СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ВЛАДИСЛАВ РАДИМОВ: ТАРХАНОВ ВЫТОЛКНУЛ МЕНЯ ИЗ СВОЕЙ КОМАНДЫ, АДВОКАТ ПОСТУПИЛ ЧЕСТНО

Начальник «Зенита» в эксклюзивном интервью «Спорт уик-энду» рассказал о самых ярких моментах и самых больших разочарованиях в своей футбольной жизни

Владислав Радимов

Фото: sport-weekend.com

Он твердо решил, что сезон-2008 станет последним в карьере игрока, хотя мог бы еще спокойно пару лет выходить на поле в составе какой-нибудь команды, где конкуренция намного ниже, чем в нынешнем «Зените». Только Владислав Радимов за годы, проведенные в большом футболе, стал намного мудрее и рассудительнее.

«Спортивным директором работать рано»

- В конце прошлого сезона было много разговоров о том, что вы займете освободившийся в клубе пост спортивного директора…

- Честно признаюсь, просто не понимаю пока, чем должен заниматься спортивный директор. Это какое-то связующее звено между генеральным директором и президентом клуба - с одной стороны, и главным тренером - с другой, или человек, полностью отвечающий за селекционную политику клуба? Возможно, поработав некоторое время в «Зените», я смогу определиться с ответом на этот вопрос. Пока приходится выполнять конкретные задания. В конце прошлого года Адвокат попросил меня просмотреть потенциального новобранца нашей команды. Я слетал на матч «Айнтрахт» - «Ганновер» во Франкфурт.

- Так вот, оказывается, благодаря кому появился в «Зените» Саболч Хусти?

- Не стоит преувеличивать. Я высказал свое мнение об этом игроке, который мне очень понравился. Решающее слово было, естественно, за Адвокатом.

«В Германию мама не отпустила»

- Вы упомянули о том, что, принимая решение о завершении карьеры игрока, выслушали советы близких людей. Когда уезжали из Питера в Москву, тоже с мамой советовались?

- Скажу больше: одним своим советом она во многом предопределила мою судьбу. В 16 лет у меня была возможность уехать в Германию. Тогда, в конце 80-х, это было очень модно и престижно. Да и выгодно, контракт-то в немецких марках! Мама решительно сказала: «Нет». Она меня и в Москву-то с трудом отпустила.

- На тренировки в футбольную школу «Смена» тоже неохотно отпускала?

- Тут как раз никаких проблем не было. Для родителей было важнее, чтобы я занимался делом, а не слонялся по подворотням. Компьютеров, за которыми можно было просиживать день и ночь, в те времена не было. Мне повезло с первым тренером: у Марка Абрамовича Рубина не только научился азам футбола, но и почерпнул многие жизненные ценности. Ведь с ним проводил больше времени, чем даже с родителями. Очень жаль, что этот специалист невостребован, по большому счету, в современном футболе. Рубин слишком честен для него. Хорошо хоть, сейчас ему дали возможность преподавать на кафедре футбола. У него есть чему поучиться.

- Как-то в приватном разговоре Рубин рассказал мне любопытную историю. Правда ли, что вы положили перед раздевалкой выглаженную форму и заявили, что не будете больше играть после того, как не получили вызов в юношескую сборную страны?

- Я всегда был эмоционален, а тогда еще добавился к этому юношеский максимализм. Чтобы психануть в 14 лет, много ума не надо. Конечно, с футболом заканчивать не собирался. Буквально на следующий день забрал форму и снова вышел на тренировку.

«В одном номере с дядей Брошиным»

- Многие считают, что вы дебютировали в большом футболе в составе ЦСКА, но ведь был в вашей карьере и единственный матч за выступавшую во втором дивизионе «Смену-Сатурн». Запомнили его?

- У истоков «Смены-Сатурн» стоял Рубин, который сумел и спонсоров подтянуть, и заявить команду во второй дивизион. Только к моменту моего дебюта его уже сняли с поста главного тренера, и «Смену-Сатурн» возглавил Виктор Виноградов. С кем играли, сейчас уже и не вспомню. Врезалось в память лишь то, что вышел на замену минут за 20 до конца встречи вместе с Денисом Зубко и Борисом Матвеевым. Посмотрев на реалии второго дивизиона, понял, что в нем совершенствоваться чрезвычайно сложно. 16-летнему пацану резали ухо слова старших товарищей по команде: «Сегодня главное – до штрафной дойти и упасть». Мечтал о «Зените», но меня не то что в «основу», в дубль не звали... Знаю, что долгое время меня в родном городе чуть ли не предателем считали. Только неужели я должен был отказываться от приглашения из ЦСКА от самого Павла Федоровича Садырина? Для меня ведь ребята из «Зенита-84» были кумирами детства. До сих пор в квартире, где живет бабушка, висит плакат с автографами многих игроков «золотой» команды. Больше всего хотел походить на Валерия Брошина. Когда мы жили у метро «Пионерская», я ходил гулять с собакой в Удельный парк и задерживался надолго у ворот зенитовской базы, чтобы посмотреть тренировки.

- В фанатских кругах утверждают, что вы поклялись стать профессиональным футболистом на «золотом матче» «Зенита» в СКК осенью 1984-го…

- Это одна из тех легенд, которые создают болельщики. Да, я ходил вместе с родителями на два последних матча с «Шахтером» и «Металлистом» в СКК. Больше того, мне довелось вместе с родителями попасть в ресторан, где зенитовцы отмечали свои золотые медали! Тогда у нас еще ни секса, ни стриптиза не было, но варьете этого ресторана гремело на весь Питер. Мне, 9-летнему мальчишке, зрелище было непонятно, и я отворачивался от сцены.

- Не разочаровались в своем кумире Брошине, когда играли с ним в одной команде и даже жили на сборе в одном номере?

- Да вы что! Когда меня, игрока дубля ЦСКА, поселили на сборе в Испании в одном номере с вернувшимся из-за границы в армейский клуб Брошиным, сразу же позвонил маме в Питер. Это было безумно дорого для игрока дубля, но мне важно было сказать, что я живу вместе с дядей Валерой Брошиным. Ходил в настоящей эйфории несколько дней.

- Вам кто-то из молодых футболистов признавался, что для него кумиром был Радимов?

- Многие вспоминали какие-то забитые мною голы или передачи. Когда Роман Широков пришел в «Зенит», он заговорил о какой-то товарищеской игре ЦСКА, в которой я кого-то обыграл в центре поля. Представляете, я был еще тогда молодым футболистом, Ромка только попал в дубль ЦСКА, а в память парню врезалось.

«Не пьют только Тимощук и Черчесов»

- Бесшабашная молодость в армейском клубе повлияла на вашу дальнейшую судьбу?

- Я очень рано повзрослел. Приобрел друзей, которые не предадут и всегда придут на помощь в трудную минуту. Не в обиду некоторым нынешним молодым футболистам: мы гораздо меньше думали о контрактах. На первом месте у нас был футбол, а после тренировок в дубле мы старались всеми силами поддерживать форму. Играли в теннис, на маленькой площадке оттачивали технику в игре под названием «дыр-дыр», зимой брали клюшки и выходили на хоккейную площадку. Между прочим, играли против серьезных соперников из хоккейного ЦСКА. С нынешним капитаном СКА Сергеем Брылиным и форвардом «Атланта» Альбертом Лещевым еще с тех пор знакомы. Я, как и мои партнеры по дублю, не думал о том, что стану звездой. Ну, а то, что буду футболистом, было предопределено.

- Тем не менее кто-то из тогдашних армейских дублеров поиграл за сборную России и сильные зарубежные клубы, а кто-то, подобно Андрею Иванову, просто опустился и сейчас мало напоминает спортсмена…

- Все зависит от характера. Святых в футбольной среде не бывает. Не верьте игрокам, которые говорят, что ни разу не пробовали спиртного.

- Ну, по крайней мере, двоих можно назвать…

- Первого и я назову без раздумий. Бывают такие исключения из правил, как Анатолий Тимощук.

- Мы упустили еще одного образцового футболиста в плане соблюдения спортивного режима - Станислава Черчесова. Говорят, что он за всю жизнь не выкурил ни одной сигареты и не выпил ни капли спиртного, и вас пытался наставить на путь истинный, живя в одной комнате на сборах…

- В одном номере мы жили всего один раз, перед товарищеской игрой с немцами в Лужниках. Он действительно сначала сказал, что Игоря Добровольского за день перевоспитал, а потом и меня стал учить. Кроме всего прочего, раскрыл один секрет вратарский. Черчесов тогда растолковал мне, почему я не забил в «двухсторонке» Дмитрию Харину, с которым он конкурировал за место основного вратаря сборной. Урок оказался очень полезным. Вспомнив эти наставления, я забил гол в матче ЦСКА – «Спартак» самому Черчесову. По пути в раздевалку Стас пытал, как это мне удалось. Пришлось напомнить, кто учил меня бить туда, куда вратарь меньше всего ожидает.

- Были ли моменты, когда хотелось бросить футбол?

- В жизни практически каждого человека бывают моменты, которые нужно пережить. Я преклоняюсь перед Костей Зыряновым, который не сломался после трагедии в своей жизни. Продолжил играть, да еще на каком уровне! Мне не пришлось пройти через такие испытания, но был момент, который стал, пожалуй, ключевым во всей карьере. Если бы не друзья, протянувшие руку в самый сложный момент моей футбольной жизни, вряд ли кому-то сегодня был интересен Владислав Радимов. У меня тогда все шло наперекосяк: развод с женой, конфликт с боссами «Сарагосы», аренда в «Динамо» и «Левски», где – что уж греха таить – режим нарушал так, что и ветеранам «Зенита-84» не снилось. Меня спас переход в «Крылья».

- Может, первопричиной этих проблем стала та легкость, с которой вам все давалось в ЦСКА?

- Возможно. Это сейчас с позиций прожитых лет воспринимаешь все по-другому, а в 18 над такими вопросами не задумываешься. Я ведь и за границу уезжал одним из первых в России. Сейчас бы наверняка повременил с отъездом. В ту пору ведь и легионеры наши не слишком распространялись о набитых в Италии или Испании шишках. Все приходилось постигать на собственной шкуре. Я ведь в Сарагосе только на второй или даже на третий год стал понимать, как нужно вести себя в той или иной ситуации. Покинул я «Сарагосу» из-за конфликта с главным тренером и руководством, хотя сейчас тоже понимаю: возможно, нужно было проявить больше дипломатии. Хорошо рассуждать с позиций начальника команды!

«Агентов у меня не было»

- В начале 90-х, говоря о стремлении уехать играть за границу, вы приводили практически те же аргументы, что и Андрей Аршавин сейчас. Выходит, в российском футболе за эти годы ничего не изменилось?

- Изменилось, безусловно. Только наш чемпионат еще недотягивает до уровня английского, испанского или итальянского. Даже те, кто сравнивает качество футбола в матчах «Зенита» с московскими клубами с миланским дерби или испанским «классико», не могут ничего возразить на единственный аргумент: со «Спартаком» в прошлом сезоне мы один раз играли на огороде «Петровского», а второй – поздней осенью в «резиновых» Лужниках. Много сейчас говорят о влиянии телевидения на развитие футбола, но попробуйте идентифицировать хотя бы одного игрока по номеру во время трансляции из Самары!

- Неужели на футболистов подобные нюансы влияют так, что они рвутся в Европу?

- Чтобы понять, насколько мы отстаем, нужно просто побывать в Испании во время очередного тура. Посмотреть трансляцию, послушать перекличку со всех матчей по радио, которую включают все таксисты в любом городе на Пиренеях. Конечно, сейчас в российском футболе нет такого беспредела, который царил в 90-е. Вспоминаю матч в Тюмени, когда судья просто чистейшие мячи ЦСКА в ворота местного «Динамо-Газовика» не засчитывал. Речь тогда шла даже об аннулировании результата матча и переигровке. Хотя, если вспомнить работу бригады Владимира Петтая на матче ЦСКА – «Зенит» на «Динамо» осенью 2006-го, создается впечатление, что ничего не изменилось. Другое дело, что зарплаты футболистов ведущих российских клубов на уровне европейских. Для тех, кто хочет заработать, уезжать совершенно не обязательно. Только и я, да и Аршавин сейчас хотели просто играть на другом уровне.

- Вам, как и Аршавину, заключить выгодный контракт помог нанятый агент?

- У меня вообще за всю карьеру агента не было. В Испанию продал тогдашний главный тренер ЦСКА Александр Тарханов. Когда играл в «Зените», была негласная договоренность с Константином Сарсанией. Мы не подписывали агентского соглашения, но он обещал помочь в случае возникновения интересных вариантов. Все вопросы в питерском клубе я решал без посредников. Мне просто каждый год улучшали условия контракта без всяких на то усилий с моей стороны. С моим другом Германом Ткаченко, который фактически вернул меня в большой футбол в самый тяжелый момент в жизни, договоренность была джентльменская. Он только создавал свою компанию, и ему нужно было громкое имя.

- Осталось приоткрыть завесу тайны над переходом из «Крыльев» в «Зенит»…

- Мне помог мой старый товарищ Дмитрий Иванов, который сейчас стал генеральным директором московского «Динамо». Я ведь не хотел уходить из Самары, меня фактически вытолкнул из команды Тарханов. В конфликте между главным тренером и игроком президент клуба Ткаченко, несмотря на все его симпатии ко мне, взял сторону Тарханова. Наверное, это правильно.

«Сарагоса – это испанское Бологое»

- Начальный период вашей карьеры в «Сарагосе» очень напоминал севильскую эпопею Александра Кержакова: известный тренер приглашает российского футболиста, а затем тренера снимают, и легионер попадает в опалу…

- Меня действительно приглашал очень известный специалист Виктор Фернандес. «Сарагоса» в тот год выиграла Кубок кубков, команда была в полном порядке. Естественно, коль тренер приглашал меня, то я был ему нужен. Когда Фернандеса сменил уругваец Виктор Эспараго, сразу же перестал попадать в заявку без видимых на то причин.

- Может быть, уругваец затаил обиду с 1970 года, когда забил в четвертьфинале чемпионата мира гол в ворота сборной СССР после явной ошибки арбитра и был подвергнут жестокой критике?

- Я об этом эпизоде узнал уже много позже. Не думаю, что Эспараго вспоминал мексиканские баталии. Просто у любого тренера свое видение игры. Правда, каким оно было у уругвайского специалиста, никто не понял. Его сняли через три месяца.

- Сарагоса расположена на полпути между Мадридом и Барселоной. За кого там болеют во время «классико»?

- Я тоже мысленно сравнивал Сарагосу со станцией Бологое. Симпатии жителей этого города во время противостояния «Реала» и «Барселоны» делятся пополам.

- Вы, если не секрет, за кого болели?

- Немногие знают, что меня в 18 лет звали в молодежную команду «Реала». Я полсезона за ЦСКА отыграл, когда было сделано такое предложение. Уехать не рискнул, хотя звали довольно настойчиво и обещали, что и в «основе» «королевского клуба» сыграю. Может, это покажется удивительным, но я в ту пору довольно трезво оценивал свои возможности. Меня ведь из дубля ЦСКА в сборную звали, когда группа «отказников» предъявила ультиматум Садырину. Была возможность на чемпионат мира поехать. Отказался тогда, рассудив, что не готов к столь серьезным испытаниям, а просто затыкать дырку не хотелось.

- Мы отвлеклись от «классико» и ваших симпатий…

- Мне больше всего нравилась «Барселона» Йохана Кройфа с Христо Стоичковым и Ромарио. Довелось даже сразиться против этой команды, в которой также не последнюю роль играл нынешний главный тренер «Барсы» Хосеп Гвардиола.

- Когда вы поняли, что в Испании все по-другому, чем в России?

- С первого дня пребывания в Сарагосе. Очень тяжело было без знания языка, мой английский в Испании оказался совершенно бесполезен. Хотя я заговорил довольно быстро, через полгода. Мне повезло с преподавателем. В Сарагосе жила автор учебника испанского языка для иностранцев. Она не говорила по-русски, что тоже было большим плюсом. К тому же выделенный клубом переводчик, кубинский мальчик, так переводил, что проще было освоить испанский самому. Хотя самое сложное было не в этом. Нужно было понять: те, кто улыбается тебе при встрече, далеко не всегда заинтересованы в твоих успехах. Сейчас могу с позиций своего опыта давать советы нашим футболистам, которые уезжают покорять Европу: не спешите открывать душу и делиться своими переживаниями с партнерами по команде.

«Самая большая ошибка»

- На вариант аренды в «Динамо» вы решились из-за полной безнадеги в «Сарагосе»?

- В плане футбольном как раз безнадеги не было. Своей работой на тренировках доказал, что могу играть. К тому же «Сарагоса» за сезон проводила около 50 матчей, и тренер говорил, что у меня будет достаточно игрового времени. Только на душе было тоскливо, и на тренировках работал с соответствующим настроением. Демонстративно показывал, что мне осточертело в Испании все, и я хочу домой, в Россию. Я совершил, наверное, самую большую в своей футбольной жизни ошибку, когда поддался настроению и не стал даже пытаться закрепиться в «Сарагосе».

- Вариант с арендой тоже выбрали не самый удачный?

- В «Динамо» попал действительно не в лучшее время. О генералах КГБ в отставке, приезжавших на базу давать руководящие указания, до сих пор с содроганием вспоминаю. Про тренера Алексея Петрушина вообще слова, предназначенные для печати, найти сложно.
-
Для вас доверие со стороны тренера было важным моментом на протяжении всей карьеры?

- Главное, чтобы тренер был честен перед футболистом. Так поступил в отношении меня Дик Адвокат. Он четко дал понять, что уже не рассчитывает на меня, но при этом не создавал искусственно конфликтную ситуацию, чтобы выжить из команды.

- Как объяснить, что в ЦСКА вы были в любимчиках у Тарханова, а из «Крыльев» он вас заставил уйти?

- Не думаю, что Тарханов изменился как тренер и как человек. Просто мы пересекались с ним в разных ситуациях. Работая главным тренером ЦСКА, он понимал, что на продаже молодого талантливого футболиста Радимова можно неплохо заработать. Так в итоге и произошло. В 26-27 лет продать меня с большой выгодой было уже сложно. Зато запросто можно было свалить на Радимова неудачи в чемпионате и даже обвинить в продаже каких-то игр, хотя этим я никогда не занимался.

Борис ХОДОРОВСКИЙ. «Спорт уик-энд», 22.02.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru