СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ • СБОРНАЯ СССР ПО ФУТБОЛУ
Сборная России по футболу
 

Главная
Матчи
Соперники
Игроки
Тренеры

   

НОВОСТИ

ВЯЧЕСЛАВ МАЛАФЕЕВ: ТАТУИРОВКИ? У МЕНЯ ДРУГОЙ ИМИДЖ

Зенитовский вратарь Вячеслав Малафеев из тех игроков, которые отлично умеют держаться на плаву. Хотя специалисты который год считают его не очень уверенным в себе, а за спиной топчется сильнейший напарник - Камил Чонтофальски, Малафеев едет на два чемпионата Европы подряд и стоит на воротах в самых важных матчах «Зенита» в истории. В преддверии сезона, который станет для Малафеева уже одиннадцатым в качестве игрока «Зенита», к нему в гости съездил еженедельник «Футбол». Классические спортивные беседы, кажется, сильно наскучили вратарю, и он привык отделываться вежливыми и осторожными ответами. Чтобы избежать банальностей, «Футбол» поговорил с Малафеевым о более интересных вещах - семье и детях, компьютерах и гаджетах, иностранных друзьях и ресторанах быстрого питания.

Вячеслав Малафеев

фото - vppress.ru

ЮБИЛЕЙ И ДЕТСКИЕ РИСУНКИ

Разговор с Малафеевым состоялся за несколько дней до юбилея. Два мобильных телефона, прикованные к ресторанному столику, уже чувствовали, что скоро им придется работать на износ – через три дня хозяина будут поздравлять с тридцатилетием. Однако сам вратарь был от этого совсем не в восторге.

- Вы вот-вот справите юбилей. Предвидятся большие гуляния?

- Я не люблю дни рождения. Не люблю праздновать, не люблю, когда меня поздравляют. Но у меня есть близкий человек – жена, и она воспринимает это намного ближе, чем я. Отметить непосредственно 4 марта не удалось, поэтому празднование перенесли на середину месяца. Приглашены родственники и друзья. Это не будет масштабным событием, просто лишний повод встретиться, пообщаться, не акцентируя внимание на тридцатилетии. Есть стереотипы, что после тридцати лет мужчина начинает оглядываться - чего добился, и думает, что прожил полжизни. Это достаточно смешно. Возраст не имеет значения, главное – внутри.

- Ваши двадцатилетие и четвертак были особенными праздниками?

- Тогда не было праздников как таковых. У нас вообще много дней рождений, когда мы с женой идем в ресторан, сидим несколько часов, общаемся. По-моему, это нормально.

- Самый запоминающийся подарок в вашей жизни?

- То, что мне нужно, я могу купить: телефон, машину, еще что-то. Прожив определенное количество времени, ты понимаешь, что тебе нужно, а что – нет. Меня сложно удивить. Это должен быть реально необычный подарок. То, что с чем-то ассоциируется, затрагивает какие-то воспоминания.

- Полузащитника «Рубина» Кристиана Нобоа русская невеста очаровала поздравительным плакатом, запущенным в воздух посредством воздушных шаров. У вас было что-нибудь подобное?

- Салют сюда относится? Для большинства людей это что-то запоминающееся, а на наших праздниках - традиция.

- Какой самый необычный подарок вы преподнесли своей супруге?

- Да все обычные - машины, дома, квартиры. Шучу!

- Как в «Зените» отмечают дни рождения?

- Достаточно традиционно. Если они выпадают на то время, когда мы в Питере, именинник покупает несколько тортов и привозит их на базу. Слушает пожелания от тренера плюс общие аплодисменты, потом каждый подходит и чего-нибудь желает. Сезон, игры очень сложно совместить с посиделками. А некоторые, как и я, не любят такие масштабные мероприятия, поэтому не видят смысла их организовывать.

- Молодые родители, как правило, самые трогательные подарки получают от детей. Как дети радуют вас?

- Дочка и сын очень часто мне рисуют. Выглядит это не как картина, но я знаю, что рисуют именно для меня. Такие мелочи приносят удовольствие, как и штуки, которые подарит супруга, - жвачка, какой-нибудь фильм или букет цветов. Когда мужчине дарят цветы, это сложно понять. Но когда это делает любимая женщина, приятно... Что до детских рисунков, то Ксюша любит рисовать всю семью: мама, папа, Ксюша, Максик. Еще пейзажи. У Максика трудноузнаваемые контуры, но даже каракули абсолютно ни о чем – тоже очень-очень приятно.

ПОГРЕБНЯК И «МАКДОНАЛДС»

Из нынешнего состава питерской команды Малафеев носит зенитовскую форму дольше всех. Впервые сыграв за «Зенит» летом 1999 года, Малафеев был свидетелем восхождения своей родной команды: от «бронзы»-2001 и «серебра»-2003 до потрясающих успехов последних лет – чемпионства, Кубка УЕФА и Суперкубка Европы. Никто лучше Малафеева не вспомнит самых интересных людей, проходивших за это время через «Зенит».

- Самый необычный легионер, который приезжал в «Зенит»?

- У нас на просмотре был Баффур Гьян - темнокожий футболист, поэтому и запомнился. Я уже тогда понимал, что в команде, в фанатском движении которой есть люди с правыми взглядами, нереально иметь легионера с Черного континента. Для меня его присутствие было очень удивительно. По-прежнему думаю, что в «Зените» не может быть темнокожего футболиста. По этой самой причине.

- Каждый раз, когда всплывает слух, что какой-то темнокожий игрок может стать футболистом «Зенита», многие адекватные болельщики очень хотят, чтобы слух оказался реальностью…

- Это нереально, и я уже сказал, почему.

- Но по-другому нельзя избавиться от звания расистского клуба.

- Те, кто считают «Зенит» расистским клубом, должны учитывать, что в нем очень много иностранцев, а питерских игроков осталось всего двое.

- Серб Милан Вьештица, приехавший в Питер в 2002 году, был первым легионером «Зенита» из дальнего зарубежья. Когда он появился, вы чувствовали особенность момента?

- Он очень быстро освоился. Футболисту с Балкан просто выучить русский, поэтому он быстро обрусел. Сейчас, когда Милан выступает в других командах, к нему относятся, как к русскому, хотя по паспорту он - легионер.

- Владимир Мудринич, другой серб, заезжавший в «Зенит», имел репутацию великолепного исполнителя штрафных. Он много забивал вам на тренировках?

- Безусловно, он забивал. И был хорошим игроком. Но не для российского футбола. Практически все легионеры, которые приезжали в «Зенит», но не могли здесь заиграть, были хорошими футболистам. Но это не их чемпионат. У нас много особенностей: своеобразные ритм матчей, антураж, бытовые условия, языковой барьер. Очень много причин, которые мешали легионерам освоиться и показать свои лучшие качества. Это можно отнести и к Мудриничу. Из того, что о нем говорил Юрий Андреевич (Морозов, тогдашний тренер «Зенита». - Ред.), он не показал и пятидесяти процентов.

- Правда ли, что первый зенитовский кореец – Хен Ен Мин не мог в России ничего есть, кроме еды из «Макдоналдса»?

- Мы смеялись над этим. На сборах он сидел с нами за одним столом, и мы спрашивали: «Почему ты не ешь рис?». «Это не такой рис, как у нас», - отвечал он. Потом пытался перейти на макароны, потому что увидел, что мы их едим, но не получилось. А вот в «Макдоналдсе» он почему-то мог есть. В чем отличие той еды, которую нам давали, от «Макдоналдса»? Там она вкуснее, но не полезнее. Так что тут присутствовал еще пищевой барьер.

- Главный зенитовский форвард - Павел Погребняк признавался, что тоже любит «Макдоналдс». А вы?

- Погребняк любит «Макдоналдс»? Впервые слышу. Знаю, что он любит жареную картошку. Перед вылетом с турецкого сбора мы взяли себе картошку и с удовольствием лопали. Ах да, он тогда еще и гамбургер взял… Я раньше тоже так питался, потому что это было что-то новое. Осознав, что такая еда, мягко говоря, неполезна, отказался, хотя было вкусно. Но если надо будет перекусить на скорую руку, я не побрезгую зайти в «Макдоналдс».

- Помните свою первую реакцию, когда в раздевалке впервые увидели Фернандо Риксена, на теле которого восемнадцать татуировок?

- Это, конечно, обсуждалось. Но цвет кожи, количество татуировок, проколотые уши, пупок или соски – мне все равно. Если человек не пристает ко мне с подобным, мне неважно, как он выглядит. Каждый человек особенный. Почему я должен его за это упрекать?

- У вас, как я понимаю, нет татуировок?

- Пока нет. Думаю, мне не пойдет. У меня другой имидж.

- Как игроки «Зенита» относились к татуировке Лукаша Гартига, на предплечье которого - человек в военной форме? Гартиг говорил, что это солдат чешской армии Первой мировой войны, но, глядя на его бритый череп, далеко не все в это верили.

- Есть татуировки, которые сложно вывести. Их можно сделать, когда человек слаб, когда поддался искушению. Но потом понял, что это не твое. Если бы это была фашистская татуировка, он не приехал бы в Россию. Логично? Хотя если бы я узнал, что это профашистская татуировка, и он бы это признал, мое отношение к нему конечно же резко изменилось.

- Звездному новобранцу «Зенита» Данни болельщики тоже не давали покоя из-за рисунка на теле. Недовольные буковкой «Д» на его на руке прошлым летом вывесили баннер: «Данни, закрой срам».

- Мы с ним обсуждали этот вопрос, и он сказал: «Д» – это Данни. Видимо, мне придется дописать «анни». Зачем ему делать «Д», если он иностранец? Он ведь не думал, что всю жизнь проведет в «Динамо». Или он собирался сделать русскую татуировку и уехать с ней в Португалию? Выводить ее или играть с длинным рукавом – не вариант.

РАСПИЛЕННЫЙ «МЕРСЕДЕС»

Превращение «Зенита» из амбициозного середняка в один из российских грандов – это не только легионеры, отмечающие каждое жизненное событие татуировкой и вместо нормального обеда бегающие в «Макдоналдс». Это еще и сложные отношения среди тренеров, фанатов и игроков. Малафееву есть что вспомнить.

- Вы помните свою самую трогательную встречу с болельщиками «Зенита»?

- Помню. Очень трогательная встреча, очень. Чуть до драки не дошло. Это было в 2002 году. Болельщики «Зенита» приехали к нам на базу и сказали: «Вы такие-сякие. Нам на вас нас…ть. Но не нас…ть на «Зенит». Вы приходите и уходите, а мы остаемся. Легче разогнать команду, чем собрать новую армию болельщиков». Был очень эмоциональный разговор. Их пришло очень много, но на базу пустили столько, сколько было футболистов. В конце концов предложили подраться: кто сильнее – тот и прав. Болельщики говорили, что ходят за «Зенит» на ножи. На это футболисты отвечали: «А ничего, что у меня сломана нога, у него – отбита печень, а у него – мениски?». Мы же не посылаем вас за это драться. Драки – ваш культ. Я не могу вас упрекать. Упрекать футболиста в равнодушии можно, у каждого свое мнение. Но я не могу подойти к болельщику после матча и спросить, почему он сегодня так плохо болел. Все вопросы - к себе, а не к кому-то… Тогда все закончилось нормально, хотя в том году мы закончили чемпионат в середине. Но встреча запомнилось. Плохое всегда запоминается.

- Ну а по-настоящему трогательные моменты?

- Трогательно, когда весь стадион скандирует твое имя. Трогательно, когда весь стадион поет. В такие моменты нельзя оставаться равнодушным. Внутри тебя все играет.

- В конце прошлого года на трибунах «Петровского» появился баннер, который тоже никого не оставил равнодушным.

- К противостоянию фанатов я отношусь нормально, потому что они должны показывать эмоции и воздействовать и друг на друга, и на команды соперников. Но только в нынешних реалиях – обращаясь к фанатам, к современным игрокам. Задевать тех, кто сейчас не может ответить, - низко. Вот Яшин – причем он был в той конкретной ситуации?

- О дедовщине, которая была в «Зените» на рубеже веков, рассказывают самые разные истории. Вы ее застали?

- Застал.

- Андрею Аршавину грозили дать в лоб, если он будет обводить ветеранов. Чем могли припугнуть вратаря?

- Вратарю всегда можно сказать: «Ты че пропустил?!» В воротах ведь все умеют стоять. Все сначала двадцать лет играют в рамке, а потом уходят в поле, но научить молодого вратаря смогут легко. Происходили разные вещи. Бывали конфликты. Бывало, проглатывал – что поделаешь? Иногда не выдерживал… Были случаи, когда на тренировках людям ломали ноги. Это реалии, которые тогда считались нормой. Как в армии. Сейчас футбол - другая игра, и если в каких-то командах дедовщина есть, ни к чему хорошему она не приводит. Даже в воспитательных целях. Игроков это только озлобляет.

- Про вас давно ходит байка. В одном товарищеском матче лучшему игроку был приготовлен «мерседес», который игроки «Зенита» заранее договорились продать и разделить вырученные деньги на всю команду. «Мерседес» выиграли вы, но не продали, а оставили себе, и партнеры на вас сильно обиделись. Это правда?

- Нет. Машину я продал и раздал деньги команде. Сейчас уже можно рассказать – это бородатая история. Мы играли товарищеский матч с «Миланом». Нам были объявлены премиальные: неважно, выиграем или проиграем, каждый игрок должен был получить по две тысячи долларов. Деньги нам не заплатили – то ли организаторы просчитались, то ли матч не окупился. Перед матчем был установлен приз, который подарят лучшему игроку, – машина. Тремя-четырьмя игроками было принято решение: продадим, а деньги поделим, чтобы никому не было обидно. Решение принималось не всей командой, а в определенных кругах, но было озвучено. Машину - «мерседес» - выиграл я. Когда через два месяца мне позвонили, чтобы я его забрал, я сразу же выставил его на продажу. Одни футболисты говорили: «Зачем ты продаешь машину?! Мы разделим деньги, и получится по 800–1000 долларов на человека. А так тебе хоть машина будет». Другие спрашивали: «Ну что там с продажей?». Мы с капитаном решили продать, сделать фонд и решить, кто сколько получит: игравшие - одну сумму, неигравшие – другую. Деньги разделили на восемнадцать человек. Тем, кто в матче не принимал участия, было все равно, но кто-то расстроился, что партнерам, которые из-за тяжелого сезона не играли, денег не досталось. Почему им не дали? Пошел гул недовольства. Я сказал капитану: «Слушай, делай все сам. Я должен выиграть машину, продать ее, раздать деньги, а в итоге еще буду виноват». Закончилось тем, что я отдал деньги, и мне стало абсолютно все равно.

«ОДНОКЛАССНИКИ» И ПЛОХАЯ ЭНЕРГЕТИКА

Когда некоторые российские футболисты только начинали знакомиться с новинками технического прогресса, Малафеев уже был в курсе всего. Переписываться по аське, звонить домой по Скайпу, размещать фотографии в социальных сетях, общаться с болельщиками через официальный сайт – в виртуальном мире Малафеев чувствует себя не менее уверенно, чем в воротах «Петровского».

- Вы один из самых компьютеризированных игроков российского футбола. Помните свой первый компьютер?
- В 1999 году купили с женой третий Pentium со всеми делами: большой семнадцатидюймовый монитор, принтер, колонки.

- То есть поиграть в нетленные игры воде «Диггера» или «Принца Персии», шедшие на гораздо менее мощные машины, вам не удалось?
- Не удалось. Зато у меня была Sega – одна из первых игровых приставок. Долго лежала у меня, а пару лет назад отдал ее двоюродному брату. Он тоже шарит в компьютерах, может, пригодится.

- Чем вы занимаетесь в интернете?

- В основном сижу на файлообменниках. Скачиваю фильмы и музыку для досуга. Качаю мультики для детей. Конвертирую на iPod, на DVD-плеер. Хотя это больше касается фильмов, музыку в основном покупаю, там качество лучше.

- Тем более скоро бесплатное скачивание будет преследоваться по закону.

- Если закон примут, считаю, это будет правильно. Правда, чтобы это реально работало, надо строго проверять ip-адреса. Если все поставить на финансовую основу, сделать карты внутренней оплаты, установить цену за фильм в два-три доллара, это нормально. Люди будут платить.

- У вас есть Скайп. С кем по нему общаетесь?

- Звоню домой. В основном звоню с сотового, но, если под рукой интернет хорошего качества, набираю по Скайпу. Еще был аккаунт и в «Одноклассниках», и «ВКонтакте», но я от них отказался.

- Почему же?

- Туда всякие люди приходят. Я выкладывал не только спортивные фотографии. Как-то подо всеми поставили «единицы». Оказалось, это сделал фанат «Спартака». «Зачем ты поставил «единицу» фотографии с ребенком?» - спросил его. Пару раз написал ему, получил ответ и понял, какие там могут быть разные люди. Заходят на твои странички со своей энергией, со своим негативом. Зачем мне это нужно?! Принимать письма с оскорблениями или на 85-й вопрос: «Это вы?», отвечать: «Я». К тому же все это отнимало много времени.

- Хит позапрошлого года среди футболистов – навороченный телефон iРhone. Почему у вас его нет?

- Каждая вещь должна выполнять свою функцию. Я смотрю много фильмов. У меня два телефона: один – звонить, второй – для интернета, но не iРhone, а Samsung. Еще есть iPod – слушать музыку и смотреть фильмы. В принципе, можно иметь все в одном. Но посмотрел в самолете два фильма - и уже не сможешь позвонить, iРhone хорош, но мне хотелось быть другим, поэтому взял Samsung.

- Что за удовольствие - смотреть кино по крошечному, почти телефонному монитору?!

- Я привык. Я смотрел фильмы даже на старом айподе, у которого совсем маленький экран. И не просто смотрел – умудрялся разглядывать субтитры. Хотя это, конечно, вредно.

- Убьет ли когда-нибудь интернет газеты?

- Думаю, нет. Тактильные ощущения по-прежнему важны. Люди хотят подержать газету в руках, пошуршать, выкинуть. Понятно, что интернет станет доступным везде. Я не очень люблю читать газеты – все нахожу в интернете. В будущем, хоть и не в ближайшие годы, будут электронные газеты размером А4, в которых будет та же самая информация.

- Смотрите ли вы телевизор?

- Очень редко. Только футбол. Еще РБК.

- Инвестируете?

- Немного. Скорее, это один из способов отвлечься, чтобы интересы были связаны не только с футболом. Чтобы инвестировать в будущем, нужен багаж, опыт, знания. Вот я и тренируюсь. Не боюсь потерять, потому что мои инвестиции небольшие. Сейчас не лучшее время для инвестирования, но можно находить пути. Увеличивать не количество денег, а количество акций.

- Вы по-прежнему коллекционируете оружие?

- Сейчас нет. С появлением детей интерес к оружию вышел на второй-третий план. Хочется побыть с детьми. Не поедешь же на отдых с арсеналом оружия, потому что хочется пострелять. Большую часть пневматического оружия раздал, остальное заменил на более современное. Тем более есть возможность после пяти лет опыта охотника брать нарезное. Сейчас задача моего оружия – самооборона и предотвращение случаев, которые, надеюсь, никогда не случатся.

- Вы носите с собой газовой пистолет?

- Не газовый. «Осу». Ни разу не было ситуаций, когда нужно было его использовать. Если достал пистолет, нужно стрелять. Если достал его просто так, ты - идиот. Все остальное решается словами. На каждую силу найдется другая сила. Пистолетом надо пользоваться только тогда, когда уже нет другой возможности защитить семью. Например, все охранники - с оружием, но тот, кто применит его, - плохой охранник. Оружие – это экстренный случай.

- Вы родились и выросли в городе, который в 1990-е годы считался криминальной столицей России. Вас это как-то касалось?

- Это всех касалось. И отголоски всегда будут. По идее, то поколение начинает выходить из тюрем. Но сейчас ситуация другая, более цивилизованная. Сейчас почти каждый имеет связи. Есть друзья, друзья друзей. Все это осознают, и такого беспредела не происходит. Всегда есть тот, кто сможет за тебя ответить. Во многом из-за этого на фоне подрезания машины или толчка в универсаме уже не происходит такого, как раньше.

- Недавно вы снялись в клипе питерской группы The Kingdolls. Какая музыка вам нравится?

- Попса, танцевальная - и зарубежная, и российская. Хотя одного любимого направления музыки нет. В моем айподе – абсолютно разные треки. От транса до рок-музыки. Из последнего нравятся Энрике Иглесиас, Кэйт Райан.

- В харьковском «Металлисте», которым руководит известный рокер Мирон Маркевич, в автобусе слушают Deep Purple, Rolling Stones и другие достойные группы. Какая музыка звучит в автобусе «Зенита»?

- Были в Германии, и Костя Зырянов поставил Высоцкого. В Мюнхен ехать час. После двадцати минут Адвокаат не выдержал и спросил: «Кто это?». Переводчик ответил: «Известный певец и актер». Адвокаат не попросил выключить. Хотя Высоцкий – исполнитель, которого важно понимать.

Юрий ДУДЬ. «Футбол-1960», 27.03.2009

на главную
матчи  соперники  игроки  тренеры
вверх

© Сборная России по футболу


 
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru