Да уж, если бы не та авария, играл бы Щерба за каталонцев вместо Фигу…

– Ваше самое яркое воспоминание, связанное со Щербаковым?

– Никогда не забуду игру против «Бенфики». Авария случилась прямо в канун дерби, и матч на «Да Луш» был первым без Щербы. Его футболку с номером 9 положили на траве около скамейки запасных. Все хотели посвятить ему победу. Помню, как Фигу забил первый гол, мы повели 1:0, а он побежал к трибунам и закричал, что есть сил: «Cherba! Cherba!! Cherba!!!». Правда, потом мы пропустили два мяча и проиграли. И матч, и весь чемпионат в целом.

– Сильно расстроились?

– Все были подавлены. Если бы президент клуба Соуза Синтра не отправил в отставку Робсона, не было бы прощального ужина, а, следовательно, и той аварии. С Робсоном и Щербой мы бы точно стали чемпионами! Синтра – странный человек, и это еще мягко сказано. Какой дурак увольняет тренера, когда команда идет на первом месте?! Да, наш бывший президент отлично умеет делать бизнес, при нем в «Спортинге» было много денег (сейчас он стал пивным магнатом. – Прим.авт.), но в футболе он ничего не понимает.

«МАРАДОНА ХОТЕЛ ПРИЕХАТЬ, НО НЕ СМОГ»

На следующий день ищу PR-директора «Спортинга» Маурицио ду Вале. Он был очень близок со Щербаковым и до сих пор работает в клубе.

Намотав несколько кругов вокруг стадиона, нахожу, наконец, нужный кабинет. «Сеньор Маурицио сейчас очень занят», – голос секретарши звучит как приговор. «А вы скажите, что я из России и хочу поговорить о Сергее Щербакове», – говорю я уже почти без надежды. Через десять минут дверь кабинета открывается и PR-директор «Спортинга» приглашает меня войти.

– Вы хотели поговорить о нашем Щербе?

– Да, немного. Хорошо ли… – я даже не успеваю закончить свой вопрос, как сеньор Маурицио начинает предаваться воспоминаниям.

– Я пришел в клуб летом 1993 года. Конечно, мы общались со Щербой до аварии, но не слишком часто. А вот после автокатастрофы я ездил к нему в больницу если не каждый день, то, как минимум, пару раз в неделю. Приходило огромное количество писем, и я все их относил ему. Кто-то передавал деньги, кто-то просто писал соболезнования.

– Как клуб помогал Сергею после аварии?

– Спустя где-то два месяца мы организовали благотворительный матч в поддержку Щербы. «Матч солидарности», как мы его назвали. Собралось много прекрасных футболистов, даже Марадона хотел принять участие. От его имени в клуб пришел специальный факс, но потом что-то не срослось, и он не приехал. Тем не менее, на игру пришло очень много людей. Щерба сидел на болельщицкой трибуне, это было еще на стареньком стадионе «Алваладе». Все приносили цветы и клали их рядом с ним, цветов было настолько много, что один журналист, хотевший взять интервью, наступил на букет и провалился в дырку между лестницей и самой трибуной. Все деньги, собранные от игры пошли на счет Щербы. Непроданные билеты, на каждом из которых была его фотография, мы не стали выбрасывать, а отнесли в больницу. Когда болельщики приходили навестить Щербу, он давал каждому билетик с автографом.

– Когда вы виделись с Сергеем в последний раз?

- В Москве пересеклись в 2000 году, когда «Спортинг» играл со «Спартаком» в Лиге чемпионов. Я пригласил Щербу на матч, сделал для него специальную аккредитацию, чтобы мы могли смотреть поединок от кромки поля. Помню после игры в «микст-зоне» кто-то из португальских журналистов спросил Сергея, рад ли он победе «Спартака», а Щерба ответил: «Нет. Я же «лев»…». Это дорогого стоит!

Совсем недавно, летом, он приезжал к нам в Лиссабон, был на тренировке, общался с игроками. Все помнят Щербу! А сколько болельщиков хотело с ним сфотографироваться! А вот, кстати, и его документы, – Маурисиу достает из стола зеленую папку. – Щерба просил помочь с некоторыми вопросами. А чего мы собственно ждем? – сеньор ду Вале открывает лежащую на столе потрепанную телефонную книгу. – Так-так: Щерба-Щерба-Щерба. Где этот номер? Вот он! – Маурисиу берет мобильный телефон. Неужели будет звонить Щербакову? – (после паузы) Ало, Щерба?… Ты узнал, кто говорит?.. Это твой друг Маурицио… Он самый! Как ты?.. Я уже поручил заняться твоими документами. Мы помним…

Александр Низелик, Лиссабон. «Советский спорт. Футбол», 18-25.03.2008

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru