СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ВАЛЕРИЙ ГАЗЗАЕВ: НАДЕЮСЬ, «СБОРНИКИ» ВЕРНУТСЯ ПОСЛЕ УДАЧНОГО ФИНАЛА

Маленький уютный кабинет Валерия Газзаева на Ленинградке — место, где, как правило, очень много людей, друзей, единомышленников. Наверное, этим обусловлена дизайнерская лаконичность: строгая рабочая мебель, на стенах в рамках футболки клубов — соперников по еврокубкам, фотографии разных лет с общей темой «ЦСКА — чемпион!».

Забавная интерактивная игрушка «судья с желтой карточкой» здесь — как элемент эклектики. Хозяин кабинета — воплощение олимпийского спокойствия, каким бы странным ни показалось это утверждение тем, кто привык к сверхэкспрессивному образу Газзаева. У кромки поля — место эмоциям, в рабочем кабинете — рассудительности и мудрости.

Главное — выйти из группы

— Валерий Георгиевич, как настроение?

— Хорошее. Перерыв психологически разгрузил и тренерский штаб, и игроков. Двухнедельное окно в работе в общепринятый во всем мире сезон отпусков придает сил.

— За время отпуска созванивались с кем-нибудь из ребят, общались?

— Мы на протяжении сезона видимся практически каждый день, необходимость пауз при таком режиме обоснует любой психолог. Конечно, я интересовался, где ребята, как они. Но не в форме тотального контроля. У них был заслуженный отпуск, так пусть отдыхают так, как им хочется.

— На сборе в Железноводске каким составом будете работать?

— В нашем распоряжении все игроки, кроме тех, конечно, кто в сборной России по футболу. Есть некоторые поправки по срокам возвращения в стан ряда футболистов, но обусловлено это объективными причинами. К примеру, до 10 июня мы даем отдохнуть Джанеру: он в составе турецкой «молодежки» до 31 мая выступал на турнире в Тулоне. Шембераса тоже ждем 10-го числа. В остальном состав, который будет на сборе, тот же, что и на любой тренировке в ходе сезона. Дождемся наших, россиян, и будем цельным коллективом.

— Ваш прогноз, когда они вернутся?

— (Улыбается.) Я думаю, что они приедут 30 июня, после удачного финала. Буду за них болеть.

— Было бы интересно услышать ваше мнение о раскладе сил на Евро: кто видится фаворитом турнира, от кого можно ждать сюрпризов?

— Тут Америку не откроешь: есть традиционная группа лидеров — Германия, Франция, Голландия, Португалия, Италия, Испания. Кстати, в отборочном цикле меня больше впечатлили именно испанцы. А прогнозы перед такими турнирами, считаю, делать не просто сложно или неблагодарно, но и неправильно. Да, можно проанализировать уровень команд, но как можно угадать, на какой ступени остановятся, к примеру, Чехия, Россия, Швеция или Греция, поймай эти сборные кураж? Поэтому буду просто смотреть матчи и, надеюсь, наслаждаться футболом высокого уровня.

— Вы сказали, что хотели бы видеть финал со сборной России. Для вас эта картина — не что-то из жанра фэнтези?

— Я думаю, что того же хотят тысячи россиян, а всеобщее желание иногда творит чудеса. Самой сложной задачей будет, на мой взгляд, выход из группы. Сумеем это сделать — и в дальнейшем, уверен, вопросы турнирной стратегии — из разряда решаемых.

— Но ведь если читать, что пишут о сборной России европейские СМИ, то это упоминания, умещаемые в емкое «разве что удача». И, кстати, вас не смущает, что братья Березуцкие и Игнашевич — уже не твердые игроки «основы»?

— Сейчас не время высказывать мнение о каких-то конкретных эпизодах. Нам предстоит сложный этап, неправильно накануне накалять страсти. Да, с какими-то вещами в сборной я внутренне не согласен, к чему-то позитивно отношусь. Но делиться своим мнением не буду. Есть корпоративная этика, законы которой не нарушит ни один дей­ствующий тренер. Обсуждать что-то в такой момент имеют право журналисты или несостоявшиеся наши коллеги, которые в ранг акул пера давно переквалифицировались, хоть и не спешат себе и окружающим в этом признаться.

— Переформулируем предыдущий вопрос: вы, работающий в клубном режиме с Акинфеевым, братьями Березуцкими и Игнашевичем, испытываете какие-то проблемы, связанные с их неготовностью? Или немотивированностью?

— Нет. Твердо — нет. Я во всех них абсолютно уверен. И в их высоком классе — тоже.

Ничего вечного в мире нет

— Раз уж заговорили о тренерской корпоративности, поделитесь мнением по поводу целого ряда отставок, случившихся за последние три-четыре месяца в нашем футболе. Муслин, Юран, Петраков, Назаренко...

— Наверное, на каком-то этапе руководители посчитали, что задачи, которые ставятся перед клубами, не выполняются. Формально это меры для улучшения качества игры. В мировой практике отставка тренера — нормальное явление, и абсолютно понятно, что, если нет результата, даже психологически гораздо легче поменять одного человека, чем заменить всю команду. С другой стороны, конечно, иногда волей-неволей возникает вопрос: «А почему?». Взять случай с тем же Петраковым, тренером с хорошей репутацией и прекрасным багажом знаний. Но обсуждать что-либо бессмысленно, такие решения — прерогатива исключительно руководителей клубов.

— Вы очень спокойно о происходящем рассуждаете. Странную картину недавно пришлось наблюдать: с утра одна из газет «отправила» вас в отставку, а Евгения Гинера — на совет акционеров, чтобы «утвердить это решение». Пока за стенами вашего офиса ломались копья, внутри была тишь да гладь — президент был занят рабочими вопросами и знакомством с интерфейсом нового мобильника, а Газзаев, как сказали мне в приемной, «поехал по семейным делам». Вы что, уже и газет не читаете?

— (Смеется.) Один мой друг шутит: дошло до того, что если в одной из наших спортивных газет он прочитает с утра, что солнце встало, то обязательно выглянет в окно — удостовериться, не слух ли это. Но вообще-то, да, конечно, в определенной степени мы привыкли к тому, что о ЦСКА пишут много и часто неправду. Так что внимания особого не обращаем. С другой стороны, я прекрасно понимаю: ничего вечного в мире не существует. Вечен только Господь Бог. Я как тренер знаю свое дело, работаю согласно контракту, но если руководство примет решение пригласить на мое место другого специалиста, очень спокойно пожелаю ему в течение семи лет добиться с командой того же, что удалось мне. Вот и все. Так что у меня достаточно ровное отношение к таким вопросам.

— Существует какая-нибудь страховка, чтобы чувствовать себя абсолютно защищенным, например от увольнения?

— Нет, абсолютно защищенным не может себя чувствовать вообще ни один человек на земле. Как правило, тренеров отправляют в отставку по двум причинам — неудачный результат или не сложившиеся отношения с руководством. Выходит, чтобы не отправили в отставку, надо просто хорошо выполнять свою работу. Ну и чтобы удача тебе при этом сопут­ствовала — это тоже важно. Без нее в футболе никуда.

— О ЦСКА говорят как о достаточно закрытом клубе. Это обдуманная и вынужденная позиция или стереотип?

— Думаю, стереотип. Мы открыты для общения, открыты для прессы, для болельщиков. Другое дело, что у нас в коллективе есть так называемые внутрисемейные дела, в которые мы никого не посвящаем. Я считаю, это правильная позиция. Да, бывают разногласия, бывают какие-то искры, потому что, когда люди долгое время общаются друг с другом, это неизбежно. Моя задача как тренера эти искры гасить, не давать из них костру разгореться. Конечно, те байки, которые разносятся по полосам газет в форме «один ушел — другой на подходе», наш труд не облегчают. Но, слава Богу, и не мешают особо. Наверное, журналисты просто очень любят наш клуб, поэтому такое большое внимание ему всегда уделяют.

Работа на доверии

— Если обратиться к турнирной таблице, сколько очков ЦСКА недобрал к летнему перерыву?

— Шесть очков, потерянные в играх с нальчикским «Спартаком» и «Тереком». Отношу те результаты к разряду досадных случайностей. Но, в принципе, планы этот недобор нисколько не скорректировал: если до сих пор у нас была первостепенная задача выиграть Кубок, то сейчас займемся победой в чемпионате. Радует то, что уровень внутреннего первенства у нас вырос. Это хорошо: значит, командам, выступающим в еврокубках, будет гораздо легче конкурировать на международной арене. На мой взгляд, здорово, что «Зенит» повторил наше достижение, завоевав для России Кубок УЕФА. Мало того, мое мнение, что в ближайшие пять-шесть лет мы доберемся и до такого уровня, как участие в финале Лиги чемпионов. Все это не может не вдохновлять.

— Валерий Георгиевич, недавно попались на глаза архивные съемки вашей работы с «Аланией» — на них жесткий максималист Газзаев. Сравнение с тем, что происходит на тренировках в Ватутинках, привело к выводу, что вы как тренер стали гораздо мягче, демократичнее. Но все-таки ежовые рукавицы отложили на полку, не выкинули?

— Психологически у игроков команды, которая за короткий период столько всего выиграла, наряду с гордостью присутствует некоторая самоуспокоенность. Это бессмысленно отрицать. И с этим можно бороться только одним способом — поддерживать высокий уровень дисциплины. В этом случае отношения между футболистами и тренерским штабом сохранятся нормальными в человеческом плане и профессиональными в плане деловом. Я свою работу строю на полном доверии к игрокам, но при этом и они, и мы — каждый должен понимать, что трудится в ЦСКА, и наравне со всеми соблюдать правила поведения. Во всем требования у нас такие же, как и в больших европейских клубах. Никто никогда не позволит себе указывать игроку, как ему себя вести в личной жизни, какую прическу носить или как одеваться. Главное — результат. Да, в этом плане я непримирим. Считаю, что мы обязаны выиграть и Кубок, и национальный чемпионат. И буду требовать этого от себя и от игроков.

— Раз уж вы упомянули о парик­махерских изысках футболистов, признайтесь, у вас самого хоть иногда вызывают изумление прически армейских бразильцев?

— (Смеется.) Да нет, я уже привык. Даже интересно порой бывает: вчера были синие косички, сегодня красные, завтра белые или прическа «одуванчик». У них фантазия богатая очень, они люди с романтичной душой. Лишь бы хорошо играли, а с какой прической выходят на матч — мне совершенно все равно.

— Для бразильцев существуют какие-то особые слова? Ведь не каждому российскому наставнику удается найти общий язык с игроками из этой страны.

— Не только для них, для каждого футболиста у тренера должны быть свои слова. Ведь каждый из нас достаточно эмоционален — практика показывает, что другие люди в футбол не играют. Что касается легионеров, вне зависимости от того, откуда они, то у меня всегда было только одно требование: любить ты должен свою страну — это безусловно, но уважать традиции и культуру России, где играешь, просто обязан.
У нас сегодня большая бразильская диаспора. Как общую черту ребят могу отметить то, что все они очень ранимы. Это необходимо учитывать в работе, но при этом соблюдать общую справедливость, не выделяя их какими-то послаблениями.

— Трудно работать со звездами?

— Особых трудностей нет. С каждым футболистом надо просто поговорить по душам, если чувствуешь, что что-то у него не так в плане самоотдачи, в плане заряженности. Как правило, причина всегда становится ясна. И она иногда не так драматична, как игрок ее себе представляет. Убедить, поддержать, помочь советом, а если надо делом — это тоже одна из педагогических обязанностей тренера. Легче всего выгнать по принципу «нет человека — нет проблемы», но никто от этого не выиграет — ни наставник, ни футболист. Конфликтные ситуации ведь есть везде — и в семье, и в быту, и в работе, естественно, тоже. Если их нет, то это означает, что форму не наполняет никакое содержание. Хуже для команды не может быть ничего.

— Вы, когда были игроком, тоже были достаточно экспрессивны и эмоциональны. В ком из подопечных сейчас узнаете немного себя? Может быть, в Вагнере?

— (Смеется.) В Вагнере?! Может быть, да. Но с тех пор очень многое в футболе и в жизни изменилось. Футболист, как и каждый человек, — это ведь просто одно из зеркал сегодняшнего дня. А сейчас и идеалы немного не те, и понятия кардинально поменялись. Так что мне трудно ассоциировать себя игрока с кем-то из ребят. И, наверное, это к лучшему.

— Раз уж вы твердо сказали, что слухи комментировать не будете, просто вопрос: на данный момент сколько бы в «деньгодолларах» отдали за футболиста Жо?

— (Улыбается.) На данный момент Жо — наш игрок и поэтому за него платить не надо. Это радует.

— Валерий Георгиевич, если не секрет, какой самый нелепый слух о себе вы слышали в последнее время? К примеру, о том, что вы якобы делали ставки против «Зенита», слышали?

— О господи! (Смеется.) Что и такое говорили?! Да-а... На самом деле многое приходится слышать, но что поделаешь... Я всегда говорю: главные задачи тренера заключены в двух словах — «терпеть» и «побеждать». А то, что твоим победам не всегда и не все рады, — так это правило... Это наша жизнь.

Фатима Гамми. «Спорт день за днем», 04.06.2008

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru