СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

СЕРГЕЙ ЮРАН: МОЙ ФУТБОЛ - ЭТО ГИБРИД КИЕВСКОЙ И СПАРТАКОВСКОЙ ШКОЛ

Сергей Юран - уникальный персонаж в мировом футболе. Украинец, выступавший за сборную России, игрок киевского "Динамо", ставший спартаковцем, в Португалии поигравший за оба знаменитых клуба страны - "Бенфику" и "Порту", молодой тренер, успевший на короткое время оказаться на мостике "Спартака" вместе со своим товарищем Андреем Чернышовым, поработавший в Латвии и Эстонии, поднявший в российскую премьер-лигу "Шинник" и не удержавшийся в нем, после чего и "Шинник" не удержался в элите.

Наконец, еще одна деталь: Юран чуть было в прошлом сезоне не установил печальный рекорд. Сразу две команды, которыми он руководил, могли покинуть премьер-лигу. Однако "Химки" спаслись, и тут пришло время для нового парадокса: Юран, которому руководители клуба в случае решения задачи обещали продление контракта, был отправлен в отставку. О контракте в сейфе, принципах общения с игроками, судьями, руководителями клубов и журналистами, игровой идее и любимых клубах Сергей Юран рассказывает в беседе с корреспондентами "Газеты".

- Сергей, что произошло в прошлом году в Ярославле? Вы ведь блестяще решили с "Шинником" задачу выхода в премьер-лигу в 2007 году. Всем казалось, что это долгосрочный и успешный проект. Но в элитном дивизионе у "Шинника" не заладилось буквально с первых туров...

- В первом дивизионе мне было комфортно: рабочие отношения с руководством, реальные задачи, доверие. Губернатор поставил перед нами задачу занять первое место. У него был разговор короткий: кто мешает тренеру, будет иметь дело со мной. Благодаря такой позиции администрации у команд были и очевидный прогресс, и результат. К сожалению, когда "Шинник" вышел в премьер-лигу, в области сменилось руководство, и начались проблемы.

Главный бич российского футбола - то, что в тренерскую работу вмешиваются все кому не лень. Даются советы, рекомендации и наставления: кого в команду брать, кого отпустить, кого поставить в основу. Я подстраиваться не мог и держаться за место не хотел. Процессом хотят руководить все, а ответственность за результат несет один главный тренер. Можно сказать, что в премьер-лиге у нас сотрудничества с Ярославлем вообще не получилось, отсюда и результат.

- С первых же игр складывалось впечатление, что «Шинник» не готов играть на новом уровне.

- Теперь уже не секрет, что на первый сбор в Израиль целая группа игроков поехала, не подписав контракты и имея только мое честное слово, что по возвращении все контракты будут готовы. Из уважения и доверия ко мне они тренировались и играли контрольные матчи. Я понимал всю ответственность и серьезность данной ситуации. Если бы кто-нибудь из них получил травму, а руководство клуба не подписало бы с ним контракт, то мне бы пришлось игроку заплатить личные деньги.

- Вас не удивлял такой непрофессиональный подход в организации работы футбольного клуба элитного дивизиона?

- Когда я приехал из-за границы и начал работать тренером в России, меня многое удивляло, но сейчас я уже готов к разным поворотам. Я четко понимал, что случись что-нибудь - мне могли сказать: мол, теперь проблемы с игроком решай сам.

- Неужели уже тогда вы не понимали, что раз такая нездоровая ситуация в клубе, то и работать нормально, на профессиональном уровне, не получится?

- Я постоянно общался с новой администрацией - с новым генеральным директором, с вице-мэром, налаживал связи и четко знал, что финансирование клуба прописано до окончания первого круга. Так в итоге оно и получилось. Сбои с выплатами начались уже во второй части сезона. Но все же долгое время не хотелось верить, что все плохо и выхода и улучшения быть не может.

- Одна из главных тем прошлой весны - взаимоотношения «Шинника» и арбитров.

- Возможно, я иногда был не прав и излишне резок, за что хочется извиниться перед судьями. Я жил своей командой, а обстановка вокруг нее была чересчур накалена: невыплата зарплат, постоянное вмешательство администрации в мою работу и так далее. Я очень сильно нервничал, и было два или три матча, когда я не смог удержать себя в руках. При этом замечу: когда «Шинник» играл в первом дивизионе, у меня не было ни одной проблемы с судьями. Просто потому, что внутри команды и вокруг нее была рабочая, здоровая атмосфера.

- После, работая в «Химках», я держал ситуацию под контролем, так как с самого начала дал слово президенту клуба Владимиру Стрельченко, что эти проблемы в прошлом. В результате у меня нет ни одного нарекания от судей за время работы в «Химках». Если я делаю ошибки, я их анализирую и признаю свою неправоту.

- Ходили разговоры, что «Шинник» чем-то не понравился судейскому сообществу и клубу мстили.

- Такого рода разговоры начались еще в то время, когда работал Долматов и ярославцы вылетали в первую лигу. Я слышал, что действительно было недовольство с обеих сторон. Конкретно сказать ничего не могу, потому что вся история этих отношений сложилась еще до меня.

Но отголоски я слышал. Например, матч, о котором все говорили в прошлом сезоне и усматривали в нем несправедливость судьи Дорошенко, «Спартак» - «Шинник». Я смотрел его, уже не будучи главным тренером. Арбитра я хорошо знаю, он недавно начал судить премьер-лигу, человек амбициозный и не стал бы ввязываться в закулисные игры, рискуя своей репутацией. Здесь, очевидно, сработали человеческий фактор и неспособность принять точное правильное решение в динамичном эпизоде.

- Что в «Химках», что в «Шиннике», как вы не раз говорили, вы работали, исходя из одной и той же игровой идеи. Сформулируйте ее суть, пожалуйста.

- Для меня всегда важна быстрота мышления на поле при владении мячом. На тренировках я стараюсь отработать любое движение с ребятами так, чтобы не было более двух касаний при постоянном контроле мяча. Когда я был футболистом, то играл в спартаковский футбол. И сейчас стараюсь следовать ему же. Современные европейские команды, такие как «Барселона», «Арсенал», придерживаются того же стиля, и мне очень нравится то, с какой скоростью футболисты принимают решение на поле. Если говорить о схеме, то мне импонирует игра в атаке по схеме 4+3+3 и при обороне 4+5+1. Меня привлекает насыщенность средней линии и ее подвижность. Хотя я стараюсь не забывать и свой опыт в киевском «Динамо». Поэтому мой футбол - это некий гибрид: физическая подготовка из киевской школы, а владение мячом - из спартаковской.

- Как вам удается совмещать эти почти противоположные подходы? Ведь перегружая футболистов физически (а без этого невозможен, будем так говорить, киевский атлетизм), трудно от них добиться потом тонкой, легкой игры в два касания.

- Сборы состоят из трех циклов. Первый - физическая подготовка и закладка фундамента, второй - отработка технико-тактических действий, а третий - выход на соревновательный уровень. Для этого проводим две-три контрольные игры, как правило, с командами третьего дивизиона или любителями, исключительно для того, чтобы поддержать игровую практику футболистов, отработать контроль мяча, взаимопонимание в команде и интенсивность игры.

Я провел два сбора, и первый, еще когда «Шинник» был в первом дивизионе, мне особенно запомнился. Тогда команда была только сформирована, и я видел, как мои идеи, воплотившись, начинают приносить свои плоды. Начав сезон на первом месте, мы его на первом месте и закончили, что дает мне право говорить, что сборы и последующий тренировочный процесс были построены верно.

- Говорили, если «Химкам» удастся остаться в премьер-лиге, то вы сохраните за собой место главного тренера. Получается, руководство свое слово не сдержало?

- Подписание договора с «Химками» с моей стороны было большим риском: команда находилась в зоне вылета. Мне многие говорили, что, соглашаясь, я могу отодвинуть свой карьерный рост на несколько лет назад. Ведь с «Шинником» мне уже удалось зарекомендовать себя тренером, который может решать поставленные задачи, а в случае с «Химками» задача была чересчур сложной. Тем не менее я подписал соглашение, в котором было оговорено, что если команда занимает 14-е место, начнет действовать следующий, двухлетний контракт с командой. Я привык доверять людям, поэтому оставил свой контракт в сейфе в клубе. Когда же поставленную задачу мы решили, вдруг пошли разговоры о смене тренера, а мой контракт так никто из сейфа и не достал. Получается, что меня обманули. Впредь я буду обращаться к юристам по контрактным вопросам.

При этом не могу сказать, что я сильно обижен на руководство. Если оставить в стороне историю с контрактом, то в «Химках» у меня была очередная возможность проверить свои силы, правильность своей теоретической и практической базы. В Высшей школе тренеров, защищая на переаттестации статус ПРО, я общался с нашими тренерами-грандами, и Валерий Георгиевич Газзаев мне сказал, что я прошел две самые сложные стадии для тренера: выход с командой в премьер-лигу и вывод команды из зоны вылета с сохранением места в высшей, а значит, сделал главный шаг в становлении. Мне были очень приятны его слова.

- Между тем «Химки» идут дальше, а вы остаетесь на обочине?

- Да, получается так. Сложно остаться за бортом в тот момент, когда есть и силы, и желание дальше работать. Сейчас пришлось притормозить на полном ходу. Но я верю: все, что делается, - к лучшему. Возможно, мне судьба приготовила более серьезную работу.

У меня были предложения из Турции, из Казахстана и из Азербайджана, но я хочу сказать свое веское слово в России, хочу не только поработать, но и выиграть что-то в российском чемпионате. Я человек амбициозный и смотрю дальше, в Европу, где тоже очень хочется попробовать свои силы. Буду выжимать максимум из своих возможностей. Когда я был футболистом, то, наверное, 30% растерял, не совсем правильно распоряжаясь карьерой, поэтому теперь не хочется размениваться по пустякам.

- Вы вынесли уроки из общения с современными футболистами? Вам удалось пообщаться с игроками первого и высшего дивизионов, а в них играют футболисты с разными установками и целями в жизни.

- До подписания контракта я всегда разговариваю с футболистом и объясняю свои требования: на первом месте - футбол, финансовая часть не должна интересовать. Мне буквально нескольких минут достаточно для того, чтобы выяснить, мой это игрок или нет. Если разговор начинается с того, какие задачи перед командой, кто еще будет играть и так далее, такой футболист мне нужен, и мы продолжаем разговор. А если первым делом человек спрашивает, какие премиальные и когда первая зарплата, с ним лучше сразу расстаться.

- Но это нормально - интересоваться оплатой своего труда.

- Да, только этот вопрос не должен быть основным, а тем более единственным. У игрока есть семья, родители, он тратит свое здоровье, в конце концов, но, повторю, этот вопрос не должен быть основным. Для меня первична спортивная составляющая в профессии футболиста, то есть тренировочный процесс и игра.

- Футболистов можно понять: если они не будут внимательно относиться к своему контракту, они могут остаться ни с чем. Как можно серьезно говорить о честности с футболистами, когда Титову руководство клуба предложило выплатить бонус в случае, если «Химки» останутся в премьер-лиге, а теперь вроде бы уже платить не может?

- Я смотрю на это так: в подобных случаях задета репутация клуба, и руководству придется выбирать, что им нужнее - честное имя или деньги, которые они обещали игроку. Я не присутствовал при подписании контракта с Егором и об этом бонусе точно не знаю, но если договоренность вписана, то ее придется исполнить. Я никогда не интересуюсь этими вещами, мое дело - тренировки и игра, а остальное - работа клуба.

Эту систему отношений я привез из Европы, где играл почти 10 лет. Там четкое разграничение обязанностей тренера и руководства, я этому следую в своей работе.

- Существует ли, на ваш взгляд, определенная косность мышления, которая передается по наследству от советских тренеров российским?

- Определенная косная структура в тренерских кругах в конце 90-х - начале этого века существовала. Маститые тренеры пытались изо всех сил не пустить в свой круг молодых специалистов, многие из которых прошли европейскую футбольную и тренерскую школу. Главной отличительной чертой молодых тренеров было то, о чем я уже говорил. Это четкое разделение обязанностей: руководство занимается контрактами, финансированием и управлением клубом, а тренер - тренировочным процессом и игрой команды. Тренеры же советской закалки привыкли решать все и ни с кем не делить управление.

- Такую всеобъемлющую роль тренеры играют во многих английских клубах.

- Да, в «Арсенале», в «Манчестере» тренер не только руководит командой, но еще и является менеджером. Но я уверен, что, когда начинали свою карьеру Фергюсон или Венгер, они не становились сразу и тренерами, и бизнесменами. Только после стольких лет работы в одном клубе руководство стало стопроцентно доверять им, в том числе и в решении финансовых вопросов, но и то, думаю, далеко не всех. При этом в Англии тренер работает на клуб, а у нас - больше на себя. После года работы таких тренеров-менеджеров у нас порой остается выжженная земля.

- У вас сложились достаточно теплые отношения с Газзаевым. Вы отзываетесь о нем тепло, и он оценивает вашу работу очень высоко.

- Он идет по своей дороге, у него есть свой взгляд на футбол, на игру и есть результат. Валерий Георгиевич - человек с сильным характером, способный пережить не только взлеты, но и падения. Потеряв работу главного тренера в ЦСКА в 2003 году, он не ушел, не обиделся, а продолжал работать с командой и после отставки Артура Жоржи вернулся и выиграл кубок УЕФА. В одном интервью его спросили, как он относится к тренерам-иностранцам. Он сказал очень правильно: «Пусть приезжают хоть из Зимбабве. Если есть результат, пусть работают». В свое время меня поддержал Семин словами о том, что тренер должен пройти свой путь в премьер-лиге начиная с третьего дивизиона, потом второй, первый и затем брать уже команду в высшем. Крайне редко получается удачно начать работать сразу в премьер-лиге, минуя предыдущие этапы.

- Олег Романцев постепенно начинает возвращаться к публичной жизни. Какие отношения у вас сложились?

- У нас были разные моменты, но удалось сохранить добрые отношения. При встрече мы всегда тепло обнимаемся и спрашиваем друг у друга, как дела. Никаких обид и недомолвок у нас нет. Я считаю, что он слишком рано ушел из футбола. Были разговоры, что вроде бы его хотели вернуть в «Спартак» и он отказался. Если это предложение исходило от Карпина, то «браво», Валера. Романцев - личность величайшая, его и послушать можно, и совета спросить, так что если он будет появляться, например, в телеэфире, то всем такое общение пойдет только на пользу.

- Вас не удивляет, что три наших самых успешных тренера - Семин, Романцев и Газзаев - не работают в российском чемпионате?

- Это действительно парадокс. Когда «Химки» разорвали со мной отношения, мне звонили мои хорошие знакомые из Португалии и пытались выяснить, какой же принцип работы тренера считается успешным в России, что нужно - добиваться результата или иметь правильные знакомства в правительственных кругах.

- У вас сложились хорошие отношения с журналистами в последнее время. Насколько вам нравится быть популярным, насколько важным для вас является взаимопроникновение прессы и футбола?

- Я уважаю серьезных, независимых журналистов. Я всегда считал, что пресса должна следить за результатом, будь он положительным или отрицательным, тем самым помогая процессу самоанализа.

- Не кажется ли вам, что в последнее время футбол все больше напоминает шоу-бизнес?

- Я знаю, что существует масса способов заказать такую прессу, какая тебе нужна, но мне это никогда не было интересно. Я не хочу «дутого» Юрана. В футбол по блату не играют и не тренируют. Раскрутить за деньги или из хорошего отношения человека можно, но дальше ему все равно нужно уже без чьей-либо помощи показывать, на что он способен сам по себе.

- «Локомотив» подозревают в сдаче игры «Химкам» в конце сезона, когда вам нужны были очки.

- Это полная ерунда. «Химки» играли с полной самоотдачей и провели просто блестящий матч, так что наша победа была абсолютно заслуженной. Что же до разговоров о том, что «Локомотиву» в той игре не нужно было выигрывать, так вспомните, что команда боролась за выход в зону кубка УЕФА, а «Локомотиву» участие в еврокубках было важно не меньше, чем «Химкам» - место в премьер-лиге.

- Вы не думаете, что договоры происходили за вашей спиной и вы просто о них ничего не знали?

- Нет, это невозможно. Если бы я играл в шахматы и первый год начал увлекаться футболом, тогда да, можно было бы обо всем договориться без меня. Так как я уже больше 20 лет в футболе, меня обмануть почти нереально. Я быстро определяю, играет футболист или нет. Я вам больше скажу: я могу по походке футболиста сказать, чем он занимался накануне вечером.

- Вы готовы к тому, что еще не раз у вас возникнут проблемы, схожие с теми, что были в "Химках", и вам по-прежнему нужно будет доказывать свою правоту окружающим?

- Конечно, готов. Такие моменты только закаляют. Я буду идти своей дорогой, нравится это кому-то или нет. Главное - самоуважение, чтобы без стыда смотреть в глаза своим двум сыновьям.

- Какие планы на будущее у тренера Сергея Юрана?

- Планирую в феврале съездить на стажировку в Англию или в Португалию. А дальше если, допустим, появится долгосрочный проект в первом дивизионе, то имеет смысл сделать шаг назад и начать работать с молодой амбициозной командой - это всегда интересно. Меня заводит только поставленная задача, а работать ради сохранения места и зарплаты мне неинтересно. Не скрою, что буду внимательно следить за премьер-лигой, хотя и не желаю никому из коллег неудачи.

Алексей АНДРОНОВ, Александр ШМУРНОВ. «Газета», 12.02.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru