СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ГАДЖИ ГАДЖИЕВ: УЖЕ ПОСЛЕ 3-ГО ТУРА МНЕ СТАЛО ЯСНО, ЧТО ЕДИНСТВО В "САТУРНЕ" УТРАЧЕНО

Заслуженный тренер России Гаджи Гаджиев в интервью "Газете"

Гаджи Гаджиев - один из самых известных российских тренеров. Близорукость помешала специалисту сделать карьеру игрока, но на тренерском поприще, на которое Гаджиев вступил в 16 лет, он добился немалых успехов.

Был ассистентом Анатолия Бышовца в сборной СССР по футболу на Олимпиаде-88 в Сеуле, когда советская команда завоевала награды высшего достоинства. С махачкалинским "Анжи" Гаджиев добился высшего достижения в истории команды, финишировав на четвертом месте в чемпионате России в 2000 году. С самарскими "Крыльями" Гаджиев проработал три сезона, также добившись лучшего достижения в истории клуба - бронзовых медалей российского чемпионата и выхода в финал Кубка России в 2004 году. В 2007-м Гаджиев возглавил раменский "Сатурн", сходу заняв пятое место по итогам сезона, что также стало высшим достижением подмосковной команды в ее истории. Дважды - в 2000 и 2007 годах - был признан лучшим тренером России. В 2008-м специалист расстался с "Сатурном". С Гаджи Гаджиевым пообщались корреспонденты "Газеты".

- Итоги вашей работы в "Сатурне" сейчас не многие назовут блестящими. Виной тому результат, точнее, тот момент, та ситуация, в которой вы были отправлены в отставку. Тем не менее на вашем счету наивысшее достижение "Сатурна" в его истории. Лично вам какой из результатов периода, проведенного в подмосковном клубе, представляется самым важным?

- Каждый тренер должен передавать свой опыт футболистам, из которых в дальнейшем вырастают настоящие тренеры. За долгие годы у меня накопилось достаточно опыта и знаний для передачи: работа с Базилевичем и Лобановским, работа в научной группе и центре по подготовке сборных команд СССР, конкретный практический опыт работы вторым тренером в сборной вместе с Бышовцем, когда наши ребята выиграли Олимпиаду, потом самостоятельная работа главным тренером с командами высшей лиги. То есть у меня накопилось очень много информации, которой надо делиться. Многие футболисты не понимают и даже не задумываются о необходимости такого обучения и передачи такого рода опыта, но пройдет время, и они все поймут, уверен. Например, Гордеев долгое время был игроком дубля московского «Динамо», потом мы его взяли в «Анжи», где он уже стал капитаном. Теперь же, когда Бушманов ушел, взяли Гордеева главным тренером молодежной команды, где он работает, с моей точки зрения, очень хорошо, у него отличный контакт с футболистами, у него, совершенно очевидно, прекрасные педагогические задатки, и он стремится, что немаловажно, к дальнейшему развитию и познанию. В передаче опыта я и вижу главный результат общения и работы с футболистами.

- Одним из тех, кому вы передавали опыт - сначала в "Крыльях Советов", затем в "Сатурне", был Андрей Гусин. Как вы отреагировали на его уход из «Сатурна»? Было заявлено, что он якобы проявил не те человеческие качества, на которые рассчитывало руководство, высказывались разные другие малопонятные претензии. С одной стороны, можно отнестись к этому так: ученик пошел вашей дорогой. С другой - нельзя не испытать досаду по поводу самой ситуации...

- Мы продолжаем и будем продолжать общаться с Андреем вне зависимости от того, кто где работает, и я считаю это нормальным. Гусин, как футболист, играя за сборную Украины, за киевское «Динамо» и различные российские клубы, доказал, что он талант и сильный лидер. Он обладает ценнейшими игровыми и гражданскими качествами. Он никогда не пойдет против интересов команды. Я знаю об этом не понаслышке. Часто у нас с ним были моменты, когда он со мной не соглашался по каким-то вопросам и открыто мне об этом заявлял, преследуя при этом в первую очередь командные интересы и никогда - личные. Он всегда вел себя корректно, но неуступчиво. Я считаю это важнейшим качеством для молодого тренера. Посмотрите, он всегда играет на поле с полной самоотдачей, поэтому у него очень много травм. Того же он требует от партнеров, и для этого у него, как у игрока и играющего тренера, есть все основания. В конкретном случае все обвинения, предъявленные Андрею в «Сатурне», выглядят нелепо, и все это попахивает 1930-ми годами, когда кого-то преследовали и отовсюду выгоняли только за то, что он был чьим-то учеником. Мне кажется, что действия руководства можно объяснить только желанием уйти от ответственности, и подобная трусливая тактика передается всей команде и клубу.

- В июле, за месяц до вашего увольнения и незадолго до начала проблем с Гусиным, мы общались с генеральным директором "Сатурна" Борисом Жигановым. Он тогда ничего не рассказал о готовящихся изменениях в команде, более того, ваш тренерский штаб именно вместе с Жигановым в прошлом сезоне совершил прорыв с 15-го места на 5-е в чемпионате. Что же произошло теперь в отношениях все тех же людей, почему ситуация изменилась?

- Мне не хотелось бы давать оценку человеческим качествам Бориса Жиганова. Я склонен обсуждать только профессиональную сторону нашего конфликта. В прошлом году мы были единой командой и, честно говоря, не могли нарадоваться на наши взаимоотношения. Единство руководства и тренерского штаба дало нам возможность поднять команду за столь короткий срок. Отсутствие единства тренера и руководства только тогда может дать результат, когда их функции разведены и руководство занимается клубной, организаторской деятельностью, а тренер с командой спокойно идут своей дорогой. Только в таком случае, даже при сложных отношениях с руководством, возможен результат. В прошлом году в «Сатурне» у нас складывался первый вариант отношений. Нашему генеральному директору впервые пришлось руководить футбольным клубом, и мы, как могли, объясняли ему все тонкости нашей работы, и он внимательно прислушивался. В новом же сезоне оказалось, что он уже ученый и знает лучше многих и как тренировочный процесс организовать, и как матчи проводить (с улыбкой). Все шло к тому, что нам с ним надо было поменяться местами.

- Как развивались события дальше, уже в новом сезоне. Это наверняка до сих пор интересно и важно болельщикам «Сатурна» - яркой молодой команды?

- Слухи о моей скорой отставке начали появляться уже после 3-го тура чемпионата, хотя у меня никаких разговоров с Жигановым еще не было. Ясно, что подобная информация исходила из кругов, приближенных к генеральному директору. Для меня стало очевидно, что наше единство утрачено, поэтому и результаты команда начала показывать совсем не те, что раньше. Мне бы не хотелось дальше развивать эту тему, потому что, боюсь, разговор получится малоинтересным.

- Как вы отнеслись к слухам о том, что Борис Жиганов собирается получить тренерскую лицензию? В одном интервью вы высказывались по этому поводу очень скептически.

- И сейчас выскажусь в том же тоне. Думаю, ему будет интересно и полезно поработать тренером, например, в команде второй лиги. Или заняться научной работой, чтобы досконально изложить свои тезисы о причинах потери и обретения спортивной формы футболистами.

- Не кажется ли вам, что одной из причин начала напряженных отношений с руководством «Сатурна» стала ваша близость с Германом Ткаченко? Об этом, в частности, многократно заявлял сам Борис Жиганов.

- Он мне тоже об этом говорил, на что я всегда отвечал, что меня не волнует, какие именно люди помогают искать футболистов для команды. Посмотрите, за тот период, что я работал, в «Сатурн» пришло много футболистов, которых нашел вовсе не Герман. Например, Широков, Файзулин и другие. Формирование команды, подбор футболистов, договоры, контракты - это не мой вопрос, это вопрос руководства и, в частности, генерального директора. Здесь в конечном счете проблема в деньгах. Я сразу сказал, что не хочу всем этим заниматься, но мне Борис Жиганов ответил, что на заключительном этапе я обязательно должен буду подключиться. Изначальная позиция руководства была такова: вообще никого нового не хотели брать в команду. Зная об этом, я ни на ком не настаивал, но, очевидно, "Сатурну" нужны были форварды, надо было усилить атаку. Ведь, не желая тратить деньги, нам все же ставили задачу. О нехватке же финансирования нам никто ничего не говорил, а я всегда считал, что это не мой вопрос: я не занимаюсь экономическими вопросами, у меня совсем другие функции в клубе.

- С той командой, которая уже играла и добилась определенных успехов, чего можно было добиться еще? Где произошел тот перелом в самой командной игре и когда?

- Да, об этом говорить интереснее. Думаю, что этот состав был вполне боеспособным. "Сатурн" действительно готов был играть нормально, и в том, что он не играл нормально, в первую очередь моя вина. Я сразу заявил о том, что не удалось сформировать по-настоящему боевой коллектив. Если в прошлом сезоне у нас была команда, то в нынешнем мы стали отдельными игроками и тренерами. После первых неудачных туров у нас все же начала налаживаться игра. По игре мы уступали только ЦСКА, а со всеми остальными боролись на равных. Я позвонил губернатору Борису Громову с просьбой успокоить генерального директора клуба, потому что тот явно очень сильно перепугался после череды поражений и серьезного разговора с губернатором об этом. После чего последовал ряд заявлений Жиганова в прессе обо мне и моей работе, он явно перестраховывался, желая остаться при делах и ни в коем случае не потерять работу. Его поведение вполне традиционно. В неудачах команды, как правило, винят тренера. Действительно, я должен был найти правильные решения. Мне надо было в той ситуации занять более жесткую позицию и поговорить с генеральным, во всем разобраться, выставив свои требования. Требование же мое было единственное и в прошлом сезоне, и в этом - спокойная обстановка в команде.

- В середине сезона, перед чемпионатом Европы, игра «Сатурна» начала выправляться, и создалось впечатление, что страсти утихли и все немного успокоились.

- Да, мы сыграли вничью во Владивостоке, затем дома обыграли «Динамо», потом мы взяли три очка у «Томи» на выезде, сыграли с «Зенитом» и «Химками» вничью. Затем был проигрыш «Спартаку» 0:1 на последних минутах. С этим мы ушли на перерыв. После Евро команда вернулась в хорошем рабочем состоянии. Первый матч с «Москвой» мы сыграли вничью, и я до сих пор не считаю, что эту игру надо было воспринимать как трагедию, на мой взгляд, надо было продолжать работать и верить в свои силы. В Казани мы сыграли 0:0 и тут же обыграли «Штутгарт», команду классом явно выше нас. Затем были победы и поражения, свойственные любой команде, но обстановка внутри продолжала накаляться, и это был самый главный минус, мешавший нам твердо встать на ноги. Причем расшатывал команду сам генеральный директор. Ведь о том, что во время сборов в Австрии он вел переговоры с моим сменщиком на посту главного тренера, знал не только я, но и вся команда. О каком объединении футболистов вокруг тренера могла идти речь, если регулярно до них доходили разговоры о том, что Гаджиева скоро уберут.

- Насколько в тот момент было необходимо «Сатурну» участвовать в турнире Интертото?

- Нам, конечно, было тяжело провести весь цикл игр на одном уровне, почему мы, собственно, и сгорели. Не забывайте, что болельщики «Сатурна», пусть их немного, долго ждали участия своей команды в европейском турнире. Мне пришло огромное количество сообщений от простых людей со словами благодарности за этот прорыв. Мы обсуждали с тренером по физподготовке Клаудио непростую ситуацию со степенью готовности игроков к турниру. Он, к слову сказать, был категорически против участия нашей команды в этом турнире. Клаудио ссылался не на наш российский опыт, а на опыт итальянских клубов, игравших в Интертото. Я же понимал, что футболисты устали и им будет сложно, но надеялся, что игроков вдохновит на стремление к победе возможность участия в европейском турнире, что, собственно, и произошло в первых матчах, отсюда и победа дома над немцами. В футболе же судят по результату, и раз он оказался отрицательным, значит, я принял неправильное решение.

- Насколько вам интересно, как закончит сезон «Сатурн» и что будет с командой дальше?

- Конечно, интересно - и потому, что футбол - это моя профессия, и потому, что футбол - большая часть моей жизни. Иногда меня захватывают эмоции, и в душе хочется обидеться, не следить больше за командой, но это кратковременно. Я все равно смотрю все игры и анализирую. Мне сейчас особенно интересны ЦСКА и «Москва», как команды, пережившие определенный кризис в начале и середине сезона и сумевшие не потерять - каждая в своем масштабе - боеспособность и работоспособность. Это произошло во многом благодаря выдержке руководства клубами. Футбольная команда - это живой организм, в котором постоянно происходят изменения. Поэтому всегда надо быть готовым к этим изменениям, даже имея дело с одно и той же командой.

- Что вам доставляет особенное удовольствие в нынешнем чемпионате, в котором лидирует (и многим до сих пор неясно почему) казанский «Рубин» и проваливаются прошлогодние лидеры - «Зенит», ЦСКА, «Спартак» и «Локомотив»?

- Вот недавно владелец "Шахтера" Ринат Ахметов в одном интервью сказал, что мечтает, чтобы в украинском чемпионате за лидерство боролись не две команды, а пять-шесть, при этом, естественно, чтобы «Шахтер» входил в их число. С этой точки зрения российский чемпионат развивается в правильном направлении. Появление новых лидеров, перепады у прежних фаворитов придают турниру и болельщикам свежие ощущения.

- В последнее время складывается такая ситуация в российском футболе, что кажется, проблема вовсе не в отсутствии профессиональных тренеров, а в отсутствии профессионального управления клубами.

- Думаю, что управленческих кадров у нас меньше, чем тренерских. Тренеров мы худо-бедно готовим на протяжении уже нескольких десятилетий, а вот управленцы - это новая для нас фигура и, как выясняется, немаловажная для современного футбола. Главным критерием отбора тренеров (а их отбирают так же, как и футболистов) должен быть талант, а не возраст. Для игрока этот критерий тоже стоит на первом месте. Например, в «Сатурне» была нехватка нападающих, и я предложил кандидатуру Яна Коллера, но его не захотели приглашать, аргументировав это тем, что, во-первых, он был найден Германом Ткаченко, а во-вторых, тем, что он возрастной игрок. Для меня этот фактор был второстепенным, а главным было то, что форвард такого класса нам в тот момент был очень нужен. Кто оказался прав, судите сами.

Александр Шмурнов и Алексей Андронов. «Газета», 30.10.2008

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru