СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ИГОРЬ СЕМШОВ: ЕСЛИ Б Я БЫЛ СУЛТАН...

Полузащитник сборной по просьбе «Советского спорта» представил себя тренером, учителем, таксистом…

За два дня после приезда из Германии Игоря Семшова замучили вопросом, почему он не играл против немцев. Поэтому перед интервью мы договорились его лишний раз не поднимать. Да и разговор о предстоящих соперниках – финнах, против которых динамовский полузащитник наверняка выйдет в основе, получился бы во многом абстрактным. А раз так, решили поговорить просто об Игоре Семшове. Точнее, о том, как он себя видит в разных ипостасях…

…Два часа до отбоя. К Семшову приехала жена. Но перед ним лежит диктофон – и пишет, пишет, пишет. Игорь тепло поглядывает на грустную улыбку Ларисы и, смеясь, подхватывает очередную фантазию:

– А вот как бы ты, Лариса, на меня посмотрела, если б я работал, например, поваром?

ЕСЛИ Б Я БЫЛ ВРАТАРЕМ…

– Я бы никому не давал мерить свои вратарские перчатки и носил бы с собой маленький батут. Если мяч летит выше меня, я подпрыгиваю на батуте и ловлю его! – смеется Семшов. – Я был бы таким же смелым, как мой сверстник Димка Игнатьев, – бросался бы на мяч руками. А на тренировках с криками бегал бы за форвардами, забивающими мне в пустые ворота. Так делали почти все вратари ЦСКА. Я был вратарем в детстве. На школьном дворе. Стоял на футбольных воротах, но мечтал о хоккейных. Мне с моим ростом они подходили больше…

ЗАЩИТНИКОМ…

– Будь я защитником, я бы поднял руки и поаплодировал Паоло Мальдини. Сорок лет, а человек играет на таком уровне — и всю жизнь за один «Милан»! Он доказывает всему футбольному миру: если я умею следить за собой, возраст не имеет значения. Профессионал!

ФОРВАРДОМ…

– Нападающие – это счастливчики! – шутит Семшов. – Человек может девяносто минут отстоять, на первой добавленной забить – и он герой! Будь я форвардом, то, как ван Нистелрой, поставил бы себе цель стать лучшим бомбардиром чемпионата, а не только клуба. Голов двадцати оказалось бы, думаю, достаточно. Но если б забил один… Страшно представить, как бы меня пресса душила!

ТРЕНЕРОМ…

– Наставник Семшов никогда не хвалил бы Семшова-игрока при всей команде. Умный тренер и обругает, и похвалит один на один. Даже в дружной команде, бывает, одному нравится, когда его партнера превозносят, а другому – нет… Зачем коллектив нервировать?

МОИМИ ДЕТЬМИ…

– Слушался бы родителей! В школе у семилетней Вики все меня знают – и там дочь старается, чтобы не подводить отца-футболиста. А дома землетрясение должно произойти, чтобы заставить первоклассницу делать уроки. Из школы она приходит в половине двенадцатого утра. И сначала ей, понятное дело, надо отдохнуть. Младший брат Витя спит с трех до пяти – вот, казалось бы, Вика, самое время, занимайся! Но ей – лень, надо отдохнуть еще. И порой у нас этот отдых затягивается до девяти вечера. Уже портфель собирать пора и ложиться спать, а мы в это время только уроки начинаем делать…

РОБИНЗОНОМ КРУЗО…

– Недельки две был бы доволен! Никто тебя не донимает. Телефон остался дома. Валялся бы себе на лежаке на необитаемом острове, купался и ни во что не играл. А то вечно друзья на отдыхе донимают: «Давай в волейбол поиграем? Или – в бочче? (Подобие боулинга. – Прим. ред.)». Но хорошо мне было бы недолго, пару недель. Потом бы все надоело и потянуло обратно – в шум-гам! Я ж вырос в мегаполисе – вот мне теперь везде и не хватает… суеты.

ЙОУЛУПУККИ…

– Финский Дед Мороз! Я у него был – и мне очень понравилось! Новый год – это время, в котором всем хорошо и все радуются. Но на месте этого Йоулупукки я бы пожелал моим детям, чтобы их отцом был Игорь Семшов, а жене – чтобы Игорь Семшов был у нее мужем. Самый лучший подарок для них! Считает ли так Лариса? Конечно! А куда из подводной лодки сбежишь?

БУРАТИНО…

– Если только не деревянным! Как бы я чувствовал себя с большим носом? Нормально! Уверен, что моей Ларисе я и с ним понравился бы. Мы друг друга с первого класса знаем. Значит, еще тогда влюбились…

СТАРИКОМ ХОТТАБЫЧЕМ…

– Шутите?! Жена и дети мне в один день всю бороду оборвали бы! Им же сейчас нужно одно, а через минуту – уже другое подавай. («Да уж, тут бы мы постарались!» – в момент воодушевляется Лариса). Это в сборной у нас на всех одно желание – уехать на чемпионат мира.

ШКОЛЬНЫМ УЧИТЕЛЕМ…

– Чересчур неблагодарная работа! Я б лучше директором стал, где тебе на ковер приводят провинившихся – а ты их «строишь».

ДОМОХОЗЯИНОМ…

– Ни за что и никогда! («Да-а, сидеть дома он не умеет! – авторитетно подтверждает супруга. – В четырех стенах у него клаустрофобия»). Мне нужна свобода полнейшая, – соглашается супруг. – Даже в выходные беру детей и иду на улицу. Дом – для того, чтобы спать под крышей. А остальное – это жизнь. И ею надо наслаждаться. Единственное, что я люблю дома, – это когда после гостей остается большая гора посуды. И ты ее моешь-моешь – и с каждой тарелкой посуда все уменьшается, уменьшается. Такое удовольствие от этого получаешь!

ПОВАРОМ…

– Делал бы торт «Наполеон». Пока б делал, я б его сам и съедал. Но когда Лариса куда-нибудь уезжает, мне есть сильно не хочется, – хитрит Семшов. – К тому же тренировка до полпервого, а после нее можно как следует наесться на базе. («Он каши сам варит!» – вдруг с гордостью сообщает жена). Только геркулесовую и «Три злака», – смущается муж на реплику жены, – потому что манную и гречневую я не очень люблю. Когда Лариса училась в институте на заочном, я вечерами оставался с дочкой и сам кормил ее. Вика видела, кто ей все время готовит, и чувствовала, кто ей впервые что-то варит, – дети такое ценят! Помню, сам ей макароны делал. Но котлеты, правда, разогревал только…

КИНОМЕХАНИКОМ…

– Ставил бы только комедийные фильмы. («А про любовь?» – сразу интересуется Лариса). Про любовь я и сам бы играл – в эротике, – отшучивается супруг. – Просто нас тошнит уже от всех этих драк, боевиков и триллеров. Я «Афоню» обожаю, «Иван Васильевич меняет профессию», «Любовь и голуби». Эти фильмы созданы гениальными людьми: ты знаешь в них уже каждое слово, каждый шаг – и все равно смотришь! («А за последние лет десять не видели ни одного фильма, который хотелось бы пересмотреть», – соглашается жена). Помню, пошли мы на «Сибирский цирюльник», – вдруг оживляется футболист. – В кинотеатре весь зал плакал. А я сидел и думал: «Когда же эта тягомотина закончится?» Еле до конца досидел! Что-нибудь живое нам нужно. Не балет, а попроще и повеселее.

АКТЕРОМ…

– «Афоней» бы был! Леонидом Куравлевым. Комедийным актером, которым самому играть интересно и на которому людям смотреть весело. («Его любимый персонаж – мистер Бин», – смеется Лариса.)

БИБЛИОТЕКАРЕМ…

– Я бы советовал всем две книги — «Хижину дяди Тома» и «Гулливера». Не скрываю, я не любитель чтения. Знаете, как я в школе поступал? Прочитал пять страниц, поднял руку, ответил – и три урока на литературу не ходил. «Улицы разбитых фонарей» я на четвертом томе закончил. Мне сейчас хочется чего-нибудь поскорострельнее: газеток, журнальчиков…

КОЛЛЕКЦИОНЕРОМ…

– Альбома два или три спортивных марок у меня в детстве было! На каждой странице – одна большая и к ней шесть или девять маленьких. Все свои коллекции я покупал еще на родительские деньги. А когда СССР развалился, я увлечение бросил: продавать их стали все реже и реже, а искать, с кем меняться, мне было некогда.

ВЛАДЕЛЬЦЕМ КАФЕ…

– Это был бы уютный спортивный барчик с футбольными трансляциями. При его отделке друзья наверняка сыграли бы на моей карьере – чтобы люди шли на Семшова. Я даже знаю, какое название для кафе предложил бы мой друг-балагур: «Семь швов», – веселится Игорь. – Чтобы было посозвучнее с фамилией…

ПАРИКМАХЕРОМ…

– Постриг бы налысо Бракамонте! Просто интересно, как он будет выглядеть без своей копны. Себя лысого я видел – меня на прошлом чемпионате Европы Леша Бугаев под машинку постриг. Жарко было, и нас в парикмахерскую пообещали отвести, но так и не сводили. Лариса меня тогда увидела после игры по телевизору и сказала: «Домой не приезжай, пока волосы не вырастут!»

МОДЕЛЬЕРОМ…

– За модой я вообще не слежу. И кроме джинсов и футболок-поло я бы для мужчин больше ничего не придумал! Ни галстуков, ни бабочек! А Ларисе шил бы трикотажные платья «под Миссони». Ей они идут.

ПУТЕШЕСТВЕННИКОМ…

– На яхте покатался бы! А то мне все не везет: то погода подведет, то укачает… («На Маврикии он, бедный, кинулся с этой яхты на пляж и закричал: «Земля! Земля!» – вспоминает Лариса). Жена, дай хоть помечтаю! Большая яхта нам на двоих не нужна. И с бассейном не обязательно – можно и с джакузи. Главное – позагорать, искупаться и рыбки половить. У нас в «Динамо» играет австралиец Люк Уилкшир, – продолжает тему путешествий Семшов. – Так вот, к нему в Австралию и напрашиваться не надо: он там не живет, но ездит выступать за сборную. «И вы приезжайте, – говорит Люк, – ко мне в Австралию! Все! Я буду рад!»

РЫБОЛОВОМ-ОХОТНИКОМ…

– В последний раз я рыбачил в детстве. На карпов ходил, – смеется. – Но при клеве, да еще в компании друзей, и сейчас часа два-три просидел бы. А если не клюет, то чего сидеть-то? Охотник из меня неважный: стрелять не умею. Но на зайца сходил бы. Почему на зайца? Потому что его можно съесть.

ГАИШНИКОМ…

– О! Это любимое дело! Палочкой я бы зарабатывал очень много денег! Узнал бы, где ездят игроки сборной России, и всех подряд штрафовал бы. Независимо от того, за какой клуб выступают…

ЖУРНАЛИСТОМ…

– Конечно, только бы хвалил футболистов! Чтобы игроки останавливались возле журналистов после матчей, о них надо писать исключительно хорошо. И я ночами строчил бы заметки, ездил бы в командировки.

ТАКСИСТОМ…

– «Таксовал» бы в центре Москвы. Главное – делать план, а остальное – в карман. Возможно, мне хватало бы и полдня работы… Спорим: посади меня сейчас в такси и отправь работать по городу – процентов девяносто клиентов меня не узнают?

…И ДИДЖЕЕМ

– Медленные произведения не для меня, – сознается Семшов. – Мне больше нравится танцевальная музыка, забойная. Но танцевать не люблю – могу попеть. («Караоке дома нет, и муж сам от себя подвывает иногда», – смеется Лариса). Когда мы в номере с Димой Хохловым живем, он часто интересуется: «Ну когда же ты заткнешься?!» Любимая песня? Юрий Антонов, «Море-море». А у Ларисы, наверное, Таня Буланова, «Не плачь: еще одна осталась ночь у нас с тобой…». Любимая песня жен футболистов, уезжающих на сборы, – смеется Семшов. – Если сейчас Лариса скажет: «Игорь, пойдем на дискотеку!» – пойдем. Нет проблем, подурачимся...

Савоничева Е. «Советский спорт», 15.10.2008

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru